Алая Луна. Богиня Демикорнов

Один день из жизни существа, подарившего жизнь целой расе, сложившей свою жизнь ради будущего Эквестрии. Порой, обладание огромной силы и безграничной магии, уже само по себе является тюрьмой и оковами для своего носителя. Смысл иметь силу, которой нет предела, если каждый миг жизни превратится в попытку избавиться от неё. Хотя бы на немного, если не на совсем. Так ли хороша власть и мощь, когда не будет возможности насладиться простыми радостями жизни?

ОС - пони

Роман-тическая катастрофа

Одно дело - воспроизвести со своей возлюбленной волнующую сцену из дешевого любовного романчика. Совсем другое - спасать ее от превращения в постоянного персонажа этого романа. Буквально.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Преступление и наказание

Не надо избивать пони!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Почему я плачу?

Для Меткоискателей в их жизни не было хулигана хуже, чем Даймонд Тиара. Из-за неё жизнь маленьких кобылок превратилась в сплошную череду неудач. Но когда случайность обрывает жизнь Даймонд Тиары, каждая из них начинает переживать свой собственный эмоциональный опыт по этому поводу, пытаясь найти ответ. Каждая узнает много нового о себе, и о той пони, которая, казалось, была им так хорошо знакома, прежде чем вся эта история закончится.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Сильвер Спун Другие пони

Первый блин комом

Твайлайт Спаркл идет на свидание. Впервые. И она совсем не знает, что ей от всего этого ожидать.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Тысячелетняя Лунная Республика

Принцесса Луна свергает свою сестру в ходе кровопролитного переворота. Часть Элементов Гармонии мертвы, Лунная Республика рушит сама себя. Обычный пони пытается нормально жить и не видеть происходящего кошмара, пока дело не доходит до него и его семьи...

Флаттершай Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Октавия Найтмэр Мун

...Прощай

Гирси Вилс не так часто сталкивается с глобальными проблемами, требующими её непосредственного участия. Она никогда не спасала Эквестрию, не предотвращала войны и не вмешивалась в ход времени. Все беды теперь остались в далёком прошлом её родной процветающей страны. Для чего же тогда призвала Гирси магическая карта?

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Свити Бот: Сказка Согревающего Очага

Свити — самая обычная кобылка, ждавшая, как все, Кануна Согревающего Очага — времени, когда все дети счастливы, а их сердца сияют ярче прежнего. Но последняя выходка Меткоискателей заходит слишком далеко. Свити обнаруживает нечто ужасное, что перевернет ее жизнь с ног на голову, а ее друзей обернет против нее. Не в силах вынести осуждающие взгляды окружающих, она убегает из дому. Вот поэтому, с миром, казалось бы, ожесточившемся против нее, Свити начала свое нелегкое путешествие в попытке найти истину своего существования и тайну происхождения. И прежде всего, найти место, которое она сможет назвать новым домом. Или ей придется провести Канун Согревающего Очага в одиночестве?

Рэрити Эплблум Скуталу Свити Белл ОС - пони

Большая тайна самой честной пони

Кьютимарка призывает Эплджек в дебри Вечнозеленого леса. Но при любой попытке носительницы поделиться вестью с друзьями, метка скрывает свою активность. Вскоре ЭйДжей решает разобраться во всем сама и следует по зову в одиночестве. Ей предстоит столкнуться с порталом в другую реальность, осознать свою цель и попытаться достичь её.

Эплджек Человеки

Время сменяется временем. Часть 1: Пересечение параллелей

Спустя 15 лет после Коронации императрицы Твайлайт. Эквестрия стала Эквестрийской Империей, принцесса Твайлайт — императрицей, по всему государству вспыхивают бунты и восстания, криминальный мир процветает, Сталлионградцы принимают решение воспользоваться ослаблением Империи, все медленно, но верно идет если не к мировой, то к гражданской войне точно. А вдалеке от имперских земель набирает силу еще одна неизвестная пока никому угроза. На фоне всеобщего хаоса вершатся судьбы разбросанных по всей Империи пони и грифонов, чья роль в глобальных событиях с первого взгляда непримечательна, но вскоре все меняется в самую неожиданную сторону.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Брейберн Спитфайр Другие пони ОС - пони Вандерболты Кризалис Стража Дворца

S03E05
Глава 18. Я хочу всё Глава 20: Да обрушится небо

Глава 19. Ниспошли мне ангела

Scorpions — Send Me an Angel

За перевод главы большое спасибо Julia_Craft93!

«Добрый вечер, и добро пожаловать на целый час приятной музыки и развлечений на радиоволне, которая помогает поднимать вам настроение на весь день! Да, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, а я ваш любимый ведущий, Мистер Нью-Пегасус! Эта последняя композиция появилась у нас совсем недавно и уже успела стать золотой классикой музыки; это прямая конфронтация между Свининг Войсом и Дино Мейртино в Большом концертном зале! Эти два эстрадных певца — талантливые жеребцы, и я удивлён, что они до сих пор не гастролируют за пределами нашего города; думаю, что постоянная аудитория является в этом случае, мощным якорем, вам так не кажется?

А теперь, давайте перейдём к новостям, но сначала позвольте мне сделать важное объявление, по крайней мере, для меня. Сегодня — последний день, когда я выхожу в эфир с новостями. Я немало постарел, и для меня настало время двигаться дальше, уступив своё место более молодым и талантливым голосам. Я прекрасно провёл время с великолепной командой, которая позволила мне превратить свою работу в страсть всей моей жизни. Я провёл много лет, сидя за этим микрофоном, и видел довольно много событий, но лучшее воспоминание, которое я сохраню в своей памяти — это то, что я имел огромную честь поделиться этими событиями со всеми вами. Спасибо вам, от всего сердца.

Ну и вернёмся к новостям. Промышленный район Сансет-Хиллз в настоящее время работает полным ходом после завершения протокольной инаугурации, организованной пресс-секретарем городского совета Дезерт Роуз и начальником отдела развития Нью-Пегасуса Амперой фон Ом. Речь удивительно молодой и способной кобылки призывала к дальнейшему развитию в столь тяжёлые времена, как те, в которых мы живём. «Наша промышленность, — сказала она, — это то, что позволит нам сохранить нашу независимость и наше преимущество перед внешними силами, такими, как Новая Эквестрийская Республика, а наше благосостояние, — добавила она, — продолжает побуждать жителей Пустоши присоединяться к нашему сообществу».

Оглядываясь на то, как вырос город за последние несколько лет, должен признаться, я откровенно удивлён, насколько умело новой администрации удалось распределить скудные ресурсы, чтобы оптимизировать благосостояние граждан. Были восстановлены промышленные районы, реализованы жилищные проекты, и общий уровень города стал похож на старые довоенные картины, чем на Пустошь. Даже с образованием Республики, Нью-Пегасус начал процветать так стремительно, как этого не было в течение многих десятилетий.

К слову о Республике, до меня дошли довольно мрачные новости из Кольторадо. Похоже, что силам Царства удалось прорвать фронт НЭР и спровоцировать стратегическое отступление в Нейваду. Согласно официальным заявлениям, республиканская армия стоит на дальней стороне дамбы Хуфера и готова удерживать объект до тех пор, пока не будет организовано контрнаступление. Несмотря на все трудности, через которые им пришлось пройти, высшее командование НЭР заявляет, что моральный дух солдат остаётся высоким и они считают, что их технологическое превосходство будет ключом к долгосрочной победе.

Следующий вопрос... что же это за Царство, которое заставило некогда победоносные армии Новой Эквестрийской Республики отступить от Хайовы до Нейвады? Кто их ведёт и какова их цель? Что произойдёт с Нью-Пегасусом, если Республика будет уничтожена, и как отреагирует наше правительство на возможное вторжение Царства? До сих пор ни один из этих вопросов не нашёл правильного ответа, но наша волна будет продолжать задавать их, пока мы не получим всю подробную информацию.

А пока что, давайте остановимся на этом моменте и перейдём к музыке! Это произведение мне очень дорого, потому что оно одно из тех, что знаменует собой эпоху, в данном случае, возрождение мира после его разрушения. Да, я становлюсь сентиментальным, но это мой последний день в эфире, так что расслабьтесь. Наслаждайтесь прекрасной композицией Вельвет Ремеди, и помните, вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, а я, ваш покорный слуга, Мистер Нью-Пегасус, надеюсь, что буду ещё долго жить в ваших сердцах…»

— Вы готовы к интервью, мистер Фарсайт? — Юная кобылка улыбнулась и посмотрела мне в глаза.

— Конечно. — Я кивнул. — Спрашивайте.

Кобыла добродушно улыбнулась мне и стала рыться в бумагах, пока я спокойно смотрел на неё. Она была довольно молода, но, учитывая то, что она собиралась стать новой ведущей местной радиостанции, она должна была быть прекрасным журналистом; или, по крайней мере, обладать упорством, чтобы извлекать информацию из собеседника. Она обладала природным обаянием, хотя и не была особо привлекательной. Кобылка была милой, миниатюрной и скромно одетой; но в ней было что-то, что заставляло полюбить её и скручивало по всем четырём копытам. Возможно, это её карие глаза и оранжевая шкурка или изящная походка, но в ней определённо было что-то обезоруживающее.

Я старался избегать интервью в течение очень долгого времени, потому что боялся, что слишком большое внимание общественности может возвысить культ моей личности, и, честно говоря, мне не очень нравилась эта идея. Во-первых, вокруг меня находились пони, чья помощь имела решающее значение для моего успеха, и не придавать им значения было бы оскорбительным, если не сказать больше. Снаружи оставалось много врагов, а я не хотел создавать их ещё и внутри. Во-вторых, быть губернатором такого бурно развивающегося города, как Нью-Пегасус, требовало немалых усилий и оставляло мало времени на такие вещи, как интервью. Тем не менее, Ди и Роуз уже были опрошены журналистами, поэтому держась в тени, я начинал чувствовать себя странно и отчуждённо от общества.

— Мы готовы начинать, мистер Фарсайт.

— Пожалуйста, зови меня Фарсайт. Без «мистер», это заставляет меня чувствовать себя слегка некомфортно.

Кобыла положила на стол небольшое устройство для записи голоса, довоенную вещицу, которая продолжала функционировать, по Селестия знает, какой причине. Она взяла кипу бумаг и переместилась в удобное положение, а я бросил последний взгляд из окна своего офиса и улыбнулся, наслаждаясь видом освещённого города, который рос прямо на глазах. С глубоким вздохом удовлетворения, я оглянулся на кобылку и приготовился отвечать.

— Идеально. Добрый вечер, наши дорогие слушатели, с вами Мисс Нью-Пегасус, и у нас очередное интервью с одним из самых важных пони в городе. На этот раз, я нахожусь в верхней части шпиля «Подковы» с одним синим жеребцом, которого вы, вероятно, уже знаете. Фарсайт, добрый вечер, и добро пожаловать на Радио Нью-Пегасуса. Здорово, что ты здесь.

— Спасибо и вам, — ответил я. — Я очень ценю работу, которую Радио Нью-Пегасуса делает для пони по всей Нейваде.

— Спасибо за комплимент. — Мисс Нью-Пегасус слегка рассмеялась. — Скажи мне, Фарсайт, как проходит твоя повседневная жизнь?

— Моя повседневная жизнь? Я думаю, это стало чем-то вроде рутины. В конце концов, управление городом не такое уж и простое занятие, как можно было бы подумать. Заседания, которые длятся почти весь день, где приходится балансировать доходы и расходы, заниматься делегированием полномочий НЭР... Как правило, каждый день — это не что иное, как сочетание этих факторов в разном порядке и пропорции.

— Я понимаю. Впрочем, время от времени ведь есть что-то особенное, не так ли? Например, вчера твои коллеги из городского совета открыли промышленный район Сансет-Хиллз, я права?

— Наверняка, — я кивнул. — Конечно, есть вехи, которые знаменуют наш путь, но вчерашнее событие потребовало почти трёх лет напряжённой работы и планирования. Это событие нужно было бы отпраздновать, но мы все должны понимать, что у нас ничего бы не вышло, если бы мы всё тщательно не спланировали.

— Говоря о планировании и праздновании... сегодня восьмая годовщина твоего прихода к власти, начавшаяся со знаменитой речи, которая дала старт всем изменениям в городе. Как ты помнишь тот день?

— О-о, это было похоже на открытие шлюза, — я вздохнул. — Я вложил в это дело все свои силы, пока в тот день они, наконец, не принесли плоды. Это был пик моей славы, немного эгоистичный, конечно. Но всё же я должен был встретиться с народом и сказать им, что мы будем у власти только лишь для того, чтобы вести всех пони к лучшему будущему.

— Ты ожидал такой тёплой реакции?

— Честно говоря, я понятия не имел. Однако оглядываясь назад, я понимаю, что так и должно было случиться. В конце концов, мы отвадили НЭР от наших ворот и положили конец бессмысленной грызне между семьёй Ферратура и Фулл Хаусом. Население жаждало того, чтобы кто-то пришёл и уладил всё раз и навсегда. Именно это мы и собирались предложить. И сейчас мы выполняем это обещание.

— Твоё первое решение было рискованным. Ты решил разрушить стену между Фридом Филдом и Нью-Пегасусом.

— Да, это было давнее обещание, — я спокойно улыбнулся. — Я пришёл из Фридом Филда, и знаешь, я видел, какой там была жизнь до сноса стены. Во всём было так много потенциала, в пони, в торговле, в инфраструктуре... Однако он растрачивался впустую просто потому, что некоторые элементы были «нежелательными» для общества Нью-Пегасуса. Всё можно было бы легко решить, внедрив надлежащие правоохранительные органы и позволив хорошим пони разбираться с плохими. В основном, так и получилось, когда Ди взяла на себя контроль над Фридом Филдом, а затем, я просто символически снёс стену.

— А какая была реакция на такое решение?

— Это зависит от того, о ком ты спрашиваешь. Очевидно, что Фридом Филд пережил невероятный бум качества жизни, поэтому пони, живущие там, были счастливы, словно жеребята в канун Согревающего Очага. Естественно, Нью-Пегасус был в состоянии справиться с ростом потребностей своих бедных граждан, но, возможно, некоторым жителям это могло не понравиться. Однако со временем и при надлежащем управлении мы достигли определённого равенства между районами, и я могу с уверенностью сказать, что население удовлетворено воссоединением.

— Кроме того, это позволило Стрипу стать почти вдвое длиннее, чем раньше, а на площадь, на которой стояли ворота, стекаются пони со всего города.

— Ты имеешь в виду площадь Единства? Да, это то, чем я очень горжусь, — я не мог сдержать улыбки и быстро посмотрел в окно. — Это место имело определённое символическое значение... это был контрольно-пропускной пункт, стена позора. Нам нужно было превратить это место в воспоминание о воссоединении и дружбе, чего крайне не хватает в наши дни. Именно поэтому, мы решили перестроить площадь под общественную и добавить туда памятник.

— Ты про Обелиск?

— Именно.

— Могу я задать тебе личный вопрос? Кто эти пони, изображённые на Обелиске? И почему сверху находится грифон?

— Это напоминание о тех, кто пал во время конфликтов, которые превратили Нью-Пегасус в то, чем он является сейчас. Пони, чей вклад был необходим, чтобы понять, кто мы.

— А кем они были?

— Там запечатлена Метроном, правое копыто Ди Клефф, которая помогла в создании Фридом Филда. Затем, ЛаРош и Снейк Итер, верные соратники Сэдла Бакмэйра и Амперы фон Ом, которые погибли, защищая население Нью-Пегасуса и Фридом Филда во время войны. Потом, Новалис Ферратура. Большая часть прогресса, который город пережил в последние десятилетия, было его делом и наследием, поэтому было справедливо изобразить его там.

— А грифина? — Мисс Нью-Пегасус посмотрела на меня вопрошающим взглядом. Я пытался скрыть свои чувства, которые хоть и были едва заметны, но всё же были.

— Это — Штука Когтепёрая. Изначально, она была наёмницей из Когтей, но жизнь привела её во Фридом Филд. Она умерла, когда Голден Свэллоу пыталась захватить город в день свадьбы Ди Клефф.

— Да, я помню тот день, — кобыла кивнула. — Кстати о Ди Клефф и её супруге, не могли бы вы рассказать мне об их совместной жизни?

— Я думаю, что об этом вы должны спросить её сами, — я отрицательно покачал головой. — Она предпочитает конфиденциальность.

— Хорошо-хорошо. — Мисс Нью-Пегасус улыбнулась. — Мы оставим эту тему для другого выпуска. Город значительно вырос по прошествии многих лет, как вы относитесь к этому?

— Я думаю об этом, как о хорошо проделанной работе, — я засмеялся. — Этот город не мог прозябать. Пустошь изменилась, и на смену хаосу пришёл порядок. Поэтому, иметь минимальную безопасность и несколько торговых постов недостаточно для того, чтобы выжить в мире, который становится всё более и более конкурентоспособным. Мы должны стать сильными сами по себе, и это нам удалось.

— Должно быть, на это ушло много денег.

— Это так, но мы обнаружили, что и Фулл Хаус, и Ферратура сумели накопить значительный объём богатств, который мы и использовали для финансирования промышленных районов и жилищных проектов, — я солгал, так как все эти проекты были оплачены золотом, которое мы принесли из Ней-Орлеана. — Эти изменения помогли городу развиваться, и в ближайшее время мы ожидаем возврата инвестиций.

— К слову об объектах, ещё одним тяжким временем для города стало восстановление аэропорта Макинтош.

— Согласен. Это было нелегко, так как Новая Эквестрийская Республика показала себя довольно цепкой, когда дело доходит до территорий и недвижимости. Мне пришлось вести жёсткие переговоры с вице-президентом Хартстрингс, но в итоге нам удалось найти удовлетворительное решение.

— Какими были условия?

— Мы заплатили им кругленькую сумму, но на этом всё. 

Ещё одна ложь. Я был секс-игрушкой Харпсонг на одну ночь в обмен на аэропорт. Не скажу, что мне это не понравилось.

— Ясно. Могу я спросить, как сейчас складываются отношения с НЭР?

— Мы ладим друг с другом, — я отмахнулся. — В конце концов, у Республики есть проблемы побольше, чем слушать бредни одного городка посреди пустыни. У нас есть соглашение о сотрудничестве, наши встречи всегда тёплые и приветливые, но на этом всё. Мы не хотим большего вмешательства.

— Говоря о проблемах побольше, я полагаю, ты имеешь в виду Царство.

— К сожалению, да.

— Что ты знаешь об этой таинственной силе?

— Боюсь, ненамного больше, чем ты, — я отрицательно покачал головой. — Мы оцениваем риски, которые могут повлиять на благополучие нашего сообщества, и я уверяю вас, что мы будем действовать последовательно, даю слово. К сожалению, мы не знаем, была ли нынешняя война между Республикой и Царством вызвана нападением НЭР или же захватническими устремлениями Царя. Слухи заставляют нас думать, что второй вариант является наиболее вероятным.

— Что вы собираетесь делать при теоретическом вторжении?

— Я не могу ответить на этот вопрос, — я пожал плечами. — Есть много переменных, которые могут изменить оптимальную стратегию.

— Я понимаю.

— Позволь заверить, однако, что главным приоритетом правительства будет сохранение безопасности и благополучия граждан Нью-Пегасуса.

— В этом нет никаких сомнений. — Мисс Нью-Пегасус профессионально улыбнулась. — И последний вопрос, каковы дальнейшие планы городского совета?

— Наше рабочее направление — это развитие инфраструктуры города, промышленности и торговли, чтобы подстегнуть развитие местных предприятий. Однако близость вооружённого конфликта, несомненно, заставит нас пересмотреть планы. Мне жаль, что я не могу быть более точным, но это довольно нестабильный момент нашей истории. Нам придётся подождать и посмотреть, что именно происходит.

— Это вполне логично. Ну что ж, Фарсайт, для меня было великолепным удовольствием провести это время за разговорами с тобой и узнать побольше о положении города и его правительстве. Это было интервью от Мисс Нью-Пегасус для вашей любимой станции, Радио Нью-Пегасуса!

Кобыла выключила диктофон и положила его обратно в свою седельную сумку, а затем собрала все бумаги.

— Спасибо за то, что уделил мне время, Фарсайт, — она кивнула и улыбнулась. — Необязательно меня провожать, я смогу найти выход. Знаешь, до меня дошли слухи о тебе... Говорят, что ты настоящий ловелас, и, честно говоря, мне это не интересно. Всего доброго.

Она обернулась и поспешно ушла, как будто думала, что я собираюсь держать её в заложницах. Когда лифт пропищал, сигнализируя о том, что он начал спускаться, я громко рассмеялся над абсурдностью всей ситуации.


Последние слова кобылы заставили меня задуматься, даже если они и казались немного смешными. Я был привлекательным для противоположного пола, но за последние восемь лет, я так и не нашёл свою спутницу жизни. Я встречал много кобыл, которые хотели быть со мной, и буду предельно честен, я делил кровать с большинством из них; но я не встретил ни одну кобылу, кто не была со мной ради денег. Все кобылки пытались стать моей второй половинкой, от сливок Нью-Пегасуса до отребья Пустошей, которые верили, что их красота или симпатия заставят меня выбрать именно их.

Не знаю почему, но я не нашёл ничего, что могло бы вызвать во мне чувства. Некоторые из них были прекрасны, некоторые — истинными богинями во плоти, другие — забавными и отличными партнёрами по беседе, но ни одна из них не смогла превратиться из обычной кобылы в особенную. Не могу сказать, цеплялся ли я за воспоминания о Штуке или брал их за основу и находил в этих кобылах только жажду наживы; но в какой-то момент, я всегда найду способ забыть о них и жить сам по себе.

Но одна вещь не менялась никогда. Роуз и Надир беспокоились о моём положении. Они повторяли мне снова и снова, что мне нужно найти кого-то, с кем я мог бы разделить свою жизнь, что одиночество съест меня изнутри, и что я провожу слишком много времени в своём кабинете, глядя на графики, карты и таблицы. Что я должен больше времени проводить вне работы и должен наслаждаться жизнью. Опять же, что я могу сделать, кроме как сосредоточиться на городе? У Надира была семья, Роуз была молода и наслаждалась ночной жизнью... а я не мог думать ни о чём, кроме своей работы.

Я вздохнул и пошёл к терминалу, решив как обычно, проверить город. Последняя торговля продемонстрировала рост спроса на импортные товары, а ещё начал обретать популярность новый феномен под названием «туризм». Богатые пони с другой стороны Разлома начали собирать караваны только для того, чтобы поиграть в азартные игры в Нью-Пегасусе. Я начал думать о том, как извлечь выгоду из этого спроса, когда лифт подал звуковой сигнал. Я установил зашифрованную паролем систему безопасности и поставил охранника рядом с терминалом, чтобы только определённый список пони мог попасть в мой кабинет. На всякий случай, у меня всегда был при себе пистолет.

— Я знал, что ты будешь здесь, бро! — Громко поприветствовал Надир.

Я отвернулся от экрана и увидел, как мой друг выходит из кабины лифта, окружённый жеребчиком и кобылкой, оба — чёрные с белыми кудрявыми гривами. Жеребчик уже становился сильным и рослым, и его красные глаза горели огоньком. Кобылка же была худой и костлявой, но подвижной, а в её зеленых глазах читалось спокойствие и добрая душа. Со всеми их различиями, они продолжали быть близнецами, и как близнецы, они сильно... чувствовали связь друг с другом.

— Привет, дядя Фарсайт! — Закричали они в унисон.

— Эй, вы двое, успокойтесь! — Засмеялся Надир.

— Надир, не волнуйся, — я улыбнулся. — Я ведь не боюсь громкого шума. Привет, ребята. Как дела?

— Потрясающе! — Жеребчик пританцовывал. — Папа дал мне в первый раз выстрелить из пистолета, и это было круто!

— Да ну? И сколько мишеней ты поразил, Харко?

— Шесть из семи возможных! — Хвастался Харко Клефф. — Неплохо для первого дня, правда?

— Совсем неплохо получилось! — Я потрепал Харко по голове и посмотрел на молодую кобылку. Она напомнила мне Роуз, когда я впервые увидел её. — Как прошёл твой день, Атрид?

Атрид Клефф вздохнула и осмотрелась вокруг.

— Не так хорошо, как у Харко. Что у тебя за дела с оружием? Мы цивилизованные пони, и мы до сих пор сходим с ума, когда дело доходит до стрельбы!

— Атрид, ты должна понять, что мы живём на Пустоши, и что самооборона всегда была ключом к выживанию. Да, мы пытаемся стать цивилизованными, но пока мы не достигнем этой цивилизации, мы должны быть осторожны и не забывать, откуда мы родом. Например, твой отец научил меня драться с помощью моих металлических задних ног. Но если хочешь, можешь остаться со мной и помочь с подсчётами.

— Хорошо, — зашипела Атрид. — Ты ясно дал понять свою точку зрения. Я просто выйду на улицу и прогуляюсь.

— Атрид, пожалуйста, — застонал Надир. — Не создавай так много шумихи, ладно? Дядя Фарсайт просто пытается по-хорошему с тобой разговаривать.

— Хорошо, хорошо... — Атрид посмотрела на меня и попыталась улыбнуться. — Прости меня.

— Здесь не за что извиняться, — улыбнулся я в ответ. — Почему бы вам двоим не устроиться поудобнее вон там? Мне нужно кое-что обсудить с вашим отцом.

— Ладно! — Атрид и Харко кивнули и бросились в сторону гостиной.

— Учить их хорошо себя вести куда сложнее, чем сражаться с роем касадоров. — Надир вздрогнул и вздохнул.

— Наверное, это возраст, — я пожал плечами. — Похоже, вы неплохо ладите с Харко.

— В основном, потому, что мы оба — жеребцы, и нам нравятся одни и те же вещи. Хотя Харко, кажется, получает удовольствие от стрельбы и вообще насилия... и это меня беспокоит.

— Следите за ним, но будьте терпеливы. Он всего лишь жеребёнок. Как насчёт Атрид? Она больше любит маму?

— Я думаю, что их отношения стали немного напряжёнными. — Надир вздохнул. — Ди очень строга, и я считаю, что Атрид — одна из тех пони, которая делает то, что хочет.

— Я чувствую противостояние личностей, — я засмеялся. — Может быть, Роуз стоит поговорить с ней... небольшая разница в возрасте может оказаться связующим звеном.

— Хорошая мысль, братан. Я попрошу Роуз помочь мне с Атрид. — Надир похлопал меня по спине. — Итак, о чём ты хотел поговорить?

— Ну, есть некоторые интересные данные из последнего отчёта по торговле, которые... Погоди-ка секунду, что это такое?

Я вызвал подсказку, которая начала мелькать на экране терминала. Это была система мониторинга радиосети, похожая на ту, что я видел на ретрансляционной станции восемь лет назад. Она всегда находила различные излучатели и определяла, откуда и на какой частоте они транслировались. Один из сигналов посылался сверху или снизу от Нью-Пегасуса, но этот сигнал всегда был очень тихим, похожим на случайный щелчок и треск. Раньше, это вызывало у меня подозрения, но я никогда не обращал на это так много внимания.

В данный момент, интенсивность сигнала резко возросла, и активность бурлила вместе с потоком щелчков и тресков, лившихся на радиоволнах. Каким бы ни был этот сигнал, это означало, что над или под нами что-то творится. Нам нужно было выяснить что, прежде, чем у города возникнут проблемы.

— Это какой-то радиосигнал... — Пробормотал Надир.

— Он всегда присутствовал, но в последние годы, не проявлял никакой активности, поэтому я подумал, что это может быть автоматизированная система, отправляющая что-то вроде сигнала бедствия, который нельзя было отключить. Однако этот всплеск означает, что это что-то иное.

— Где он находится?

— Над или под городом. У меня только двухмерное изображение, и точка где-то посередине Стрипа, а мы оба знаем, что этого не может быть.

— Да, но что может быть под нами... или над нами?

— Я знаю о Стойле под Нью-Пегасусом, но могу точно сказать, что у них не было вещательного оборудования. О том, что может быть выше, ну... мы не знаем, что находится за облачным покровом, а что там вообще может быть?

— Ничего, наверное... — Почесал бороду Надир.

— Папа, дядя Фарсайт! — Прокричал Харко, высовываясь из окна. — Посмотрите туда!

Сын Надира показывал на облачный покров, за которым действительно что-то происходило. Неопознанный объект падал с неба на высокой скорости, в то время, как другие объекты гнались за ним, но дали ему упасть на землю. Радио моего ПипБака щёлкнуло, и за шумом улицы я услышал голос охранника.

— Фарсайт, сэр, неопознанный летающий объект движется по направлению к нам!

— Я знаю, я вижу его прямо сейчас! Вы знаете, что это?

— Всё ещё слишком далеко, чтобы понять, что это, сэр, но оно не кажется слишком большим! Какие будут распоряжения?

— Оцените зону удара и очистите её; кроме того, держите меня в курсе. Я хочу знать, с чем именно мы столкнулись.

— Да, сэр!

Радио погасло, и я повернулся к Надиру. Полузебра кивнул и позвал Атрид и Харко, в то время, как я нажал на кнопку лифта.

— Вы двое должны быть готовы, — предупредил я жеребят. — Может произойти всё, что угодно.

— Не беспокойся о нас, дядя Фарсайт! — Улыбнулся Харко.

Я кивнул и нажал на этаж, и пока кабина неслась вниз, я начал задаваться вопросом, что это может быть за странный объект, падающий с облаков. Насколько нам было известно, за облаками не было ничего, кроме открытого неба. Конечно, все пони знали, что после того, как Клаудсдейл был уничтожен во время войны, пегасы решили закрыть небо, но в Нью-Пегасусе не было никаких следов пегасов в течение длительного времени. Кабина затормозилась и двери открылись на нижнем этаже, и как только мы вышли из лифта, а радио восстановило приём, снова раздался голос охранника.

— Фарсайт, сэр, вы здесь?

— Да, да, я был в лифте. Что это?

— Приблизительная зона посадки ясна. Мы рассчитываем, что объект должен достичь земли на площади Единства.

— Есть идеи, что это за объект?

— Мы всё ещё не уверены, сэр, но это похоже на пегаса в силовой броне!

— Пегас?

— Да, сэр! Мы не можем точно сказать, потому что он движется довольно быстро, но он похож на пони с крыльями. Попытаться его сбить?

— Он в свободном падении?

— Да, похоже, что он падает бесконтрольно. Перехватить его?

— Нет, пусть он упадёт на землю, — предупредил я. — Будьте осторожны, я хотел бы взять его живым. Если там действительно находятся настоящие пегасы, мне нужно знать их намерения по отношению к нам.

— Всё понятно, сэр! Отбой!

Мы выбежали из казино и направились по Стрипу к площади Единства. За время нашего правления весь город претерпел изменения, и многие здания были восстановлены как для жилищных, так и для экономических целей. Когда семья Ферратура стояла у власти, городская жизнь тяготела вокруг Стрипа и только на нескольких маленьких перекрёстках располагалась торговля. Остальные были не более, чем грязными сточными канавами, где ничего не происходило. После нашего прихода к власти, население расширилось и заполнило заброшенные здания, превратив их в свои дома, а улицы были очищены. Магазины и малые предприятия начали размещаться в ранее заброшенных переулках Нью-Пегасуса, и теперь Стрип была единственным в городе бульваром для прогулок жителей города.

— Смотри! — Взвизгнул Атрид. — Он на земле!

Углубившись в свои мысли, я не видел, как падающий с небес объект достигает земли. Я только мельком увидел чёрное тело с белыми крыльями, падающими вниз, и звук металла, разбивающегося о бетон, наполнил воздух. Атрид издала громкий вздох, и мы поскакали оставшийся путь до места крушения. Громкий шум привлёк несколько пони, но городская стража уже сдерживала толпы подальше от площади.

— Фарсайт, сэр! — Охранник отдал честь. — Добро пожаловать! Надир, жеребята, и вам добро пожаловать!

— Успокойся. Что это было?

— Это пегас, тяжело бронированный, — охранник думал, как сказать. — Но это не те доспехи, что мы видели раньше.

— Жив ли он?

— Это кобыла, сэр, и она жива. Тяжело ранена, но жива.

— Могу ли я взглянуть на неё?

— Разумеется, сэр!

Охранник отошёл в сторону, и я увидел тело кобылы среднего размера, одетое в гладкую чёрную силовую броню, которая напоминала хитиновый экзоскелет радскорпиона. Она приземлилась головой вниз и лежала на спине с одним разбитым крылом. Шлем сломался и обнажил лицо белой кобылы с синей и красной гривой, формировавшей ирокез и зачёсанной на один бок. Даже запятнанное кровью, я, клянусь Селестией, никогда не видел лица прекраснее этого. Пропорции были идеальными, морда была мягкой и округлой формы, а белый мех блестел, как бриллиант.

Даже без образования медика мне было понятно, что пегаска была тяжело ранена, но она продолжала смутно дышать. Я пытался заставить свой мозг думать о том, как доставить её в неприметное место, где мы смогли бы исцелить и допросить её, но я был совершенно ошарашен такой красотой. Я продолжал смотреть на её бронированное тело, которое, даже покрытое декоративным чёрным и золотым напылением, было лёгкой струящейся и соблазнительной формы, которую не мог себе представить ни один, даже очень искусный художник. Она выглядела так, как будто была создана самим ветром, высеченная из камня, отбросив все ненужные кусочки и оставив лишь истинную красоту.

— Сэр, что мы будем делать с пегасом? — Спросил начальник охраны. — Взять её под стражу или…

— Нет, — ответил я. — Я сам о ней позабочусь.

— Понял, сэр, — охранник отдал мне честь.

— Позаботишься о ней? — Надир подошёл сзади. — Как ты собираешься о ней позаботиться?

— Ну, для начала отнесём её в Шпиль, — сказал я. — Я хочу допросить её лично.

— То, как ты смотрел на неё, бро... — Надир покачал головой. — Честно говоря, у меня такое чувство, что её допрос будет последним приоритетом в твоём списке планов.

— Я признаю, что она... захватывает дух, — я вздохнул. — Тем не менее, я не могу позволить этому затуманить мой разум. Для нашего же блага, я просто не могу.

— Уж у тебя-то есть свои принципы, это точно. — Надир улыбнулся. — Пойдём, я тебе помогу.

Я поднял тело пегаски, используя свою магию, и понял, что она была намного легче, чем я ожидал. Почему-то я думал, что доспехи, которые она носила, должны были быть тяжёлыми, но, к моему удивлению, они были манёвренными и лёгкими в обращении. С некоторым усилием, мне удалось уложить тело бессознательной кобылки на спину моего друга, который запыхтел, почувствовав вес, но смог с этим справиться.

— Она не такая тяжёлая, как я думал. — Надир улыбнулся. — Хорошо, пойдёмте.

— Атрид, Харко! — Позвал я. — Мы возвращаемся в шпиль! Приведите к нам Роуз и Амперу, пожалуйста!

— Поняли, дядя Фарсайт! — Два Клеффа метнулись вниз по улице, пока мы развернулись и пошли обратно в мой офис.

— Бро... — Спросил Надир. — Что ты думаешь по этому поводу?

— О пегаске? — Я шевельнул ушами. — Честно говоря, я волнуюсь. Это не внезапное появление пегаса, давай не будем забывать про странный радиосигнал.

— Но он ведь всегда присутствовал, не так ли?

— Я знаю. Однако в тот момент, когда эта кобыла упала с неба, он совершенно сошёл с ума. Это говорит мне о том, что над нами должна быть какая-то активность.

— Не слишком ли быстро ты делаешь выводы? — Надир улыбнулся.

— Как ты можешь так говорить? — Я ответил. — Впервые, у нас возникает всплеск активности на радиоизлучателе прямо над городом, и именно после того, как пегаска свалилась на нас с небес. Какой ещё может быть вывод?

— Во-первых, мы понятия не имеем, что пегасы могли построить над облаками. И всё же, подумай, если бы они находились буквально над нами, то смогли бы оставаться незамеченными так долго? Честно говоря, я очень сомневаюсь.

— У тебя есть своя точка зрения, но как насчёт радиосигнала?

— Я думаю, что это может быть система ретранслятора, вот и всё. Тот факт, что ты принимаешь этот сигнал якобы оттуда, не означает, что он должен транслироваться с того самого места.

— Хорошо, ты можешь иметь свою точку зрения, — я отрицательно покачал головой. — Тогда как ты объяснишь появление этой пегаски?

— Мы не знаем, что происходило до того, как она упала. Может быть, мы слышали сигнал бедствия, посланный ею.

— А это уже похоже на правду, — я кивнул головой. — Да, это было бы простым объяснением. Но что её сподвигло на это? Кто или что может подвергнуть её опасности?

— Я думаю, что единственный, кто способен ответить на наши вопросы — это спящая принцесса, — Надир вздохнул.

— Да, ты абсолютно прав, — я пожал плечами и фыркнул. — В таком случае давай побыстрее вернёмся к шпилю.

— Я буду идти за тобой, бро!

Я удвоил темп, шагая по направлению к нашей базе с головой, погружённой в теории о том, откуда же упала сбитая пегаска и какими были её интересы в отношении Нью-Пегасуса. Одно можно сказать наверняка: она была одета в броню, не принадлежащую Пустоши. Пластины на её экипировке были тщательно обработаны и имели гравировку из чистого золота; довольно трудно было бы найти такую на Пустоши (если только знать, где искать); кроме того, на ней почти не было следов пыли или песка, а это означало, что она не бывала в грязных местах, таких как те, в которых мы жили.

Кроме того, я заметила некоторое сходство между снаряжением пегаски и доспехами чемпионской брони Амперы Т-66Б, что было причиной для того, чтобы привести её в шпиль. Кобылка была одета в более изящный, проворный и аэродинамичный наряд, но у меня было ощущение, что между ними всё же было разумное сходство. Я был свидетелем того, что бывший рейнджер была способна делать с такими доспехами, поэтому я сгорал от желания узнать, каковы возможности пегасов... на случай, если нам придётся столкнуться с их атакой сверху.

Для нас всё выглядело очень непросто, учитывая, насколько мы были близки к линии фронта. Царство появилось на востоке просто из ниоткуда, и каким-то образом ему удалось продвинуться вперёд с непреодолимой силой, заставив ранее побеждавшие армии НЭР вернуться обратно на задворки. Я тщательно собирал армию робопони, улучшая версию Фулл Хауса, чтобы защитить город от нападения Республики, потому что, в конце концов, я был уверен, что НЭР попытается именно захватить город, а не разграбить его или сжечь дотла. С надвигающейся армией Царя шансы попасть под перекрёстный огонь были довольно тревожными, и ни один контингент роботов не сможет противостоять столкновению двух народов.

Теперь, приход третьей фракции был настоящим кошмаром. Кто они и что они замышляли — полная загадка, и наша единственная зацепка — это пегаска, которую Надир нёс на спине. Если бы нам не удалось получить от неё нужную информацию, мы были бы слепы против возможной угрозы. Опять же, если мой спутник был прав, эта угроза могла быть только в моей голове.

Мы вошли в лифт в напряжённой тишине. Я был слишком поглощён своими мыслями, и Надир начинал чувствовать усталость от того, что нёс бессознательную кобылу. Мы пришли довольно быстро, и скоро наша нежеланная гостья лежала на моей кровати. Я стоял перед ней, глядя на изгибы её тела и на это ангельскую мордочку, в то время, как странное чувство начинало захватывать меня изнутри.

— Моя миссия окончена. — Надир вздохнул. — Если позволишь, я пойду в гостиную, возьму себе что-нибудь выпить.

— Конечно, иди... — Рассеянно ответил я.

Что это за странное ощущение во мне? Пегаска заставила моё тело реагировать так, как раньше оно не реагировало ни на одну кобылу... только со Штукой я чувствовал подобное. Тем не менее Штука заставляла меня чувствовать себя хорошо из-за её тёплого сердца и добрых чувств... Это всё началось, как сексуальные отношения, но ей удалось проникнуть в мои глубины. В течение восьми лет я скучал по ней, и я пытался найти в других кобылах замену той пустоте, которую она оставила во мне. Может быть, это тот самый шанс?

Я покачал головой, напоминая себе, что должен сохранять хладнокровие. Я чувствовал что-то по отношению к этой кобыле, это было неоспоримо, но у меня не было причин ожидать, что она будет чувствовать то же самое по отношению ко мне. Кроме того, были и другие причины для беспокойства, например, кто она, откуда и что она делала в нашем городе. Как только я разберусь с этим, то смогу попытаться узнать её немного ближе.

— Бро, с тобой всё в порядке? — Надир вошёл в комнату и встал рядом со мной с обеспокоенным лицом. — Ты стоишь здесь с тех пор, как мы пришли.

— Оу... да, — я кивнул. — Да, я в порядке, не волнуйся. Просто…

— Ты беспокоишься? Я знаю, но судя по тому, как ты смотришь на эту кобылу, я думаю, что твой разум находится на другой стадии.

— Что?

— Слушай, Фарсайт, я не буду осуждать тебя. — Надир почти по-отечески похлопал меня по спине. — Я знаю, через что ты прошёл, и знаю, как ты скучаешь по ней. Если на то пошло, я рад, что ты, возможно, нашёл кого-то, кто действительно может заполнить этот пробел в твоей душе.

— Да, но...

— Если ты действительно любишь её, то люби её так, как будто завтра и не наступит, — Надир улыбнулся. — Я поддержу тебя во всём, бро. Однако не забывай, кто ты и ради чего ты работаешь. Последнее, что нам сейчас нужно — это ложный шаг, после которого мы будем окружены огромным количеством врагов. Чёрт возьми, да даже я это знаю!

Я рассмеялся. Надир сказал нужные слова в нужное время. Он мог быть резким и грубым, но он был настоящим другом. Я улыбнулся ему и кивнул в знак благодарности.

— Большое спасибо, Надир. Я очень ценю, что ты рядом.

— Всегда пожалуйста, бро.

Лифт с громким эхом оповестил о своём прибытии и металлические двери распахнулись.

— фарсайт? Надир? — Голос Роуз отозвался эхом по комнате. — Вы здесь?

— В спальне! — Ответил я. — Наша гостья — здесь.

Роуз и Ампера открыли дверь спальни и вошли внутрь. Моя спутница больше не была маленьким жеребёнком, она выросла зрелой и элегантной кобылой. Она больше не носила свою броню с Пустоши, заменив её на стильный красный костюм, который очень хорошо сочетался с её гривой, аккуратно зачёсанной в пучок и скрепленной парой шпилек, на кончике одной из них красовалась роза, а на другой — веточка лаванды. Она больше не была милым маленьким комочком, которого я встретил в Пустоши, и она так же не была демонической личностью, которая вошла в её мозг в Стойле 173. Она была чем-то совершенно другим, всё ещё благородной душой, но с силой и хитростью, чтобы пробить себе путь. Она хорошо обучилась магии в защите и исцелении, а её природная харизма сделала её отличным переговорщиком. Я очень гордился ею, тем, кем она стала за эти годы... она была доказательством того, что я воспитал её правильно.

Ампера же, с другой стороны, продолжала быть такой же жёсткой и влиятельной пони с аурой военного благоговения и уважения, которые сделали меня никчёмным в тот первый раз, когда я попытался поговорить с ней. Она немного постарела, появились морщинки вокруг глаз, но она продолжала быть в хорошем боевой форме. Хорошо, что она на нашей стороне.

— Привет, Фарсайт, — Роуз махнула копытом и вошла в комнату. — Она одна? Она вызвала настоящий переполох.

— Нелегко скрыть от чьих-то глаз падающего с неба пегаса, — я пожал плечами.

Роуз сделала шаг вперёд и начала осматривать раненую кобылу, напевая мелодию и делая заметки в блокноте. Время от времени она свистела или ворчала, но продолжала анализировать пегаску с особой осторожностью.

— Она довольно сильно ранена, но я не смогу узнать, насколько серьёзны эти повреждения, пока мы не удалим броню.

— Мы сможем это сделать, Ампера?

Бывший Стальной Рейнджер сделала шаг вперёд и взглянул на раненую пони, чтобы через секунду зашипеть в гневе. Смотря на нашу гостью, она чувствовала себя очень некомфортно рядом с ней.

— Что не так? — Спросил я.

— Эта броня... это снаряжение Анклава! — Взревела Ампера.

— Анклав? — Я чувствовал себя озадаченным. — Что такое "анклав", чёрт возьми?

— Великий Анклав Пегасов, если быть точнее. Это — военное правительство, сформированное пегасами, которые бежали после падения Клаудсдейла, они называют себя праведными владельцами Эквестрии. Это были действительно опасные пони, которые имели первоклассные технологии, как вы можете видеть. Эта броня намного лучше, чем у Стальных Рейнджеров, намного легче и прочнее, чем у меня, например. Тем не менее меня беспокоит то, что они были уничтожены двадцать лет назад... но я вижу пегаску, одетую в силовую броню Анклава, прямо сейчас!

— Погоди минутку ... двадцать лет назад? — Я улыбнулся. — Только не говори мне, что это как-то связано с Дарительницей Света.

— Делай свои предположения.

— Хорошо, допустим. Но двадцать лет — это много... ей, кажется, не двадцать лет.

— Вот это меня и беспокоит, — застонала Ампера. — Что, если они не были уничтожены?

— Я полагаю, что некоторые пегасы пережили основную армию. Небольшие боевые группы, отряды, которые не могли присоединиться к основной армии, исследователи... они, возможно, перегруппировались, но я сомневаюсь, что они могут быть многочисленны. Тем не менее, что бы они ни задумали, если они вообще существуют, это тайна для нас, если она не даст нам знать; и чтобы выяснить это, мы должны исцелить её должным образом. Эту броню можно снять, Ампера?

— Дайте мне немного времени.

Ампера возилась с доспехами, пытаясь что-то нащупать, в то время, как мы нервно ждали результатов. Внезапно, механизм испустил фиолетовый взрыв энергии, заставив нас отпрыгнуть назад от испуга.

— Это была матрица заклинаний. Всё должно было пройти тихо и спокойно, но так как броня повреждена... в любом случае теперь мы можем её снять.

Мы начали помогать, тщательно находя и устраняя каждое соединение между пластинами повреждённых доспехов, чтобы затем удалить каждый кусок; сломанный и разорванный чёрно-золотой комбинезон покрывал её блестящую белую шкурку. Тело, лишённое доспехов, было чем-то странно возбуждающим, и мне пришлось сосредоточиться на рациональной части моего разума. Вскоре, её тело освободилось от каких-либо препятствий, и Роуз начала исследовать и исцелять её своей магией.

— Хм-м-м... броня действительно отлично справилась, — бормотала она. — У неё сотрясение мозга и сломано крыло, а также есть трещины в передних конечностях и множественные мышечные растяжения, но ничего серьёзного. Её внутренние органы в порядке, но мне нужно отвезти её в больницу, чтобы провести полное обследование. Сейчас я её подлатаю, но как только она придёт в сознание, её нужно будет тщательно осмотреть.

Рог Роуз зажёгся, и части тела пегаски начали двигаться самостоятельно, так как кости начали срастаться, а мышцы — восстанавливаться. Такие процессы должны были быть болезненными, но так как она была без сознания, я предположил, что она ничего не чувствовала. Стоп, я действительно беспокоюсь о ней? Я даже не знаю, кто она и чего хочет, но она уже смогла зацепить меня…

— Что ж, это всё, что я могу сейчас сделать, — Роуз вздохнула. — Она должна отдыхать, чтобы всё лечение не пошло на смарку. Как только она встанет на копыта, мы должны убедить её пройти полное обследование.

— Конечно, — я кивнул головой. — Я останусь здесь, пока она не придёт в себя.

— Это здорово, потому что становится поздно, и Ди меня убьёт, если я не приведу Атрид и Харко к ужину, — Надир улыбнулся. — Увидимся позже, ребята!

Полузебра развернулся и вышел из спальни, а Роуз кивнула мне и последовала за ним.

— Мне нужно закончить несколько отчётов к следующей встрече, — она улыбнулась. — Хотя у меня есть некое ощущение, что тема собрания не будет иметь к ним абсолютно никакого отношения.

— Ты слишком хорошо меня знаешь, — улыбнулся я.

— Ну и пофиг. Я всё равно их закончу. Ты пойдешь со мной, Ампера?

— Конечно, — Ампера кивнула, и две кобылы оставили меня наедине со спящей пегаской, из-за чего моё сердцебиение потеряло контроль.

Она была чем-то совершенно чуждым миру, в котором я жил. Белоснежно-белая, огненно-красная и тёмно-синяя, чистая и аккуратная, всё вместе это сочеталось в кобыле, чьи формы были похожи на музыку сфер. В ней не было ничего неуместного, ничего лишнего. Её мордочка была изящной и милой, идеально круглой формы, которая только и ждала, чтобы быть зацелованной кем-то. Шея лежала в идеальном изгибе, как будто художник придумал её одним росчерком волшебной кисти.

У меня захватывало дух от вида, что она лежит на моей кровати, одетая только в разорванный комбинезон, в то время как её грудь вздымалась и опускалась, что заставляло меня чувствовать себя неуютно, и я поскакал в ванную. Мне нужно было выпустить пар, если я хочу продолжать наблюдать за ней ещё какое-то время.


Я сидел около неё несколько часов, не отрывая глаз от пегаски, почти грезя о её красоте, в то время, как наступала ночь и солнце садилось за горизонтом. Глядя на неё, я потерял счёт времени и совсем забыл про базовые потребности моего организма. Несмотря на голод и недосып, я не хотел делать ничего, кроме как ждать, пока она проснется.

— Ох... — Неожиданно застонала она. Даже её голос был милым, и что-то во мне отзывалось в ответ.

— Селестия милостивая, — вздохнул я.

— Фух... где я нахожусь?

— Ты проснулась! — Я чуть было не подпрыгнул и побежал к ней. Её недавно открытые глаза сияли, как янтарь... красивый, красивый янтарь.

— Я... полагаю, — Она всё ещё была смущена. — Где я нахожусь? Кто ты такой?

— Меня зовут Фарсайт. Приятно с вами познакомиться. Ты знаешь, кто ты?

— Конечно, я... Меня зовут Авро ДеХавилэнд.

Её акцент напоминал мне Миксера, может быть, чуть менее чётко выраженный, чем у гуля, но он определённо был похож. Авро ДеХавилэнд... даже её имя было выдающимся и красивым.

— Мисс ДеХавилэнд, вы случайно не из Троттингема?

— Троттингем? Шутишь... Этот город был давно разрушен и до сих пор не пригоден для жизни.

— Мне довелось встретить троттингемского гуля, и ваш акцент похож на его. Именно поэтому я и спросил.

— О, ну... — Вздохнула Авро. — Я — неборождённая, но моя семья родом из Троттингема. Это объясняет акцент. И все же, Фарсайт, если это твоё настоящее имя, то где я?

— Вы в Нью-Пегасусе, миледи, и теперь вы в безопасности.

— Серьёзно? Это — Нью-Пегасус? — Она чуть не спрыгнула с кровати. — Я действительно здесь?

— Ну, вы сильно пострадали при посадке, но да, вы живы и здоровы, в шпиле «Платиновой подковы».

— Ты привёл меня сюда, Фарсайт? — Спросила она.

— Да. Теперь вы под моей ответственностью, так как я — лидер Нью-Пегасуса. Тем не менее, сначала мне нужно знать, каковы ваши намерения...

Авро спрыгнула с кровати и крепко сжала мои копыта, она смотрела на меня сверкающими глазами и с широкой улыбкой на лице. Это побочный эффект лечения?

— Спасибо тебе! Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо! — Залепетала она. — Я думала, что всё кончено... и не знала, куда полететь! Но я знала, что Нью-Пегасус должен быть где-то здесь, так что я нырнула... и ты спас меня!

— Я не...

— Да перестань, это ведь был ты!

Авро толкнула меня с невероятной силой, и я упал на кровать, а затем, прежде чем я смог сказать хоть слово, она поцеловала меня. Я не мог сопротивляться её языку, исследующему все глубины моего рта, и вскоре я сделал то же самое, лаская её великолепное тело, когда мы катались по кровати. Это был момент блаженства, и воспоминания о Штуке стали подменяться лавиной чувств именно этого момента. Авро сделала шаг назад и посмотрела на меня своими похотливыми глазками, её белые распростёртые крылья и её копыто, идущее к самому низу моего… нет.

— Авро, я не думаю, что это правильно, — я покачал головой, пытаясь усмирить своё либидо. — Мы даже не знаем друг друга.

— Какая разница, — прошептала она. — Ты и я, сейчас. Я покажу тебе, как мы делаем это в воздухе.

— Но Авро… — Это всё, что я смог сказать. Я очень хотел её, но что-то внутри меня подсказывало, что я больше не ищу секс-отношений. Я хочу чего-то большего.

— Что-о-о-о? — Она похотливо улыбнулась.

— Авро, я не хочу торопиться... я думаю, что ты можешь стать кобылой моей мечты, и я хочу, чтобы мы не торопились, ведь заниматься сексом при первой встрече — это не очень хорошая идея... я надеюсь, ты меня понимаешь. Кроме того, ты всё ещё восстанавливаешься после травм!

Авро промурлыкала и улыбнулась. Я думал, что она будет обеспокоена моими переживаниями, но она восприняла это довольно хорошо.

— Как мило, — она хихикнула. — Любой другой жеребец даже не подумал бы об этом. Ты определённо другой, и мне это нравится. Однако не ошибись, я не считаю это интрижкой на одну ночь. Буду с тобой откровенна: ты мне понравился. Кто знает, возможно, я даже полюблю тебя, но сейчас, почему бы нам просто не насладиться моментом одиночества?

— Ну, если подумать… — Я улыбнулся. — Ваши рассуждения безупречны, миледи. Только после Вас.

— Я люблю, когда жеребцы учтиво со мной разговаривают.

Авро улыбнулась и расстегнула молнию на своём порванном комбинезоне, в то время, как я сделал то же самое со своей одеждой. Затем, я улыбнулся, когда её ангельские белые крылья обняли меня и привели в рай удовольствия. Подумать только, а я ведь собирался сказать нет!


— Вау, Фарсайт, а у тебя есть опыт в этом, не так ли? — Авро хихикнула, её передние ноги растянулись по моему телу.

— Это не первый раз, если ты об этом спрашиваешь, — я улыбнулся и повернулся, чтобы поцеловать её.

— Я не имела ввиду, что это был твой первый раз, дурачок. Я говорю о сексе с пегасом. Как бы ещё ты узнал о том, что крылья — это моё слабое место?

— А, ты об этом! — Я тихо рассмеялся. — Ну, я не в первый раз занимаюсь этим с крылатым существом, но впервые с пегаской.

— Погоди-ка, это значит, что ты?.. — Авро начала бесконтрольно смеяться. — Ты… с грифиной? ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

— Что? — Спросил я. Я не знал, смеяться ли мне вместе с ней или чувствовать себя ошеломлённым. — Что в этом такого смешного?

— Нет, нет, я не хотела никого обидеть, — Авро пришла в себя. — Просто я никогда не думала, что грифина и пони захотят спать в одной постели, не говоря уже о том... Вау, если тебе удалось затащить в свою постель одну из этих громадин, ты, должно быть, настоящий мастер. Хотя я понимаю, почему она так поступила...

— Ну, она была очень милой, — я грустно улыбнулся. — Она всё ещё много значит для меня.

— Где же она? — Спросила Авро немного подозрительно. Упоминание о Штуке, возможно, было не очень хорошей идеей.

— Она мертва. Умерла восемь лет назад, во время бунта.

— Мне очень жаль, — Авро обняла меня. — Восемь лет без близости, это должно быть тяжело.

— Более-менее. Правда в том, что у меня была нормальная жизнь, но когда дело доходило до поиска особенной кобылы... у меня было много неудачных отношений за последние годы.

— А это? — Авро свернулась клубочком рядом со мной, шепча мне на ухо: — Будет ли это очередным провалом?

— Клянусь Селестией, что сделаю всё возможное для того, чтобы этот раз был успешным, — я поцеловал её в мордочку, а своей магией ласкал её белые крылья. Авро получала удовольствие и поцеловала меня ещё раз, пока мои копыта скользили по её спине и по крупу.

— Я тоже сделаю всё возможное... только если ты этого хочешь, — подмигнула она. — Тебе просто нужно найти кобылу, которая сделает тебя счастливым, и которая будет любить тебя просто за то, что ты есть. Я могу попытаться стать той кобылой.

— Но ты даже не знаешь меня, Авро, так же как я почти не знаю тебя.

— И всё же мы здесь, голые и потные, смотрим друг на друга. Ты показал мне свой самый большой шрам, свой самый глубокий источник боли; и ты сделал это, потому что захотел. Это говорит мне о том, что, что бы ты ни делал, ты хороший пони в глубине души, и это единственное, что имеет значение для меня. Не знаю, идеально ли мы подходим друг другу, но я очень хочу узнать.

— Я тоже хочу узнать... может быть, мне немного страшно снова посвящать себя кому-то. Тем не менее, ты была добра ко мне и что более важно, ты была искренна в своих чувствах. Впервые за много лет, я чувствую, что смогу жить с тобой вечно.

— Ты можешь быть таким милым... — Авро поцеловала меня в спину, и она вздрогнула при виде моей кьютимарки.

— Что случилось? — Улыбнулся я. — Ты увидела призрака?

— Твоя кьютимарка — это красный глаз?

— Да. Вроде не сильно страшная, — я ласкал её идеальную спину. — А как насчёт твоей?

Авро нервно обернулась и показала мне свой круп. Три концентрических круга, синий, белый и красный, они образовывали мишень. Красиво и элегантно, мне очень понравилось.

— Она прекрасна, Авро. Почему ты так нервничаешь?

— Ничего, ничего, — Авро улыбнулась. — Этот символ навевает дурные воспоминания на нас, пегасов... По-видимому, пони по имени Красный Глаз был причастен к нашему падению двадцать лет назад. Это то, что мне рассказали.

— Ты являешься частью Анклава? — Спросил я.

— Анклава? — Авро засмеялась. — Больше нет. Он был разрушен двадцать лет назад, и хотя многие мои сородичи решили жить на Пустоши, некоторые другие, например, мои родители оккупировали поселения, которые были оставлены в Великой схватке.

— В Великой Схватке?

— Битва, которая означала конец для Анклава. Мои родители пытались обрести покой, держась подальше от остальных видов пони, вероятно, движимые чувством вины за то, что они сделали в прошлом.

— Мне очень жаль это слышать.

— Не стоит, Фарсайт, — Авро грустно улыбнулась. — Мы делаем выбор, и этот выбор может быть правильным или неправильным. Мы, пегасы, делали неправильный выбор с момента нападения на Клаудсдейл. Нужно было поддаться природе, чтобы достичь некого баланса в мире.

— Если ты так говоришь... — Я пожал плечами. — Но почему же ты улетела?

— Потому, что там всё уже не так идеально... Моих родителей нет рядом, чтобы держать меня в страхе, и мы начали повторять ошибки прошлого. Мне нужно было уйти и предупредить хоть кого-нибудь об этом, прежде чем мы развяжем очередную Великую Схватку.

— Понимаю… — Я посмотрел ей прямо в глаза. — А что ты ожидала от этого места?

— Я правда не знаю. Может быть, шанс наладить контакт и о чём-то договориться. С достаточным подкреплением я не думаю, что они осмелятся атаковать.

— Они? Осмелятся атаковать? — Я вскочил с кровати. — Когда?

— Я не знаю, — Авро пожала плечами. — Честно, не знаю!

— Я верю тебе, — я вздохнул. — Просто не так я себе представлял спокойное утро. Авро, тебе нужно одеться. Нам нужно, чтобы ты рассказала нам всё, что знаешь о своих товарищах и о том, что они планируют сделать.

— Фарсайт, я должна была сказать это раньше. Прости. 

— Всё в порядке, Авро, — я обнял её, чтобы успокоить. — Я ведь тоже не спрашивал, и кроме того, ты только что вышла из комы. Нельзя ожидать, что ты вспомнишь всё.

— Спасибо, Фарсайт, — она подошла к своему порванному комбинезону. — Я думаю, что мне придётся его надеть.

— Не волнуйся, мы оденем тебя должным образом чуть позже, — я улыбался, надевая брюки и завязывая галстук. — Мы должны поторопиться. Чем скорее мы получим от тебя информацию, тем лучше.


Присутствие Авро не осталось незамеченным населением Нью-Пегасуса. Белая крылатая кобыла буквально сворачивала шеи пони на Стрипе, вызывая искреннее любопытство и удивление у прохожих. Она отвечала им улыбкой или подмигиванием, но я пытался идти незамеченным. Догадаться было просто невозможно, поэтому я сбавил темп и повернулся к Авро.

— Скажи мне, Авро, что ты там делала? До того, как улетела, я имею в виду.

— Там я работала инженером, — она улыбнулась. — Я отвечала за двигательные установки нашего флота.

— Вашего флота? — Я ахнул. — Ты это серьёзно? У твоих бывших друзей там есть военный флот?

— Нет, нет, это был не военный флот. Это был мирный флот.

— Мирный флот? — Я в недоумении поднял бровь. — Не могла бы ты объяснить мне, что означает «мирный флот»?

— Ты знаешь, что облачный покров редеет, не так ли?

— Судя по тому, что я вижу, существенных различий я не наблюдаю.

— Нет, боюсь, Разлом — это сила, которая удерживает облачный покров воедино. Однако, с другой стороны, мегазаклинания взорвались очень давно…

— Благодаря Дарительнице Света, я полагаю.

— Именно. Как я уже говорила, мегазаклинания буквально истощили облачный покров, а оставшиеся площади стали уменьшаться с каждой минутой. Если бы мы хотели оставаться изолированными от поверхности, нам пришлось бы жить на плавучих платформах, поэтому мы построили флот, наше добровольное изгнание.

— И ты там работала?

— Да, флот не был готов, и моя работа заключалась в том, чтобы починить двигатели и разработать надлежащее подъёмное устройство, которое могло бы выдержать огромные размеры дирижаблей.

— Можно ли использовать этот флот для других целей?

— Ты имеешь в виду военных? — Спросила Авро. — Наверное. Я не очень много знаю о его полной конструкции, и я понятия не имею, что делали другие рабочие.

— Авро, мне нужно, чтобы ты сказала мне правду, — я строго посмотрел на неё. Я любил её, но мне нужно было, чтобы она сказала всё, как есть. — Что заставило тебя уйти с облаков?

Пегаска посмотрела в сторону и вздохнула.

— Послушай, Фарсайт, я была счастлива там наверху. Всё выглядело хорошо, и был огромный шанс наконец-таки жить в мире, не скрываясь за облаками. Мы знали, что пони на земле увидят наши корабли, но нам было всё равно, пока у нас была возможность идти разными путями.

— Я предполагаю, что что-то пошло не так.

— Не все пегасы разделяли один и тот же взгляд на будущее. Некоторые хотели продолжать идти тем же путем, который почти привёл нас к разрушению, даже если мы были не готовы к такому. Однако им удалось получить контроль над структурой власти, и они начали готовиться к войне.

— Против кого?

— Я не знаю. Как только я узнала об этом, я попыталась сбежать незамеченной и донести новости до земли. Если мои братья готовятся к атаке, я должна была сделать всё возможное, чтобы остановить их.

— Но тебе не удалось выбраться невредимой.

— Нет, им удалось выследить меня и почти убить. Я смогла забросить себя под облачный покров, прежде чем они смогли сделать точный выстрел.

— Вот тогда ты и приземлилась здесь. Полагаю, внезапный всплеск активности на радио был вызван твоим побегом, я прав?

— Ты смог его услышать?

— Только щелчки и треск, но было много сообщений перед тем, как ты упала.

— Ясно. Они зашифрованы, поэтому ты не сможешь услышать слова. Тем не менее, я удивлена, что тебе удалось найти нашу частоту.

— У меня есть свои методы, — я улыбнулся. Мы уже добрались до здания совета, небольшого сооружения на переулке. Он был построен таким образом, чтобы показать, что городской совет был полностью подчинён власти казино.

— Погоди-ка! — Авро поцеловала меня в щёку и похлопала по спине. — Мы должны рассказать об этом всем пони.

— Нет, мы должны решить, что делать с этой информацией, и именно поэтому я созвал заседание в совете. Пойдём, это твой великий момент.


Зал совета был большой круглой комнатой, покрытой синими обоями и деревянными панелями, придавая ему старинный дизайн. Толстый ковёр на полу приглушал звуки копыт, и большой стол в середине комнаты был покрыт бумагами и папками. Перед каждым членом совета были расставлены стаканы с водой, и на заседании висел большой экран, на который была выведена карта Нейвады. На ней силы НЭР и Царства были представлены красным и синим цветом, в то время, как Нью-Пегасус и прилегающие к нему территории светились зелёным светом.

Я улыбнулся при виде членов Совета. Не считая меня, Роуз занимала одну из наиболее важных позиций в качестве оратора. Несмотря на свой юный возраст, её природное остроумие и харизма позволили ей заслужить уважение всех, кто так или иначе вёл с ней дела, и, конечно же, коллег по совету. Она улыбнулась мне в ответ, она всегда была доброй и дружелюбной, но она не улыбнулась Авро. Что же заставляло её так плохо реагировать на пегасов... может быть, это было связано с её прошлым, о котором я не знал?

Стоя рядом с ней, Ди Клефф выглядела, как настоящий лидер, как мудрая мать, которую каждый будет уважать. Признаки старения уже становились более заметными, например, её седые волосы и лёгкие морщинки, но она носила их с гордостью. Она продолжала одеваться со вкусом: белое платье свободного покроя и кремовый пиджак, который отлично сочетался с её мехом. Она почтительно поклонилась нам обоим.

Надир был рядом со своей женой, оставив Атрид и Харко с няней. Мой друг вёл себя так же, как всегда, тепло и дружелюбно, с широкой улыбкой на лице. Его прошлое научило его уважать все расы, без исключений. Ампера и Сэддл тоже были там, смотрели на Авро с неким смятением. Я знал, что бывший Рейнджер была не в самых хороших отношениях с пегасами, и, вероятно, уже рассказала об этом супругу. Тем не менее я должен был увидеть, как они отреагируют на то, что расскажет им крылатая кобыла.

— Дамы и господа, добро пожаловать, — поприветствовал всех я. — Давайте начнём заседание нашего совета, не против?

— Ты должен сказать нам, в чём вся срочность, Фарсайт, — голос Ди был суровым, хотя выражение её лица говорило мне о том, что она положительно настроена по отношению к Авро.

— Насколько вы можете заметить, у нас сегодня нежданная гостья, — я указал на пегаску. — У неё есть кое-какая ценная информация, которой она хочет с нами поделиться, и мы должны решить, как ею распорядиться.

— Тогда говори, пожалуйста, — застонал Сэдл.

— Конечно, обязательно расскажу, — Авро хвастливо улыбнулась. — Привет всем. Меня зовут Авро ДеХавилэнд, и как вы знаете, я с другой стороны облачного покрова. Прежде, чем вы спросите, да, пегасы ещё живут над облаками. Мы…

— Вы всё ещё живёте там? — Прервала её Ампера. — Анклав ещё функционирует?

— Анклав? Чёрт возьми, нет, по крайней мере, не тогда, когда я сбежала. Мы учились на своих ошибках и поклялись больше никогда их не совершать. Однако мы знали, что многие пони будут избегать нас за то, что мы сделали, поэтому мы решили жить в изгнании.

— Это звучит очень красиво, но как ты можешь объяснить свою силовую броню. Это стандартная форма Анклава!

— Это потому, что изначально моя община была сформирована летунами Анклава, и мы сохранили схемы их доспехов. Я удивлена, что вы знаете о нашем снаряжении, так как Нейвада никогда не была вовлечена в тёмные планы моих предков.

— Я ... была Стальным Рейнджером, и моему отделению пришлось сражаться с такими, как ты.

— Серьёзно? — Воскликнула Авро. — Стальной Рейнджер? Я мечтала о том дне, когда встречу одного из вас! Скажите, какую матрицу заклинаний вы бы использовали для тяжёлой брони?

— Эмм... Что? — Вопрос Авро застал Амперу врасплох.

— Послушайте, я работала инженером всю свою жизнь, пытаясь найти замену магии единорога. Один из моих последних проектов заключался в разработке матрицы для сверхмощной брони, предназначенной для жестокой работы, и я просто не смогла найти соответствующую документацию по матрице заклинаний. Я пробовала матрицу заклинаний Т-34, но она не удерживала пластины вместе.

— Это потому, что Т-34 был полным провалом, — Ампера покачала головой. — Мы постоянно бились головой о стену, пока не смогли разработать Т-37.

— Т-37... — Присвистнула Авро. — У меня явно были неверные данные, но я знала, что должно было найтись какое-то решение!

— Дамы, это не было причиной нашей встречи, — сказал Надир. — Вы можете обсудить это позже, если вам это интересно.

— Конечно, конечно, — Авро кивнула. — Мы сосредоточили наши силы на создании флота дирижаблей, чтобы использовать их в качестве наших передвижных домов, так как облачный покров, который укрывал наши строения, начинал разрушаться. Тем не менее, некоторые из моих братьев не считали, что это была хорошая идея: оставаться изолированными от остальных видов пони.

— Я предполагаю, что они не собирались мирно спускаться, размахивая радугой и солнечными лучами, верно? — Спросила Роуз с явным презрением.

— К сожалению, нет. Произошёл бунт, и власть попала в копыта тех, кто хотел идти по тому же пути, который и привёл к нашему истреблению. Вот почему я улетела... я чувствовала, что должна предупредить кого-нибудь о планах пегасов.

— Зачем ты прилетела в Нью-Пегасус? — Спросила Ди.

— Это было самое близкое поселение... и самое большое. Я подумала, что, возможно, вы сможете мне помочь.

— Скажи, Авро, почему мы должны тебе помогать? — Холодно сказала Роуз. — Если ты не заметила, мы — маленький городок без надлежащей армии или военной техники, окружённый двумя враждующими империями, о положении которых по отношению к нам мы до конца не знаем. Один неверный шаг, и мы будем уничтожены.

— Роуз, я думаю, ты не понимаешь, чего хочет от нас наша гостья, — Ди улыбнулась. — Я не думаю, что она просит нас сражаться за неё, она просто хочет, чтобы наш город предупредил весь мир о возможной угрозе. Мы могли бы использовать дипломатические связи с Республикой, чтобы разослать её новость по всей Пустоши. Кроме того, я сомневаюсь, что НЭР захотят вести войну на два фронта.

— Это именно то, что мне нужно! — Ответила Авро. — Спасибо за понимание, мисс…

— Ди Клефф. Зови меня Ди, Авро.

— Я не понимаю, почему Республика будет бороться с пегасами, Ди. Они вовлечены в конфликт с Царством, и кроме того, многие пегасы являются частью армии НЭР, — Роуз покачала головой. — Я не понимаю, почему это — наша забота.

— Кто-то ведь должен, Роуз, — строго ответил я. — Что случилось с твоей добротой и правосудием?

— Фарсайт, у нас нет доказательств о правдивости её слов. Мы не можем распространять ложь, основываясь на показаниях одной пегаски, о которой мы почти ничего не знаем.

— Я бы с тобой согласился, но не вижу причин ей что-то скрывать, — ответил я. — Пони всё делают строго по плану, потому что хотят получить что-то взамен. Авро ни о чём не просила, и я верю, что в будущем не будет. Я доверяю ей, Роуз, и это следует учитывать, так как ты знаешь, как я отношусь к подобным вопросам. Разве ты мне не доверяешь?

— Доверяю... — Вздохнула Роуз. — Но я думаю, что ты, возможно, слишком самоуверен в этом вопросе. Вспомни, кто мы и с кем мы можем столкнуться, если совершим ошибку. Меня не волнует, Пралине это, или Царь, или кто там, блядь, у них главный; не беря в расчёт небесную фракцию. Во всяком случае, мы не сможем выиграть войну ни против одного из них, поэтому нам нужно тщательно всё обдумать и действовать кротко, чтобы сохранить наш статус. Честно говоря, я думаю, что она несколько затуманила твой рассудок.

— Эй! — Закричала Авро. — Я ничего такого не делала!

— Неужели? — Роуз злобно улыбнулась. — Почему же тогда у меня такое чувство, что вы уже переспали?

— Да, это произошло, — я кивнул головой. — Почему ты думаешь, что это проблема, Роуз?

— Потому что ты ведёшь себя так, как никогда раньше, — Роуз прищурилась на Авро. — Ты слишком ей доверяешь, и мне это не нравится. Мы не знаем, что у неё на уме, и, несмотря на это, мы открываем для неё свои двери и приветствуем её, как друга... или любовницу!

— Ревнуешь, Рози? — Надир любезно улыбнулся. — Ты должна радоваться, что старый добрый Фарсайт нашёл свою вторую половинку. Я думаю, что Авро подходит ему как никто другая, и все эти опасения по поводу предстоящей войны не обязательно подразумевают, что мы попадём под обстрел. Насколько нам известно, эти пегасы уже могут стучаться в ворота Нью-Кантерлота прямо сейчас!

Как только Надир произнёс эти слова, зазвучала тревога, и на карте появилось несколько новых меток, идущих с севера. Судя по тому, как они продвигались вперёд, они явно обладали некими механизмами либо летели по воздуху, и мы поняли, что они уже пересекают реку на полной скорости. Внезапно, карта потемнела и была сменена входящим звонком.

— Кто это? — Я кипел от злости. — Ответьте.

На экране появилось лицо жестоко выглядящего медного жеребца в фуражке с красной звездой на ней. Его голос был мрачным, а его акцент — странным, с раскатистым «р», а выражение его морды было суровым и почти злым. Он явно не принёс хороших новостей.

— Лидеры Нью-Пегасуса, — проворчал он. — Это товарищ Ильюшин, командующий Пегасьим Коммунистическим Фронтом. Мы знаем, что вы укрываете беглого предателя, и мы требуем, чтобы вы выдали его нам. Мы дадим вам три дня, и если она не появится у нас по прошествии семидесяти двух часов, наш флот не пощадит вас. Никаких переговоров не будет. Наши условия не обсуждаются. Возвращение мисс ДэХавилэнд будет находиться под нашим контролем, или ваше население пострадает от серьёзных последствий. Слава Красному Флоту!

#

Заметка: Репутация изменена

Царство: Потенциальная Цель — Намерения этой таинственной фракции в отношении Нью-Пегасуса остаются неясными. Однако их поведение не оставляет вам шанса расслабиться.

Пегасий Коммунистический Фронт: Предупреждён — Они демонстрируют вам свою мощь, но одновременно справедливо вас предупреждают. Внимательно обдумайте свой ответ.