Автор рисунка: MurDareik
В один прекрасный день. Суровые.

Собачка с дамой.

Жизнь идет.

— Итак, он не-Зараженный – лучше уточнить – и не-Тронутый?

— Насколько я могу судить – да – опять немного уклончиво ответил единорог.

— Агась – кивнул Биг Мак, в который раз удивляясь его страсти к увиливанию. Как будто в Понивилле есть кто-то, чье суждение может быть правильнее.

— Жизнь пациента вне опасности – правильно истолковав его взгляд продолжил объяснение Док – большинство ран поверхностны и часть из них уже заживает. В крови наличествуют следы отравляющих веществ, однако они не опасны. Возможно сотрясение мозга вследствие травмы…

— Насколько она была серьезна? – вновь перебил его заместитель мэра.

— Несмотря на значительный внешний эффект – не очень – слегка хмуро отозвался Стэйбл – столь беспокоивший вас шрам весьма стар и в целом потеря сознания обусловлена скорее истощением организма, чем приводнением в наш фонтан.

— А что по поводу его появления? – не отставал земной пони.

— Я врач – покачал головой единорог – единственное, могу сказать: скорей всего — это не его копыт дело. Рога, как видите, нет. Магический фон сильный, но не поддающийся определению. Как и известные вам случаи в том году.

— Агась – новый кивок – то есть, опасности не представляет?

— Не больше, чем любой другой пони – усмехнулся Док.

— Спасибо – доктор собрал инструменты, дал кое-какие указания медсестре и вышел, оставив их втроем. Пегаска что-то поколдовала над койкой и вскоре также ушла.

А Биг Мак все смотрел на таинственного гостя. Вся эта ситуация ему очень сильно не нравилась.

Этот пони выглядит странно. Что-то в его внешности говорит об инородности, чуждости. Слишком развитые передние копыта? Ну, мало ли – культурист какой-нибудь, пусть и не очень похож. Кьютимарка? У Дерпи она тоже непонятна, пока не пообщаешься. Куча шрамов от маленьких порезов до этой безобразной кляксы на голове и спине, из-за которой он лишился гривы?

Эппл коснулся собственной повязки над пустой глазницей – не ему говорить о подозрительности шрамов. Сейчас-то он привык, а когда только очнулся, ему постоянно казалось, что все вокруг смотрят только на его изувеченное лицо. Если бы не она…

Стоп – не надо.

Лучше подумай о том, как забавно, что тебе до сих пор нет нужды приобретать себе повязки – Пинки разбросала свои «чрезвычайные» тайники по всему городу. Причем порой там, где и представить-то сложно.

Нельзя сказать, что воспоминания о другой жертве помогли, тем более, учитывая обстоятельства и розовую масть обеих…

Но вернемся к лежащему без сознания жеребцу. Вернее к причинам на вид беспочвенной неприязни. Возможно всему виной истощение – года четыре назад он бы наверняка попытался просто выкинуть этого загадочного типа, который пользы может и не принести, а вот еды и сил на его откорм придется потратить изрядно. Однако сейчас все в порядке и отказывать в помощи нет никаких причин.

Ладно: допустим, что с ним самим проблем нет, хотя вряд ли эта сеть шрамов получена на кухне.

А что насчет его появления? Согласись – прибытие в магическом шаре с громом и молниями не является нормальным способом попросится на постой. Но Док все указал достаточно четко.

Глаза сами собой вновь скользнули по перевязанной голове – рога нет, а пока что не было случаев применения магии без него. Кроме Пинки. Скорее всего, не то.

Те случаи…

Что ж, это все бы объяснило – в том смысле, что никакого смысла или объяснения в этом нет.

Просто еще одна жертва «дискординки».

Лицо непроизвольно скривилось от неприятных воспоминаний.

Мы ничего о нем не знаем, однако перед нами пони в беде и вряд ли кто-то посмеет отказать ему в помощи. Сейчас, по крайней мере.

Макинтош зевнул. Все, хватит не сегодня. Вернее на вчера.

Утром поставлю сюда охранника – все равно у первых ворот их столько не надо.

-
Собрание закончилось.

Он и не собирался вставать, зная, что сейчас произойдет.

— Мистер Эппл, не могли бы вы остаться на минутку? – разумеется.

Когда все ушли, мадам мэр пересела поближе к нему:

— Вы можете что-нибудь добавить к сказанному?

 — Неа – тряхнул головой жеребец.

— То есть нам остается только смирится с мыслью, что кто угодно может просто взять и оказаться посреди города? – она явно осталась недовольна его ответом.

— Агась – сказать-то, в сущности, нечего.

— Опять вы за свое – кобылка с усталым видом поправила очки и встала – вы ведь мой заместитель по безопасности.

— Агась – кажется, он перебарщивает.

Мэр видимо тоже так подумала и в раздражении начала ходить вокруг стола. Биг Мак с преданным видом смотрел на нее, думая при этом, что серый цвет ей не идет. Какой смысл придерживаться традиций в совершенно изменившемся мире?

Хотя кто знает – может именно благодаря им пони и удалось не скатится в пропасть?

— Вы узнали кто он? – немного успокоившись, задала она следующий вопрос.

— Неа – я же вроде сказал, что гость без сознания. А если бы не так, то наверняка сообщил бы об этом в докладе.

— Да — вы говорили, что вторженец в обмороке – снова тронула очки – но что вы думаете о нем?

Надо отдать ей должное – при всем желании взять полноту власти на себя, новая мэр все-таки способна прислушиваться к советам и мнениям других.

— Ему сильно досталось – лучше не делать преждевременных выводов – может быть полезен.

— Он опасен? – снова села напротив него.

— Неа – помотал головой жеребец – истощен.

Кобылка облегченно вздохнула.

— Что ж, тогда на этом все – больше вас не держу.

-
Выйдя из мэрии, Биг Мак снова зевнул – все-таки он сильно недоспал этой ночью.

Ничего. Сейчас все сделает, проверит, расставит и можно будет прикорнуть на пару часиков.

Ага, как же – к тому моменту уже будет обед и сна ни в одном глазу.

Такова жизнь.

За работу.

Проходя мимо детской площадки, жеребец остановился, дабы через забор послушать последние новости.

Все как и ожидалось: на Понивилль напал страшный монстр, а один из малышей, до этого безупречно прошедший по ЖУТКО скользкому бордюру, успешно отразил его агрессию и сбросил злодея в фонтан. Воспользовавшись помощью своих соратников, разумеется – а то бы они его сдали.

Неужели он тоже когда-то был настолько маленьким и глупым, чтобы верить в подобное?

Хотя, с другой стороны – расскажи ему кто до войны про гигантских понеядных жуков – он бы поднял рассказчика на смех. А уж после Победы Твайлайт порой происходит такое…

Ага, а сейчас там обсуждаются способы расправы над монстром. Все-таки дети могут быть очень жестоки. И хорошо, если только на словах.

Ну ладно, хватит уже подслушивать чужие переговоры. Так: сперва за охранником на первые ворота.

-
День пролетел незаметно: проверка постов, тренировки, немного работы на стройке, обед, чистка и обслуживание вооружения, тренировки, немного работы на стройке, проверка постов. Ничего нового – и это хорошо.

До чего же приятно вот так просто ходить по своему родному городу, кивая уже почти родственным лицам и периодически останавливаться, дабы бросить суровый взгляд на незавязанный ремешок у постового. Тишь и благодать. Всегда бы так.

Таинственный гость днем как-то забылся, поэтому уже вечером Макинтош решил потратить еще каплю своего времени бодрствования на то, чтобы навестить пациента.

Не зря.

Как только зевающий во весь рот жеребец вошел в здание госпиталя, к нему тут же подскочила давешняя медсестра и потащила в охраняемую палату. Сонливость исчезла мгновенно, а мышцы напряглись и подготовились отразить предполагаемую угрозу.

— Вы быстро – кивнул ему ждущий у двери Док – чувства Эпплов?

— Неа – махнул головой Макинтош, расслабляясь – раз единорог шутит, значит бояться нечего.

— В таком случае — рад что вы оказались неподалеку – не стал продолжать врач – просто хотел сообщить вам, что пациент ведет себя…аномально.

— Агась? – поднял брови заместитель мэра.

— Он все еще без сознания, однако темпы заживления его ран – он на мгновение задумался, подбирая слова – удивляют. Как и скорость восстановления организма с количеством потребляемой еды: пришлось удвоить…

Биг Мак уже и сам это видел – изо рта лежащего торчало две трубочки с непрерывно подаваемой жижей. Сам гость выглядел на порядок лучше: ранее голые участки кожи покрылись короткой шерстью, копыта выглядели уже не рассыпающимися песчаными замками, а мелких ран почти не осталось. Хотя он все равно никак не мог претендовать на звание «Мистер Понивилль». Кстати, действительно просто белый.

Впрочем, радоваться тут нечему.

— Когда? – повернулся он к единорогу.

— Даже при столь впечатляющей скорости регенерации пациент вряд ли встанет до конца недели – отозвался Док – источник аномалии установить не удалось. Вероятно, что суть в том же магическом фоне.

— Агась – задумчиво кивнул Макинтош. Что ж, этого следовало ожидать: он не любит ЛОМАТЬ игрушки – тогда с ними становится не интересно играть.

Или парень действительно не просто земной пони.

Глаза скосились на его лоб. Рога все еще нет.

Поставлю-ка я второго охранника.

-
До полудня все шло спокойно. Стэйбл заявил, что темпы выздоровления странного гостя постепенно снижаются. Видно все действительно из-за дискординки.

Не успел он прийти в хорошее настроение от этой новости, как перед ним приземлился пегас в золотых доспехах, весь запыхавшийся от недолгого, но очень быстрого полета. Без копья. В мозгу сразу отпечаталась пометка о предстоящем выговоре. Однако ей пришлось подождать: посланник принес весть о твари, вылезшей из леса.

К тому моменту, как главный по безопасности добежал до третьей стены, все уже пришло в норму. Так и не успевшие эвакуироваться строители возвращались к работе, причем с явно большим энтузиазмом, чем до появления основной причины строительства.

Судя по описаниям слегка дрожащих постовых, они видели «собачку». Столь ласковое название для монстра с пони величиной объяснялось просто: он казался маленьким ласковым зверьком по сравнению с большей частью прочих Тварей. Это чрезвычайно быстрое, опасное и, слава Твайлайт и Ордену, редкое ныне чудовище. Когда-то их были тысячи.

Опять нахлынули воспоминания.

Вот он стоит во втором ряду копейщиков на склоне горы.

Отступать некуда – позади Понивилль.

Орда жутких тварей, даже красивых в своей безобразности.

Страх, от которого трясутся колени и горло превращается в пустыню.

Подлая, недостойная жеребца и друга надежда, что Принцесса ответит «да».

Отдаст чудовищам Твайлайт.

Спасет их всех от огня исковерканных драконов и клыков переросших насекомых.

В конце концов, она же не умрет – монстр сам об этом сказал.

Так хочется верить в благородство врага.

Но глупые надежды приводят лишь к разочарованию.

Зеленый луч, ударивший в грудь Луне.

Лес разноцветных вспышек, буквально изрешетивших чудище.

Мгновение тишины и ужасного осознания.

Рев, от которого содрогнулись небеса.

Несущаяся на них волна…

— Мистер Эппл?! – его кто-то потряс за плечо.

— Агась? – он оглянулся и увидел слегка испуганное лицо постового.

— Я надеюсь, мы все правильно сделали? – тот сглотнул – я не воевал прежде. Только убегал. И знаю, что этого монстра не убежать.

Верно — если только он сам тебя не отпустит. Чудеса порой случаются.

— Агась – кивнул Биг Мак, отгоняя остатки воспоминаний – все по инструкции.

Посланник, эвакуация, штыри и временные заграждения, копья, ждать указаний. От одного бы они оборонились, а вот будь их хотя бы пяток…

Но для этого у нас есть стены, не так ли?

— А откуда он здесь взялся? – заметно приободрившись, продолжил расспросы боец – вы не знаете?

— Неа – пожал плечами Макинтош – живет в лесу или убегает из Эквестрии.

На этом разговор был закончен. У него появилась новая пища для размышлений.

Собачка — это очень нехорошо. Они редко ходят поодиночке и питаются отнюдь не одной только травкой. Самое же плохое, что за ними порой приходят другие. Треугольные.

Поскорей бы его пони вернулись.

Остаток дня прошел спокойно. Дети обсуждали новые методы уничтожения тварей – горчица и брокколи. Вернее, это они думали, что предлагаемые способы являются инновационными. Было время, когда нечто подобное не только высказывали на полном серьезе взрослые дяди и тети, но еще и рисковали чужими жизнями, испытывая их. Самое же странное, что порой они действовали: Хуфингтон был освобожден с помощью местной зеленоватой соли. Увы, ни в одном другом месте эти кристаллики не помогли. А ведь на них так надеялись…

Судьба не дала легких путей освобождения от этой напасти. Только традиционный – кровью. Их и своей. Рано или поздно, но ее будет пролито достаточно для того, чтобы возродить Эквестрию. И судя по всему, черта будет пройдена уже довольно скоро – эти детишки будут жить в правильном, добром и безопасном мире.

По дороге домой натолкнулся на Бон-Бон. Снова угостился конфетами.

Ему вдруг пришла мысль, что они как-то уж очень часто стали встречаться. Конечно, городок стал еще меньше, но все-таки странно.

Ей наверняка тоже одиноко. До сих живет одна, как и он сам. Раны войны затягиваются очень долго, хотя она, по крайне мере, обошлась без телесных – все такая же красавица, как и до начала всего этого ужаса. В глазах только стала порой появляться печаль.

Да и сладости для нее теперь всего лишь хобби – работать в основном приходится на стройке и огородах. Печально, что ей, как и ему, пришлось отказаться от своего любимого дела ради блага города.

В голове сама собой появилась пометка как-нибудь напросится к ней в гости. Завтра, например. С этой мыслью он и уснул.

Увы, жизнь внесла в прекрасный план свои коррективы – еще когда Биг Мак проводил утренний обход, его нашла медсестра. Пациент очнулся, встал.

И начал проявлять агрессию.