Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 1. Глупость и чувство вины. Глава 3. Новый уровень.

Глава 2. Случайности не случайны.

Вторая глава. С ней вроде как должно стать всё попонятнее.

"...Сколько я проспал, сказать не могу. Но, судя по календарю, никак не меньше троих суток. Уже в который раз убеждаюсь — надо сниматься с должности придворного хирурга-ортопеда...Принцесса Селестия поймёт меня. Я в этом уверен. Тем более, я смогу предложить достойную смену себе...блин, выходит так, будто на пенсию собираюсь...хотя, почти так оно и есть, на самом-то деле. Я устал. Устал изобретать по заказу, устал чинить тела капризных и порой ужасно неприятных аристократов, устал гробить себя стимуляторами, устал жить не в своём доме...вот и какого Дискорда у меня такое гигантское жалование? Дом не содержу, семьи у меня нет, питаюсь я тоже не за свой счёт...хах, уже жалуюсь на слишком большое жалование...всё, звездец, поехавший. А ещё, как бы это банально не звучало, я устал от одиночества. Во дворце найти друзей я даже и не пытался...никто, думаю, на моём месте не пытался бы. Если знаешь, на каких притворстве и обмане здесь всё построено...врагу не пожелаешь. Ну не такой я. Мне нужно простое общение с обычными пони..." Внезапно дикая боль пронзила мозг Иствинда, заставив согнуться в кресле в три погибели. Скрежеща зубами и держась за голову, хирург попытался на трёх ногах доковылять от стола до противоположного угла спальни, где стояла аптечка. Но на середине пути единорог понял, что не дойдёт и повалился, уже теряя сознание, на кровать, как раз оказавшуюся по правый бок.

— Аааааа...снова голова по швам трещит...стоп, знакомые ощущения...опять я без тела! Но глаза как будто есть...поднять веки...на этот раз не такие они и тяжёлые. И не так ярко, как в прошлый раз. Интересно. Так странно, я будто подвешен в воздухе...а ещё я не могу понять, где кончаюсь я, а где начинается среда. Ладно...а как тут двигаться? Странно, я как будто остаюсь на месте, но вытягиваюсь в том направлении, которое задаю силой мысли...так, а если расслабиться, получается, растечёшься? Ау, снова голова...темнеет...

Ист очнулся у себя на постели, и первое, что он увидел, не на шутку встревожило его. Прямо на него смотрели два испуганных и одновременно радостных лиловых глаза. Но больше всё-таки испуганных. Когда зрение сфокусировалось мозг снова получил контроль над телом, учёный приподнялся, заставив обладателя лиловых глаз сойти с постели и отступить на шаг. Ист расплылся в широкой улыбке, когда понял, кто перед ним.

— Т-твайлайт? Это точно ты? Я уже не сплю? И не брежу? — единорог сошёл с кровати и, едва успел он это сделать, как ощутил дополнительный груз у себя на шее.

— А ты всё та же...телепортации по малейшему поводу, — также обняв единорожку, почти шёпотом проговорил Ист.

— Я скучала — просипела Твайлайт севшим от избытка чувств голосом — я знала, что ты выживешь.

— Да...теперь ясно, почему я не погиб в том госпитале...в меня верили, — прошептал единорог, делая объятия крепче. Вдруг он почувствовал, как по его шее стекают горячие слёзы. Их тепло пробралось до самой глубины души учёного, заставив снова вспыхнуть там факел чувств.

Пони простояли вот так минут пять, наслаждаясь каждым мгновением...по крайней мере, им так казалось. Очнулись они только когда в дверь постучали. Как выяснилось, оба уже лежали на кровати, тесно прижавшись друг к другу. Осознав этот факт, единороги синхронно покраснели, свалились на пол в попытках аккуратно и быстро встать и быстро отстранились друг от друга.

— Войдите, — громко сказал Ист — не заперто.

Дверь открылась и на пороге появилась молоденькая пегаска голубоватого окраса и гривой тона на полтора темнее, заплетённой в компактную косичку.
"Фух, пронесло, всего лишь служанка" — с облегчением подумал хирург.

— Здравствуйте, милая Рейндроп. Пришли убраться в моёй спальне? — Ист разговаривал так со всеми служанками и помнил их всех по именам, на что те отвечали смущёнными улыбками и застенчивыми взглядами в сторону. Он любил приносить радость простым поняшам. И, например, если к нему в паценты попадал кто-то из простых горожан, он с двойной ответственностью брался за работу и даже частенько скидывал цену. Раза в два. А иногда и вовсе за бесплатно помогал попавшим в беду и оставшимся без ног и крыльев. "Денег у меня и так слишком много. Лучшая плата — это то, что вы уходите от меня счастливыми и готовыми жить дальше."

Служанки, пожалуй, были единственным классом дворцовых работников, не испорченных деньгами и светским обществом. У них попросту не было ни того, ни другого. Нет, платили им, конечно, весьма неплохо, но такое количество денег всё равно не могло испортить. Вот Ист и старался хоть как-то скрашивать своё одиночество и уныние. А девочки всегда знали, к кому идти, если вдруг кто из них вывихнет, потянет или сломает что-нибудь.

Рейндроп уже раскрыла рот, чтобы ответить "Да, господин Иствинд", но вовремя заметила лиловую единорожку стыдливо смотрящую в пол и перебирающую копытом ворсинки ковра, покрасневшую, как помидор и нескрываемое волнение в глазах самого хирурга.

— Я, п-пожалуй, п-попозже зайду. Извините за беспокойство, — смущённо пробормотала пегаска и выскочила из комнаты. Её голова была полна вопросов и догадок, но над ними всеми повисла одна большая железобетонная мысль — "Молчать".

Ист облегчённо выдохнул.

— Твай, извини за всё это...

— Ничего, ничего...сама виновата.

— Кстати, а каким образом ты тут оказалась? Ты же переехала в другой город, не так ли? — с некоторым удивлением спросил хирург.

— Принцесса Луна вызвала меня...

— По поводу? — перебил Ист.

— Хах, а ты всё тот же. Всё такой же нетерпеливый, хочешь всё и сразу, — эти слова ввели учёного в некоторое смущение, но он собрался, быстро смыл только появившуюся было краску с лица и кивнул:

— Я это, я. Продолжай.

— Принцесса Луна вызвала меня к себе по поводу моего нового проекта, связанного с получением синтетического аликорна...

— Чего-чего?! — снова перебил жеребец — а ну-ка повтори! Синтетического аликорна? Того вещества, из которого состоит рог единорога и которое входит в состав кости крыла пегаса? Я всё правильно помню?

-Да, да всё верно. Я приняла контроль над исследованиями сразу после того, как ты оставил их после несчастного случая... — Твайлайт на секунду остановилась, но сразу выкинула из головы все болезненные воспоминания и продолжила:

— Так вот, теперь я веду этот проект. И я привезла с собой первый исскусственный рог! Я сама его вырастила! Основываясь на твоих изысканиях, я разработала более совершенную и безопасную технологию синтеза. Почти всё то же самое, только чуть быстрее и вероятность взрывов уменьшена на тридцать процентов! Как тебе, а? — единорожка с довольным видом переступала с копыта на копыто, ожидая реакции от собеседника.

— Молодец, Твайли. Я ни на секунду не сомневался в тебе. И ты не подвела. Вы с принцессой Луной уже нашли подходящего пацента?

— Конечно! Бедняге раскрошило рог невесть откуда свалившимся кирпичом...сейчас лежит в особой палате, его подготавливают к операции, прежде всего морально, ведь это немалый риск. Всё только в теории, практики никакой...я очень волнуюсь. Операция состоится завтра.

— А можно мне поприсутствовать? — с огоньком в глазах спросил Ист

— Конечно! Ты, возможно, нам даже пригодишься...ты ведь лучший эксперт по костям во всей Эквестрии, а? — с задором в голосе спросила Твайлайт.

— Ой, ну перестань. Не буду отрицать, мои знания дейтвительно обширны. Да и все эти протезы...да, наверное, я заслужил статус эксперта.

— Не просто эксперта, а самого лучшего и талантливого! — Твай очень не любила, когда её друг принижает свои заслуги.

— Ладно, ладно, как скажешь... — согласился жеребец.

— Кстати, а что ты делаешь в моей спальне? Почему ты зашла именно сюда? На двери ведь даже ничего не указано, кроме номера...как ты меня нашла?

— Я просто проходила мимо, прогуливаясь по дворцу, ведь он так изменился в последние годы...а из-за твоей двери доносились какие-то стоны, причём явно не наслаждения...вот и решила зайти и посмотреть. А тут ты, весь взмокший, лежишь ничком на кровати, стонешь, трясёшься, глаза под веками мечутся туда-сюда...я жутко перепугалась. Сначала хотела применить какое-нибудь заклинание, но сразу передумала — побоялась сделать хуже. А потом ты вдруг затих и замер. Только глаза всё также часто-часто дёргались туда-сюда. Потом ты почему-то снова застонал, и после открыл глаза. Я тебя не напугала?

— Нет, нет, что ты. Что-то ещё необычное в моём, так скажем, "приступе" ты заметила?

— Кажется...да. Твой рог. Он светился. Такого яркого свечения я ещё ни у кого не видела...точнее, ещё никогда свет от рога так не резал мне глаза. Ну, разве что у принцессы Селестии. Но она — исключение.

— Да уж, исключение — мягко сказано...принцесса. Богиня...что-то ещё странное видела?

— Не знаю...это мне, скорее всего, просто показалось...ты был какой-то...полупрозрачный. Как призрак. Хочешь провести исследование? Я с тобой.

— Я пока просто пытаюсь понять, что это вообще может быть...это уже второй такой приступ, и во время обоих были одинаковые галлюцинации.

— А когда был первый? И что за галлюцинации, поподробнее, если можно. Я, как ты помнишь, неплохо разбираюсь в нейрологии — Твайлайт застенчиво улыбнулась.

— Садись, — Ист придвинул подруге и себе стулья, они оба сели.

— Первый приступ был дня три или четыре назад, после взрыва в лаборатории. Тогда я не придал ему осбого значения, так как был под стимуляторами, да и голова была занята мыслью о том, что надо проверить логи программы запуска... — Ист замолк на полуфразе, опустив взгляд в пол.

— Запуска чего? Что с тобой? Что произошло? — Твайлайт снова разволновалась.

— Помнишь моего помощника, Спарки?

— Да, прекрасно помню. Когда я уехала, он мне периодически писал о твоём состоянии...а потом почему-то перестал...после письма о том, что тебе стало хуже. Я никак не могла снова поехать в Кантерлот, пыталась что-то узнать...но тщетно. Даже принцесса Селестия не дала внятного ответа, оставив меня в неведении и подготовив к худшему. А потом началась история с Найтмэр Мун, и я вообще обо всём на свете забыла... — единорожка отвела взгляд, сдерживая слёзы от горьких воспоминаний.

— Но вот он ты! Живой, здоровый! Какой же этот Спарки молодец! Не спал ночами, всё время за тобой следил...а где он сам-то?

Ист сидел мрачнее тучи.

— Что-то не так? Я опять что-то не то ляпнула? — степень волнения кобылки повышалась с пугающей скоростью.

— Только не падай, ладно? — проговорил Ист. Твайлайт смотрела на него непонимающими глазами, в душе предчувствуя неладное.

— Он там, — жёстким и одновременно спокойным голосом сказал единорог и указал вверх, глядя на своё копыто, поднятое над головой. Правда, не долго учёному пришлось сохранять эту драматичную позу — его подруга стала постепенно сползать со стула, и свой пришлось покинуть, чтобы подхватить её.