S03E05
Глава 11. Неловкие сны. Глава 13. Начинается.

Глава 12. Серпантин.

Мисс Элизабет? – коричневый пони подумал, как лучше постучаться в дверь. Сквозь разрушенные кварталы и убогие подворотни, минуя бездомных собак и бездомных псов (последние лягали его и просили мелочь), огибая бесчисленные мусорные баки, под карканье ворон (которые сильно расплодились в этом году) он таки добрался до этого места и теперь ему не хотелось сесть в лужу.

— Что нада? – резкий старческий голос раздался по другую сторону от двери.

— Мисс Элизабет, мне нужно поговорить с вами. Это насчет убитой дочери…

— Вали отсюда.

— Но мисс Эл…

— Вали отсюда я сказала! – голос чуть не сорвался на визг. – Прежде чем припираться узнал бы, кто такая “мисс Элизабет”. Я ее мать! – на этот раз старуха закричала так, что уши Серви невольно прижались к голове. – Ее убили! Проклятые пегасы…

— Пегасы? Какие пегасы?

— Темный, как из глубин ада. Я видела, как он убегал с места преступления. Шибкий! Раскрыл свои адские крылья – чернее ночи, пропади моя кьютимарка! Потом я видела его и на втором убийстве в баре. Ошивался неподалеку. Шельма!

— А не могли бы вы…

— Проваливай говорю, таким как ты не рады! Я уже вторую неделю живу без дочери. Посмотрела бы я на тебя, если бы пережил своих детей! Кобылюдок! Ты мне не нравишься... — у старой пони и правда что-то сжималось в груди, когда она слышала его голос.

Но Серви и так было было достаточно. Спускаясь галопом по лестнице он уже знал, что ему делать, правда не знал как.

— Вали-вали! – прикрикнула старуха, и для верности прислушалась. Цокот копыт удалялся. — Вот и правильно. Вот и нечего тебе тут делать. Вот и посижу одна, кипяточку попью, чай согреюся. — борматала себе под нос старушка, немного успокаиваясь.

***

Сиреневый пони второй час шел по следу пегаса. Он порядком заплутал – рынок Эплджус большой, одна пятая города. Вихляющие улочки, приводящие в него, тоже битком забиты всякой утварью. Кто знает, куда Дискорд понесет Роттериана? Френк остановился и понюхал воздух. Достал из-под котелка карту, в которой она держалась магической присоской. Взгляд его упал на большую нарисованную башню. Отличное место для встреч. Кто знает, может быть Рот подумает так же? Не замечая пронизывающего ветра и пляшущих фонарей, единорог понесся вглубь рынка.

***

— Черный пегас, убийство раз, таверна, убийство два, поставки плотицина, Сатти, бедная Сатти… — мысли крутились в голове Серва мельничными жерновами. Решение было близким — что-то интуитивно подсказывало Серви, что он знает преступника. Сбегая вниз по пологой улице, он не обращал внимания ни на хлещущий в лицо дождь, ни на туман, обволакивающий его. Он был похож на пегаса, делающего очередной соник – вода растягивалась за ним в длинный след, вплетаясь капельками в туман и превращая его не то в гоночный болид, не то в призрака Правосудия, летящим на расправу с преступником. Плащ давно висел бесполезной тряпкой где-то позади, а глаза были кристально ясными – в коричневых приоткрытых полукругах, мерещилось какое-то древнее божество. Рынок Эплджус, рынок Эплджус… Флаттершай, Сатурни Синс, дочка старой бабки – он этого просто так не оставит. Берегись, Роттериан Бис, берегись! Скоро тебя переедет локомотив по имени Серви. Скоро. Очень скоро…

***

— Сэр, я видел его у какого подвала. Это недалеко от центральной башни, сэр. Если знать путь. – Френк был на подробном отчете у Фэта.

— Френк, у тебя есть зонтик?

— Зонтик? – пони посмотрел вокруг. – Нет, нету.

— Да вот я сейчас подумал, — массивный Фэт приподнялся из кресла и наморщил нос, — а не захватить ли нам на всякий случай зонтик? От Триксвилля всего можно ждать. – он выглянул в затянутое серыми тучами окно.

— Мда. Кажется, дождь начинается. – Посветил Фрэнк рогом на улицу. – Ничего, обойдемся заклинанием. И вот еще, сэр…

Фэту нравилось, когда к нему так обращаются. Никто из подчиненных не называл его так, все то «Фэт, здесь отчетность за месяц, поднапряги отдел пропаганды» или «Начальник, да он поехал уже! Да, в зеленый салон на углу, говорят там притон, проверка не помешает…» А «сэр» никто.

— Внимательно слушаю – кивнул Фэт.

— Серви. Вы поручали ему следить за Роттарианом?

— Нет, а в чем собственно дело?

— Он пытался найти его. Или не его. Но определенно, я видел Серви Тонга на рынке, он…

— Выдвигаемся, — резко оборвал его Фэт, — какого Дискорда ты не сказал мне это раньше?

— Н-но, я-я… — начал было отступаться понь.

— Немедленно беги на рынок жди нас у входа. Нужно отвести конвой к подвалу, о котором ты говорил. Серви, Серви… — протянул тихо Фэт, под тихое постукивание у подоконника. Дождь и правда начался. Редкие-редкие, но очень крупные капли. Какой-то неправильный дождь. Наверное, его делали какие-то неправильные тучи. Дискордов город. Все здесь неправильное…

***

— И что нам теперь делать?! – отчаянно шептал Роттериан.

— Не знаю. Может, вырубим их чем-нибудь? – предположила Сатти. Все еще скрываясь, она предпочла сама помочь Роту – если дело выгорит, ее таинство больше никому не нужно.

— Да?! Чем?! – черный пегас был на взводе и норовисто хлопал крыльями себя по бокам. – Да только если молния шарахнет в этот Дискордом забытый сарай — тогда у нас есть хоть какой-то шанс!

— Тише, тише… Не привлекай внимания. – завернулась сильнее в свою шаль Сатти, сверкнув оранжевыми глазами. – От того что ты орешь легче не станет.

Под копыта набилась слякоть. Худшее в мире ощущение. Слякоть под копытами, друг в плену. Сейчас дождь разгуляется, вообще будет лучший антипраздник в мире. Как веселый и яркий Новый Год, только противоположно – уныло и мерзко. Роттериан вспомнил свой предпоследний Новый Год в Триксвилле. Ну не совсем наоборот…

— Цыц! – шикнула на него Сатурн. – Смена караула…

— Почему тебя зовут Сатурн? – идиотский момент – идиотский вопрос.

— Потому что Н. Рутас звучит как собачник из Сталлионграда. Тихо, тихо…

— Н. Рутас? Кто это вообще?

— Тсссс! Потом расскажу! Смотри!

Пока они стояли затаившись в склизком тумане и обдающим спины сквозняком проулке, пастью ледяного дракона пышущего им в спины, двое коренастых земнопоней куда-то ушли. На встречу им подоспела новая пара.

… они хоть чем-нибудь отличаются? Может у них там секта, и они по 20 одинаковых жеребят за раз рожают? – поморщилась Сатти.

Роттериан не сдержался и согнулся от смеха, копытом затыкая себе рот.

***

Вздымались фонтаны по обоим бортам болида. Он был им. Был несущимся по улице экипажем, был молнией, разрезающей лужи. Серви несся вниз по улице и все его мысли были сфокусированы на одном – найти, поймать, а там будь что будет. Найти – поймать… Найти. Резкий поворот. Будто невидимые вожжи стегали его, и управлял ими он сам – идеальный забег по полукругу. Прямая. До рынка оставалось не больше мили. Там, внизу, под железными крышами, пони со стальными нервами торгуют металлическими приборами. Приборами делающие страшные. захватывающие разум препараты… И Рот. Рот за все ответит. Поворот, вшихх! Проскользнул в луже, но не упал, лишь немного не вписался. С кем не бывает. Опыт скачек давал о себе знать, и он все быстрее и быстрее устремлялся к Эплджусу.

***

Флаттершай спала. Ночные кошмары отступили, и голова спокойно уткнулась в подушку, отдыхая от страшных мыслей. Камин потух — пегаске стало холодно. Недовольно переворачиваясь, она натянула на себя сбившееся одеяло и задышала ровнее. Во сне смешно сдула перо, упавшее на нос, перевернулась, поджав копытца. Луна, снежным барсом скачущая по верхушкам далеких гор, освещала розовый хвост, раскиданный по кровати. Тихое тихое дуновение вечернего ветра. Тучи заволокли небосвод, и свет больше не проникал в комнату. Испуганное, интуитивное дрожание. Но темнота отступила так же быстро, как и пришла. Под ирбисовым взглядом ночного светила, пегаска стиснула подушку копытами чуть сильнее.