Автор рисунка: Noben
Создание Доминиона. Белые, синие и черные.

Благорастворение воздухов.

О чем может сожалеть Император?
Будучи в изгнании, Принц обнаружил город чэйнджлингов — Убежище — к северо-западу от Города. И завел интересное знакомство.

— Приветствую вас, Император – поклонился Владыка – счастлив видеть вас в добром здравии.

— Аналогично – коротко кивнул старик – я так понимаю, что вы будете присутствовать на церемонии?

— Я никак не могу пропустить эту часть – лицо расплылось в улыбке – ведь на ней рассказывают о вашем мудрейшем решении, принесшим миру больше, чем…

— Бросьте. Вы же отлично знаете мое мнение по этому вопросу – поморщился земной пони – пусть она принесла пользу, но все равно остается величайшей ошибкой в моей жизни. Впрочем, я еще надеюсь ее исправить.

— Община будет молиться за восстановление вашего здоровья – он даже не пытается скрыть своей злобы.

Двое высших руководителя страны проводили глазами удаляющийся пышный кортеж третьего.

— Не сочтите за наглость, но, по-моему, вам стоило бы быть более вежливым с Владыкой – мысленно пожурил Канцлер.

— Вайс! Один только вид этой разъевшейся морды вызывает у меня рвотные позывы – не счел Император нужным скрывать свои слова – скажи, кто как не я может выражать свои мысли именно так, как ему хочется? Видит Единый – эта падаль во главе Общины является моим худшим ночным кошмаром.

— Он всегда поддерживал ваш политический курс – также вслух высказался единорог.

— Еще бы он этого не делал! Пусть я и обещал ограничить свое вмешательство в дела Последователей, но иметь на их троне не только хапугу, но и оппозиционера – это уже чересчур – он тяжко вздохнул – как я был слеп. Ведь я же должен был понять, что стоит мне принять официальную религию, как в нее тут же повалят негодяи и лицемеры.

— Но вы объединили наш народ и дали ему Идею – возразил Канцлер, на всякий случай, приглушая звук вокруг них.

— Я исказил Истинную Веру и отравил Общину – старик редко когда проявлял столь сильные эмоции – посмотри на них: вместо света миру они стали паразитами, сосущими деньги из своих пони. Да еще при этом успешно предаваясь порокам. На весь Синод всего двое могут называться пастырями душ, остальные – просто дорвавшиеся до власти моральные уроды. Лучше бы я объявил Национальной Идеей селестианство – тогда бы вся эта гниль полилась туда.

— Но ведь благодаря вам вера в Единого распространилась по всей Империи – снова попытался ободрить правителя советник.

— Хватит сыпать мне соль на рану – горько усмехнулся Император – я заразил миллионы РЕЛИГИЕЙ, а не ВЕРОЙ. Если бы все те, кто НАЗЫВАЕТ себя Последователями, БЫЛИ бы ими, то преступность бы не существовала, а наше государство стало бы Царством Единого на земле. Мы оба отлично знаем, что это не так. Большая часть этих «членов Общины» даже «Слово» никогда не читали! Они лишь позорят Последователей и своими бесчинствами отвращают от Истины ищущих ее – старик в сердцах ударил по своему висящему на стене портрету.

— Вы сделали то, что считали правильным – он положил копыто на плечо повелителю.

— Это меня не оправдывает. Мной был заложен дрянной фундамент и первые камни. Ведь я видел, что происходит с ними, но закрывал глаза, надеясь, что все исправится само собой. Мне казалось, что Благо Государство в то время было важнее. А да что там – раздраженный взмах – я вообще думал только о нем и о своей Идее! Я совершил столько…- еще один горестный вздох — но уже после праздников хотя бы часть будет исправлена. Я прав?

— Да, ваше величество. Почти все готово…

-
А ведь тогда это казалось действительно отличной идеей. Десяток одних только значимых поселений, отстоящих друг от друга на значительные расстояния и придерживающиеся противоположных взглядов на будущее, настоящее и прошлое. У нас даже язык был немного разным – в местах преобладания единорогов распространение получила искаженная Старая Речь, пегасы лопотали на своем «тайном языке», а земные пони просто скатились до вульгаризма. Чего только не сделаешь из ненависти к «злобным оккупантам». Нужно было что-то, могущее объединить нас, причем большее, нежели любовь к грибам.

Так что я решил пренебречь мудростью предков и объявил, что лишь Последователи могут занимать сколь-либо важные государственные посты, а заодно начал активно спонсировать Общину из бюджета и открыл первую Академию Истины.

Уже тогда произошло пара погромов и несколько восстаний. В итоге всего за несколько лет весь Доминион был обращен в «веру Слова». Это оказалось не так сложно – ведь она и так когда-то была нашей общей религией и культура до сих пор во многом построена на постулатах учения Единого. В то же время воззрения единорогов и пегасов были сильно подмочены их поражениями в последних войнах.

Хотя, конечно не стоит забывать о похищениях, стирании памяти и чае. И это не говоря уже о страшнейшем оружии – налоговых льготах.

Как я мог быть таким идиотом?

Да какая теперь-то разница?

Сделанного не воротишь, тем более что это было только начало.

Конечно, всех внутренних проблем это не решило, однако в итоге мы все-таки стали считать друг друга единым целым. Во всяком случае, официальных оппозиционеров не осталось. Учитывая, что началось на пятнадцатом году, это нам ох как пригодилось.

Да, вот оно на стене, исчезновение всех жителей Ринтуса – крупной деревни, расположенной на запад от «моего» форпоста. Это было единственное поселение, расположенное к северу от Города – его основали те беженцы, что не захотели жить в Эквестрии.

В те времена Вечный лес был опасным местом. А земли к северу от Столицы были ОЧЕНЬ опасным местом. Все старались обходить этот край непроходимых буреломов и трещин в земной коре, наполненных весьма неаппетитно выглядящими тварями. Однако Ринтус находился в относительно спокойной местности и бесследное исчезновение целого поселка никак нельзя было назвать нормальным явлением.

Началось расследование, приведшее к очевидным для меня результатам. Все жители просто взяли и ушли, взяв с собой припасы, но бросив с таким трудом созданное хозяйство и дома. Никаких следов насилия.

И пока Триумвират чесал затылки, я уже обратился за помощью к Эквестрии. Они согласились предоставить необходимые материалы и, что куда важнее, исследователей в обмен на помощь с этнической преступностью. Причем этот договор был своего рода обоюдным проявлением доброй воли: они готовы были бесплатно помочь против общего врага, а я жаждал разобраться с позорящими Город выродками.

Должен признать, что был немало удивлен и обрадован, когда главой их научной группы назначили уже знакомую мне Твайлайт Спаркл. Очень интересная кобылка, хотя ее отношение к Селестиии показалось мне «чересчур» верным. Она умела доводить дело до конца и была истинным ученым. Но даже таким нужны лабораторные крысы и материалы для опытов. Поэтому как-то утром я призвал к себе в кабинет Диану и кучку смертников…

-
— Чего тебе, о мерзейший из всех пони? – недовольно поинтересовалась кобылка.

Голова гудела. Эти эксперименты до добра не доведут.

Но ведь надо как-то развеивать скуку?

— Канцлер, я понимаю, что это ниже вашего достоинства, но вы не могли бы помочь нашему дорогому агенту влияния? – он что, специально так громко болтает?

— Конечно, ваше величество – дальше был позорный визг.

Ощущение, как будто швырнули в ледяную воду.

Диана тут же высказала этим уродам все, что о них думала, но единорог вовсе ее игнорировал, а этот…

Надо успокоится. Его ведь все это веселит.

— Теперь, когда вы готовы выслушать, я хочу вас обрадовать – ага, как же – вы едете домой!

На лице Кона застыла ожидающая улыбка.

Она горько усмехнулась. Лучше даже не пытаться его понять.

И не трезветь.

— Давай, что у тебя там: какой дом, чего делать. Быстрее только.

— Разгульный образ жизни явно не способствует вашей эффективности – кажется, даже с сочувствием произнес земной пони – вы едете в Убежище. С дипломатической миссией. Эти четверо осужденных на высшую меру будут вас сопровождать в обмен на амнистию по возвращении. Не волнуйтесь – они под чаем. Документы у Канцлера.

Диана потрясла головой и попросила повторить.

Все тоже самое.

— Что за бред? Какая миссия? С чего вообще…- она не смогла сформулировать последний вопрос и попыталась показать жестами. Кажется, он понял.

— Типичная идея Кона. Предъявить вашему лидеру ультиматум – либо он отдаст моих пони либо война. Вы единственный чэйнджлинг в пределах досягаемости, а значит – у вас больше всего шансов вернуться. Не забудьте зайти к нашим магам – они обеспечат вам дополнительные меры предосторожности. Все.

-
Помнится, тогда я думал довольно долго, не желая ее отпускать. Но цель должна была быть достигнута.

Хотелось бы мне посмотреть на реакцию ее соплеменников. Она ведь тогда выглядела почти как пони. Весьма необычный, но все же. Интересно, во что бы превратился мой ручной чэйнджлинг, если бы я тогда продолжил эксперимент? Стала бы она вновь подобна Нехао?

Не суть. Мне нужен был шпион, диверсант, перевертыш.

И она отлично работала.

В тот раз она также оправдала мои ожидания. Почти.

-
— Значит, «Королева» согласилась, однако не предоставив никаких документов и потребовав вновь послать к ней вас, так? – Диана сглотнула. Действительно, не складно получилось.

— Да – поздно отступать.

— Не расскажите ли, с чего это ваш лидер так легко сдался? – плохой знак.

Кобылка почувствовала приближающуюся дрожь. Спокойно. Он просто соскучился и хочет поговорить.

— Королева любит свой народ и понимает, что даже если они смогут победить дракона, то потери будут слишком велики – «беззаботное» пожатие плечами.

— И она сразу поверила в слова изгнанницы, вернувшейся спустя пятнадцать лет в сопровождении четырех «демонов» — Кон подошел вплотную и посмотрел ей в глаза — вы помните, что я обещал сделать, если уличу вас во лжи?

Дрожь уже не скрыть.

Улыбка.

ТА САМАЯ.

— Ты обещал отрезать от меня по кусочку и прижигать, пока не получишь ответа – она попыталась отвести взгляд, но его копыто не дало этого сделать.

— Итак, что ответила Королева? – ласка в голосе.

НЕТ.

Она должна.

Ради Народа.

— Она согласилась на усло…- урод дал знак и охрана скрутила ее.

— В лабораторию.

-
Надо признать — уже тогда мои шутки были весьма неприятны. Хотя, учитывая весь тот стресс, меня можно понять. А ведь я еще даже не мнил себя Богом-Императором и спасителем мира.

Честно говоря, мне было приятно видеть ее такой – в кои-то веки готовой пожертвовать собой ради великого дела.

Помнится, когда она увидела одного из своих «сопровождающих», то сделала настолько удивленное лицо, что у меня почти не возникло сомнений в ее непричастности. Почти.

-
Пока она с недоумением рассматривала трех своих соплеменников, уже скованных и, судя по всему, подвергшихся пыткам, изверг повернулся к сопровождавшему ее пегасу.

Или он тоже не…?

— Вы выполнили поставленную задачу – лицо бедолаги осветилось надеждой – но подпали под влияние противника и позволили ему забрать трех ваших соратников – глаза вновь стали как у загнанного зверя. Он попытался оправдаться, но охранники не дали ему и рта раскрыть.

— Однако, я намерен смилостивиться и вместо положенного наказания назначаю вам полтора года работы под наблюдением – видно у него хорошее настроение – увести.

— А теперь займемся вами – Диана вздрогнула – вам было известно об этом?

— О чем? – стоит потянуть время и выработать стратегию.

Только не долго — взгляд непроизвольно упал на стол с инструментами для вивисекции.

— О том, что трое ваших охранников были похищены и заменены на чэйнджлингов – видимо четвертый был оставлен на всякий случай и как источник информации – улыбка из зловещей стала самодовольной – все по плану. Они даже не пытались понять смысл этих Начертаний…

— ЧТО?! – даже несмотря на свое незавидное положение, кобылка не могла не возмутится пришедшей мысли – ты намеренно послал трех своих подданных на верную…- она замялась.

— Смерть? – подсказал монстр с участливым видом – все они уже получили высшую меру за зверства по отношению к мирному населению, так почему бы не извлечь из этой потери максимум пользы? В целом, главная цель вашей миссии была достигнута.

— Ты…- бредишь, хотела сказать Диана, но поостереглась и смягчила формулировку – о чем ты говоришь? Ведь я была послана ради заключения мира и возвращения жителей этой дыры, как ее…

— Ринтуса – снова с улыбкой подсказал Кон – и Королева обещала отпустить их, не так ли? Вопрос к вам – он повернулся к узникам, а единорог в белом халате сотворил какое-то заклятие, от которого несчастных начало корчить.

— Нет! – наконец выкрикнул крайний и судороги мгновенно прекратились — ни о чем подобном не могло быть и речи.

Кобылка почувствовала, как у нее задрожали колени…

Мне тогда впервые за очень долгое время стало стыдно – так запугать свой любимый инструмент. Она не знала о своих попутчиках. Ну а ложь насчет ответа Королевы – Диана все-таки раскололась, что сделала это, надеясь оттянуть время и переубедить ее не связываться с Городом и его Драконом.

Главное – мы добыли трех первосортных лабораторных крыс, которых послали для диверсионной деятельности без объявления войны, так что никакие законы о военнопленных к ним не применялись. Помнится, их главной целью был я. Одного потом вскрыли, причем мне хватило жестокости заставить ее смотреть на это. Впрочем, это все-таки было лучше, чем если бы тогда Диане действительно что-нибудь отрезали бы.

Двум другим повезло не намного больше – один на отработку Начертаний и магии, другой – на химию и физиологию. Эквестрийцы отмежевались от самых «эффективных» методов, но продолжали пользоваться получаемыми данными. Однако именно эти беспоничные исследования спасли их Народ и пленников от истребления. Не найди мы методы захвата и удержания – пришлось бы просто воспользоваться своим единственным желанием и послать на них Дракона.

Первый этап – сбор урожая аленьких цветочков, которые я когда-то вынес из той странной долины. Увы – по договору с Эквестрией «мой» форпост стал краем наших владений, а договорится о совместной экспедиции копыта за все эти годы так и не дошли. Не суть – вряд ли там было большее сокровище, чем эти успокоительные растения. Жаль, что я не вспомнил о них во время войны за объединение.

Второй этап – окружить, с должными мерами предосторожности, Убежище и забросать его снарядами с цветочным экстрактом. Под влиянием живительной ароматерапии местные жители находят гармонию с миром. Войти в ставший крайне доброжелательным город и повязать все население. Взять в заложники Королеву.

Третий этап – на ключевых чэйнджлингов нанести специально разработанные Начертания. Объявить их всех своими подданными и посадить на опустевший трон марионетку. Уйти из города, оставив ограниченный контингент солдат, магов для продолжения «клеймения» и ученых.

Королеву взять с собой, естественно. Попытаться перехитрить всех.

Как сейчас помню тот день. Я казался себе таким умным…

-
— Войдите – двери открылись и в комнату вплыла самая умопомрачительная кобылка, какую только можно себе представить.

— Приветствую могучего Кона – изящный недопоклон.

Условный знак охране.

Мы остались наедине.

— А теперь, пожалуйста, примите ваш истинный облик – вежливость прежде всего.

Она попыталась заартачится, но в ее положении это бесперспективно.

Столб зеленого пламени – и передо мной стоит изящный аликорн. С дырами, полупрозрачными крыльями, клыками и прочими прелестями. Впрочем, это не главное.

Земной пони подошел вплотную, встал в подобающую позу и запечатлел поцелуй на ее правом копыте.

— Воистину – вы прекрасны в любом облике и нет никакого смысла скрывать вашу красоту.

Даже не обладая их способностями, Кон четко ощутил удивление Королевы.

И интерес.

Самодовольная улыбка мелькнула на его губах, практически сразу исчезнув.

Игра началась.

-
А ведь это предполагалось просто как очередная политическая авантюра на благо государства.

И ведь даже сейчас я не стопроцентно уверен, как бы поступил, если бы знал все наперед.

Но только насчет нее – мои мысли о народе вполне четки.