Автор рисунка: Noben
Глава 1. Глава 3.

Глава 2.

Продолжение упоротости под катом. СПГС уже не такой жуткий — он просто невозможный! . Не забываем, все главы кончаются началом следующей, которая идет курсивом. А теперь еще и начинаются концом предыдущей (чтобы читатель окончательно не потерялся в событиях).

Надеюсь, вы из того типа читателей, которым нравится некая неопределенность и странность ситуации.

— И поэтому, я не очень хочу на этот праздник. Не… Не возражаешь?

Флаттершай только что прекратила длинную историю, про Энджела, сонных зверят и губную гармошку, которую кто-то опять взял без спроса. Твайлайт пустым взглядом смотрела на белку, бегающую в колесе.

— Она сегодня весь день залипает. – заговорщицким шепотом сообщил Спайк.

— Зали… Что? – не поняла Флаттершай, сдувая нависшую челку. Это, кстати было универсальным ответом Флатти – если что-то непонятно, просто сдуй челку. Все обычно тут же забывали, что хотели спросить. Флаттершай никогда не уточняла почему, но глубоко в душе ей нравилось это маленькое оружие.

— Спит, вот что, – Спайк толкнул единорожку в бок, – видишь? Совсем заработалась. А иногда мне кажется, что она… — дракончик замахал лапой, показывая Флатти, чтоб она наклонила голову.

— … что она зомби! – победоносно прошептал он.

— Спааааайк! Я все слышала! – Твайлайт отвела взгляд от белки и теперь сурово смотрела на покрасневшего дракончика.

— Но я же… Я только… Но…

— Никаких но! Немедленно добавляй Флаттершай в список и мы пойдем дальше!

Часы отбили пять, заглушая сбивчивый шепот Флаттершай.

— Т-Твайлай, я же сказала, что не смогу, ты слушала?..

— Да… Хотя, на самом деле нет. Флаттершай, пойми, на этом празднике Селестия ждет всех! И не надо бояться, ты тоже нужна и важна! Все, никаких отговорок, ты едешь с нами! – безапелляционным тоном завершила тираду Твай и вышла за дверь.

— Ладно… — пискнула ей вслед Флаттершай. – Но Твайлайт, дождь!..

За окном уже вовсю бушевала гроза, но единорожка точно знала, что Пинки она еще успеет посетить. На шее, едва не соскакивая лапами с гривы, болтался Спайк. Кобылка ускорила галоп.

— М-м-мож-ж-жет не н-н-над-д-до? – дракончик уже всерьез боялся за свою чистую чешую, опасливо поглядывая вниз на огромные лужи. Год общения с Рэрити давал о себе знать.

— Надо! Мы почти пришли!

Впереди виднелся Сладкий Уголок, и Твайлайт уверенно направлялась к нему. Внезапно, в одно из деревьев рядом с дорогой ударила молния.

Бззззз!

— Ааааах! – Твайлайт встала на дыбы и завалилась назад.

— Моя чешуяяяяяяяяя! Нееееет!

***

— Осторожно, двери открываются. Ну… Если вы не возражаете…

Поезд резко остановился, а Твайлайт, больно ударившись о железную ручку, проснулась. Потирая рог копытом, и справедливо возмущаясь, Твайлайт выскользнула наружу.

— Интересно, они что-нибудь слышали о вентиляции? – Твайлайт сердито повела головой, давая фиолетовой искорке на роге разгореться сильнее. Как ни странно, от нее повеяло не жаром, а приятным прохладным воздухом – редкость в этом месте. Шерстка легонько топорщилась от пробежавших мурашек. Твайлайт зажмурилась. «Хорошо! Интересно, а какое название станции? Глупая, опять все прослушала!»

Бах. Захлопнулись двери. Поезд продолжил путешествие уже без любопытной единорожки, которая уже обстрела всю станцию вдоль и поперек.

— Другая, — заметила единорожка вслух, — та вроде меньше была.

Звяк! Брямкнули копыта Твайлайт о холодный пол. Он весь был покрыт белоснежными мраморными плитами, в пополам с их темными двойниками – асбестовыми, черными полосками. Оттеняя друг друга, этот монохромный карнавал казался сейчас одновременно и самым черным и самым белым на земле местом. Твайлайт задрала голову вверх.

— Ого! – Станция действительно была куда выше двух предыдущих. Огромные железные полукруги свисали с потолка: как будто кто-то крутил детские обручи и нечаянно запустил их вверх – но совсем забыл, что там, сверху, не небо, а каменный свод. Правда, по центру «обручи» все развалились – видать ржавчина взяла свое. Грандиозные, разномастные рыжие протуберанцы, вырывались из потолка, вьясь на концах тонкой стальной сеточкой.

— Бррр. Могли бы для уюта камин поставить, — сказала Твайлайт, не задумываясь о словах. Потом, правда, задумалась, — Хотя какой камин на станции? Ну и что! Зато уютно!

От дуновения искрящегося рога фиолетовой пони, далекие полукруглые конструкции мерно покачивались. Воздух проходил сквозь блестящие сеточки, так неестественно смотревшиеся на проржавелых гигантах, и выводил смешной мотивчик – веселый и бойкий, он умудрялся звучать как-то не по-поняшному, как-то… Потусторонне. «Пам-пам-пар-рам, фью-фью, па-ра-рам!» Убаюкивал и успокаивал Твайлайт, которая вот уже несколько минут изучала носом пол.

«Аааа…», — зевнула Твайлайт и прикрыла рот копытцем. Никого не было, но Твайлайт – воспитанная! Потолок качнулся, а скрытые от глаз громкоговорители, в полуобвалившихся стенах (руины с превосходным полом – какая ирония), что-то прошептали. Шепчущие громкоговорители.

Твайли зевнула еще раз.

***

***

— Энджел! – Твайлайт неслась к противоположному концу платформы. И какого Дискорда сюда мог попасть кролик Флаттершай?! Но сейчас для бедной единорожки, проблема была даже не в этом…

Потолок. Там царил настоящий хаос! «Вот кексик, как будто и впрямь Дискорд постарался!» Округлые громады многочисленных овалов ржавели настоящим огнем. И тут и там языки пламени накрывали несчастную пони – приходилось прыгать с полосочки на полосочку, чтобы случайно не нарваться на огненные струи. Повсюду падали сетки – накроет такой, и прощай целая шерстка! Не успеешь выбраться, как мигом опалит шквалом беснующегося пожара. И пока мир вокруг горел, Твайлайт, незаметно для себя, пропрыгала по всем полоскам прямо к кролику. Оставалось пять или шесть, да и к жару пони почти привыкла, отгоняя волнистыми фиолетовыми залпами рвущееся пламя. Как вдруг стены окончательно рухнули…

«Нет, ну это просто форменное издевательство!»

— Спайк, напиши письмо принцессе Селестии, диктую: «Провести ремонтные…» А-ааах! – Осознание того, что Спайка рядом не было – «Куда делся этот маленький хулиган, когда он так нужен?!» — было не худшим, что испытала Твай в тот момент. Из огромных арок по краям платформы ринулись… Колесницы! Уму непостижимо, но перед маленькой пони возникла целая дорога, сразу после которой сидел Энджел с недовольной мордочкой. Пламя давно отступило от Твай, и сосредоточилось на маленьком участочке за трассой. Сверху, снизу, по бокам – со всех сторон оно подбиралось к бесстрашному кролику. И только очередная волна приближалась – Энджел с суровым видом настоящего сталлионградца затаптывал его лапкой.

— Молодец! – Твайлайт старалась перекричать шум от копыт и колес, но выходило плохо. – Вы позволите? – она пыталась остановить кого-нибудь из скачущих, чтобы перейти дорогу. Жеребец просто промчался мимо.

— Извините, мне нужно… — снова игнорирование.

— У меня там друг в пла… — ухватилась Твайлайт за сумку, висящую по обоим сторонам рослого пони, но тот не остановился, поцарапав бедной единорожке копытца.

— ДА ЧТО ЖЕ ВЫ НЕ ПОНИМАЕТЕ, У МЕНЯ ТАМ КРОЛИК ГОРИТ! – Твайлайт выскочила на проезжую часть и дернула за поводья первого попавшегося кольта.

Мускулистый пони встал на дыбы, громко заржав, и единорожка увидела глаза – одноцветный белок, где зеркальным отражением висели две фиолетовые радужки – ее собственные. Абсолютно белый кольт промчался мимо, откинув незадачливую пони на край дороги. Потирая ушибы на передних копытцах, Твайлайт удивленно взглянула на проезжую часть.

«Селестию мне в наставники… — Твайлайт часто использовала эту общеизвестную присказку, хоть она ей и мало подходила, — что с ними? Что происходит?»

И действительно, проезжающие экипажи с пони были довольно странные. Во-первых – цвет. Все жеребцы были либо целиком белые, либо целиком черные. Они все бежали без остановки, пропадая и появляясь в изгибах полуразрушенных стен-арок. «Наверное, там тоже туннель! Просто скрытый и старый. Застроили – а им он больше понравился», — поняла находчивая единорожка. Во-вторых – глаза. У всех они были словно большие стеклянные линзы. Черные у белых и белые у черных, они буквально горели на мордах, придавая им немножко свирепое, но больше странное выражение лица. Они походили на призраков, тащивших свои экипажи неизвестно откуда и не понятно с какой целью. Кстати да, экипажи… Они были всех форм и мастей. От огромных двухэтажных карет, невесть как выходящих из одной стены, и пролезающих обратно, в лоно арки-близнеца, кончая простыми повозками с прелым сеном. У Твайлайт рябило в глазах.

— РРрф! Эть их, ать их, разлягать их! – донеслось со стороны кролика.

«Не все наши друзья могут говорить – однако кролики особенные. Они зачастую кажутся смелыми и находчивыми питомцами, но не спешите с выводами – они постесняются даже говорить в вашем присутствии. Их особенность – капризный характер, сквернословие и полное понимание ситуации». В голове у Твайлайт мелькали какие-то вырезки из учебников биологии. Она вскинула голову и посмотрела на Энджела – бедняжка уже опалил правую лапку, и вместо белой шерстки, та пестрела черно-подпалым окрасом.

— Уууув! – чуть ли не взвыла Твайлайт от бессилия. – Нет. Я смогу!

Если что-то сказать вслух – оно обязательно произойдет. Это работало с Твайлайт всегда – потому что Твайлайт всегда говорила только то, в чем была уверена на сто один процент. «Нет. На сто процентов. Сто один процент – это математическая глупость», — мысленно поправила себя единорожка.

В голове в очередной раз промелькнули отголоски недавних событий. Вот первая станция. Вот вторая. Длинный поезд-змея.

***

***

***

Топот и гвалт нарастал, арки ходили ходуном, раскидывая мелкие камни во все стороны, а жеребцы скакали и скакали, мешая Твайлайт приблизиться к Энджелу… И почему всегда на пути к доброму поступку, стоит столько препятствий. Невольно вспомнилась сказка от Зекоры – про какую-то зебру. Кажется, ее звали Эшбитри… Или нет… В общем, в ответ на добрый поступок, ее чуть ли не прогнали из деревни. А Зекора как-то странно рассказывала. Запиналась и делала большие паузы. Недоговаривала? В голове возник образ длинноволосой зебры, с вычурными пауками в гриве и статным выражением лица.

— Кто ты?

— Не важно, куда более важно, кто ты. – улыбнулась зебра в ответ.

— Я единорог Твайлайт Спаркл, лучшая ученица Селестии, без двух дней выпускница Школы Магии Одаренных Еди…

— Ну так разгони их своей магией. – продолжала улыбаться зебра, отхлебнув от откуда-то взявшегося бокала с вином.

— Кого их?

— Ну их. Сейчас проснешься – и увидишь. Добро должно быть с зубами, дорогуша. – расхохоталась зебра.

— Ничего не…

Твайлайт очнулась от секундной дремы. Пламя было уже вплотную к Эйнджелу. «Как я могла задремать в такой момент?! Срочно нужно что-то делать!» Единорожка подскочила к непрекращаемому потоку, который уже сливался в сплошной луч черного и белого.

— Извините… Да что же это! Не могли бы вы… Понимаете, мне нужно… ХВАТИТ! – Глаза Твайлайт полыхнули фиолетовым и стали похожи на этих странных пони, с одной только разницей – они горели чистым фиолетовым светом. Медленно, от нее поползли большие кругообразные волны, переплетаясь с потоком. Жеребцы фыркали, но продолжали бежать.

— А я сказала, хватит! – в зале стало необычайно тихо. Круги замерли – вместе с ними замерли в разных позах и бегущие жеребцы – у кого-то голова наклонялась вперед, а развивающаяся непослушная грива раскинулась брызгами упавшего в воду камня, кто-то встал на дыбы от странных кругов – но в одном они были похожи — все они застыли и не шевелились. Твайлайт аккуратно юркнула между остолбеневших рядов, минуя вскинутые копыта и раскрытые, недофыркнувшие пасти.

— Энджел, — пони подбежала к маленькой белой фигурке и поспешно подхватила ее на копыта, — с тобой все в порядке?

Белое пятно смотрело на ошарашенную Твай. Точнее не смотрело – у кролика не было лица, а из грубых швов торчала вата. Рядом валялись две зеркальные пуговицы – видимо, это были глаза, из-за бликов пламени в которых, Твайлайт случайно приняла его за живого.

Пони испуганно попятилась, обронив страшную куклу. Все закрутилось. Пламя давно куда-то пропало. Белый кусок валялся на полу, сверля поняшку взглядом несуществующих глаз. Из громкоговорителей доносились слова, заполняя комнату, будто из крана. «ПРИВЕТ! ИЗВИНИ, Я НЕ ХОТЕЛА ТЕБЯ НАПУГАТЬ! Я ПРОСТО СЛУШАЛА МУЗЫКУ, И ОНА ЗВУЧАЛА ВОЛШЕБНО! ПРИВЕТ! ИЗВИНИ, Я НЕ ХОТЕЛА ТЕБЯ НАПУГАТЬ! Я ПРОСТО СЛУШАЛА МУЗЫКУ, И ОНА ЗВУЧАЛА ВОЛШЕБНО! ПРИВЕТ…» В конце концов, уровень слов достиг такой отметки, что комнату просто-напросто затопило, и Твайлайт не могла дышать.

— Бульк-бульк! – Глаза поняши округлились, она задергала копытами и…

***

Воздух проходил сквозь блестящие сеточки, так неестественно смотревшиеся на проржавелых гигантах, и выводил смешной мотивчик. Фиолетовая пони, ничком лежавшая посреди платформы, в который раз дернулась во сне и… Проснулась.

— Энджееее!.. – Твайлайт резко вскочила на копыта, судорожно оглядываясь, но уже через пару секунд злилась на саму себя, мысленно споря с собой же. «- Как ты могла не понять, что это сон? — Но во сне непонятно, что сон, а что нет! — Но это был ТАКОЙ сон, что все сразу понятно, что сон, а что нет! – Вот в следующий раз и будешь понимать, упрямая кобыл…» На этом моменте Твайлайт запнулась, и решила, что разговоры с самой собой до добра не доведут. Отряхнулась, посветила рогом наверх. Ржавые полукруги были на своих местах, из туннеля раздавался знакомый гул. Секунда, и мелькая лупоглазыми окнами, поезд промчался, как обычно распахнув двери в немом жесте.

— Как будто поезд может делать жесты. – Вслух усмехнулась Твайлайт.

Тууууу! Туууууу! Поезд выжидательно прогудел, подгоняя незадачливую поняшку.

«Мда, лучше было промолчать», — виновато подумала Твайлайт. Из старомодного гудка вылетели клубы сизого дыма.

— Осторожно двери закрываются, — вещал громкоговоритель все таким же шепотом, но уже куда более бодро и радостно, — следующая станция…

***

— Твайлайт, Твайлайт! С тобой все в порядке, Твайлайт! Уууу, конечно все в порядке, я же позвала Ред Хат и она мигом даст тебе успокоительное! Помню, бабушка рассказывала, что меня в детстве уронили в чан с успокоительным! Или мне это приснилось? Так или иначе… — Пинки прыгала вокруг Твайлайт, испугано дрожащей на кресле. Сидя с подносом, полным пончиков, она еще не отошла от внезапного удара молнии. Рядом, на коврике, Спайк сосредоточенно чистил чешуйки – когда Твайлайт упала, она с ног до головы обрызгала дорожной слякотью бедного дракончика.