Автор рисунка: aJVL
Глава 2.

Глава 1.

Все главы (кроме последней, кэп :3) кончаются началом следующей.

… А каждое утро Твайлайт умирала. Мало кто замечал, что фиолетовое тельце ничком валяется на кровати, пока единорожка бегает туда-сюда, снует по поводу и без повода. Подбирает какие-то книги, проходится тряпкой по пыли, и быстро-быстро надиктовывает Спайку новое письмо.

— Отлично! Спайк, ты все записал?

— Конечно, Твай!

— Не расслабляйся, через десять минут мы идем на Праздник Солнцестояния! По моему списку нам столько еще нужно успеть! Заехать к Эплам, упросить Пинки воздержаться от добровольно-принудительных обнимашек всей элиты Кантерлота, подбодрить Флаттершай…

Спайк только продолжал кивать и улыбаться – проницательный дракончик давно знал, что разговаривает с безжизненным манекеном. В очередной раз, отправляя письмо, видел блеск пламени в стеклянных глазах, за уборкой вслушивался в монотонность голоса. Порой, кидал взгляд на кровать – там сейчас лежала настоящая Твайлайт, уперев слепой взгляд в спинку. Шерсть торчала рваными клочьями, пока единорожка в детской непринужденности гладила свой хвостик.

Спайк чихнул. Единорожка дернулась во сне.

— Ты скоро?

— Подожди, я тут…

Дракончик оглянулся на убегающие копыта и подошел ближе к кровати. Протянул лапу ко рту настоящей Твайлайт. Дыхание было, но очень слабое – как будто на груди лежала наковальня. Или две. Спайк не особо разбирался в кузнечных принадлежностях.

— Ааапчхи!

Незадачливый помощничек снова поднял целое облако пыли.

Видение вжалось в подушку и… Рассеялось.

— Так ты идешь или нет? Если мы не выйдем в ближайшие семнадцать секунд, то наверняка опозд…

— Иду я!

— Чем ты там вообще занимаешься?! – фиолетовая мордаха вынырнула из дверного проема.

— Ничем, — Спайк виновато оглянулся на кровать, — покрывало поправлял! Не люблю, когда что-то остается в беспорядке!

Твайлайт посмотрела на него с нескрываемым удивлением.

— Что?.. Я правда люблю порядок. Так же сильно, как алмазы!

Бровь Твайлайт еще сильнее взметнулась вверх.

— Ладно, ладно, я просто искал вчерашний яблочный пирог…

Твайлайт удовлетворенно хмыкнула.

***

— Аапчхи!

Зелено фиолетовый силуэт растаял, подернувшись завесой теплого воздуха. Единорожка испуганно вскочила.

— Кто здесь?

«Десь-есь-эсь…», — многократно отозвалось эхо. Твайлайт удивленно моргнула и тряхнула головой. Потом протерла глаза копытом и уставилась на огромный туннель, прямо перед своим носом. Темнота обволакивала стены, приходилось таращиться и часто-часто моргать, чтобы рассмотреть хоть что-то. Глаза покраснели и жутко зачесались.

— Где я? Где все? Странно, туннель похож на… — почему-то паника не спешила охватывать единорожку, лениво развалившись по уголкам затекших глаз. Пялиться в темноту Твайлайт уже надоело, поэтому она решила отойти от туннеля и осмотреться на площадке, которая была хоть и слабо, но освещена. Громоздкие колонны стояли правильными рядами. Из глубины туннеля доносились протяжные скрипы, заставляя шерстку на загривке нервно топорщится. Плиточный пол, невыносимая сырость, затхлость воздуха и абсолютная, ни с чем не сравнимая атмосфера – ходить тут чем-то маленьким и живым, среди камня и пустых пространств, было довольно… Странно. «Странно. Да, именно то слово, которое описывает все, что сейчас происходит. Интересно…», — Твайлайт подошла к краю платформы. Внизу чернели подозрительные металлические палки – узнала их. По точно таким же балкам ходили поезда из Понивилля в Кантерлот. Рассудительно заметив, что дальше километров двадцати от Кантерлота, такие нигде не встречаются, Твайлайт решила спуститься вниз и пойти по заброшенным рельсам. Но сначала – посмотреть название станции. «Глупая, как ты могла забыть! Естественно, на каждой станции есть название, а если оно соотносится с районом (а оно всегда соотносится с районом!), значит я легко смогу…», — увлеченно рассуждая, она незаметно для самой себя была уже в самом центре платформы. Латунную надпись было сложно разобрать, и поэтому Твайлайт подошла к самому-самому краю, не обращая внимания на то, что пересекла красную полосу, неуклюже нарисованную на плитке.

В полумраке среди жужжащих ламп, фиолетовая пони наконец-то рассмотрела надпись.

«Станция метро…»

— Ва-ха-хау! – Твайлайт резко отскочила от края платформы. Из глубины туннеля с ревом вынырнули пара горящих фар. Не сбавляя темпа, огромная машина пронеслась вдоль площадки, с силой дернув единорожку порывом сильного ветра. Моргая испуганными глазами из-под растрёпанной гривы, Твайлайт медленно осматривала покрытый ржавчиной вагон. Он был больше тех, что ей доводилось видеть в Кантелоте: двери, высотой в почти что два пони, окна выше уровня глаз и огромные лампочки, то перегоревшие, то наоборот, слепящие глаза после темноты.

Все было так невесомо, так смешно и пространно, что Твайлайт уже не задумывалась о происходящем. Только сейчас она заметила, что двери открылись, выжидательно приглашая ее пройти внутрь.

— Входить или не входить? Хотя, у меня еще есть время все взвесить… — рассуждала вслух Твайлайт, дергая хвостом из стороны в сторону.

— Осторожно, двери закрываются, следующая станция Чершгрлшш-пшшш-пшшшш. – задохнулись обрывком записи громкоговорители.

«Очевидно, времени нет!», — пронеслась мысль и Твайлайт вбежала в вагон. Двери тотчас захлопнулись с гулким стуком. Поезд стартанул. Разом вылетели все лампочки, звук разгоняющейся машины сливался с какими-то посторонними шумами, похожими на речь. «Твайлайт. Твайлайт…», — кто-то будто бы звал единорожку. Твай решила осветить салон рогом, и…

***

— Твайлайт!

Спайк и Твайлайт стояли около амбара Эйджей. Дракончик смотрел куда-то в сторону от единорожки, а Эплджек нахмурилась и помахала копытом у той перед носом.

— Твайлайт! Ты чего?

— Ничего. Просто задумалась. Эплджек! – Твайлайт очнулась от секундного оцепенения. – Принцесса Селестия поручила мне собрать всех своих друзей на Праздник Солнцестояния! – в голосе звучали уверенные нотки.

— Ну, эм. Ну, я знаю.

Твайлайт моргнула. И правда, с чего она вдруг решила прийти к Эплджек и сообщить об этом – праздник был знаменательным событием и все пони конечно же знали о нем.

— Ну просто… Ты всегда работаешь! Я хотела узнать, сможешь ли ты присутствовать…

— Конеш смогу! Твайлайт, милая, что с тобой? Ты точно только за этим пришла? – в голосе Эплджек звучали особенные нотки. «Мало ли что она там со своей магией начудила».

— Да я… Да, все нормально, все просто отлично! Мне еще нужно проведать Пинки – она говорила что уезжает на ферму, проведать сестер, и Флатти – ну сама понимаешь, уговорить Флатти куда-то ехать…

— Ага. Понимаю. – Эйджей прищурилась из-за солнца, выглянувшего на несколько секунд. Странно, такая дождливая и серая погода, хотя два дня назад пегасы уже устраивали дождь. Твайлайт, видимо, тоже это заметила.

— Обязательно спрошу у Селестии, что там с погодой! Спайк? Пошли, только отметь в списке, что Эплджек идет. Пока! – Твайлайт отошла от тележек с яблоками.

— Слушай, Твай, а ты точн уверена…

Но та уже бежала по направлению к домику Флаттершай.

«И что это было? Тьфу, чертовщина какая-то. Единороги…»

***

— Станция Честная. Уважаемые пассажиры, пожалуйста, будьте честными.

Твайлайт неспешно вышла из поезда, и тот сразу сорвался с места в черноту туннеля. Сознание отключилось на всю поездку, и только когда в окнах забрезжил искусственный подземный свет, Твайли очнулась. Как ни странно, голова не болела, а тело не ломило – обморок (или что это там было) прошел, не оставив видимых следов.

Платформа была в точности похожа на предыдущую. Те же стены, абсолютно такое же расположение величавых колонн. Но в центре залы стоял огромный круглый памятник. Настолько большой, что второй полукруг был недостроен – монумент просто врезался в потолок, и стоял огромной опрокинутой чашей. Многочисленные запахи сплетались в замысловатый букет, но нос морщило пылью, и единорожка только громко чихала, развеивая романтику тишины.

«Неровный он какой-то. Я без циркуля в школе единорогом ого-го какие круги чертила! И то прямее выходило. Правда это не круг, а шар…», — Твайлайт обошла памятник целиком, стукнула копытом и даже пару раз попробовала укусить. «Любые эмпирические методы хороши!» Тщетно – это была всего лишь обыкновенная статуя. И то косая.

«Наберут по объявлению…», — рассердилась Твайлайт. Как же не любила скрупулезная единорожка всякие неточности! Под ногами что-то хрустнуло, разносясь страшноватым эхом по пустому туннелю. «Ну вот, еще и мусор везде! Ух-х! Надо срочно найти смотрителя – какой непорядок! Что там? Огрызок?...»

Твайлайт замерла и перевела взгляд на кривой полукруг. Неоправданно зауженный снизу, он расширялся по мере своего приближения к потолку.

«Так это!..», — фиолетовая поняша радостно цокнула по земле.

— Яблоко, яблоко, яблоко! – уже с минуту Твайлайт скакала как маленькая, вокруг монумента. – Яб-ло-ко! Яблоко! Ябло-ко-ко-ко! Какая же я умная – сама додумалась!

Хрусть.

Копыто Твайлайт опять попало в бедный огрызок. Единорожка поскользнулась и больно шваркнулась носом об пол («Ой-ей!»). Потирая ушибленную мордочку, Твай посмотрела на обидчика. И пнула его копытцем.

— Вот тебе! Будешь знать, как кобылкам под копыта бросаться! Вот тебе, вот тебе, вот тебе! – продолжала пинать огрызок Твай уже с радостным блеском в глазах. – Научный эксперимент срываешь!

Единорожка замерла, а «Хрусть!» гулом отозвался в ее голове. Твайлайт посмотрела на замызганный огрызок и улыбнулась. Если бы не этот «мусор», она бы никогда и не…

— Ладно, буду честна перед собой – ты мне тоже очень сильно помог.

Свет на станции моргнул. Сначала Твай увидела как тряхнуло стены. Штукатурка ссыпалась, белыми песочными струйками ложась на всклокоченную гривку. И лишь отойдя от шока, единорожка поняла, что пол под ней тоже крупно вибрирует. Огромные каменные куски падали с потолка, но поняшку будто околдовали — она не двигалась с места, завороженно смотря за происходящим. Еще пара крупных толчков и потолок станции провалился, открывая взгляду всю величину памятника – Твайлайт угадала, это и впрямь было большое яблоко.

Туууууууууу! Аккуратно обходя заваленную плитку, Твайлайт посмотрела в сторону туннеля. Огромной змеей городских легенд, поезд выскочил оттуда, с неприятным шипением отбрасывая клубы дыма.

— Будет тебе, не шипи! – рассмеявшись, сказала Твайлайт, направляясь к услужливо открытым дверям.

И поезд, будто слушая ее, перестал издавать подозрительные звуки.

— Надеюсь, в этот раз с лампочками все в п-порядке? – усмехнулась Твайлайт, когда поезд тряхнуло. – Знаете, я проходила отличные ремонтные заклинания, уверена они… Как-то здесь душно.

Твайлайт потянулась копытцами к окну, бросив последний взгляд на загадочный монумент, но оно не открывалось. Стекла запотевали – внутри становилось слишком жарко. Словно какой-то газ расползался по вагону, заставляя бедную Твай обмахиваться хвостом и копытами все чаще, а окна покрываться туманом все быстрее. Краски потускнели. «Опять…», — пронеслось в голове Твайлайт, перед тем, как она снова вырубилась.

***

— И поэтому, я не очень хочу на этот праздник. Не… Не возражаешь?

Флаттершай только что прекратила длинную историю, про Энджела, сонных зверят и губную гармошку, которую кто-то опять взял без спроса. Твайлайт пустым взглядом смотрела на белку, бегающую в колесе.