Автор рисунка: Stinkehund
Спасение утопающих Эпилог

Домой

Винтокрылая громадина пролетела вокруг дома и зависла над небольшой поляной, вертясь в воздухе, пытаясь вписать свою тушу в пространство между деревьев. Джейк перебазировался в другой конец дома и продолжил наблюдение. Вертолет, определившись с местом посадки, начал плавно снижаться, разнося сильным потоком воздуха листья и остальной мусор по ближайшим окрестностям. Подравняв винтами верхушки деревьев, машина коснулась колесами земли, и винты начали останавливаться.

— Что это за штуковина? – Генерал услышал голос за спиной и обернулся.

— Рэйнбоу, я же сказал, сидеть в подвале и не высовываться! – Шикнул он на непоседливую пегаску.

— Мне стало интересно, что это так тарахтит. Эта штуковина летает? – Так же тихо спросила она.

— Летает. Спрячьтесь! – Он заметил, что из подвала торчали еще две головы, наблюдая за вертолетом. – Я не знаю, кто это.

— А я знаю! – Радостно вскрикнула пегаска и выбежала из дома.

— Куда! – Джейк было рванул за ней, но потом обернулся и через окно увидел, как я, прихрамывая, ковылял к открывающемуся грузовому отсеку, из которого уже начали выходить первые пони, держась за спину Эпплджек. – Вернулся, живучий таракан! Выходите, они вернулись. – Он помог гостям вылезти из подвала и они выскочили из дома.

***

Пока мы поднимались по лестнице, мою голову сверлили мысли. «Что-то в моем плане не так. А что? Правильно, вот что. Патрик, ты дубина! Какой к черту грузовик? Если система предназначена для зачистки во время штурма, то гараж блокируется тоже. И я хрен оттуда смоюсь. Как будет эвакуироваться начальство? Копам в руки, что ли? Крыша. Я видел там вертолет. Надеюсь, он на ходу».

— Планы немного изменились. – Тихо сказал я. Поднимаемся еще выше, на крышу.

— А почему? Как мы сможем оттуда убежать? Там же высоко. – Спросил кто-то из пленников.

— Никак. Мы не убежим, а улетим.

— Но как? Среди нас нет пегасов.

— Посмотрим. – Я толкнул дверь, выходящую на крышу, и осмотрелся. Никого. На всякий случай, я отстрелил три вертящихся камеры и мы прошли к вертолету.

— Че эт за хреновина? – Эпплджек с интересом смотрела на большую машину.

— Вертушка. Если на ходу – на ней и улетим. – С этими словами я забрался в кабину и попытался запустить ее. Машина не реагировала. – Навоза мне в компот! Вот голова то дырявая. – Стукнув себя по голове, переключил еще несколько тумблеров, приборы заморгали разноцветными лампочками и я услышал гул двигателей. Я открыл грузовой люк и вылез из вертолета. Пони стояли и ошарашено смотрели на начинающие раскручиваться винты. – Давайте, залезайте и сидите тихо. ЭйДжей, ты в кабину иди, будешь помогать.

— А я ж не знаю как. – Она уставилась на меня.

— Я все скажу. Быстрее, пока не раскрутились, не то сдует вас к сену с крыши. Только ничего там не трогайте, а то десантируетесь раньше времени. – Я заглянул в салон и увидел, что все были внутри. Дернув ручку, я заставил люк закрываться. Затем подсадил оранжевую пони, чтоб она залезла в кабину, и отправился завершить последнее дело.

***

Я бежал наверх по лестнице, перебросив через относительно здоровое плечо фермершу. Все тело отдавало острой болью при каждом движении, уши были частично заложены после взрыва. По четыре лестничных пролета на этаж. «Да они издеваются». – Подумал я, выскочив на крышу, держа на всякий случай пистолет наготове. Было чисто. В прямом смысле этого слова. Весь мусор сдуло к чертям раскрутившимися лопастями. Я затолкал Эпплджек в кабину и с трудом залез сам, плюхнулся в кресло, натянул на себя и на подругу наушники, которые ей были не очень удобны, но за грохотом мы просто не расслышим друг друга, а орать мне очень не хотелось. Последний раз проверив показания датчиков, я плавно потянул рычаг, изменяя угол поворота лопастей и тяжелая машина, усердно вертя винтами, начала плавно подниматься в воздух. Развернув машину на нужный курс, я начал набирать скорость. Мы отлетели от здания как раз в тот момент, когда к газу в гости пришла искра и здание охватило пламя, выбив при этом все стекла. Воздушная волна слегка дернула вертолет.

— ЭйДжей, ты чего с охранниками в салочки играла? – Тихо сказал я, от чего фермерша дернулась.

— А-а-а! Оно разговаривает! – Она в панике содрала наушники с головы и испуганно на них уставилась.

— Это я разговариваю, а оно просто звук тебе передает. – Сказал я после того, как ее наушники снова оказались на месте.

— Сразу б сказал, сахарок. – Она уставилась на меня.

— А я и говорил. Только ты не услышала. Так чего ты там гонялась? Тебя же могли поймать.

— Ты сказал сидеть тут и не рыпаться. А они как повалят на крышу-то. Я и выбежала, чтоб отвлечь их и чеб они до остальных не д’брались.

— Грамотно, но рискованно. Хорошо хоть, что ко мне прибежала. – Я попытался улыбнуться.

— А я прост бежала, не зна куда. И тя не видела, пока ты мя за хвост не потащил. – Эпплджек заворожено смотрела из окна вниз.

— Давно не видела земли с высоты птичьего помета? – Слегка подшучивая, я отвлекался от боли.

— Помета? Ха-ха. – Она весело засмеялась. – Ага, пследний раз давно было, када в Клаудсдейл летали поддержать Рэйнбоу. Помета… — Она снова рассмеялась. – Нужн бут запомнить.

***

— Патрик! Патрик! – Я обернулся на крик и увидел летящую к нам радужногривую пегаску. – Вы вернулись! – Она хотела наброситься на меня, но увидела, что я еле стою на ногах и приземлилась. – Как ты? Что с тобой? ЭйДжей, ты вся в крови!

— Жить буду. — Я улыбнулся. – Это не ее, это я ее своей случайно вымазал.

— Да, подруга, со мной все хорошо. – Эпплджек улыбнулась и обняла пегаску.

— Патрик, что с твоим лицом? Болит? – Дэш подлетела ко мне и осматривала мою щеку. Похоже, ее абсолютно не волновало то, что я стал тем еще «красавцем». Она осторожно дотронулась до покрывшегося коркой ожога. – Какой ужас… А рука! Опять вся в крови! Почему с твоей штанины капает? И она разрезана! А нога! Ее что, мурена пожевала?! Ты же весь в синяках! Нужно в больницу! – Не унималась радужногривая, облетая и осматривая меня со всех сторон.

— Не нужно. Гадость какая-то брызнула. Ну да, потаскало меня немножко. Бывало и похуже. Ничего, до свадьбы заживет. – Я улыбнулся и с помощью пегаски сел на рампу перевести дух. Она тут же плюхнулась рядом и обхватила меня крылом.

— До какой свадьбы? – Она уставилась на меня.

— Не знаю, но до нее должно зажить. Так говорят. – Я улыбнулся, а Дэши потянулась ко мне мордашкой и я поцеловал ее.

— Кхм. – Я услышал, как кто-то рядом кашлянул, но никак на это не отреагировал. Не хотелось отрываться от нежных губ любимой пегасочки. – Кхм-кхм. – Прозвучало настойчивее. Мне пришлось оторваться от приятного занятия и посмотреть на помеху. Ей оказался мой друг. – Живой, засранец. – Он улыбнулся. – Когда успел так? Я когда уходил ты целее был.

— Живее некуда. Потом расскажу. Мне бы сейчас вымыться, перемотаться и чайку выпить.

— Я попросил не дергать тебя пока в дом не зайдешь. Мало ли. Идем? – Он протянул мне руку и помог подняться. Я взял трофейную винтовку и принялся использовать ее в качестве трости. С другой стороны меня поддерживала крылом пегаска. Так мы и пошли к дому, перед которым уже сидели на траве все гости и отдыхали. – Ты как? Что с ногой?

— Гранату прозевал и осколками поцарапало. – Как ни в чем не бывало, сказал я.

— Надо осколки вынуть. – Он уставился на меня.

— Уже. Пока летели. И обезболивающих наглотался из аптечки. Так что, могу вести себя не совсем адекватно, вы уж не серчайте.

— Наркоман хренов. – Это заставило меня улыбнуться. – Ты что, спер у них вертушку, которая стояла на крыше?

— Ну да. Тебя это удивляет? Я немного подумал, мне понравилось и я подумал еще раз о том, как нам выбраться. По логике вещей гараж тоже блокировался.

— Да, я позже тоже об этом подумал. Удивляет? Знаешь, — Джейк засмеялся, — я уже ничему не удивляюсь в этой жизни.

— Здравствуй, Патрик. – Белоснежная принцесса подошла ко мне.

— Привет, Тия. Как оно, твое ничего?

— Что? А-а-а… Все хорошо. А вот ты не очень хорошо выглядишь. – Она принялась разглядывать меня. – Не против? – Не дождавшись ответа, ее рог мягко засветился. Ничего не произошло. – Ну как?

— А что должно было случиться? – Я уставился на нее.

— Раны. Затянулись. Ты не чувствуешь? – Селестия удивилась.

— Не-а. Я наглотался сильных обезболивающих и вообще ничего не чувствую. – Я дотронулся рукой до щеки.

— Ну, тут шрам останется, я ничего не могу сделать. Нужно возвращаться. – Она улыбнулась.

— Да, только еще кое-что прихвачу. Джейк, помоги. Подгони мою машину к сараю.

— Сейчас. – Он побежал к черному внедорожнику, а я не спеша поковылял к деревянной развалюхе. Раны может и затянулись, но вот боль еще не прошла, не смотря на лошадиную дозу наркотиков.

— Помоги закинуть в машину. – К тому моменту, как он подъехал и поставил внедорожник задом, почти вплотную к двери сарая, я выкатил оттуда две большие бочки. В багажнике как раз хватало места, чтоб затолкать их, если сложить часть заднего дивана, положив одну на другую.

— Зачем? Я могу поднять их магией. – К нам подошла фиолетовая единорожка. – Они тяжелые?

— Еще как тяжелые. Ну, попробуй. – Я отошел чуть дальше, и дернул за рукав Джейка. Первую бочку охватило лиловое свечение и она зашаталась. На лбу волшебницы проступил пот. – Джейк, хватай. – Пыхтя, с помощью Твайлайт, мы забросили бочки в багажник и сели перевести дух. – Спасибо, Твай. – Я подмигнул единорожке и ее мордашка расплылась в улыбке.

— Что-то у меня голова закружилась. – Пробубнил Джейк. Я поднял глаза и заметил, что рог принцессы слегка светился.

— Тия! Хватит без спросу залезать всем в голову. – Я шикнул на нее. Она резко изменилась в лице и быстро пошла за дом.

— Эй, что случилось? – Я поднялся и поковылял за ней.

— У вас, людей, у всех такая страшная жизнь? – На ее глазах наворачивались слезы от увиденного.

— Не кисни. У всех бывают проблемы. У некоторых очень серьезные. Но мы учимся жить дальше. – Я дотронулся до плеча принцессы.

— Да, я вижу это по вам. Вы пытаетесь не думать об этом и прятать то, что с вами произошло в самые дальние уголки души. Ты очень сильно помог ему справиться. Я это увидела в его голове… Что теперь с ним будет? – Она смахнула слезу и уставилась на меня.

— Об этом я и хотел с тобой поговорить.

— Я понимаю, к чему ты клонишь. – Селестия перебила меня. – Я думаю, это будет самое малое, что я могу сделать для него в благодарность за помощь. – Белоснежное существо улыбнулось.

— Ты готова? Нам пора. Думаю, этот летающий мастодонт привлек внимание тех, кого нам видеть не стоит.

— Да. Пора вернуться домой. – Она поддерживал меня, чтоб я не грохнулся, пока ковылял обратно. Пони громко переговаривались между собой и веселились. Еще бы. Мучениям пришел конец и они возвращаются туда, где и ждут.

— Я сейчас не в состоянии вести машину. – Сказал я, когда мы подошли к остальным.

— Можно я? Я могу! – Пегаска, улыбаясь, подлетела ко мне.

— Конечно. – Я чмокнул ее в носик.

— Она у тебя еще и машину водить умеет? – Удивленно спросил мой друг.

— Ага, научил, на свою голову. – Я попытался засмеяться, но это было немного больно. – Джейк, садись спереди, а я сзади пафосно развалюсь и буду командовать.

— Я? Зачем? – Он еще больше удивился.

— Ну, помнишь, я же звал тебя в гости.

— А она… — Генерал посмотрел на принцессу.

— Мы с ней так тебя благодарим за помощь. Не бойся, тебе там понравится. – Я подмигнул ему и мы заняли свои места. Дэши уже сама двигала кресло туда-сюда, пока ей не стало удобно нажимать на педали. Ей даже не пришлось помогать вставлять брелок в панель и нажимать кнопку. – Видишь, Джейк, я же говорил, что она у меня умница.

— Ага, еще и красавица. Спортсменка, комсомолка и так далее. – Он и интересом следил за манипуляциями радужногривой пегаски.

Ей явно нравилось, когда ее хвалили, ее шерстка вокруг носика слегка поменяла цвет, но пегасочка промолчала, быстро отогнала смущение и для большей крутости натянула темные очки, чем заставила меня широко улыбнуться, а моего друга – обалдеть окончательно. Принцесса открыла уменьшенный до размера горошины портал и после того, как все остальные вошли в него, Дэш плавно направила большой внедорожник домой.

Понивилль. Я успел соскучиться по этому замечательному милому городку. Нас встречало куча «народа». Пинки сразу же побежала… прискакала знакомиться с новым другом и своим потоком вопросов заставила Джейка зависнуть. Мак, заплакав, чего я от него никак не ожидал, бросился обнимать свою сестру. Следом за ним на них запрыгнула Эпплблум. Твайлайт повела моего друга в библиотеку. Принцесса позаботилась о том, чтоб всех бывших пленников развезли по домам, а отключившихся лже-пони доставили в замок для того, чтоб отправить их на дно Тихого океана, покоиться рядом с затопленной космической станцией в то место, которое я показал ей на карте. А мы с радужногривой пегаской покатили к моему дому, где я сразу же сбросил грязную порванную одежду и залез в душ. Прохладная вода. Как же мне ее не хватало!

— Тебе помочь? – Она заглянула в душ.

— Эй, я вообще-то голый!

— Тю, и что? Я вообще не ношу одежды. – Она с недоумением на меня уставилась, а потом принялась с интересом рассматривать меня. – О-о-о, какие мышцы. Долго тренировался?

— Долго. Дэши, хватит меня смущать. – Я засмеялся.

— Да я и не собиралась! – Сама она уже успела покраснеть. – Я только хотела тебе помочь. Ты ведь помогал мне! – Она залезла ко мне, взяла мочалку и начала осторожно оттирать засохшую кровь с моей спины.

Все-таки она очень хорошо умела переключаться из режима сверхкрутой сорванки в режим нежной и заботливой девушки, когда это требовалось, что мне в ней очень нравилось. От того, как она до меня дотрагивалась и водила по мне мочалкой, я даже слегка разомлел. Сказать, что это было приятно – это ничего не сказать. Я перестал обращать внимание на ноющую боль. Делала она это, правда, не совсем аккуратно и сама уже была вся в пене. Дэши прижалась ко мне сзади, обняла меня, положила головку мне на плечо и прошептала:

— Я так рада, что ты вернулся. Я люблю тебя, Патрик.