Автор рисунка: BonesWolbach
Собачка с дамой.

В один прекрасный день.

Добро пожаловать в Понивилль.

— БЕРЕГИСЬ!

Крик оказался лишним – тело среагировало само, едва глаза увидели стремительно увеличивающуюся тень.

Когда здоровенный блок материалов с грохотом ударился о землю, он был уже достаточно далеко.

Строительный шум мгновенно стих – все затая дыхание смотрели на медленно поднимающего голову вверх жеребца.

Вот его глаза увидели пони, по чьей вине от него чуть было не осталось мокрое место.

Плечи сразу поникли, тело расслабилось, а из уст, вместо гневной отповеди или обвинения вырвался вздох.

Впрочем, без резких слов все равно не обошлось:

— Кто дал ей инструменты?! – народ начал возвращаться к работе — что она вообще здесь делает?!

— Я дал – к нему подошел один из новых беженцев – Фрути Милк – ты же знаешь: нам не хватает рабочих копыт и я думал, что уж с этим-то она справится – ведь прежде Дерпи работала в службе доставки…

— Агась – Красный жеребец мрачно посмотрел на бригадира – и порой даже доставляла. Пусть идет домой.

— Но я хочу помочь! – раздалось сверху и обсуждаемая персона довольно успешно приземлилась, никого не задев и не поранившись – не знаю, что пошло не так!

— Агась – Биг Мак вздохнул и в который уже раз попытался объяснить ей суть проблемы и единственный метод ее устранения…

В итоге все-таки удалось упросить мисс Хувс заняться менее опасными для окружающих делами, а Фрути получил еще один мрачный взгляд и пообещал больше так не делать. Его тоже можно понять – времени мало, а чуть ли не треть пони, могущих быть отвлеченными на стройку, приходится забирать на охрану.

Чего ради они вообще затеяли расширение частокола? Ведь и так же на все хватало?

Нет – сразу возразил он сам себе. Это было правильное решение: сейчас-то может и хватает места, но ведь пришли новые пони и они тоже хотят кушать, а запасы не бесконечны. К тому же – почему бы не расширится, если есть возможность? Ведь мы же все рассчитали, заготовили, разметили…

Кто мог знать, что Ордену вдруг понадобятся понивилльцы? К тому же столько?

Жеребец вздохнул.

Да еще и так надолго?

Он уже начинал беспокоится – пусть сестра и была очень занята, но обычно хоть раз в месяц-то от нее можно было ожидать весточки. Особенно теперь, когда с ней ушло чуть ли не половина его бойцов. Большую часть тех, что остались, никак не назовешь воинами, поэтому и приходится удваивать охрану, а о рейдах вовсе забыть.

А ведь скоро должны быть яйца…

Красный жеребец закусил губу и глянул в сторону мрачного леса. Вроде кто-то из новичков предлагал использовать его на частокол. Совсем они там не понимают, ЧТО он такое. Это хорошо – значит нигде больше такой погани нет. Сколько раз они его жгли, а проклятый бурелом все возвращается. Не сразу и не весь, но все равно – тварям всегда есть откуда приходить. И они идут, год за годом, раз за разом вновь проверяя их стены и сердца на крепость.

Он посмотрел на трех охранников, вытянувшихся при его приближении и сейчас с бравым видом смотрящих вдаль. Закатные лучи отправляли зайчиков во все стороны, касаясь их золотых доспехов и копий. Они-то как раз внушали уверенность, в отличие от своих носителей. Даже спустя десяток лет и немалое количество владельцев металл не помутился и все так же сверкал, напоминая о былом величии и благоденствии.

Когда вся эта долина была засажена садами и огородами, между которыми ничего не боясь ходили маленькие жеребята.

Еще один тяжелый вздох – как-то слишком часто они стали появляться.

С чего бы это? Ведь все же идет. Пусть медленно, но Эквестрия восстанавливается от этого ужаса…

Нет.

Не думать об этом.

Никакой крови вокруг.

Биг Мак зажмурился и досчитал про себя до двадцати. Воспоминания схлынули.

Он улыбнулся – Эпплджек еще говорила, что от математики нет никакой пользы. Небось, сама уже лучше его знает все эти цифры. Все-таки одна из Магистресс, а не просто девочка с фермы.

Взгляд упал на заинтересовавшихся странным поведением начальника бойцов. Те мгновенно вернули на лица зверское выражение и снова уставились на расстилающийся за частоколом пейзаж.

Молодцы, ничего не скажешь – стараются, по крайней мере.

Пожалуй, зря он беспокоится: чудища год от года хилеют и уходят вглубь своих владений, до сезона еще далеко, а понивилльцы вернутся — разве может быть иначе? Ведь речь-то идет об Ордене Сумерек – тех самых отважных жеребцах и кобылках, что не жалеют себя, стремясь вернуть Эквестрии прежнее великолепие и процветание.

И отомстить.

За все.

Сколько уже этих мерзких тварей пало под их копытами и скольким это еще предстоит. Благодаря им в нашу несчастную страну вернулась надежда, а со временем – вернется и счастье. Милостью Твайлайт и Принцесс.

Жеребец улыбнулся заходящему солнцу и продолжил вечерний обход.

Да, этот частокол скорее отсутствует, чем присутствует. Конечно, если бы они разобрали второй ряд, то работа пошла бы быстрее, но лишать их источники пищи защиты было бы уж слишком безответственно – что бы ни говорила новый мэр, а за безопасность здесь отвечает он и пока это так в Понивилле не будет стен меньше, чем две.

Новая волна воспоминаний.

Ночь.

Свет от факелов на склизкой броне твари, что переломила толстенное бревно.

В ее голове пять копий, но свое дело она сделала – стены больше нет. Целый кусок частокола упал и в образовавшуюся дыру готовятся хлынуть монстры.

Паника, крики, многие бегут.

Он прыгает вниз, вместе с несколькими…

Кровь.

НЕТ!

Это была не его вина. Ничья вина. Только Безумца и его тварей.

А ведь тогда все уже поверили, что кошмар закончился.

Даже поезда начали ездить как раньше.

Слава Луне, что Понивилль задело только краешком и уже на обратном пути…

Все.

Не надо ворошить прошлое.

Такого больше никогда не повторится. Орден не допустит.

Биг Мак встряхнулся и огляделся. Никто вроде не глазеет.

Продолжим обход.

Третий пост, четвертый…

Сверкающие доспехи на неподходящих для них телах, кивки, вытяжки, серьезные выражения, доклады типа «вон там что-то шевелилось».

Все как всегда. В порядке. Мирно.

Что с ним такое сегодня? С чего это память взбесилась?

Неужели он так давно не был в опасности, что инцидент с блоком так его взбудоражил?

Не к добру.

Что-то случится.

Жеребец тряхнул головой, прогоняя непрошенные мысли.

— На хэдданс не похоже – раздалось сбоку – значит, мысли вытряхиваешь. В чем проблема?

— Воспоминания – не поворачиваясь, отозвался Биг Мак.

— Понимаю – голос заметно погрустнел – хочешь поговорить о них?

— Спасибо, но нет – он пошел дальше.

С ней точно не стоит говорить об этом – ведь в ту ночь погибла ее подруга. Вряд ли вообще можно найти в Понивилле хоть кого-то, не потерявшего дорогих ему существ во время первой войны или Безумного похода. Значит – вовсе не стоит вспоминать те страшные дни.

Ладно. Все посты проверены.

Можно идти внутрь.

Глаза сами собой еще раз оглядывают территорию.

И замечают кое-что интересное.

Цветы, выросшие на этом выжженном поле. Прямо за камнем – поэтому он их и не заметил, когда шел туда. На обратном пути обычно всегда есть о чем подумать и приглядываться некогда.

Ромашки.

Как у нее.

Зубы сжались.

Ему вдруг захотелось растоптать их. За то, что заставили снова вспомнить.

Биг Мак поднял копыто. Большое, сильное. Как и все его тело.

Вот только тогда оно не помогло…

Нога опустилась. Не на цветы, а рядом – ведь они ни в чем не виноваты.

Проклятые воспоминания.

Ни на что больше не глядя, заместитель по безопасности отправился в город.

Стража на вторых воротах отсалютовала ему, вырвав из пучины горестных мыслей, а представший перед глазами вид окончательно развеял их: до самого первого частокола тянулись их сады и посадки. Что может больше развеселить прирожденного фермера?

Аккуратные террасы с корнеплодами, рассаженными точно по линиям и орошаемым без всякой магии – спасибо тому агроному из Лас-Пегасуса. Хотя на взгляд Макинтоша все это было как-то уж слишком заковыристо – Кэррот Топ, например, спокойно обходилась лейкой, да и ее морковь не выглядела солдатами на параде.

Лучше бы перенесли капельку этого порядка на кустарники, а то ведь не пройти. Да и вообще их участок выглядит как некое коричнево-зеленое облако. Но жеребятам нравится. Только их слишком мало, а собирать надо еще и сверху. Ладно – хватит ворчать: ведь раньше-то справлялись, да и жеребят теперь больше.

С обеих сторон от дороги потянулись сады. Сердце забилось чуть чаще.

Биг Мак все-таки свернул с дороги налево.

Яблони. Яблони семьи Эпплов. ИХ яблони.

Чуть ли не половина всех плодовых деревьев нынешнего Понивилля и лишь пятая часть того, что когда-то росла на ферме. Эпплджек не было рядом, когда они пришли, а у него самого просто не хватило сил.

Он не сдержался и обнял ближайший к нему ствол. Бабушка Смит. Еще одна потеря проклятой войны, чьи ядовитые побеги продолжают терзать Эквестрию даже спустя столько лет. Но растения ничего о ней не знают и знать не хотят, вместо пустых переживаний просто продолжая жить и плодоносить несмотря ни на что. Нам есть чему у них поучится.

Вдруг жеребец заметил жука чуть ли не у самого своего глаза.

Плодожорка – когда-то чуть ли не архивраг, а сейчас он был почти ряд видеть это, в сущности, почти безвредное и неопасное создание природы. Для пони, по крайней мере. Впрочем, его радость не отменила ее приговора – тяжелое копыто превратило вредителя в едва заметное коричневое пятно.

Воистину: мир должен был перевернуться, чтобы представитель семьи Эпплов был рад этому паразиту. Он это и сделал – явив ему почти то же насекомое, только с него размером и явно не имеющее ничего против того, чтобы закусить им самим, не забыв и о его яблонях.

Ну ладно, хватит обниматься с деревьями, а то еще подумают чего…

Биг Мак усмехнулся и продолжил путь.

Первые ворота, открытые, но охрана все равно салютует – подозреваю, что им это просто нравится.

Впрочем, почему нет?

Ведь на работу их никто не гонит и можно целых полдня валятся кверху копытами, если конечно начальник не заметит. Ну а когда наскучит можно будет начать хвастаться перед проходящими кобылками выданными красивыми доспехами и копьем, которые наверняка до них принадлежали какому-то герою. Слово за слово и уже есть возможность, что удастся пригласить кого-нибудь на ужин, а лучше – самому напросится в гости.

Жизнь идет.

Сам Понивилль кажется почти прежним. Аккуратные домики, соломенные крыши, мощеные дороги. Только отсутствие бутика сразу бросается в глаза – Рэрити было просто не до него. Впрочем, не стоит обольщаться: раньше их городок был куда больше, к тому же имел железную дорогу и вокзал. Ну и конечно главное отличие – стены. До войны их не было.

В то время и представить было сложно, что они когда-то могут понадобится. Ведь Эквестрия была мирной страной. Раем на земле. Просто большинство никак не хотело это признавать.

Ничего – она еще станет таковым.

Он об этом позаботится.

Вдруг послышался плеск и громкий визг. Биг Мак рефлекторно в прыжке развернулся на источник звука и приготовился ринуться навстречу опасности. Вот только ее не было, о чем его почти сразу известил веселый смех и летящие во все стороны брызги – просто жеребята резвились у фонтана. Один из них видимо пытался продемонстрировать свою ловкость и пройтись по узкому и скользкому парапету. Как и следовало ожидать, он свалился в воду.

Там, естественно, неглубоко – первоочередной задачей строителей всегда была безопасность, что определенно не мешало им строить красиво. Стыдно вспомнить, как он в свое время высказывался против восстановления их фонтана. Сам-то камень почти не пострадал, а вот коммуникации были буквально распотрошены. Причем по всему городу – иначе бы ему и в голову не пришло возражать. Тогда казалось, что сперва надо отремонтировать водопровод в домах, а не тратить время и, что куда важнее, крайне ограниченный запас целых труб на «ненужное увеселение».

К счастью, большинство было «за». И вот результат: все живы, пусть и не у всех есть вода в домах. Но никто и не думает что-то менять, потому как эти взвивающиеся к небу струи уже принесли им больше радости, чем целый акведук.

Так приятно видеть ничего не боящихся жеребят, с веселым визгом разбегающихся от брызг надувшегося соратника. В его жизни были моменты, когда уже и надежды не было узреть подобную картину вновь.

— Биг Мак? – окликнули его сзади.

— Да? – обернулся он с улыбкой на губах и мечтательным выражением.

 — Не хочешь конфету? – предлагаемое подношение уже было протянуто.

— От твоей – не откажусь – жеребец искренне обрадовался возможности загладить недавнюю неловкость и постарался продемонстрировать максимальную степень удовольствия от принятой сладости.

— Вкусно? – участливо поинтересовалась Бон-Бон.

— Агась – абсолютно честно ответил Макинтош, проглатывая угощение – а еще есть?

— А ты как думаешь? – кобылка протянула ему еще несколько шариков в кульке. Без отдельной обертки для каждой – ее стало слишком дорого производить, да она и не нужна – даже столь выдающееся произведение кондитерского ремесла обычно не покидало этих стен.

— А я-то думал: куда пойдет весь тот сахар, что мы везли с последней ярмарки? – для поддержания разговора произнес жеребец.

— Уверяю тебя – его здесь не так уж и много – с хитрой улыбкой отозвалась кобылка и уже собралась было что-то добавить, но их прервали.

Весьма странным и нехорошим образом.

Внезапно поднялся сильный ветер и над фонтаном образовалась яркая фиолетово-оранжевая точка, которая начала стремительно расти. Из нее начали бить ветвистые синие молнии. Жеребенок, оставшийся за бордюром отчаянно завизжал и попытался выбраться. Биг Мак бросился туда, но его помощь не потребовалась – остальные дети совместными усилиями вытащили своего соратника из воды и почти мгновенно оказались на другом конце площади.

Главный по безопасности поспешил последовать их примеру, заодно отогнав их любопытные мордочки подальше и громко созывая охранников.

Уже через две минуты от прежней умиротворенности и даже лености городка не осталось и следа – площадь оцепили и из-за каждого угла выглядывали золотистые наконечники копий, молоты и прочие орудия защиты.

Точка превратилась в сферу размером больше его самого и в ее глубине начали проявляться чьи-то черты.

Макинтошу вдруг вспомнился рассказ о Твайлайт-из-будущего. Может это она?

Хватит. Разве жизнь не приучила тебя готовится к худшему?

Но сердце надеялось.

А когда стало видно, что внутри пони – почти уверилось.

Еще миг – и шар лопнул, а странная фигура без звука упала в фонтан.

Плеск.

Все напряглись, готовясь сразить или, в случае с Макинтошем, обнять поднимающееся из воды существо.

Но оно не спешило демонстрировать себя.

Пони начали старательно прислушиваться, но никаких звуков из фонтана не доносилось.

Наконец Биг Мак начал очень осторожно продвигаться к центру площади, выставив копье перед собой..

А затем он увидел кровь в воде и, наплевав на собственные инструкции, рванул вперед.

Его постигло жестокое разочарование.

Впрочем, что еще может быть, когда поддаешься глупой надежде?

В воде лежал неизвестный ему жеребец. Довольно-таки уродливый.

С обширной раной на голове – все-таки фонтан оказался недостаточно безопасным для тех, кто падает в него вниз головой с высоты двухэтажного дома.

Вроде дышит.

Сердце заныло в предчувствии неприятностей.