Автор рисунка: Siansaar
Как умирают львы. Бремя белого.

Шок.

Последствия армейской демократии.

Старик вернулся на свой трон и еще раз взглянул на уходящие ряды ветеранов Нашествия.

Неужели это тоже было так давно?

Для него события тех дней ясны, как будто были в прошлом месяце.

Хоть Царство и было уничтожено, но родине все еще угрожала опасность – любой достаточно сильный царек мог попытаться восстановить его, в качестве доказательства своих притязаний напав на нас. Вряд ли бы он победил, но крови бы немало попортил.

Надо было навсегда отбить у южан охоту воевать с нами. Впрочем, помимо главной цели мы также хотели немного пограбить дабы расплатится с долгами и, как бы странно это не звучало сейчас, перевести на север местные семьи. Многие южане выразили желание поселится на Юзланде и стать частью Империи. Тогда она была не в том положении, чтобы отказываться от дармовых рабочих копыт.

В целом, наш поход предполагался как весьма продолжительный, но все-таки набег. Мир внес поправки в наши планы: новость о гибели Сиятельного привела местных властителей в крайнее возбуждение, одним из первых результатов которого стал совместный поход войск нескольких соседних провинций на столичную область, чтобы отомстить за какие-то там потерявшиеся во мгле веков обиды. Ну и походя порвать самую ухоженную землю родного государства в клочки и присоединить их к собственным владениям. Так уж вышло, что в это время мы сами ее грабили.

Вроде все было в порядке: бывшие подданные Царства не имели никаких национально-освободительных целей и поначалу страшились нашей репутации. Мы не интересовались местными делами, а просто требовали с городов дань. Если они отказывались – начинался обстрел. После этого город обычно сдавался и подвергался цивилизованному разграблению.

Никто не оставался обиженным.

Вот только мы не учли местный менталитет.

Наместники, взяв несколько уже обработанных нами городов устроили там традиционную резню с тысячами повешенных и пытками. Все хорошо и замечательно, по местным понятиям. Но эти идиоты сочли наш отказ от освещенных временем обычаев признаком слабости. Тогда в чью-то темную голову и пришла замечательная мысль – а давайте выбьем этих трусливых варваров из Столицы и сами ее разграбим?

Сложно передать мои эмоции, когда эти неполноценные заявились к воротам занятого мною города со своими жалкими армиями и потребовали сдачи. Один из них, особо одаренный, даже потребовал мою голову. Видно Сиятельный специально назначил наместниками ближайших провинций самых тупых и наглых своих подчиненных – именно на такой случай.

Они видно думали, что втрое большая армия делает мое положение безнадежным. Вот только качество солдат Империи было несравненно выше, не говоря уже о технологическом, магическом, тактическом и моральном превосходстве.

Однако, несмотря на все вышеперечисленное, я не видел смысла в пролитии крови моих подданных – даже самая успешная битва означает чью-то гибель и горе. Учитывая полное превосходство на море, было принято решение об эвакуации – это не наше дело. Пусть местные сами решают свои противоречия.

Но горожане очень этого не хотели.

Сложно передать это на картине, пусть и такой громадной. Сотни тысяч южан стояли на коленях и умоляли дважды захвативших и грабивших их северян остаться. Я очень долго не мог поверить своим ушам. Ладно бы они просили нас о помощи за просто так – в конце концов, мы были тупыми варварами в их глазах. Но нам предложили ни много ни мало, а сам город в подчинение. Золотые горы, тысячи прекрасных рабынь и вечная слава прилагались.

Сообщение о том, что в случае перехода под защиту Империи на всех первых лиц сразу будет нанесено магическое Начертание ничего не изменило. Таким образом, очевидная версия банального обмана отпадала. По крайней мере, в достаточной степени.

Идея о добровольной сдаче в копыта созданию, которое буквально только что уничтожило их родину не укладывалась у меня в голове ровно до того момента, как просители поведали мне небольшую предысторию.

Бардак в Царстве начался еще после первого визита: некоторые уже не помнили о Льве Запада, а куда большее количество просто не собиралось его признавать – все-таки он официально был изгнан и не мог претендовать на престол. Впрочем, большинство лишь прикрывало законами собственные цели. Великие Дома – младшие ветви рода Сиятельных и особо могущественные посторонние династии – а также особо рьяные наместники и народы вцепились друг в другу в глотки ради власти. Причем очень малое их число распространяло свои амбиции на все Царство – они бы вполне удовлетворились крупными его кусками. Для этого нужно было в первую очередь покончить с гегемонией титульной нации.

Как и всегда, провинции и семьи не смогли договорится и началась война всех против всех.

Однако в государстве было еще достаточно патриотов именно Блистательного Царства и просто существ понимающих, ЧТО сулит им междоусобица. Они-то и возвели Льва Запада на престол, а затем успешно «конфисковали» у наместников и Домов собранные было ради личных войн армии и передали их новому Сиятельному для «Священного похода». Однако перед и во время этого пролилось немало крови и в первую очередь в главных районах. Уже пострадавшая от наших копыт Столица была вновь разграблена, на этот раз — в соответствии с местными традициями. Ее население уменьшилось чуть ли не наполовину: много обращенных в рабство, еще больше казненных и бежавших.

Так что наш кровавый и безумный демарш показался весьма милостивым на этом фоне. Хотя о таком варварстве, как уничтожение рода «Избранных» никто не мог и помыслить, как и, в общем-то, совершенно диком истреблении «уважаемых граждан». В их погромах всегда страдал в первую очередь народ, а истинные виновники зачастую выходили сухими из воды.

Масла в огонь подливало то, что сама Столица находилась в составе Царства не так долго – ее, как и многие земли к западу завоевал отец последнего Сиятельного. Кстати, окончательно добил тамошние племена печально знакомый мне Лев – в честь чего его и назвали. Так или иначе, события последних лет заставили местных жителей с ностальгией вспоминать прежние деньки. Тем более, что значимая часть титульной нации покинуло его, сбежав в более спокойные и безопасные центральные районы. Оставшимся горожанам бежать было некуда.

Ну и вот теперь они ползали на брюхе перед диким варваром, чтобы он защитил их от цивилизованных сограждан.

Принять в едва живую Империю крайне ненадежный город на другом материке и защищать его в надвигающейся буре. Приносить собственных граждан в жертву чужим интересам. Безумие.

Альтернативой было бросить их на произвол трепетно любящих соседей.

Ответ был, в общем-то, очевиден, но на него трудно было решится.

Я думал до полудня. После чего решился на, вероятно, самый неожиданный для Императора поступок – рассказал о сложившейся обстановке своим воинам и предложил им самим выбрать свою судьбу. Солдаты докладывали свое решение взводным, те – ротным и так далее.

Результаты первого всеобщего голосования меня прямо-таки потрясли. Некоренные почти единогласно были за то, чтобы уйти – но их мнение было не особо ценным. А вот будущие имперцы в большинстве своем были за то, чтобы помочь ограбляемым.

После такого я даже почти не удивился основной причине подобного иррационального решения – «такова воля Единого». Хотя ради справедливости надо указать, что мои солдаты не воспринимали жителей Столицы как тех же существ, что совсем недавно уничтожали нашу родину. И многие наверняка чувствовали себя виноватыми за выполнение моих приказов в прошлом.

Но все равно — это был подлинный триумф послевоенной системы воспитания и героизма Последователей во время Нашествия. Неизвестно еще, чего в большей степени.

Помнится, мне тогда стало так стыдно за свое неверие…

Правда, ощущение держалось недолго – ведь в первую очередь Император был правителем. Так что в первые ряды начавшейся на следующей день битвы было поставлено местное ополчение.

-
— О Сияте…- снова попытался он начать привычное обращение, но взгляд, которым одарил дикарь, заставил слова застрять в горле. Откашлявшись, сановник начал сначала, с трудом выговорив незнакомое слово – о Кайц-ер, от одного вида которого сотрясаются горы. Позвольте вашему недостойному слуге заметить — противник приближается, когда же вы…

— Спокойно, визирь – прервал его северянин – все идет по плану.

— Ваша мудрость безгранична – покорно принял ответ тот и совершил изысканный поклон.

Колени его дрожали.

Старик с ужасом глядел на приближающуюся армию.

Почему же варвары ничего не предпринимают?

Вождь взмахнул копытом. Приказ передали по стене.

Начался обстрел.

Стрелы и камни убивали, но ничтожно мало.

Сейчас враги подойдут ближе и начнут отвечать.

Все как всегда.

Городу не победить таким путем.

Их воздушные начали атаковать машины на башнях.

Почему же оружие северян молчит?

Уже теряя голову от страха, сановник попытался вцепится в ногу дикаря.

— Си…Кайц-ер! Они идут! Сделайте же что-нибудь! – небрежный взмах – и охранники оттащили его от паланкина.

Противник уже почти у стен.

Полилась смола.

Пустое – их слишком много.

Старик устремил на чужака умоляющий взгляд.

Камни начали разрываться.

Защитники молчат.

Вот чье-то тело встретилось с копьем.

Еще и еще.

Волна надвигается по насыпи и горожане падают один за другим.

А обещавшие им спасение бездействуют.

Вдруг пришло озарение.

Визирь закрыл глаза.

Как же он сразу не догадался?

Они заодно.

Жители сами впустили свою смерть.

Бедняга обмяк в лапах держащих его дикарей.

-
Одна из самых успешных по соотношению потерь битва в нашей истории. Во всяком случае, среди традиционных.

Их военачальники поступили точно так же, как и во время захвата других городов столичной области: пол армии вперед, маги с близкой дистанции разваливают кусок стены, послать все резервы в образовавшуюся дыру.

Поначалу мы их не разочаровывали. Стены почти сразу обзавелись парой новых насыпей. Резерв присоединился к основной куче и ополчение начало отступать. Захватчики решили, что уже победили.

Ну и в лучших местных традициях шакалы набросились друг на друга. Немного рановато, конечно, но тоже ничего.

Непосредственно во время битвы, высшие чины не имеют фактически никакой власти – ведь они далеки от нее. А среди младших офицеров заблаговременно присутствовало некоторое количество чэйнджлингов, которые и организовали это веселье.

Все остальное очевидно: дальний обход коренными войсками и захват лагеря противника, огонь корабельной артиллерии по грызущимся «победителям», окружение и пленение остатков.

Погибло всего-то несколько десятков граждан и некоренных. Сотни ополченцев. Тысячи жителей соседних провинций, которых просто гнали на убой собственные правители.

Старик вздохнул. Тогда ему были интересны исключительно имперцы.

Вообще все происходящее вызывало в нем по большей части раздражение. Они приплыли на южный континент с вполне конкретным планом – убедится в отсутствии новых угроз, хотя бы частично возместить понесенные убытки и вернуться домой. Туда, где его ждала избранница.

Эх, а ведь ему уже было около пятидесяти – как он мог быть настолько…

Не важно.

Главное – в эту схему никак не входило ввязываться в местные дрязги.

А ведь пришлось. Сразу после битвы необходимо было решить, что делать с пленными. Добрые жители бывшей Столицы, ясное дело, предложили всех простых солдат продать в рабство, а за остальных взять выкуп. И значимую часть изощренно казнить – чтоб другим неповадно было. В качестве козлов отпущения предполагались опять-таки нижние чины, за которых все равно не удалось бы содрать денег. А уж какой у тамошних палачей был обширный опыт и инструментарий!

Я изо всех сил старался сохранять спокойствие и убеждал себя в том, что это не наше дело. Как говорят: с грибами жить -…

Но когда мне начали описывать что такое «кровавый тюльпан» мои нервы не выдержали. Трупов не было – только слегка покалеченные и небольшие разрушения. На следующий же день состоялось публичное мероприятие – оба захваченных наместника и ряд особо отличившихся в соблюдении местных традиций познакомились с «хлеборезкой» и чихнули в корзину.

Тогда появилось ощущение, будто южане старательно пытаются свести Императора с ума – после этой массовой казни военнопленных меня прозвали «милосердный». Думаю, Диана оценила бы эту издевку.

Естественно, что после столь насыщенного межкультурного диалога мне скорей хотелось вырезать все местное население под корень, чем принять их в свое подданство. Однако это все эмоции – факты же таковы, что из сложившейся в тот момент ситуации можно и нужно было извлечь прибыль.

В итоге договорились об обеспечении городу защиты на год в обмен на всемерное содействие и изрядную дань. По окончании срока уговор мог быть продлен, но исключительно по нашему желанию. Они упросили меня о сохранении возможности включения их в Империю хотя бы на правах колонии в будущем.

Тогда я не мог и представить последствий.

Даже ближайших – иначе бы ни за что не стал посылать свои войска в лишившиеся армий и правителей соседние провинции. А ведь это казалось весьма разумным – надо было пользоваться возможностью и изымать ресурсы. Перед этим как раз отослал половину флота на родину: трюмы набиты под завязку ценностями, семьями трудовых мигрантов и ранеными имперцами. Заодно с ними были перевезены новоприсоединившиеся маги, шаманы, друиды и прочие волшебники – их было слишком мало, чтобы эффективно использовать в боях, но вот как наглядные пособия и материал для лабораторий они были очень интересны.

Не все исследования оказались полезны, но некоторые принесли невероятные плоды.

Но это в будущем.

А в тот момент мы сосредоточенно обирали города, настойчиво отбиваясь от предложений безоговорочной сдачи – слух о придурковатых, но сильных варварах успел далеко распространится. Очень многие видели в нас спасение от того ужаса, который надвигался на когда-то относительно благополучные земли. Впрочем, не все – нами было уничтожено несколько относительно крупных формирований, занимавшихся грабежом и захватом – никто не любит конкурентов. К тому же грабить грабителей еще выгоднее.

Современные историки могут говорить все, что угодно, но Истина такова: у нас не было никаких видов на эти земли – мы жаждали лишь выжать как можно больше сиюминутной прибыли из разваливающегося на глазах Царства.

Лично же я хотел тогда еще меньшего – просто вернутся к той, кого любил.

Скоро в ближайших провинциях не осталось ни одного серьезного противника – мы были чем-то вроде груза, не дававшего механизму пойти в разнос. У меня сложилось впечатление, что мое присутствие более не требуется. На девятый месяц «Потопа», как потом назвали эту кампанию, Император покинул Южный континент, оставив полностью сменившийся за это время контингент имперцев для защиты бывшей Столицы и сбора дани с ближних и дальних поселений. Во главе войск был поставлен так называемый «Малый Триумвират», лидером которого стал молодой, но сильный в вере и подающий большие надежды пегас – Фламенд из рода Цертус.

Им нужно было просто просидеть в укрепленном городе четыре месяца, а затем вернуться домой.

Разве что-то могло пойти не так?