Автор рисунка: MurDareik
Глава 2.

Глава 3.

Как обычно, глава начинается концом предыдущей, а кончается началом следующей. Чтобы не запутаться и держать нить сюжета, ага.

Я постарался чуть ли не насильно впихнуть в читателя основную идею этой части (а значит предыдущих и последующих), если он и сейчас будет чрезмерно странный, то я даже не знаю, что и делать.

— Твайлайт, Твайлайт! С тобой все в порядке, Твайлайт! Уууу, конечно все в порядке, я же позвала Редхарт и она мигом даст тебе успокоительное! Помню, бабушка рассказывала, что меня в детстве уронили в чан с успокоительным! Или мне это приснилось? Так или иначе… — Пинки прыгала вокруг Твайлайт, испугано дрожащей на кресле. Сидя с подносом, полным пончиков и кексов всех мастей, она еще не отошла от внезапного удара молнии. Рядом, на коврике, Спайк сосредоточенно чистил чешуйки – когда Твайлайт упала, она с ног до головы обрызгала дорожной слякотью бедного дракончика.

***

— О-ох, Пинки, ты бы знала как мне сейчас плохо…

— А что не так? Кексы были невкусные? – Пинки с удивительной быстротой подлезла под поднос и состроила грустную мордочку.

— Да нет, с кексами все отлично, просто…

— Я знаю, знаю! Чай! Чай недостаточно горячий! – Пинки грозно уставилась на фаянсовый чайник.

— Да нет же…

— Недостаточно холодный? – Пинки прищурилась.

— Нет, я…

— Недостаточно… чай? – она схватила чайник и засунула туда мордочку. – Нет, Твайлайт, ты определенно что-то путаешь! Чай достаточно чай, если ты понимаешь о чем я. Ладно, скоро придет Редхарт, она нас рассудит.

Пинки уже давно не замечала ни бурю за окнами, ни бурчания Спайка «говорил же, в дождь лучше дома остаться…», ни покрасневший нос посиневшей Твай, которой было явно не до чайного чая (или какой там он был у Пинки).

— Йей! Но рассудит, это если она одна придет. А если с Оуч Пейном заявится? Тогда она нас ДВАссудит!

— Пинки, мне нехорошо… — Твайлайт икнула и посмотрела на картину над камином. Странно, разве у Пинки в комнате есть камин?

— Твай-й-й-л-ла-й-й-т, ты ч-чег-го? – Пинки затряслась. Хвост дергался из стороны в сторону, то поднимаясь к розовой мордочке, то припадая к самому полу. – Ой-й, не к-к доб-бру эт-то! Спайк, открой окна, открой скорее окна, а то мы не…

В дверь громко постучали. «Редхарт», — мелькнуло в голове у Твайлайт.

— Господа врачи со мной все в порядке, я просто… Просто…

Фиолетовая пони икнула и с испугом огляделась по сторонам. Мордочки врачей слились с Пинки, а голоса доносились как будто из колодца… Или из туннеля. Туннеля?

— Ой… — Твайлайт упала с кресла и в закрытых глазах блеснула белая шапочка с красным крестом.

***

— А-ааааааай! – Твайлайт испуганно вжалась в двери купе. Она плохо помнила, как села в вагон, и еще хуже, почему, но сейчас это не играло большой роли. Огромный красный светофор на белой ножке осветил глубь вагона, где сейчас съежилась бедная пони. От резкой вспышки поднялись шерстинки на загривке. Сама же пони, удивленно протирала заспанные глаза, в попытке проснуться. Пока что это удавалось ей с переменным успехом – вроде и копытца твердо стоят на платформе, но и зевалось по-прежнему так же сладко, как и минуту назад. Выйдя из поезда Твайлайт огляделась. На покосившимся столбике висела табличка «Далеко не Конечная Остановка». Слова «Далеко» и «не» были явно приписаны каким-то весельчаком – от общего фона они выбивались кривым почерком и розовой краской, с подтеками.

— И что дальше? – Твайлайт озиралась. – Куда мне идти?

Поезд выпустил сомнительные клубы дыма и лязгнул закрывающимися дверцами, дескать «Не знаю, сама думай». Твайлайт списала все на случайность – где это видано, чтобы поезда отвечали. С того раза, он ее, видимо, не убедил.

«Пффф, тоже мне, сказочники!», — Твайли угрюмо покосилась на поезд и топнула фиолетовым копытцем. – Между прочим, сами по себе поезда не ездят! Машинисты выходите, а то я за себя не…

Резкие звуки заставили сиреневые ушки сильно-сильно прижаться к дрожащей голове. Грива на секунду встала дыбом, а потом опала несуразными лианами. Впервые за поездку, Твайлайт испугалась не за кого-то — за себя. Правда, испуг скоро прошел. Это всего лишь резкий гудок поезда, который погасил сигнальные огни и теперь стоял, не сдвигаясь с места. Гротескный красный светофор на кривой ножке потух, и теперь поезд казался бесцветным, серым бликом отслужившего воина.

«Ну хватит!», — вскочила единорожка с холодных плит. «А еще лучшая ученица Селестии! Поезда испугалась…», — отчитывала сама себя Твайлайт, пока осматривалась вокруг. Странно, но за все это время, она впервые осмотрела станцию. До этого отвлекал поезд – а теперь ей абсолютно ничего не мешало.

Это был огромный купол. Когда-то… Его верхушка обвалилась, вплоть до самого основания, и гигантский скелет из арматуры нависал над прибывающими. Только сейчас Твайлайт заметила, что платформа была полна пони. Каждый был чем-то занят – тот коричневый, что у стенки, разгружал новоприбывший багаж. Около полуразвалившейся статуи Селестии, зеленошкурый каменщик кропотливо делал аккуратный заборчик. И все очень спешили. ОЧЕНЬ! Пару раз мельтешащие пони даже толкали бедную Твайлайт, которая куталась в собственную гриву, и не знала, куда пойти. В конце концов, после парочки отдавленных копыт и приглушенных ругательств, она решила обратиться к миловидному каменщику.

— Извините, а почему эта станция выглядит такой оживленной и заброшенной одновременно, не подска… — Твайлайт не успела завязать диалог, как каменщик отвернулся. В его зеркальных глазах отразился пол, кьютимарка пропала, а сам он посерел и пнул ближайшие камушки прочь.

— Куда же вы… — Твайлайт испуганно смотрела ему вслед, нервничая от такой реакции.

— Вот ваш багаж, – откуда ни возьмись появился коричневый грузчик.

— Багаж? Но я ничего не брала с собой!

— Неважно, — ответил пони, — иногда багаж появляется сам, даже если изначально его не было. Багаж знаний, например. Не задумывались над этим? Или багаж друзей.

— Что…

— До свидания, — коричневый пони тоже утратил цвет, и без видимого интереса швырнул большой чемодан к копытам Твайлайт.

— Погодите-ка. Постойте! Зачем, ну зачем вы куда-то убегаете?! – Твайлайт погналась за грузчиком, на ее роге начинало распаляться фиолетовое пламя.

Грузчик успел затеряться в безликой толпе, пока встречные пони раз за разом толкали Твайлайт. Она присмотрелась — все из них были серыми, а цвет (или, вернее сказать не-цвет) глаз зеркальный. Она завороженно смотрела в их пустые взгляды и видела железную арматуру, кафельный пол, каменную статую с суровым взором… Вся станция жила в глазах этих серых снующих пони. Твайлайт стало не по себе.

— Пойду-ка я отсюда. Спайк! Спаааайк! – закричала Твайлайт. Но никто даже не обернулся. Поведя рогом, Твайлайт сиротливо отошла к стенке. Внезапно, понурая пони оглянулась – чемодан! — Совсем про тебя забыла! – Твайлайт радостно подскочила к нему. Большая надпись «Лучшие друзья Твайлайт Спаркл», проходила по кожаной обивке. И только-только она направила свой рог на защелку, как…

— Неееееееет! – разноцветная пони сбила с ног единорожку.

Чемодан отлетел в угол, раскрылся и на пол вывались книжка – единственное, что в нем было. На огромном сером томе, были каллиграфические белые буквы «Заведи друзей, быстро и просто! Друзей больше — на двадцать процентов!» Глаза Твайлайт полыхнули фиолетовыми огоньками. Она с недовольством оглянулась на цветную поняшу.

— Вообще-то, ты чуть не повредила мой багаж, – напыщенно заявила Твайлайт, — там были книги, а книги это очень важный…

— Но там только одна книга! – всклоченная грива ткнулась в пустой чемодан. – И тем более, она совершенно не нужна!

Твайлайт пригляделась. На самом деле эта пони была не цветной – видно было, что волосы отдавали розовым, да и шкурка тоже была нежно-алого оттенка. Но поняха вся была облеплена кусками ткани, измазана краской, а в волосах вообще путались какие-то пестрые ленточки и конфетти.

— Что с тобой? – опешила Твайлайт, забыв про книгу.

— Ничего. Просто все вокруг ужасно серое. Надписи, стены… Пони. Ты не замечала? – поняшка в лоскутах посмотрела на Твайлайт, хлопая широко раскрытыми глазами.

— Да как-то… Не знаю, — запуталась Твайлайт, – мне бы вот, книжку дочитать.

Листки книжки, сулившей множество друзей (как минимум на двадцать процентов больше, чем обычно!), заманчиво шелестели чуть поодаль.

— А про что она?

— Про друзей.

— Зачем читать про друзей? – от удивления поняшка плюхнулась на круп. – С друзьями гулять надо! Дружить там. Друзья же! Нет? – она вытянула мордочку и посмотрела на Твайлайт.

— Ну да. А у меня их нету. Вот, книжка говорит, поможет завести.

— Ха! Книжка поможет завести друзей? Она что, школадная?

— Почему шоколадная? – опять не поняла Твайлайт эту странную поняшу. «Буду звать ее Лоскуток, слишком уж она пестрая и странная. А что, отличное имя…»

— Ну, а как еще книжка может привлечь друзей? – Лоскуток опять хлопнула большими, круглыми глазами. В отличие от остальных пони, они были не зеркальные, а призрачно-голубые. И постоянно дрожали, как будто боялись, что их цвет у них вот-вот отберут.

— И то верно. Хотя она обещает на двадцать процентов больше друзей…

— Ух-ты!!! А сколько у тебя сейчас?

— Ну… — потупилась Твайлайт. – Вообще-то ноль.

— Знаешь, я не сильна в математике, — прищурилась Лоскуток, — но мне кажется в твоем случае лучше больше на одного друга, чем на двадцать процентов.

Лоскуток заразительно засмеялась и Твайлайт не смогла сдержать улыбки. Уже через минуту они шли и увлеченно болтали, пока книжка с чемоданом удалялись вместе с ненужной станцией. Прохожие серые пони косо смотрели на разноцветную пони и ее фиолетовую подругу.

— … а потом я сломала памятник Селестии, потому что они покрасили камень в цвет камня, и у меня просто не хватило слов, чтобы…

— Слушай, а куда мы вообще идем? – оглянулась Твайлайт. Вычурные стены станции остались позади, и они шагали по тропинке, звонко отбивая дробь копытцами.

— Там, где ты найдешь друзей, а не друзей-книжек! – хитро улыбнулась Лоскуток.

— А где это?

— Да где угодно. Главное, поискать! Жаль, но пони так часто забывают, что книги мало похожи на друзей, а друзья на книжки. В итоге друзей читают, а с книжками дружат… Вот глупенькие!

Твайлайт потупилась и решила перевести диалог в другое русло.

— Звучит интересно. Слушай, я не знаю, как спросить, но… Как тебя зовут?

— Меня? А я думала, ты знаешь! Меня зовут Лоскуток! – поняшка кивнула головой на кусочки разноцветной ткани на ней.

— Да, как же я сразу не догадалась, — вздрогнула Твайлайт и нервно повела хвостом.

— Что такое?

— Да нет, просто… — фиолетовая единорожка моргнула и помотала головой, будто отгоняя назойливую мошкару.

– Все в порядке? – Лоскуток потрогала копытом Твайлайт, но так беззвучно упала на тропинке ведущей к лесу, по которой шли обе пони. – А-аах!

— Твайлайт, ты в порядке?! – Лоскутик наклонилась ближе, чтобы посмотреть в лицо новой знакомой, как вдруг…

***

Рог Твайлайт сиял, заливая слепящим светом всю комнату.

— Твайлайт, ты в порядке?! – Пинки Пай наклонилась ближе, чтобы посмотреть в лицо своей лучшей подруге. Подоспевшая Редхарт спешно разворачивала медикаменты.

— С н-ней все будет в п-порядке?! – испуганно скакала вокруг светящейся Твайлайт Пинки.

— Да, будет, тебе нужно только немного помолчать и не мешать мне, — ответила серьезная пони в ухоженной белой шапочке с красной вышивкой.

— Оки-доки! Только вылечите ее поскорее!

— Нам придется отправить ее в больницу?! — Рэдхарт проводила какие-то замеры, когда ей под копыта сунулся прибежавший с кухни Спайк. – Придется, да?

Он прицепился к копыто Рэдхарт, и она чуть не разбила градусник.

— Спайк! Не мешай! Не видишь, я должна помочь Твайлайт! Но, боюсь, ты можешь быть прав – позовите кого-нибудь, на случай, если придется тащить ее до больницы.

Дракончик с Пинки переглянулись, и как один заголосили...

Продолжение следует...