Идеология Плавленых и Кристаллизованных

Который год наше Советское правительство в альянсе с эквестрийским революционно-буржуазным режимом ведёт тяжёлые бои против войск так называемых "Богинь". Однако, Сталлионградское государство борется в первую очередь ради выживания пони, так как политика врагов сводится к уничтожению любого попавшего к ним существа и к приведению подконтрольных земель в полную непригодность для ведения какого-либо хозяйства. При этом, к сожалению, наше правительство не разъяснило должным образом идеологическую подоплеку противостояния. В этой статье мы попробуем разобраться с идеологический стороной нашей борьбы, так как до сих пор отсутствовало строгое понимание того, кем же являются наши враги: империалистами, ревизионистами или чем-то иным.

ОС - пони

Фотофиниш

Небольшая зарисовка на тему нашей любимой фотографини.

Фото Финиш

Тысяча лет в одиночестве

Тысяча лет – немалое время. После изгнания, Луна отчаянно пытается справиться с одиночеством. И это её мысли.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Вечнодикий Лес

Вечнодикий Лес вызывает у пони суеверный ужас. Казалось бы, причина ясна – погода меняется сама по себе, растения и животные заботятся о себе сами, да и само место не самое безопасное... Аномалия, но в целом ничего особенного, так? Однако, всё ли так просто? Что, если Вечнодикий Лес имеет более глубокие, древние и важные для судьбы мира корни? Единорог-археолог приезжает в Понивилль, со страшной теорией, гласящей, что Эквестрии угрожает уничтожение.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Зекора Биг Макинтош ОС - пони

Там, где пляшут безумные боги

Зебрахара – самое негостеприимное место во всём мире. Но даже здесь жизнь умудряется цепляться за существование. В крохотном поселении зебр шаман пляшет ужасный ритуальный танец, который высвобождает волну смерти настолько могучую, что та достигает границ Эквестрии и её миролюбивых пони. И когда Селестия посылает Королевскую Армию на помощь смятенному царю зебр, ей и её верным солдатам предстоит первыми столкнуться с истинным ликом безумия. Это истории о Безумном Царе-Боге Д'жалине и Пляске Крови.

Зекора Биг Макинтош Сорен

Погрешность генотипа

Когда Принцессы объявляют тебе, что ты единственный из ныне живущих способен зачать аликорна - это хорошо, но когда они объявляют это тебе, соблазнительно лёжа вчетвером на одной кровати - это повод напрячься.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Ни шагу назад

Жизнь, сулящая множество опасностей, непредсказуема. Исходя из такого принципа бытия, главные героини испытывают невообразимый страх ввиду своей тяжелой профессии, преодолевают препятствия и морально, и физически. Ощущают любовь, истинную суету повседневности, но идут до конца, не делая ни шагу назад.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Другие пони

The Canterlot Wedding

Что есть настоящая дружба? Всего лишь обычные слова или нечто большее, говорящее о многом? Для кого-то дружба это просто приятное общение с кем-то, для кого-то - уверенность, что в час нужды ты не останешься один, а для кого-то – что-то обыденное, не стоящее внимания. Каждый вкладывает в нее свой смысл и видит по-своему. Дружба может выглядеть по-разному, но она всегда искренна и остается тем, что связывает вас невидимыми нитями с теми, кто вам дорог. Но как понять, что твоя дружба – истинная? Есть лишь один способ узнать это, и он не из самых приятных. Настоящая дружба проявляется лишь тогда, когда происходит нечто ужасное. Что-то, что выбивает почву у тебя из-под ног, бросая во тьму, а вся твоя прежняя жизнь разбивается на сотни осколков. И именно в такие моменты ты будешь не один. Истинный друг не побоится шагнуть в бездну с одной единственной целью – помочь. Если твой друг такой, цени это. Он не отвернется от тебя, даже если ты превратишься в кровожадное чудовище…

ОС - пони Стража Дворца Чейнджлинги

Реприза

Рассказ, написанный неким Donny Boy на "Тридцатиминутные пони-истории", однако, за отведенное время не успел, но рассказ собрал множество положительных отзывов. Изначально рассказ назывался "Итоговый тест", при конечной обработке "Реприза". И да - совсем уже извращаться не стали, и песню оставили в оригинале. Рассказ получился достаточно драматичным, и немного жестоким. Читать на гуглодоках https://docs.google.com/document/d/1vUQXcs1kAysbhARiR6xpBw5S3VE6m1K-wIMnNFhR9go/preview

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Fallout Equestria: Кругозор

Давным-давно мир был удивительно мал. Можно было сесть на поезд, корабль или дирижабль и за несколько часов попасть в другой город или другую страну. Можно было просто прочитать газету или послушать радио -- и узнать что произошло в тысячах миль от тебя. Не нужно было продираться сквозь джунгли или нырять на дно океана -- можно было пойти в библиотеку за углом и прочесть что угодно о любом уголке мира. Потом упали бомбы. И вместе с расширяющимся огненным шаром жар-взрыва мир тоже расширился. Расширился настолько, что двор многоэтажки стал как город, город стал как страна, а страна превратилась в Пустошь. В этом мире невообразимо широк кругозор тех немногих, кто осмеливаются путешествовать, но еще шире кругозор того, кто внимательно слушает их рассказы. Зарисовка об обычном разговоре обычного бармена и обычного посетителя бара в обычной пост-апокалиптической Эквестрии.

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 2. Случайности не случайны.

Глава 3. Новый уровень.

Да, я знаю, глава смотрится немного незаконченной, но так и должно быть...там мысль до конца доведена.)

— Твайлайт, Твайлайт! Очнись, ну же! — снова холодные брызги, снова тряска... Единорожка открыла глаза.

— Что со мной было? — удивлённо спросила она, поднимаясь на все четыре копыта.

— Обморок, ничего особенно серьёзного...ну, по крайней мере с виду, — с некоторым облегчением проговорил Ист, подходя к шкафу около одной из стен, самому внушительному по габаритам.

— Иди-ка иди сюда, проверим, всё ли с тобой в порядке, — сказал единорог, вытаскивая из шкафа резиновую шапочку с тянущимся к ней пучком проводов. Подключив устройство ввода к компьютеру, он запустил программу — энцефалограф.

— Так, давай посмотрим...садись, чего стоишь-то? Забыла, как делается электроэнцефалограмма мозга? — усмехнувшись, сказал учёный, чем заставил лиловоглазую вздрогнуть.

— А? Что? Ах, да, это...не забыла, что ты... — смущенно промямлила единорожка, подходя к столу и садясь на придвинутый сбоку стул.

— Видать, от обморока ещё не отошла...кровоснабжение головы не восстановилось в полной мере...а чего я гадаю, сейчас всё ясно будет! — хирург с улыбкой на мордашке снова подбежал к тому же шкафу, выудил из него специальный медицинский стробоскоп, а также складной штатив для него. Быстренько расставив всё по местам и подключив стробоскоп к "железке", как сам владелец называл свой компьютер, единорог телекинезом взял со стола шапочку с проводами и спросил у обследуемой:

— Раньше делала?

— Честно говоря, всего один раз, и то давно, когда мне на голову свалился томик с названием "История Эквестрии с начала летоисчисления и до наших дней", убранный из-за невостребованности на самый верх...отличная книга, очень познавательная, а про мастерство иллюстраторов я, пожалуй, промолчу! — насупилась Твай.

— Я тогда попала в Понивилльский Госпиталь с сотрясением и окровавленной головой...неприятно, знаешь ли, — уже выбрасывая неприятные воспоминания из головы, проговорила книгоед.

— Да уж...представляю. Подставляй голову. Будем вспоминать, как это делается, — сказал Ист, поднося шапочку к голове подруги.

Надев её, он запустил процедуру калибровки и отладки. "Успешно" — появилось спустя секунд тридцать на экране лаконичное сообщение.

— Так, давай, подруга, начинаем, — обратился учёный к "пациентке" — Сейчас просто смотри в стенку, не концентрируясь ни на чём и постарайся ни о чём не думать, хорошо?

— Ладно, постараюсь — глубоко вздыхая и выгоняя из головы вечно гудящий там рой мыслей.

Спустя полчаса непрерывного обследования, в ходе которого пациентка должна была то просто неподвижно сидеть, то двигать различными частями тела, то смотреть на стробоскоп, мигающий с разной частотой сквозь закрытые веки, учёный, наконец, успокоился.

— Всё нормально, Твай. Никаких нарушений, можешь быть уверена на все сто двадцать процентов, — улыбнулся Ист.

— К чему такая суета из — за простого обморока? Подумаешь — переволновалась... — стала недоумевать Твайлайт.

— Ты же знаешь, как я беспокоюсь за тебя. А сейчас, после этого долбанного взрыва...я переживаю вдвойне. Ты — единственная, кто у меня остался. Больше нет никого, — рыжеглазый как-то резко погрустнел, во взгляде не осталось и следа того азарта, какой бывает у влюблённых в свою профессию врачей, проводящих обследование интересного пациента.

— Я понимаю твои чувства...хотя о чём это, куда мне понять...но вот что я знаю точно, так это то, что мы — друзья.

А друзья должны помогать друг другу, — заулыбалась единорожка, стремясь хоть немного разрядить обстановку.

— Твай... — хирург внезапно подступил совсем вплотную к ней. — а ты уверена, что всё ещё друзья?

— Что ты имеешь в... — воспоминания, нахлынувшие, словно цунами на одинокиий остров, не дали договорить. Окончательно лишило дара речи то, что в грудь как будто вонзился скальпель — так защемила сердце давняя, детская, можно сказать, влюблённость, пронесённая через годы, взлёты и падения как бы в коме, но сейчас очнувшаяся и, в силу уже не детского возраста, перешедшая в то, что называется большим, тяжёлым и в то же время таким приятным словом "любовь".

Единорожка, пытаясь оправиться от нахлынувших воспоминаний, подняла глаза...её взгляд упёрся прямо два озера оранжевого пламени, выражавшие...много чего. Некоторые вещи из этого "много" даже противоречили друг другу, но не так это важно...важно то, что над всем этим многообразием нависло одно, подминавшее под себя всё остальное...

Дальше всё происходило исключительно по воле двух сердец, горящих ярче самого Солнца, горящих желанием. Когда Твайлайт прикрыв глаза, коснулась губ Иста, в его голове только и успела промелькнуть мысль — "Вот уж не зря в спальне встретились".

Продолжение следует...