Основатели Александрии (Founders of Alexandria)

Спустя четыре месяца после гибели человеческой цивилизации шестеро пони собрались вместе, чтобы отстроить всё заново. Теперь им предстоит узнать, что апокалипсис не сделал дружбу легче..

ОС - пони Человеки

Ponyhammer: Повелитель Ночи

Сама реальность была сломлена силами варпа, пусть и находящаяся в другой реальности Эквестрия всегда могла противостоять этой угрозе, но повреждения нанесённые Скрабрандом с незримой помощью Принца Наслаждений и Архитектора Судеб смогли уничтожить барьеры, и пусть сила Проклятого Легиона остановила вливание Варпа, реальность Хаоса Эквестрии смешалась с ним, став одним единым каналом энергии, грозящимся уничтожить этот мир. Великий Поход Освобождения начался.

Другие пони ОС - пони

Чревовещатель

В Эквестрии все как обычно, все трудятся, работают, радуются...Но в городах один за другим происходят странные проишествия...

Всех непременно ждёт счастливый финал

Твайлайт путешествует во времени, но оказывается совсем не там, где ожидала.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Повесть о совершенно обычном вторжении ("Магическая фотография для чайников")

Ничто так не бодрит с утра как чашечка горячего кофе, это подтвердит примерно 15% населения Кантерлота. 78% яростно им возразят, утверждая, что кофе напиток заспанных простолюдинов, а вот чай удел настоящих аристократов. 7% горделиво задрав нос заявят, что настоящему аристократу ради борьбы со сном должно хватать пары физических упражнений, но только один рассмеется им всем в лицо и скажет: «Что-что, а метровый, стреляющий молниями, паукообразный голем из всей вашей одежды уж точно подарит вам заряд бодрости на целый день! Это вообще довольно забавная история…» Если бы только этот голем был самым опасным созданием, что этот беспокойный пони притащил в Эквестию... Спасибо за вычитку Диме Леминчуку, Кириллу Пирожкову, Ефрему Пожарскому и Артуру Даркову

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Дискорд

Её друзья и другие зве... пони

У Старлайт прекрасное настроение... пока.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Вознесение

Тьма сгущается над Кантерлотом, когда светлая столица Эквестрии внезапно оказывается сценой, на которой безжалостный пони разыгрывает смертельный спектакль с невинными молодыми кобылками в главных ролях. Полиция терпит неудачу за неудачей, и Селестии ничего не остаётся, кроме как просить помощи у своей лучшей ученицы. Теперь Твайлайт Спаркл предстоит нелёгкий путь к истине, в котором каждый новый шаг грозит обернуться торжеством безумия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Принцесса Селестия Другие пони

Забытая

Твайлайт встречает пони из своего кантерлотского прошлого.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Обязанности принцессы

Я был человеком, у которого были горячая подружка, хорошая квартира и хорошая жизнь. Именно были, потому что все изменилось однажды ночью, когда Кейденс решила нанести мне визит. Не знаю, как и почему, но каким-то образом мы с ней обменялись телами, и она отправила меня в Эквестрию. Теперь я пытаюсь выяснить, как вернуться, учусь быть пони и свыкаюсь с тем, что я кобыла. И заодно пытаюсь увильнуть от ухаживаний моего "муженька" Шайнинга Армора!

Принц Блюблад Человеки Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Нас делит океан

История про то, как чрезмерное желание выслужиться и быть замеченным может выйти боком тому, кто не знает границ дозволенных знаний. Иногда секреты должны оставаться секретами.

Принцесса Селестия Другие пони

Автор рисунка: Siansaar
ГЛАВА 2 "Мордашка и лицо" ГЛАВА 4 "Придворные интриги"

ГЛАВА 3 "Званный гость"

ГЛАВА 3 "Званный гость"

Артур никак не ожидал получить из замка письмо, адресованное лично ему, да ещё и от Эдика. Брат Гриши написал о том, что с недавних пор его стали мучить странные кошмары, сны, практически неотличимые от реальности. Так же, он упомянул ту странность, то, что во сне получил рану, и эта рана оказалась наяву. Учитывая, что Артур сталкивался со странными снами, Эдик просил у него помощи во всём разобраться.

— Как твои руки? Зажили? — единорожка поцеловала лаборанта. — Прости, просто перенервничала немного.

— Ага, и превратилась в пирогрива. Хоть Гриша успел убежать, — вздохнул парень.

— Я же говорила тебе, когда из меня выходит гнев в виде пламени, меня трогать нельзя, это опасно, — единорожка присела рядом.

— Давай забудем. Эдик письмо прислал, у него какие-то проблемы. Я смотаюсь в Кантерлот на пару дней, — встал Артур.

— А почему ты? У него же Гриша есть, — удивилась пони.

— Думаю, здесь смогу разобраться только я, — ответил парень.

— А я могу помочь? — предложила волшебница.

— Возможно, но пока, я хотел бы переговорить с ним один на один, может, ничего серьёзного нет, а я только панику подниму, — Артур принялся одеваться.

— Я тоже за него беспокоюсь. Давай я поеду с тобой, — попросила пони.

— Отдохни, хватит с тебя приключений. Если будет повод волноваться, я дам тебе знать, а пока, не забивай голову всякой всячиной, — Артур потрепал волшебницу по гриве и поцеловав, вышел из дома.


Эдик полчала рассматривал небольшой заживший шрам. Пытался вспомнить, может в прошлом, на космическом корабле или во время своих путешествий его получил, но ничего не помнил. Шрам заметный, Эдик уверен, момент его получения он никогда бы не забыл. Тем не менее, то, что он был получен во сне, озадачивало парня очень сильно. Он слышал раньше о том, что сны могут быть реальнее самой реальности, что иногда люди могут себя в них осознать и умышленно изменять их по своей прихоти. Во сне невозможно умереть или пораниться, даже если на тебя свалится товарный поезд со ста вагонами. Во сне ты можешь умереть, но наяву — даже царапины не получишь. Если бы не шрам на предплечье, Эдик бы выждал ещё неделю пока кошмары не прекратятся или в крайнем случае, записался бы к психотерапевту. По крайней мере он так и собирался сделать на случай, если Артур не сможет помочь.

Решив развеяться от тревожных мыслей, Эдик вышел на лоджию. Морозный воздух тут же заставил его тело дрожать, а изо рта пошёл горячий пар. Солнце светила так ярко, насколько только могло, вот только тепла от него не ощущалось. Холод прекрасно бодрил некогда сонный разум, неплохо тонизировал и дабы вдобавок ещё простуду не прихватить, парень повернулся к входу в комнату и только взялся за ручку стеклянной двери, как услышал за спиной шум, а затем, его обняли тёплые крылья.

— Селестия? — удивился Эдик, замерев на месте.

Крылья его отпустили, позволив обернуться. Перед ним стояла вчерашняя девушка, но вот только с крыльями...

— Это что-то новенькое, — улыбнулся он.

— Сегодня будет важный обед с министрами Эквестрии и Кристальной империи. Мы час назад подписали соглашение о провозглашении Кристальной империи как независимое королевство, Эквестрия позволяет ей развиваться самостоятельно. Хотели бы отпраздновать, и я буду рада, если рядом со мной будешь сидеть ты, — смущённо говорила Селестия.

— Я!? — поперхнулся Эдик. — Подожди, Кристальная империя разве не была частью Эквестрии? Почему ты позволила ей отколоться? — спросил парень.

— В Кристальной империи всегда существовали свои традиции, обычаи ещё до дерзкого захвата королевства злом. Быть частью Эквестрии, значить соблюдать наши традиции, к чему коренные жители империи привыкнуть не могут. Я даровала им свободу, которую они так просили, но на условиях того, что управлять королевством будет Каденс, — говорил Селестия.

— Но, Каденс гражданка Эквестрии, как она может править чужим королевством? Как пони вообще на такое согласились? — удивился Эдик.

— Именно Эквестрия спасла их от зла, от проклятия, и вернула былую славу, помогла вновь встать на ноги и восстановить экономику. Они это знают и в результате нетрудных переговоров, мы заключили соглашение, — перебирала принцесса.

— Вы дали им независимость и в тоже время, продолжаете контролировать с помощью Каденс? — удивился парень.

— Примерно так, да. Только не вздумай это ляпнуть на обеде, — посмеялась Селестия.

— Они и так всё понимают, — сказал Эдик.

— Верно, понимают, но лучше ничего не усложнять, верно? — улыбнулась принцесса. — Обед состоится в час дня, я буду ждать, — принцесса встала на край перил, расправила крылья и спрыгнула в низ.

Эдик тут де подбежал к краю лоджии, но принцессы внизу не оказалось.

— Селестия, — Эдик вернулся в покои. — Стоп, я же не сказал "да". Обед с министрами? Что я вообще там забыл?

Понимая, что принцесса будет его ждать на пиршестве, причём, не оставив какого-либо выбора, Эдик решил подготовиться. Одежда у него была довольно чистая, дорогая и хорошая. К тому же, вчера служанки вернули её из чистки. Только сейчас он понял, что Селестия предложила ему сесть рядом с ней, по сути, вместе с главой королевства и на равных. Что подумают эти самые министры? Что вообще задумала Селестия? Эдик терялся в вопросах. Она сама говорила, что спешить в отношениях не нужно, а теперь весь замок будет знать об их взаимных чувствах, а затем поползут слухи и всё в этом духе, в лучших традициях сплетен. Эдик почти уверен, что после столь замечательного обеда, ему придётся взять в жёны ненаглядную принцессу. А потом что? А всё. Луна вполне доходчиво объяснила всё могущество аликорнов и их любовь на уровне атомов. Ход мысли Эдика был прерван стуком в дверь.

— Открыто, — сказал он, причёсывая волосы.

В гостиную вошла Далия.

— Я не помешала? — тихо спросила она.

— Нет, — коротко ответил Эдик, заканчивая марафет на голове.

— Вам помочь? Постель сменить, навести порядок? Может, кушать изволите? — интересовалась пони.

— Спасибо, ничего не надо, — Эдик повернулся к пони.

Кобылка выглядела по-другому: новенький фартук, совсем не мятый как раньше, другая причёска с блестящими волосами. Пони явно приукрасилась. Она молча стояла на месте и скромно отводила взгляд в сторону.

— Что-то ещё? — уже Эдик начал испытывать неловкость.

— Нет, — расстроено сказала кобылка и повернулась к выходу.

— Далия, — позвал Эдик.

Пони обрадовано развернулась.

— Скажи, у тебя есть гель для волос? У меня сегодня ужин с министрами, а я не хочу чтобы у меня внезапно встал какой-нибудь непослушный локон, — попросил Эдик, приглаживая волосы.

— Да, гель я принесу. Подождите пару минут, — пони немного погрустнела и вышла из покоев.

— Эти пони такие эмоциональные, никак не привыкну, — Эдик повернулся к зеркалу, поправляя белую рубашку.

Через две минуты единорожка вернулась, магически держа перед собой небольшой тюбик с гелем.

— Спасибо, — Эдик взял тюбик и нанёс гель на волосы, что придало им такой же блеск, как у Далии. — Вот, — Эдик протянул тюбик кобылке.

— Ничего, можете пока оставить у себя. Если не трудно, занесите его вечером в мою комнату. Номер сорок шесть, крыло персонала, — улыбнулась Далия.

— На сегодня он мне больше не потребуется, можешь забрать, — парень продолжал протягивать тюбик.

Кобылка неохотно магически его взяла. Пони посмотрела на кончик своей гривы, приподняла его копытцем и тот играл блеском на свету. Затем, единорожка посмотрела на парня, но он не обращал на неё внимания, поправляя на себе криво висящей галстук.

— Позвольте, я помогу, — Пони подошла к парню, встала на задние ноги и положила передние ему на плечи.

Используя магию, она званого завязала ему галстук и поправила так, что он сидел как влитой. От кобылки приятно пахло сладкими духами, чего раньше Эдик за ней не замечал. В такой тесноте парень ощущал себя неуверенно, а изящные изгибы пони навеивали всякие мысли, которые он тут же гнал из головы. Кобылка замерла, посмотрела прямо в глаза Эдику. Тот просто не был способен пошевелиться и всё что он мог, так с любопытством разглядывать её добродушную мордашку. Далия аккуратно поправила копытцем его чёлку. На щёках кобылки выступил румянец и моргнув, она встала на пол всем ногами.

— Посмотрите в зеркало, так лучше? — скромно спросила пони.

— Да, — прохрипел Эдик, только сейчас поняв, что галстук его душит.

Парень чуть освободил горло от галстука, но легче дышать не стало. Далия произвела на него необычный эффект, чтобы отойти от которого, требовалось время.

— Вы можете обращаться ко мне с любыми просьбами и в любое время суток, даже сегодня вечером, — улбынулась она и, подойдя к двери, добавила: — с любыми, — кобылка вышла из покоев.

Эдик понял, что пора бы и самому побрызгаться духами, сбить запах нарастающего пота...


Крики ужаса, бегство и Паника воцарились в Понивилле. Нет, не Дискорд вернулся, просто Вандерли вышла погулять с милым трёхглавым щеночком. Волшебное дитя, как и учили родители, приняла всем привычный облик обычной пони и держа поводок в зубах, гуляла с Хвостиком. Только невооруженным глазом было видно, что смысли держать на поводке пёсика, размерами превосходящим пони, было не совсем разумной идеей... отчасти, это ещё больше пугало жителей деревни. Пёсик заметил кошку, сидящую на подоконнике дома и жизнерадостно лая так ,что содрогалась земля, прыгнул в это окно... Вандерли, бегло осмотревшись и поняв, что пони заняты паникой, применила магию и притянула щенка к себе.

— Мы хороший пёсик и не будем пугать кошек, понятно? -отчитывала Вандерли.

Хвостик виновато покивал головами. Кошка же, из серой, стала белой.

— Гендальф, домой, — в окне показались зелёные копыта, которые быстро схватили кошку и закрыли окно.

— Почему вы бежите? Что случилось? — кричала Вандерли, но вокруг неё никого уже не осталось.

Тут на горизонте появилась Твайлайт Спаркл. Её мордашка выражала уверенность, а из рога сыпали искры. Волшебница медленно приближалась к Церберу.

— Вэнди, отойди от него. Сейчас я его отправлю туда, где ему место, — кричала волшебница.

— Нет! Хвостик хороший! — пони выскочила перед Цербером.

— Он тебя съест! — ужаснулась Твайлайт.

— Я думала ты знаешь, что они ничего не едят, — удивилась Вэнди.

— Это Цербер, ты не понимаешь, — Твайлайт подошла совсем близко.

Щеночек ловко перепрыгнул хозяйку и зловеще зарычал на Твайлайт, от чего у волшебницы грива встала дыбом.

— Хвостик, фу! Твайлайт наш друг! — сердито крикнула жеребёнок.

Заскулив, Хвостик вернулся обратно за спину хозяйки.

— Ты им... управляешь? — удивилась Твайлайт.

— Он мой друг! Твайлайт, не забирай его, пожалуйста, — просила Вандерли.

К месту события подоспели Рэйнбоу и Гриша.

— Что тут, мать ваша Селестия, происходит? — крикнула пегаска.

— Мам, ты же сама сказала что с хвостиком нужно играть на улице, вот я его и повяла в парк, — ответила жеребёнок.

— Ох ты ж принтер матричный, — Гриша закрыл рукой верхнюю часть лица.

— А теперь, Рэйнбоу, потрудись объяснить, — недовольно сказала Твайлайт.

Пегаска кратко поведала о возникновении столь замечательного щеночка и о решении временно оставить его у себя.

— Вэнди, милая, ты не могла бы увести своего друга домой? — попросила Твайлайт.

— Хорошо, — вздохнув, жеребёнок повела Хвостика обратно.

— Вы совсем с ума сошли? Это же Цербер! Они охраняют врата в Тартарары и самые опасные места мира! Они Убивают! Вы хоть понимаете кого поселили? — кричала Твайлайт.

Пара молчала.

— И как... и как Вэнди им управляет? Он не собака, Церберы не признают хозяев. Что вы с ним сделали? — спросила волшебница.

— Не забывай, Твайли, Вандерли особая кобылка, — намекнула Рэйнбоу.

— Кстати, она верно говорит, — согласился Гриша.

— Хорошо, что эта особенность не позволило трёхглавому чуду природы разнести деревню. Пойдёмте к вам, нам нужно многое обсудить.