Другая сторона

Мир Гигаполисов. Великая Хартия синтетов должна была дать ответы, но вместо этого задала лишь еще больше вопросов. И пока большинство живых существ, вне зависимости от своего происхождения, пытаются понять свое место в этом новом, изменившемся мире, другие стараются вернуть все как было. Перед вами история, не о зловещих корпорациях и мировых заговоров. Она о детях. Трех детях, которые решаются на отчаянную авантюру – пересечь полмира в поисках мамы…

Флаттершай Брейберн ОС - пони Человеки Лаймстоун Пай

Проклятые

У них нет пути назад, у них нет пути вперёд, они идут туда, куда их долг зовёт.

Найтмэр Мун Человеки

Пони костра и солнца

Моё прощание с Ольхой и Рябинкой.

ОС - пони

Дорога Ветров

Дикий-дикий запад.

Другие пони

Я, мой брат и его счастье

На что мы готовы пойти, чтобы стать счастливыми? Чем мы готовы заплатить за счастье? И останется ли оно счастьем, если мы заставим платить других?

Флаттершай Человеки

Снежная ночь

После того, как первая снежинка падает с неба, Луна вспоминает, что видела Сноудроп в последний раз перед тем, как превратиться в Найтмер Мун. Затем она засыпает и начинает свое ночное путешествие по снам, спеша к своей подруге в своем собственном сновидении.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Симфония диссонанса

Небольшой пакетик хэдканона поселился в этом рассказе, повествующем о создании и самой заре существования Эквестрии.Таким образом можно объяснить некоторые... несостыковки.Например, отсутствие противовеса для Дискорда в чистом виде, т.е. как существа.Но что же я, читайте рассказ, там все.И не воспринимайте его всерьез :з

Дискорд

The Conversion Bureau: Ушедшие в пони

Правительство вручает молодой девушке холорекордер и отправляет в Бюро, чтобы та записала всё, что произойдёт с ней во время и после Конверсии. Это - словесный пересказ получившегося у неё холо-блога. Действие истории происходит в год третий от начала расширения Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Кудряшка и Корона

Как иногда хочется сбросить надоевшую маску!.. Особенно когда она уже полностью приросла к твоему лицу, скрывая твой истинный, единственно верный облик. Но всегда ли стоит это делать?

Пинки Пай Принцесса Селестия

Новый помощник

Этот рассказ был написан спонтанно, будучи навеян одной веселой песенкой. И больше редактировался, чем писался. Итак, один земнопони издалека (очень издалека) проделал долгий путь, чтобы, наконец, встретиться с воплощением своей мечты. Но что ждет его у цели, не может предугадать никто, и уж точно не он сам...

Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
ГЛАВА 9 "Игры разума" ГЛАВА 11 "Семки, тысячи их!"

ГЛАВА 10 "Лунатизм"

ГЛАВА 10 "Лунатизм"

Проснувшись примерно через час... три после засыпания, единорожка встревожено посмотрела на кровать с подругой. Рэйнбоу крепко спала. Твайлайт укутала одеялом спящую Рэйнбоу и вышла из комнаты в холл. К её удивлению, на полу лежала та самая фотография, которую кобылка видела во сне. Не понимая нелогичности ситуации, единорожка взяла фотографию и поставила на декоративный столик с вазой. Затем, волшебница обратила внимание на разбросанные корни Ладоги, что раньше лежали около двери в кладовку. Волшебница, едва не угодив в их ловушку, с помощью магии положила их в комод. Осторожно ступая, пони медленно прошла в кладовую и ловко спрыгнула в дыру в поле. Без труда добравшись до знакомого вампирского подземелья, пони заметила на алтаре чашу, наполненную кровью и записку, о которой сообщила Аланис. Запах у крови был крайне мерзок и неприятен, от чего единорожка даже фыркнула. В записке были даны инструкции по пути "туда и обратно", Аланис явно хотела, чтобы Твайлайт выжила, ведь это было в её же интересах.

Дверь можно было открыть с помощью древнего ритуала, Аланис подробно его расписала. Для этого требовалась кровь невинной души благодетеля. В чаше была кровь, но кровь принадлежала Аланис и предназначалась для иной миссии. Тем не менее, кровь невинной души не открывала дверь, а лишь ослабляла магию Луны, наложенную в качестве замка, о чём просекла смышлённая Аланис. Вампирская магия и магия единорогов разительно отличались. Вампиры не могли прямо влиять на магию верхнего мира, поэтому, дверь могла открыть лишь Твайлайт. Пони уже не думала о себе, она всего лишь хотела спасти Рэйнбоу от страшных мук, которые выпали на её долю. Твайлайт как никто другая знала насколько тяжело быть вампиром, тяжело не потерять своё "я".

Твайлайт так хотела всё рассказать Луне. Вместе, они могли бы выследить Аланис, прижать к стенке, но тогда, Аланис могла отказаться сотрудничать, обратно обратить Рэйнбоу — Твайлайт ощущала вампирскими инстинктами, что альфа не потерпит того, если ей сорвут её же игру. В худшем варианте, Аланис могла хорошо укрыться и, узнав об охоте на неё, могла начать жестоко мстить.

Твайлайт решила что проще спуститься в мрак, нежели пытаться изловчиться в ловле Аланис. В любом случае, выбор на душу единорожки пал не завидный, как же ей хотелось зажмуриться, а затем открыть глаза, но это был не сон: Твайлайт вампир, Аланис на свободе, Рэйнбоу заражена. От одного моргания ничего не изменится.

Для ритуала нужна была кровь невинной пони, да ещё благочестивой. Рэйнбоу уже не подходила на эту роль. Твайлайт поняла, что выбирать придётся из подруг, ведь других пони она не так хорошо знала, как их, а ошибиться было нельзя. Пинки? Она много добра принесла, но кудряшка спит очень чутко и иногда просыпается по ночам, что рискованно для вампирши. Рэрити? Щедрая подруга, но всё же, не без изъяна в плане гордости. Флаттершай? А вот желтокрылка показалась единорожке привлекательной мишенью. Никаких задних, корытных мыслей, чистая помыслами пони. Да, она подходила точно, но тут новый вопрос — как же добыть её кровь? Проникнуть в дом не такая уж проблема, а трудность в том, что Твайлайт сама себе пообещала то, что больше не станет вредить подругам. Единорожка вспомнила о голубой пегаске, которой требовалась помощь как никогда раньше. Что она больше не сможет летать под лучами солнца... такой расклад единорожку совсем не устраивал. В конце концов, крови требовалось совсем немного, никого убивать, к счастью, Аланис не просила.

Твайлайт не стала терять времени и отправилась к Флаттершай. Кобылка бесшумно пробиралась через деревню под покровом приятной ночи. Ночная прохлада приятно ласкала её шёрстку, а холодная земля остужала тёплые ноги. Волшебница добралась до домика подруги и с помощью магии открыв дверь, бесшумно прокралась внутрь. Темнота, но только не для вампирши.

Пегаска мирно спала в своей комнате, а на её голове устроился храпящий наглый кролик. Заметив свободную шею Флаттершай, Твайлайт сразу же вспомнила о голоде, о том, что уже несколько ночей не вкушала сочной алой жидкости и голод вампира начинал давать о себе знать всё более отчётливее. Клыки уже были наготове, словно предвкушали сочное пиршество, но вампирша пришла не кормиться, а добыть немного крови для проведения не самого светлого ритуала.

Вампирша нагнулась к шее и всего пара уколов и вот, полилась бы кровь беззащитной пегаски. Флакон под кровь был уже под копытом, но тут проснулся проныра кролик. Заметив острые зубы Твайлайт, вместо того, чтобы убежать как все нормальные кролики, она начал бить по мордашке вампирши своими маленькими лапками. Твайлайт на него зловеще прошипела, однако, кролика это ни чуть не смутило. От возни, проснулась и Флаттершай.

— Твайлайт? — прошептала она сонным голосом, постепенно открывая глаза.

Единорожка тут же отскочила в сторону, пытаясь задвинуть клыки обратно, но те упорно жаждали крови и отказывались слушаться хозяйку. Волшебница забилась в самый тёмный угол, зная, что подруга не видит зловещих подробностей её мордашки.

— Твайлайт, что ты тут делаешь? — более уверенно спросила пегаска, приподнимаясь на кровати.

— Это всё сон, — единорожка надеялась загипнотизировать подругу вампирским взглядом, но Луна ещё не обучила её такому искусству и, к разочарованию вампирши, ей не удалось применить гипноз.

— Я так не думаю. Ты меня пугаешь, — встревожено пропищала Флаттершай.

Кролик, сидящий рядом с хозяйкой, безмолвно и грозно указывал лапкой на Твайлайт.

— Энджел, да, я тоже её вижу. Нам не зачем бояться Твайлайт, она моя подруга, — пегаска пыталась успокоить кролика. — Нет, она не плохая. Я понимаю, ты испугался, я тоже напугана, — говорила она с кроликом. — И всё же, Твайлайт, что ты делаешь у меня дома? Я не то чтобы против гостей, но ты предупредила бы, — пегаска выглянула в окно. — И кажется, сейчас ещё ночь, — неуверенно добавила она.

— Я... я лунатик! Помню как заснула и вот, сейчас я у тебя дома! И как такое возможно? — нервничала вампирша, отчаянно пытаясь выкрутиться и истерично смеясь.

— Оу, никогда такого за тобой не замечала, — озадачилась Флаттершай. — Раз, мы больше не спим, я пойду заварю чай. Ты не переживай, можешь остаться у меня до утра, я готова тебя утешить... обсудить.. я пошла, — пегаска встала с кровати и зажгла настенную свечу.

Острые зубы вампирши всё ещё не хотели отступать, комнатный мрак больше не был для неё прикрытием. Пока Флаттершай возилась со свечами, кролик сидящей на кровати и смотрящий на клыкастую единорожку, просто охреневал, что выражалось в его пугливо-безумной мордочке. Помотав головой, он ловко запрыгнул на спину Флаттершай и начал стучать по ней задними лапками.

— Энджел, мне жаль что мы тебя разбудили, но Твайлайт нуждается в моей помощи, а ты пока, маленький мистер, поспи в другой комнате, — взяв кролика зубами за шкирку, пегаска вышла с ним из комнаты.

Твайлайт несколько раз постучала копытцем по своим зубам, желая снова молотком, загнать эти гвозди себе в челюсть. Привыкшая кормиться каждую ночь, а тут такая пауза в несколько дней... её организм закатил забастовку, хотя, до безумия от голодовки было ещё далеко. Злясь на саму себя, Твайлайт начала биться головой об маленький столик, от чего тот невольно подпрыгивал на месте.

— Твай, что ты делаешь? — удивилась желтокрылка, вернувшись в комнату.

— Нос чешется, — прекратив биться и отвернувшись, пошмыгала вампирша.

— Аллергия на пыль? Я, вроде, вчера прибралась, — озадачилась Флаттершай.

— Ты хотела чайку заварить? — напомнила Твайлайт.

— Ах, да, прости. Скоро буду, — Флаттершай вновь вышла из комнаты.

Твайлайт начала подумывать о том, чтобы выпрыгнуть в окно. Сбор крови явно придётся отложить, в чём волшебница уже не сомневалась, да и до рассвета осталось не так много времени. Твайлайт хорошенько стукнулась об стену, от чего на пару секунд её глаза неплохо так окосели. Клыки словно издевались над бедной пони...

— Тебе с сахаром? — спросила Флаттершай. — Твайлайт? — вошла она в комнату, но единорожки не было, лишь от открытого окна шёл лёгкий прохладный сквозняк.


С первыми лучами солнца, во дворец вернулась Луна. Сложив синие крылья по бокам, принцесса устало пошла в сторону своей башни, которая давно стала основными покоями принцессы, хотя изначально, была лишь обычной смотровой башней. Круговая лестница, ведущая на её вершину, в первые дни после возвращения из изгнания, кружила её голову. Более сотни ступенек... Но вид из башни того стоил. Почему бы просто не залететь в высотные покои? Спуститься с неба, возвращаясь с ночного бдения. Луне было приятно медленно подниматься по винтовой лестнице, где каждая ступенька приближала её к уютной комнатке. Некая традиция.

В комнате Луну терпеливо ожидала старшая сестра. Завидев Луну, Селестия доброжелательно улыбнулась, да и принцесса ночи не испытывала желания выгонять аликорна. Луна размышляла всю ночь над тем, чтобы сказать сестре, что лекарства быть не может, что придётся смириться... Даже сейчас она волновалась как маленькая кобылка.

— Селестия, — начала Луна.

Старшая принцесса поняла, что Луна хотела начать в чём-то оправдываться. Она всегда читала эмоции Луны даже по её каменной мордашке, которою та старалась хранить на публике. Сейчас же, мордочка Луны олицетворяла лишь грусть, вину и сожаление.

— Не надо, лучик мой ночной, — нежно произнесла Селестия.

Луна непонимающе посмотрела на сестру. Селестия подошла к ней ближе и с помощью магии сняла следящее ожерелье.

— Ты придумала что-то новое, — Луна пыталась понять логику действий сестры.

— Что-то правильное, — с улыбкой сказала Селестия. — Я так за тебя распереживалась, что совсем забыла какая ты у меня взрослая, умная. Ты и не с такими трудностями сталкивалась, но всегда успешно справлялась, когда сама, когда с помощью других. Я хочу сказать, что... что доверяю тебе, лучик, — Селестия сделала шаг назад.

Луна, зная недоверчивость сестры, с трудом в такое верила, но видела искренность в её глазах, сто сразу убедило принцессу в её честности.

— Селестия, я так рада! Ты самая лучшая! — Луна обняла сестру.

— Ты всегда доверяла мне, посвятила в такую страшную тайну. Я поняла, что иногда нужно откинуть ненужные мысли и просто довериться близкой кобылке. Родной сестре, — отошла Селестия. — Луна, есть ли ещё тайны или секреты о которых мне следует знать? — заинтересованно спросила Селестия.

Луна сразу вспомнила о Твайлайт, о том, что она вампир, её клыкастая ученица, проходящая обучение при тайных встречах. Принцесса ночи считала, что Селестия и так много всего пережила с её жуткой тайной, а ситуация с Твайлайт была полностью под контролем, ведь чего такого страшного может учудить эта маленькая вампирка? Нет, Луна не считала признание о Спаркл таким важным. По крайней мере, не сейчас, нужно было время, ведь в любом случае однажды наступит такой час, когда сущность Твайлайт будет скрыть проблематично и Селестия должна узнать всю правду. А пока, Луна планировала начать готовить Селестию к той шокирующей новости, ведь правительница только сейчас начала привыкать к вампиру-Луне, а как полностью привыкнет, можно будет преподнести такой сюрприз, как Твайлайт.

— Больше ничего нет, — улыбнулась Луна.

Селестия задумалась, подошла к окну и посмотрела на плавно восходящее солнце. Скоро начнут просыпаться пони, а птицы уже начали заливаться мелодичным пением.

— Не возражаешь если я посижу с тобой, в твоей башне? — спросила Селестия. — Я хотела бы поболтать с маленькой сестрёнкой, — говорила Селестия, отходя от окна.

— О вампиризме? — спросила Луна.

— Нет, о чём угодно... как раньше. Как обычно, — улыбнулась Селестия.

Луна, находясь в приподнятом настроении, с радостью согласилась побыть вместе с Селестией.