S03E05
Прерванная беседа или незваные гости Я ее не потеряю!

Ломай меня полностью

— Ты ведь не мусорщик?..

Этот вопрос выбил меня из колеи и я чуть не влетел в столб.

«Конские яблоки мои, она что, обо всем догадалась»?

— Ты права.
— А кто тогда? Они ведь не ушли домой, так? Ты их... — Она запнулась и я увидел как на ее огромных выразительных алых глазах наворачиваются слезы.
— Убил.. — Сказал я, подавленным голосом.
«Черт, Патрик. Ты идиот. Самый настоящий идиот. На кой хрен ты это ляпнул?» С этой мыслью я чуть не ударил головой об руль.
— Дэш, давай поговорим, когда приедем на место? — Она молча повернула голову и начала смотреть в окно, игнорируя меня.
«Ладно. Как они нашли ее у меня дома? Кажется, самый здоровый из них говорил о каком-то сигнале».
— Слушай, как они могли тебя найти? Они с тобой что-то сделали?
— Копались в гриве. И было горячо. — Ее голос стал еще суше.

Я остановил машину, достал из бардачка КПК, подключил к нему одно незамысловатое устройство, вышел из машины и сел на заднее сиденье, рядом с пегаской. Она попыталась отодвинуться от меня, но ей помешала дверь, а как открыть ее, Дэш не знала. Я провел наладонником возле головы пони.
«Так я и думал. Прилепили GPS-маяк. Как я его не заметил, пока мыл ее?»
Моя рука потянулась к гриве пегаски, а вот ее копыто метнулось кое-куда мне. Такого сильного удара под дых я не получал со времен учебки. Это было неожиданно. Мои глаза чуть не вылетели из глазниц и я пытался вспомнить, как все же правильно дышать. Поднял руку, на которую облокотился, чтоб взяться за грудь и краем глаза заметил, как пегаска дернулась от меня и ударилась головой от дверь. Поднял глаза и увидел, что смотрит она на меня взглядом, полным ужаса. «Что я наделал?»

— Стой. Я не собираюсь делать тебе больно. Я хочу помочь, правда. — Прохрипел я, когда все же вспомнил, как дышать. — Я даже не думал бить тебя.
— Зачем ты ко мне тянулся? — Теперь она смотрела на меня с презрением.
— Они прицепили к тебе маяк. И теперь могут найти тебя где угодно. Я хочу от него избавиться. Позволь?
— Ладно. Но после этого даже не думай прикасаться ко мне. А то ударю еще раз. Убийца. — После последнего слова мое сердце сжалось до размеров горошины. Внутри меня стало холоднее, чем в морозильнике морга. «Теперь она мне не доверяет. Да чтоб тебя, Патрик. Нужно будет поговорить с ней».

Я дотронулся до нее и начал искать маяк. Стараясь делать это как можно нежнее и аккуратнее, я прощупывал пальцами каждый миллиметр ее напряженной шеи, каждую прядь ее радужной гривы. Через несколько десятков секунд мышцы ее шеи начали расслабляться и она закрыла глаза. Похоже ей это нравилось. Буквально через минуту ее головка наклонилась и уперлась в переднее сидение. Если бы я не придержал ее снизу, она грохнулась бы на пол. Уснула. Я аккуратно положил ее на задний диван, благо места там было — втроем можно сидеть с комфортом, и продолжил поиски. Мои пальцы нащупали что-то маленькое и твердое. Я посветил фонариком. «Таких маячков я еще не видел. Стоп. Они его что, НА КЛЕЙ ПОСАДИЛИ?» От увиденного, мои глаза чуть не выпали второй раз за вечер. Маяк был приклеен к ее шерстке и поэтому его не было видно. Я достал нож и начал осторожно, волосок за волоском отрезать устройство.

Сняв этот злополучный девайс, я вышел из машины и, хотел было уже выбросить его, как в свете фар я увидел койота, наблюдавшего за мной. У меня в голове пронеслась идея. Я медленно подошел к багажнику, открыл его и достал из сумки буханку хлеба, захваченную вместе с остатками еды с собой. Отломил небольшой кусочек, воткнул в него маяк и снова достал нож. Медленно проведя ножом по левой руке, чуть выше ладони, я увидел, как по ней потекла кровь. Поднял взгляд на койота — он принюхался. «Еще и ветер в его сторону. Мне сегодня везет». Щелчком пальцев я бросил кусок хлеба, смоченного в крови этому животному. Как я и думал, он поймал его в воздухе и проглотил. Койоты умом особо не отличались. Я закрыл багажник и направился к водительскому сидению. Койот подошел поближе, рассматривая меня как огромный окорок.который он съест на ужин. Но нет, я просто сел в машину, закрыл дверь и медленно поехал, переключив уровень жесткости подвески из спортивного в самый мягкий режим, чтоб в тряске не разбудить пегасочку. «Пусть думают, что моя гостья носится по пустыне. А потом найдут кучку собачьего дерьма. Это даст мне много времени, когда никто не будет беспокоить». Время от времени я поглядывал на экран КПК, но больше сигнал GPS, как и других радиосигналов, он не показывал.

Примерно через час неспешной езды мы подкатили к моему дому в лесу. Когда-то это был охотничий домик одного моего соседа, у которого я его и купил. О нем никто не знал. Это было невзрачное одноэтажное деревянное здание, которое, если не знать, где оно находится и как выглядит, можно искать до посинения. Мне нравилось иногда проводить тут время в перерывах между работой. Я вышел из машины и зашел в дом. Пыли было не много, не удивительно, людей же тут не было, а окна закрыты. Первым делом я снял клеенку с кушетки, вернулся к машине, осторожно достал мою гостью, отнес в дом и положил в кровать. Она так и не проснулась. «Да уж, можно представить себе, как она устала». Затем я достал из багажника сумку и отнес ее в дом. Взяв небольшой бутыль я вышел из дома и пошел в лес. Метрах в ста был ручей, где можно было набрать чистой воды. Когда я вернулся, Дэш все еще сопела на кушетке, а я сел на скрипучий стул, подпер голову руками и последовал ее примеру.

Я открыл глаза, когда солнце через окно начало светить мне прямо в рожу. Глянул на часы — половина девятого утра. Поднявшись, я подошел к бутыли, набрал из него воды в кружку и вышел на улицу умыться. Затем зашел в пристройку рядом с домом, где стоял генератор. Проверил уровень топлива в баке, переключил рубильник и запустил дизель. Он чихнул и противно затарахтел. «Не так приятно звучит, как его старший брат под капотом, но сойдет». Я вошел в дом и спустился в подвал. Достал из мешка несколько картофелин и вернулся в комнату. Пока я чистил картошку, маленькая электроплитка со сковородой на ней нагрелась и я поставил завтрак жариться. Набрал еще немного воды из бутыли в кастрюльку, чтоб заварить чай и поставил на вторую конфорку. Я обернулся и увидел, что Дэш уже проснулась, и теперь сидела на постели, сверля меня взглядом.

— Доброе утро. — Она лишь что-то буркнула в ответ и отвернулась к стене.
— Я хотел с тобой поговорить.
— А уж я то как хотела. Почему ты мне соврал? — Пегаска вновь посмотрела на меня.
— Я тебе и не врал. Я просто не договаривал. После твоих рассказов о вашем мире я не хотел пугать тебя.
— Зачем ты убиваешь? — Это был удар ниже пояса.
— Я делаю это не ради удовольствия, Рэйнбоу. Прости.
— Если ты хочешь, чтоб я тебя простила — расскажи мне все о себе. Только правду. — Она поднялась на ноги, расправила крылья и посмотрела мне в глаза, слегка прищурившись.
— Не думаю, что ты захочешь это знать. — Я повернулся к плите, выключил кипящую воду и готовую картошку.
— Это уже мне решать.
«Патрик, ты еще об этом пожалеешь».
— Ладно. Только поешь. — С этими словами я разложил картошку по тарелкам, положил туда оставшиеся овощи и налил кипяток в чашки, в которые уже положил по пакетику чая.

За завтраком я рассказал ей все. О своем детстве, об армии, о своей работе и о том, как я вытащил ее из того грязного подвала. Она слушала очень внимательно. Временами на ее глазах проступали слезы, но когда я пытался остановиться, Дэш ударяла копытцем по столу и велела продолжать.

— Почему ты не рассказал мне это вчера? — Сказала она после небольшой паузы, когда я закончил.
— Я боялся напугать тебя. — Я сам с трудом держал каменное выражение лица.
— Ты думаешь, что если я занимаюсь спортом, то я тупая, как манекен в мастерской Рэрити?
— Нет. Но я монстр. И я мог навредить тебе правдой.
— Ты не монстр. Ты ведь убивал не ради забавы. Ты делал это для того, чтоб помочь тем, кто ни в чем не виноват. В твоем мире кто-то должен нести этот груз, насколько я поняла. И ты — тот пон.. человек, который не побоялся взвалить на себя всю тяжесть. Ты очень храбрый. И очень крутой.
— То есть ты...
— Ага. Именно так. Я не просто так начала тебе доверять. — Она улыбнулась и от этой улыбки меня бросило в жар. — Ты, правда, хороший. Можно вопрос?
— Конечно.
— Тот здоровяк сказал «этого синего уродца». Я правда такая страшная? — От этого вопроса я подавился чаем.
«Ты его-то ряху видела? Ночью увидишь — заикой станешь. Нет, на самом деле, Дэши, ты очень даже симпатичная, особенно, когда расправляешь крылья».
— Спасибо. — Шерсть вокруг ее носика стала слегка розоватой.
«Я что, сказал это вслух?»
— Ага. И это тоже сказал вслух. — Теперь уже я покраснел.

«Что? Я это умею? Голубая же ты бестия, ты сломала меня полностью».

— Прости, что ударила тебя. — Пегаска опустила взгляд.
— Да ладно тебе, ты все сделала правильно. Это я должен перед тобой извиниться.
— Мир? — Дэш улыбнулась еще раз и протянула мне копытце. Я пожал его.
— Ага, мир.

«Чем же ты им так насолила? И кому? Почему на тебя все охотятся?»