Горбатая гора

Две такие разные подруги отправляются в совместный путь через гору, лежащую близ Понивиля.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Дерпи Хувз

Долг принцессы – сделать выбор

Принцесса Кейденс стоит перед выбором: обеспечить будущее жителей Кристальной Империи - но какой ценой?..

Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Необычное нововведение

Однажды у лучшей в Понивилле медсестры появилась новая пациентка. Чуть позже Редхарт обнаружила, что в той есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Типа, гораздо большее. И даже самой Клауд Кикер этого не переплюнуть…

Другие пони Сестра Рэдхарт

Охота за Сокровищами

Очередная стычка в очередных руинах за очередной артефакт. Только Ауизота не знает, какими необычными свойствами этот артефакт обладает, и не догадывается что помочь справиться с его воздействием сможет только её заклятый враг, Дэринг Ду. (Присутствуют 20 NSFW иллюстраций) (Правило 63)

Другие пони Дэринг Ду

Старлайт Глиммер и Сансет Шиммер мертвы

Две одарённые чародейки, живущие в тени Твайлайт Спаркл, забредают в чью-то историю и пытаются найти смысл своих жизней.

Старлайт Глиммер Сансет Шиммер

Ночь, когда луна остановилась

Можно назвать это легендой, байкой Так или иначе - перед вами - вариант событий тысячелетней давности.

ОС - пони Найтмэр Мун

Воспоминания

Разговор Селестии и Луны

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пути домой

Кроссовер вселенных MLP и S.T.A.L.K.E.R. Фанфик нацелен на тех, кто знаком со вселенной S.T.A.L.K.E.R.'а. Так что для адекватного восприятия повествования стоит хотя бы немножко поиграть в эту игру. До второй главы в рассказе пони не будет, увы и ах. Но дальше они гарантированно появятся.

ОС - пони Человеки

Поэма о Воле

Простой стих о достижении желаемого.

ОС - пони

Письма недовольной ученицы

Твайлайт Спаркл, самая ценимая и верная ученица Принцессы Селестии, направлена в Понивилль, дабы изучить магию дружбы!.. И она не в восторге от этого...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Автор рисунка: MurDareik
Глава 22: Запятнанная любовь Глава 24: Предатель

Глава 23: Нападение дракона

Queen — Dragon attack

«Добрый день, и добро пожаловать на очередной час музыки на вашей любимой волне, Радио Нью-Пегасуса, хранилище лучшей классики и новаторских новых хитов! И с вами, как всегда, я, Мисс Нью-Пегасус, чтобы порадовать вас приятной музыкой. И вы знаете о ком я говорю. Конечно же, я имею в виду Дино Мейртино! После нескольких месяцев гастролей по НЭР, он вернулся с огромным желанием вновь петь вживую в нашем городе, и я вас уверяю, каждое его шоу — просто бомба! Вам будет очень трудно туда попасть, поэтому, если Вы безумно хотите купить билет на его концерт, то Вам лучше поторопиться!

Пришло время для очередных новостей! Помните сплетни, которые начали распространяться о битве, происходящей в небе над Нейвадой? Что ж, это действительно так, мои дорогие слушатели! Команда мусорщиков, отправленная городским советом Нью-Пегасуса, вернулась с обломками, собранными в качестве доказательств на севере пустыни, и уже создаются караваны для сбора разрушенных дирижаблей в поисках технологий, товаров и сырья. Торговцы от Дамбы Хуфера до Разлома просто ликуют, так как смогли раздобыть много всего на продажу. Однако, как это обстоятельство повлияет на цены, ещё предстоит выяснить…

То, что до сих пор остаётся загадкой — кто же вышел победителем из этого боя. НЭР утверждает, что не знает о существовании сбитых дирижаблей и продолжает утверждать, что не имеет к ним никакого отношения. Наш скромный репортёр решил совершить небольшую поездку в одну из многочисленных баз Республики. По словам большинства солдат, её ВВС состоят из пегасов и грифонов, без использования какой-либо лётной техники. Это может быть широко распространенной ложью, но, честно говоря, я верю в то, что это правда.

Может, это дело рук Царства? Вражеская сила, атакующая с востока, всё ещё покрыта тайной, так как очень немногие смогли выжить после столкновения с ними. Однако, по сообщениям десантников, побывавших на передовой, маловероятно, что силы Царя имеют в своих рядах столь загадочные машины. Скорее всего, их метод ведения войны основан, в основном, на использовании лезвий и копий, вместо снарядного и лазерного оружия, поэтому трудно поверить в то, что в их распоряжении есть Военно-Воздушные Силы.

К слову о войне, всё начинает выглядеть довольно мрачно для сил Республики, находящихся на восточном берегу Дамбы Хуфера. Даже если их сопротивление будет безупречным, многочисленность войск Царства вытесняет НЭР к самой Дамбе. Последние оставшиеся в живых солдаты Республики совершают огромный подвиг, жертвуя собой, удерживая при этом свою позицию в Кэмп-Мэнфилде, теперь называемом Гора Митгриндер (новое название сочетает в себе нотки чёрного и острого юмора военного времени). Мы с вами! Каждый день на счету!

В конце концов, давайте на минуту задумаемся... Что же будет с нашим образом жизни, если Царь сумеет захватить Дамбу и продвинется в Нейваду? Мы мало что знаем об этом таинственном лидере, который смог отбросить ранее всемогущие силы НЭР обратно в наши земли. Одобряет ли он рабство? Соблюдает ли он законы, подобные законам Республики, или он просто ещё один вождь племени, который смог собрать достаточно мощности, чтобы выполнить свои безумные планы по мировому господству? Честно говоря, я бы не хотела это выяснять.

Новости этого часа подошли к концу. Мы вернёмся в эфир со свежей порцией новостей ровно через час, а пока давайте наслаждаться музыкой, чтобы слегка отдохнуть душой и телом. Знаете, каждый раз, когда я чувствую себя подавленной, мне нравится слушать классику... Вообще-то, мне всегда нравилось работать со старыми пластинками, слышать жужжание помех, когда игла касается винила... А затем, когда начинает играть музыка, я делаю глубокий вдох и стараюсь впустить в себя эти сладкие звуки. К слову о них, прекрасная Октавия сделает ваш день немного ярче! Помните, что вы слушаете Радио Нью-Пегасуса, и я, ваша ведущая, Мисс Нью-Пегасус, вещаю прямо в ваши сердца!»

Я проснулся, лёжа на матрасе, который пах мочой и гнилью, с полным ощущением того, что меня переехал Носитель класса Штормград. Последнее, что я помню, это то, что я разбился на берегу озера, но это не объясняет ужасное состояние, в котором я находился. Вероятно, мои похитители не были столь уважительны, когда дело доходило до содержания заключённого, но опять же, это был не Нью-Пегасус. Я был сбит и захвачен именно на Пустоши со всеми вытекающими отсюда последствиями. Тот факт, что я ещё не умер, означал, что им от меня было что-то нужно.

Но реальная боль, однако, всё ещё была внутри. Ложь Авро была похожа на пылающий кинжал, пронзивший моё сердце и разорвавший меня пополам, поскольку часть меня хотела расстаться с ней, а другая — продолжала восхищаться её красотой. Я не мог простить её, но и бросить её я тоже не мог. Независимо от того, насколько сильно мой разум твердил мне о том, что она обвела меня вокруг пальца, моё сердце хотело быть рядом с ней, чувствовать её тело, слышать её голос... Я не мог принять решение, по крайней мере, самостоятельно. Если бы только Роуз была рядом... Она предупреждала меня об Авро, а я не слушал. Она была моим голосом разума все эти годы, всегда была рядом со мной, заботясь и поддерживая, мой верный партнёр, мой друг... Должен ли я... Должен ли я смотреть на неё, как на родственную душу, а не как на дочь?

Что-то было не так. Я продолжал видеть в ней кобылку, которую встретил на Пустоши несколько лет назад, даже если она и стала привлекательной кобылой. Думая о ней, как я думал об Авро, я чувствовал себя странно и тревожно. Неважно, с какими странными вещами я сталкивался на Пустоши, я просто не мог представить себя и Роуз, занимавшимися... Это было... Неправильно, даже если у меня не было для этого аргументов. Я дрожал от тоски и отчаяния, когда меня посещали эти мысли.

— Эй, смотри, он очнулся! — Сказал чей-то голос, заставляя меня открыть глаза.

Я находился в полуразрушенной комнате с тремя другими пони, все они были одеты в лохмотья и серьёзно избиты. Двое из них были жеребцами, третья — кобылой, я понял, что все они были солдатами. Вероятно, НЭР была захвачена нашим таинственным похитителем.

— С тобой всё в порядке? — Спросил жеребец помоложе.

— Оу... Плохо себя чувствую. — Простонал я. — Как я выгляжу?

— Ужасно, друг. — Ухмыльнулся старший жеребец. — Да и к тому же, никто из нас не выделяется красотой. Мы в грязной одежде, голодны, ранены, и мы в плену, вероятно, чтобы быть проданными в рабство. Ты же надеюсь не думаешь, что мы тут готовимся к показу мод?

— Наверное, нет. — Я попытался улыбнуться.

— Конечно. Ты ранен?

— Я не знаю. Вроде всё на месте, хоть немного и потрёпано.

— Как, например, твои задние ноги? — Улыбнулась кобыла. — Они похожи на очень модные штаны.

— Штаны? — Я моргнул от удивления.

— Ну, я называю их штанами, но они больше похожи на металлические носки. — Ответила кобыла.

— Металл? А, ты имеешь в виду это! — Я улыбнулся. — Это последствие тяжёлого ранения, которое я получил много лет назад.

— Ясно. Однако, это не самое обычное средство защиты на Пустоши. — Молодой жеребец издал тихий смешок. — Не мог бы ты рассказать нам о том, кто ты?

Я нахмурился, мне очень не нравилось то, к чему шёл наш разговор. Они начали задавать слишком компрометирующие вопросы, и я был в меньшинстве, три к одному, без шанса прибегнуть к какому-либо оружию. Я не знаю, были ли их намерения плохими, или они были враждебно настроены, но это заставило меня чувствовать себя более некомфортно.

— Мы знаем, что ты из Стойла, видели ПипБак на твоей ноге. — Спокойно сказал жеребец постарше. — Я понимаю, что у тебя могут быть свои секреты, и мы ни в коем случае не хотим тебя смутить. Просто скажи нам своё имя, чтобы мы знали, как к тебе обращаться.

— Хорошо... — Вздохнул я. — Меня зовут Фарсайт.

— Фарсайт? — Они ахнули. — Фарсайт? Из Нью-Пегасуса?

— Тот самый. — Я кивнул.

— Тогда держи это в секрете, мой мальчик. — Ответил старший жеребец. — Ты же не хочешь, чтобы Невский узнал о том, что ты здесь.

— Кто такой Невский? — Спросил я.

— Невский — посланник Царя. Он очень грозный командир, всегда прячущийся за его… Или её маской дракона. Вообще-то, мы даже не знаем его пол или расу. Мы говорим о пони, который является для нас полной загадкой. — Кобыла свистнула.

— Почему этот Невский заинтересовался мной? Я не сражаюсь против него.

— Невский не приемлет мирного урегулирования. — Ответил младший жеребец. — Он разрушит и разграбит любую деревню, через которую пройдёт его армия.

— Понятно. — Я нервно сглотнул. — Значит, мы говорим о мяснике.

— Более или менее. — Кивнула кобыла. — Вот почему ты должен держать свою личность в секрете.

— Я понимаю. — Поморщился я. — А кто вы? Я сказал вам своё имя, но вы скрываете своё.

— Меня зовут Стрэндед Флейм, сержант-майор, 5-й пехотный корпус Новой Эквестрийской Армии Республики. — Старший жеребец отдал честь. — Меня взяли в плен две недели назад, после того, как эшелон войск Царства смог окружить наш форпост.

— Меня зовут Статик Фликер, капрал, 2-й инженерный корпус. — Младший жеребец мягко кивнул. — Моя история похожа на историю Флейма. Нас отправили восстанавливать окопы на окраине Кэмп-Мэнфилда, и солдаты Царя сумели прорвать наши ряды. Меня схватили живьем, а не убили.

— А я, Динамит Шторм, десантник первого класса, подрывной корпус. — Подмигнула кобыла. — Эти ублюдки схватили меня, когда наша команда пыталась развернуть минное поле в пролёте скалы.

— Значит, вы все солдаты? — Спросил я. — Мы что, какие-то военнопленные?

— Хотел бы я так сказать. — Простонал Флейм. — В таком случае, я ожидал бы некоторой справедливости по отношению к нам. Однако, я не думаю, что это будет так.

— Вы действительно верите, что нас продадут в рабство? — Спросила Шторм.

— Сержант-майор, при всём уважении, рабов обычно арестовывают, чтобы избежать побега. — Хмуро сказал Фликер. — Но это не так.

— Куда ты собираешься бежать, Фликер? — Иронично засмеялся Флейм. — Если тебе удалось выскользнуть из поселения, то есть только один путь, и это прямо на линию фронта, которая, кстати, имеет самую большую плотность войск Царства на квадратный метр всей Пустоши.

— Как насчёт озера Ханимид? — Спросил я. — Это наиболее вероятный путь отступления.

— Мы уже обсуждали это. — Грустно усмехнулась Шторм. — В нашем состоянии, мы не сможем переплыть озеро. Мы утонем раньше, чем доберёмся до противоположного берега. Кроме того, оказавшись на западной его стороне, нам придётся идти пешком до тех пор, пока не найдём поселение.

— Ясно. Но вы должны были искать выход из этого места.

— Мы пробовали... — Вздохнул Фликер. — Как бы нам ни хотелось сбежать, но это просто невозможно.

— Ты сдался? — Спросил я. — Не такой я считал великую армию Республики.

— Нахер великую армию. — Сплюнул Флейм. — Сейчас, мы просто, как жеребята в бегах, если ты не заметил. С тех пор, как мы встретили Невского в битве при Де-Мэйнс, он оттеснил нас к Дамбе Хуфера. Не будет больше славных завоеваний для Знамени двух единорогов!

— Не веди себя так, Флейм! — Заплакала Шторм. — Они спасут нас!

— Я искренне сомневаюсь. — Флейм покачал головой.

— И так заканчиваются все наши разговоры. — Фликер пожал плечами. — Мы здесь в ловушке, и зависимы от помощи, которая никогда не придёт. Я боюсь сказать о том, что такова наша судьба.

— Серьёзно? — Я поморщился. — Послушай, судьба не будет мною управлять. Я прошёл свой путь от самого подножия и до вершины, и я намерен сделать что-то подобное прямо здесь. Мне удастся вырваться отсюда, где бы мы ни были, и если ты захочешь, я возьму тебя с собой!

— Это довольно смелое заявление, Фарсайт. — Хихикнул Флейм. — Я прощу тебя, потому что ты понятия не имеешь, где мы сейчас находимся. Как только ты ощутишь повседневную жизнь в этом месте, то поймёшь, что мало что можешь сделать для того, чтобы выбраться.

— В этом я должен согласиться с Сержантом-Майором. — Фликер кивнул. — Забудь о логике, Фарсайт. Царство жестоко обращается со всеми, и любая попытка договориться с ними замалчивается оружием.

— Поверь мне, каждого можно сломать. — Улыбнулся я.

— Только не когда Невский рядом. — Грубо ответил Флейм.

— Я не сдамся, не попробовав. — Я отрицательно покачал головой.

— Тогда удачи, Фарсайт. — Пробормотал Фликер. — Было приятно с тобой познакомиться.

— Почему так мрачно? — Спросил я. — Неужели всё настолько плохо?

— Просто подожди и увидишь. Поморщилась Шторм.

— Увижу что?

— ХОРОШО, ВРЕМЯ ПРИСТУПИТЬ К РАБОТЕ!

Раздался голос, и дверь резко открылась, впуская двух бронированных пони. Стражники, вошедшие в наше маленькое убежище, были одеты в богато украшенные металлические доспехи из серебра, украшенные элементами драконьей чешуи, шипов и клыков. У меня сразу всплыло воспоминание о том, когда мы с Надиром сражались с пони по пути в Нэй-Орлеан. Может, Царство было там?

— Похоже, наше последнее приобретение, наконец-то, проснулось. — Пони Царя подошли ко мне, пристально при этом осмотрев. — Как ты себя сегодня чувствуешь, спящая красавица?

“Осторожнее, Фарсайт”, — подумал я. — Это не что иное, как банда безжалостных, беспощадных убийц, и они не воспримут твою иронию, как пони Нью-Пегасуса. Следи за языком, или у тебя будут проблемы.

— Я могу встать на копыта, если вы об этом. — Ответил я с улыбкой.

— Я вижу. — Хихикнул охранник. — Вопрос в том... Можешь ли ты работать?

— Ну, это зависит от обстоятельств.

— Каких? — Спросил другой охранник. Осторожно, не будь слишком умным.

— Смотря какую работу мне нужно выполнить. — Спокойно продолжил я. — Я понимаю, что у меня нет особого выбора, но я должен попробовать.

— Попробовать что?

— Ну, Пустошь научила меня тому, в чём я хорош, и в чём ужасен, и, честно говоря, если моя судьба — это упорно работать на вас, по крайней мере, я хотел бы делать то, в чём разбираюсь.

— Дааааааааа. — Охранник лукаво улыбнулся. — Пожалуйста, скажи мне, в чём же ты хорош, кроме болтовни?

— Ну, как профессиональный мусорщик, я хорошо справляюсь с разведкой и картографированием, а также в поиске сокровищ. Кроме того, жизнь в Пустоши сделала меня опытным снайпером.

— Мусорщик и снайпер. Конечно. — Охранник кашлянул. — И что, чёрт возьми, Воевода Невский будет делать с мусорщиком и снайпером? Либо шахты, либо линия фронта, придурок!

Я сглотнул. Ни один из этих двух вариантов мне не понравился, но второй подал, по крайней мере, слабый шанс дезертировать и бежать на свободу. Если бы я выбрал шахты, у меня не было бы ни единого шанса вернуться домой.

— В таком случае, я думаю, что выберу линию фронта. По крайней мере, я могу обращаться с оружием лучше кирки.

— Кто сказал, что у тебя будет оружие? — Охранник злобно усмехнулся, а затем, он и его товарищ вытащили нас из комнаты.

— А что насчёт них? — Спросил я, указывая на солдат.

— Они собираются на Арену. Вот что происходит с пони, которые встают на пути у Воеводы Невского.

— На Арену?

— Да, Арена. — Охранник толкнул меня вперёд. — А теперь, заткнись, если не хочешь закончить, как они.

Я сглотнул и кивнул. Даже если бы я не знал, что такое Арена, само её название имело атмосферу смерти и жестокости. Честно говоря, я не хотел быть приговорённым к судьбе солдат Республики, поэтому я держал рот на замке и шёл дальше. Всё было действительно жестоко под властью Царя.


Меня отвезли в какой-то лагерь на окраине разрушенного города, где войска Царя основали своё поселение. Это была огромная эспланада, заполненная полосами препятствий, покрытыми резиной деревянными манекенами, имитирующими солдат Республики. Грязная группа заключённых бегала вверх и вниз по пыльному полю, это казалось похожим на испытание на выносливость, поскольку все они выглядели измотанными и почти что падали. Стражники притащили меня к обезображенному жеребцу без левого глаза, он был одет в пернатый воротник поверх доспехов, а затем, развернулись и ушли. Одноглазый пони ходил взад-вперёд, глядя на меня своим единственным здоровым глазом и оценивая мои возможности.

— Так, так, так, похоже, мне подарили ещё одну мясную куклу. Сегодня — мой счастливый день. — Он заржал. — Как тебя зовут?

— Меня зовут Индиго Сноу, сэр. — Твёрдо ответил я. Индиго Сноу? Я понятия не имел, откуда взялось это имя.

— О, умник. — Рассмеялся пони Царя. — Что же мне с тобой сделать, неженка?

— Не думайте, что я — неженка, сэр. — Ответил я. — Я много лет прожил на Пустоши.

— Тогда, как ты объяснишь свои металлические задние ноги?

— Удача улыбнулась, сэр. Вот и всё. Меня спасла группа Стальных Рейнджеров, которые посочувствовали мне, когда нашли меня раненым.

— Да ну. Группа Стальных Рейнджеров.

— Как я вам и говорил, сэр. Я не могу ожидать, что вы поверите в это, но это правда.

— А ПипБак?

— Семейный сувенир, сэр. Мой отец дал его мне, но не сказал, откуда он взялся.

— Однако. — Простонал одноглазый пони. — Мистер Сноу, Вы не более, чем падаль. Я бы даже назвал Вас чёртовой личинкой, но раз уж Вы такой образованный, давайте сохраним наши стандарты на высоком уровне. Вы попали в плен к славной армии Царя, и Вы собираетесь вступить в его ряды в одном из фронтовых взводов. Моя работа заключается в том, чтобы превратить Вас из личинки в настоящего солдата для планов Царя и Воеводы Невского.

— Хорошо, мне нравится, когда мне всё ясно объясняют. — Я улыбнулся.

— Заткнись, малявка! — Взревел он. — Ты не что иное, как груша для битья, бесполезное мясо, которое будет брошено против презренных сил НЭР. Если вы хотите выжить, то научитесь сражаться лицом к лицу, копытами к копытам, или умрёте в процессе. Царь не хочет иметь снайперов, он хочет пони со вкусом крови! Ты понимаешь меня, гнида?

— Да, сэр.

— Тогда двигайтесь дальше! Давай, давай, давай!

Я начал маршировать сквозь пыль, а инструктор по строевой подготовке следовал за мной. Моё тело всё ещё болело от столкновения с землёй и от того, что они сделали со мной, но мой разум понял, что происходило с заключёнными Царства. Каждому пони, которому не повезло попасть в плен к наступающей армии Невского, был предоставлен выбор: работать на шахтах или записаться в солдаты на передовой, то есть, мясные марионетки, предназначенные для затопления Республиканских постов на западе. В каком-то смысле, мы не были рабами, так как выбирали свою судьбу, и таким образом, Царь мог получить почти бесконечный запас войск. Независимо от того, чья это была идея, я должен был признать, что это было хитро и откровенно эффективно.

— Быстрее, тупица!

Внезапно, я почувствовал адскую боль и услышал характерный звук хлыста, рассекающего воздух. Я почти потерял равновесие во время галопа. Слёзы начали заливать мои глаза, и мне пришлось сжать зубы, чтобы не закричать. После того времени, когда я жил в комфорте и роскоши, голая реальность неумолимой Пустоши стала для меня почти мифической, но я там был, непосредственно всё это испытав.

— Я говорил тебе двигаться быстрее! Я разорву тебя в клочья, если будешь так медленно идти!

— Но... — Вскрикнул я.

— Никаких разговоров!

Послышался ещё один звук хлыста, и моя спина вновь воспламенилась болью. Я чувствовал, как кровь медленно капала по моему телу, заставляя одежду прилипать к меху, и слёзы текли из моих глаз. Я ничего не сделал, чтобы остановить их, и я сосредоточился на быстром беге. Это был единственный способ не быть замученным инструктором. Тем не менее, чего я не мог избежать, так это просчитать шаг и споткнуться, упав головой в землю.

— Вставай, гнида!

Я не хотел. Честно говоря, меня даже не волновало, что инструктор по строевой подготовке собирается снова меня выпороть. Мне просто не хотелось вставать, чтобы снова терпеть эти пытки. Я мог умереть там, преданный и одинокий. Как глупо было с моей стороны убеждать заключённых помочь мне сбежать. Они были правы, когда сказали, что нет никакого способа выбраться из этого места!

Внезапно, голос внутри меня сказал мне, чтобы я не сдавался. Были пони, которые действительно заботились обо мне, и для которых я должен был жить. Нужен был выход, он всегда был; но чтобы его найти, я должен был встать и продолжать бороться. Я понял, что маленький голосок в моей голове был прав, и я заставил себя подняться на копыта, несмотря на сильную боль в спине.

— Я вижу, у тебя сильная воля. Мне нравится! — Засмеялся инструктор. — Очень немногие заключённые встают после двух ударов плетью.

— Мне... Продолжать бежать? — Сказал я, задыхаясь.

— Нет, давай попробуем что-нибудь другое. Пойдём.

Я последовал за одноглазым пони в тренировочную зону, где он бросил мне самодельный меч. Я поймал его магией и сбалансировал его вес. Я никогда не сражался таким оружием, за исключением случая, когда я перерезал горло двум охранникам во время восстания Ферратуры.

— Ты единорог, поэтому я думаю, что справишься с одним из них. Если бы ты был земнопони, то привязал бы к тебе копьё и отправил бы на тренировку фаланги. Вообщем, иди к манекену и покажи, на что ты способен!

Честно говоря, я не любил сражаться с близкого расстояния, так как наслаждался сражениями издалека и через комфорт прицела, но я верил, что если мне удастся показать себя с лучшей стороны, то смогу добиться некоторого прогресса. Я подошёл к манекену, держа меч прямо перед собой, и без предупреждения всадил клинок в горло кукле.

— Отлично, отлично! — Станцевал преподаватель. — Прямо в ярёмную вену! Мне нравится твой стиль.

— Спасибо. — Я вынул клинок из манекена и встал на место. Мне это начинало нравиться, хоть я и не сражался с настоящим противником.

— Ты искусен. Раньше обращался с мечом?

— Не совсем. Я просто быстро учусь, но был снайпером, так что я знаю, куда целиться.

— Есть кое-что, за чем ты должен следить, червяк. — Сказал инструктор. — Если твой клинок застрянет в теле врага, допустим, ты попадёшь в кость, ты — труп.

— Я понял. Что теперь?

— Продолжай тренироваться. Я принесу снаряжение.

Я кивнул и продолжил швырять меч и возвращаться на позицию. Казалось, что мне действительно удастся занять место во всём этом военном аппарате, и, если повезёт, меня отправят на фронт. Оказавшись там, это будет лишь вопросом времени, пока я не смогу смыться оттуда и добраться до дома.

— Вот ты где. — Сказал инструктор. — Ладно, ребята, уведите его!

— Что? — Взревел я, когда два неповоротливых пони в доспехах меня схватили. — Куда ты меня везёшь?

— На арену, разумеется. — Ухмыльнулся одноглазый. — Ты доказал, что можешь противостоять боли и хорошо владеешь мечом.

— Подожди-ка минутку! Разве не ты говорил, что меня отправят на передовую?

— Я, но это не было правдой. — Он сплюнул и лукаво улыбнулся. — Как ты можешь думать, что пони, упавший с небес, остается незамеченным Воеводой Невским? Он лично попросил тебя прийти на арену... Думаю, он хочет посмотреть, на что способны пони вашего вида.

— Разве он не мог просто позвать меня в свой... Офис?

— Ха-ха, нет. Воевод Невский хочет знать, достоин ли ты быть вызванным на аудиенцию. Вот почему ты будешь играть главную роль на арене. Быстрее, солдаты!


Меня затащили в эллиптическую конструкцию, сделанную из металлолома и дерева, высокую, как жилой дом, и в три раза шире. Место выглядело внушительно, как ад, и я чувствовал, что падаю духом, когда мы пересекли тёмную арку в недра Арены. Оказавшись внутри, мы прошли по тускло освещённым коридорам, в которых отчётливо были слышны стоны раненых и молитвы тех, кто сражался. Я должен был оставаться спокойным в атмосфере насилия, которая окружала меня.

Охранники бросили меня в маленькую камеру, где не было ничего, кроме стога сена, в качестве матраса и крошечного отверстия в грязи. Это был не роскошный отель, но пони здесь надолго не задерживались. Я пытался устроиться поудобнее в куче сена, пока моя магия игралась с мечом на безопасном расстоянии. Каким бы ни было моё будущее, меня ждёт смерть от клинка, а не от моего остроумия и языка, так что мне лучше подготовиться к неизвестности.

Я начал чувствовать рваную боль в спине, а также гнев, бурлящий внутри меня. Всё это было, в некотором смысле, виной Авро. Если бы я не последовал за ней в эту сумасшедшую кампанию против Красного Фронта, я бы до сих пор сидел на своём удобном диване, наблюдая, как мир вращается вокруг меня и строя планы на будущее. Вместо этого, меня ранила и держала в плену кучка сумасшедших, которые хотели, чтобы я боролся за свою жизнь. Да, я испугался, но этот страх превратился в ярость. Вся моя жизнь была там, всё ещё близка ко мне, и мне просто нужно было найти способ выбраться. Однако, каждый поворот событий всё больше отдаляет меня от цели.

— Авро, почему? — Застонал я.

Это был глупый вопрос, но, каким-то образом, мне стало легче. Конечно, я бы не получил ответа, кроме самодовольной или жестокой реплики от одного из моих соседей, но моей душе нужно было выпустить пар. Она была источником всех моих проблем, но вместо того, чтобы желать её смерти или исчезновения из моей жизни, я хотел, чтобы она была рядом. Мне нужно было подобраться к ней поближе. Этот парадокс сводил меня с ума, пытаясь найти компромиссное решение.

Ещё одна вещь не давала мне покоя — кто же на самом деле сбил наш боевой корабль на обратном пути из Точки Безубыточности. По словам Петлякова, атака должна была произойти с земли, но в то же время, мы летели над территорией Республики. Может ли это означать, что НЭР было известно о наших отношениях с группой Ильюшина, и что они считали восстание Авро восстанием против их правления? Может ли это поставить под угрозу Нью-Пегасус? В очередной раз, я обвинил Авро в этом, но в глубине души, я винил себя за то, что не смог увидеть её предательские мотивы. Я мог бы расстаться с ней, так как расставался со многими другими кобылами после быстрого перепихона, и всё же, я этого не сделал. Я влюбился в неё, как влюбился в Штуку, но Грифина была честной и справедливой. Я предполагал, что именно мои воспоминания о времени, что мы провели вместе и подтолкнуло меня к Авро.

— Почему ты это сделал? — Вздохнул я. — Почему я не послушал Роуз?

Бедная Роуз. Где она сейчас? Пет уже должно быть прибыл в Нью-Пегасус с мрачными новостями... Что же с ней будет? Что насчёт Надира? Начнут ли они разыскивать меня на Пустоши или продолжат жить без меня? В конце концов, от полузебра я такого мог ожидать, но, зная Роуз, думаю, она сделает всё возможное, чтобы вернуть меня. Однако вытащить меня из лагеря Невского было чем-то совершенно невозможным.

Мне также интересно, кто же этот Невский. Забавное имечко для пони. Такой блестящий командир, появившийся из ниоткуда, это нечто странное даже для Пустоши. Легенды всегда существуют, и Невский со своими способностями должен был быть известен почти каждому жеребёнку. Вместо этого, его действия были полной неожиданностью для всех, и именно это привело армию Царя прямо к воротам Нью-Пегасуса.

Внезапный стук копыт о пол вернул меня в реальность. Дверь открылась, и в комнату вошли два бронированных охранника.

— Индиго Сноу? — Спросили они.

— Эээ... Да. — Я почти забыл про своё прикрытие. — В чём дело?

— Пришло время сражаться. Вставай!

Я не ждал, пока меня заставят, и так быстро, как смог, я вернулся на свои четыре, спина всё ещё болела от ран, вызванных хлыстом. Кровь уже засохла, и я чувствовал, как мою кожу стягивало при ходьбе. У меня определённо останется шрам, хотя это будет наименьшей из моих забот. Я вышел из камеры, окружённый охранниками, держа меч.

— Итак... На что похож бой? — Нервно спросил я.

— Это настоящий бой. — Сухо ответил страж. — Ты и другие пони сражаетесь до смерти, и если понравишься Воеводе, то сможешь выйти из Арены живым.

— Понял... — Пробормотал я. — И с кем я буду сражаться?

— Честно говоря, понятия не имею. Мне поручено вывести тебя на Арену, вот и всё. Как только я с этим покончу, то пойду в столовую и выпью пива. Честно говоря, я не люблю драки.

— Серьёзно?

— Да. Мне они совсем не нравятся. — Охранники оставили меня перед закрытой дверью. — Когда ворота откроются, выйдешь и устроишь им ад.

Я кивнул и нервно сглотнул, когда стражи обернулись и оставили меня наедине с моим жалким маленьким мечом перед запертыми воротами, которые приведут к смерти и страданиям, когда рёв публики всё усиливался. Крики, плач и топот эхом раздавались по всему зданию. Внезапно, голос пони, молодого жеребца, поднялся над какофонией звуков, наверное, он говорил в микрофон.

— Добрый день всем вам, дорогие подданные Царя!

Толпа ответила на приветствие.

— Готовы ли вы к очередному смертельному бою? Хотите ли увидеть, как враги Его Величества калечат и уничтожают друг друга только ради вашего развлечения?

Толпа ответила твёрдое “ДА!". Мне придётся кого-то покалечить и ранить... Или быть искалеченным и уничтоженным.

— Что ж, я рад сообщить вам, что наш великий Воевода, Ужасный Невский, решил организовать для нас четырёхсторонний поединок в качестве подарка за наши последние достижения в Дамбе Хуфера!

Четырёхсторонний матч? Правда? Я надеялся драться с одним пони, а не с тремя. Я встряхнулся и крепче взялся за меч. Что бы там ни случится, это будет кровавым и жестоким зрелищем. У меня не было моральных сомнений в отношении насилия, но эта ситуация означала реальную опасность для моей шкуры.

— Приготовьтесь насладиться самым жестоким шоу, которое только может предложить эта сторона света!

Ведущий начинал действовать мне на нервы. Он знал, какими словами меня можно разозлить.

— Упав с небес, он — самая настоящая тайна, пони с металлом вместо плоти, могучий воин неизвестного происхождения! Это подарок нашего Воеводы вам, единственный и неповторимый Индиго Сноу!

Ворота открылись, и я вышел, испуганный, но решительный. Передо мной стояла толпа пони, большинство из них были одеты в доспехи в форме дракона, они кричали на меня, требуя того, чтобы моя кровь пролилась на песок, в то время, как другие смотрели на трон, построенный на одной из сторон кольца, на котором сидел особенный пони. Всё в нём напоминало дракона: его шлем имел форму головы дракона, его доспехи напоминали позвоночник и крылья, а хвост был облачён в блестящее длинное металлическое остриё, он ритмично извивался и раскручивался. Это должно быть Воевода Невский, и невозможно было сказать, кто или что находится под бронёй. Всё было скрыто под ней.

— Перед ним находятся три пленника, которые отказались от места в славном Ордене Царя! Три глупых пони, которые предпочли нас своим жизненным идеалам! Эти выродки теперь здесь, чтобы проверить, смогут ли они победить “небесного путешественника”, и если да, то они получат второй шанс и будут служить Царю!

Вот тебе и мои надежды на выживание. Открылись ещё одни ворота, и я столкнулся со своими бывшими сокамерниками: Штормом, Фликером и Флэймом. Они вздрогнули, когда поняли, что будут сражаться со мной, и я не мог не чувствовать отвращения. Мне было бы всё равно, если бы я столкнулся с тремя другими пони, а не с теми, с кем я уже успел поладить. Они были хорошими ребятами. У Невского действительно было жуткое чувство юмора.

— Готовимся погалдееееееееть!!! — Сказал ведущий, и бой начался.

Я посмотрел на солдат НЭР, которые готовились к битве со мной, я пожал плечами и грустно улыбнулся. Я пытался им показать что-то вроде: “Эй, я ничего не имею против вас”, и они это поняли, прежде чем перейти в боевые позиции. Лицо Шторм не могло скрыть печали от необходимости сражаться с кем-либо знакомым, но она явно не собиралась сдаваться. Она осторожно продвигалась вперёд, медленно дрейфуя вправо, с клинком, плотно сжатым в зубах, и не отводя от меня глаз.

Фликер же, не показывал никаких эмоций, просто пустое выражение лица, в то время, как его клинок качался из стороны в сторону, окутанный дымкой зелёной магии. Он подошёл к моему левому боку, чётко двигаясь и показывая, что они все убьют меня, чтобы выжить. Чего я ещё не понимал, так это интереса Невского к моей смерти, если предположить, что он не знал, кто я на самом деле. Потому что он не знал... Или знал?

Флэйм показывал нескрываемый гнев по отношению ко мне, его зубы сильно сжались, а его меч левитировал рядом с ним. Он зашёл ко мне за спину, без какой-либо сложной тактики. Мы сражались насмерть, копыто к копыту и лезвие к лезвию. Седой жеребец был похож на грозного противника, но я сталкивался и с куда большими опасностями и преодолел их. Мне нужно было провернуть это ещё раз.

— А атмосферка накаляется! — Сказал ведущий. — Приготовьтесь, всё может быстро закончиться!

Как только голос в динамиках замолчал, публика зааплодировала, как сумасшедшая, а Шторм и Фликер накинулись на меня с обеих сторон. Это была стандартная тактика, они пытаются заблокировать движение противника, идя на него сразу с разных сторон, но у меня был путь отступления, поэтому я прыгнул назад, уклоняясь от атак. Я надеялся, что смогу справиться с ними один за другим, но на данный момент, меня волнует только то, чтобы не ослепнуть ни от одного из моих противников.

— Индиго Сноу уклоняется от первой атаки! — Ведущий рассказывал обо всех моих действиях. Это становилось довольно раздражающим, но у меня были другие более насущные проблемы. — Он ловкий и способный, это точно!

Фликер направил свой клинок против меня, заставляя меня уклониться в сторону, так как не было никакого способа блокировать столько энергии. Но кажется, я отреагировал слишком поздно и почувствовал, как меч режет мою плоть, с лезвия стекала кровь. Я взглянул на рану, пока зрители сходили с ума, но, несмотря на боль, которую она посылала через моё тело, я понял, что это был лишь поверхностный разрез, не глубже, чем раны от хлыста.

— И у нас тут первое ранение! — Проревел ведущий. — Как долго ещё продержится на Арене Индиго Сноу?

Продолжай мечтать, глупый ведущий. Я застонал и глубоко вдохнул, чтобы побороть боль. Ничто не остановит меня от борьбы. Фликер всё ещё махал передо мной клинком, но теперь, когда они были медленнее и более предсказуемы, я начал блокировать их один за другим. Для инженера, он хорошо знал, как сражаться на близком расстоянии; и кроме того, я не мог следить за Флэймом и Шторм.

— Похоже, что Индиго Сноу сейчас в трудном положении!

Я сматерился, не отрывая глаз от Фликера, наши лезвия столкнулись в воздухе в какофонии звуков и лязгов. Мне нужно было двигаться в его темпе, толкая, блокируя и рубя в нужное время; как будто мы выполняли какой-то жуткий танец смерти. Между тем, я начал видеть краем глаза худощавую фигуру кобылы, которая ползла позади меня, и я быстро взглянул на свой Л.У.М.. За мной и правда был один враждебный пони, в то время, как второй держал безопасное расстояние и двигался по кругу.

— Вот и всё, только немного ближе… — Прошипел я, отклоняя ещё один толчок Фликера.

Красная точка продвинулась на шаг, затем на ещё один... Достаточно, чтобы быть в пределах моего диапазона. Шторм рассчитывала застать меня врасплох, но я успел её засечь. Как только она подобралась достаточно близко, я использовал всю свою силу и всю мощь, чтобы ударить кобылу в лицо. Громкий треск дал мне знать, что мой удар завершился успехом, и, судя по внезапному вздоху Фликера, всё это выглядело не слишком красиво. Я отпрыгнул от молодого жеребца, пытаясь взглянуть на последствия моей атаки.

Шторм попало прямо по лицу, в результате чего, оно перекосилось, и кровь текла из её ноздрей и рта. Она была слаба, шаталась из стороны в сторону, и самое главное, она была беззащитна, так как её единственным вариантом использования оружия было взять его в зубы; но она не была в состоянии этого сделать. Я обернулся и попытался продвинуться к кобыле, желая нанести ей смертельный удар, в то время, как зрители абсолютно сошли с ума.

— Один из солдат ранен! Прикончит ли её Индиго Сноу сейчас, или будет наслаждаться моментом?

Я поскакал к Шторм и приготовился направить мой клинок прямо ей в горло, но что-то ударило меня сбоку и заставило отступить. Флэйм прибыл на помощь своей раненой напарнице, он был в ярости.

— Отойди от неё! — Взревел он.

— Это смертельная схватка, Флэйм! — Ответил я в том же тоне. — Это либо ты, либо я, и я намерен жить!

Флэйм выл во весь голос, а его клинок опасно качался из стороны в сторону. Я покатился, чтобы избежать его атаки, но почувствовал, как меч разрезал моё лицо, посылая волны мучительной боли по моему телу. Я закричал и встал, как можно быстрее, но моя ярость и адреналин заставили меня забыть о ране в щеке. Флэйм ещё восстанавливался после последнего удара, когда мой меч перерезал сухожилия на его спине. С диким воплем старый и громоздкий жеребец потерял равновесие и упал, истекая кровью из отрубленной ноги.

— Уау! Хирургически-точный удар таинственным Индиго Сноу! — Ликовал ведущий. — Я же говорил, что этот пони умеет вести дела!

Я быстро окинул взглядом поле боя. Шторм пыталась прийти в себя после моей атаки, но её лицо было по-прежнему перекошено, и она не могла держать меч. Флэйм лежал на земле рядом со мной, он не мог подняться. Фликер был единственным уцелевшим солдатом, но мои последние действия, казалось, заморозили его уверенность, поскольку он не хотел идти мне навстречу. Молодой жеребец начал дрожать от страха, и я не мог сдержать улыбки.

— Страшно, Фликер? — Улыбнулся я.

— Н-нет. — Он старался сохранять спокойствие.

— Ну, а следовало бы. — Сказал я строго, посылая свой клинок прямо в сердце Флэйма, который умер с громким стоном.

Я не нарушил зрительный контакт с молодым солдатом Республики, когда вонзил свой меч в тело Флэйма, и уж тем более, когда вытащил его, покрытого кровью. Я играл с его разумом, показывая, что я был полон решимости убить его. Я не был садистом, и мне не нравился тот факт, что мне придётся убить трёх прекрасных пони, но я должен был сделать то, что должен, чтобы выжить. О моральных устоях не могло быть и речи.

— И у ИИИИИИИИндиго Сноу есть первая жертва! — Завопил ведущий. — Смогут ли оставшиеся два соперника остановить его?

Публика ответила громким рёвом, ясно показывая, что они наслаждались жестокостью и насилием в этом шоу. Не было времени для стеснения. Если я хочу прожить ещё один день, мне придётся убить Шторм и Фликера, и я должен сделать это без единого сомнения. Поэтому я спокойно подошёл к молодому жеребцу. Шторм сломала челюсть, так что не сможет применить силу. Она была менее опасна.

— Ну что, Фликер. — Усмехнулся я. — Ты и я, один на один.

— Т-ты... Ты убийца! Ты убийца! — Заикался он.

— Я?

— Да, ты!

— Фликер, похоже ли это на то, что у меня есть шанс? — Я покачал головой из стороны в сторону. — Взгляни вокруг, эти пони хотят крови, и она будет либо вашей, либо моей. Можешь называть меня убийцей, если хочешь, но либо это, либо быть мёртвым. А теперь подними меч и сразись со мной!

Фликер повиновался моему приказу и направил сомнительный удар в моё раненое лицо, которое я быстро заблокировал своим клинком. Я ухмыльнулся и ответил горизонтальным ударом, от которого он еле успел увернуться. Наши клинки сошлись в поединке, рубя, толкая, блокируя и рубя снова, ударяя по воздуху или металлу, пытаясь ударить по плоти, как будто они жаждали этого. Один из моих ударов попал ему по лицу, порезав щеку так же, как Флэйм порезал мою. Фликеру же удалось сделать длинную горизонтальную рану в моей груди. Она была не смертельной, но ужасно болела и сильно кровоточила. Теперь, я больше всего беспокоился о том, чтобы бой закончился, как можно быстрее, в надежде получить медицинскую помощь. У меня не было никаких гарантий, и, возможно, Невский хотел использовать меня, но я надеялся, что если устрою хорошее шоу, мне помогут и окажут помощь. Кроме того, одноглазый инструктор по строевой подготовке упомянул, что сам Воевода хочет со мной аудиенции, если я покажу себя достойным.

— Похоже, мы являемся свидетелями дуэли умов! — Проревел ведущий. — Вы видите это фехтование? Держите глаза открытыми, ибо никто не знает, что может случиться дальше!

Фликер оставлял свой левый бок без присмотра после каждой атаки, давая мне повод нанести ему чистый удар. Это было рискованно, потому что промах оставил бы меня самого без защиты, и я не думаю, что он упустит такую возможность. Я оставался спокойным, перенося свой вес в правую сторону, в то время, как Фликер готовился к очередному удару. Молодой жеребец не заметил, как я сменил позу, и направил клинок вперёд, я повернулся влево и приставил свой меч к его обнажённой шее. Кровь брызнула из открытой раны, как фонтан алого цвета, окрашивая меня с копыт до гривы, а жеребец упал на землю в агонии.

— Извини, Фликер. Либо твоя шкура, либо моя. — Пробормотал я.

— Индиго Сноу отнимает ещё одну жизнь! — Заявил ведущий. — Вы видели столь опытного воина? Теперь до его победы остался лишь один враг!

Кровожадная толпа сошла с ума от крови, и я повернул голову к последней оставшейся пони. Шторм уже заработала сотрясение мозга, и пыталась держать меч глядя на меня с чистой ненавистью в глазах. Я больше не был пленником Царя, а стал кровавым убийцей, который убил двух её напарников и намеревался сделать то же самое с ней. Я понимал её чувства, но также знал, что они были ошибкой в наших условиях. Это не было вопросом верности в дружбе, наша ситуация была такова, что каждый пони сам за себя. Живое убийство или смерть в процессе. Более или менее, но это была логика Пустоши.

Шторм неуклюже приблизилась ко мне, пытаясь удержать меч от падения из её сломанной и кровавой челюсти. Она выглядела просто жалко, сражаясь в уже проигранной битве. В других обстоятельствах, я бы умолял Шторм о жизни, пытаясь рассуждать, что нет чести или славы в убийстве пони, которая едва могла защитить себя. Если бы я был окружён более цивилизованными созданиями, я бы попытался использовать свою харизму, чтобы добиться чего-либо. Тем не менее, я был очень далёк от цивилизации, поэтому мне придётся прибегнуть к более жёстким способам.

— Мне очень жаль, Шторм. — Я опустил голову.

— Жаль? — Прошипела она, стиснув оставшиеся зубы об усиленную рукоять меча. — За что?

— За это. — Ответил я, и нанёс мощный удар, пробив нижний конец её челюсти и ударив по мозгам. Магия позволяла мне делать такие изящные движения.

Она даже не поняла, что произошло, и её глаза стали безжизненными в один момент. Её челюсть упала, позволяя мечу удариться о землю. Толпа начала реветь в смеси радости и ярости, подбадривая шоу и жалуясь на его быстрый конец. Я шёл к центру Арены, глядя на Невского издалека, в то время, как голос в динамиках снова и снова называл моё подставное имя.

— Победителем становится Индиго Сноу! — Закричал ведущий. — Он в одиночку одолел троих пони!

Я улыбнулся и продолжил шоу. Они хотели увидеть страшного воина Арены, и я бы дал им его. Думаю, я мог бы стать актёром, если бы родился при других обстоятельствах. Я поднял свой пропитанный кровью меч вверх и уверенно обошёл вокруг, строгим взглядом глядя на зрителей.

— Что случилось, Арена? — Взревел я. — Не понравилось развлечение?

Пони на трибунах скакали и ревели.

— Я вас не слышу? Вам не понравилось? ВАМ НЕ ВЕСЕЛО?

— Нам весело. — Раздался громкий голос, но не ведущего. Он был глубоким и скрытным, искаженный чем-то, что стояло между динамиком и микрофоном. Это должно быть Невский.

Я обернулся и посмотрел на трон, где Воевод был свидетелем всего боя. Таинственный пони теперь гордо стоял на краю своего привилегированного места, в то время, как пони в доспехах дракона держал микрофон близко ко рту.

— Индиго Сноу, ты доказал, что ты — могучий воин, умный и смертоносный. Тебе удалось преодолеть все препятствия, которые я тебе устроил, и ты подарил моим солдатам шоу, которое они никогда не забудут. Я хотел бы встретиться с тобой лично.

— Я буду польщён, могучий Воевода. — Ответил я, поклонившись. Нельзя быть достаточно осторожным.

— Тогда покинь эту Арену, воин. Я немедленно вызову тебя к себе.

Вся публика приветствовала пони в маске, когда он повернулся и покинул Арену. Двое охранников, которые вытащили меня из камеры, появились рядом со мной и, не оставляя мне времени на раздумья, толкнули обратно в тёмные коридоры здания.


Я ждал в своей камере несколько часов, и обещание, которое дал Невский, становилось фальшивым. Единственным моим посетителем была кобыла, которая довольно плохо залечила мои раны и предложила себя в качестве трофея победителю. Я устал и у меня болело всё тело, но я всё равно пошёл с ней. Последнее, что я хотел сделать, это ещё больше разозлить своих похитителей. Тем не менее, пока я был с ней, я не мог перестать думать об Авро, о её прекрасном теле, о её прекрасной гриве... И об её измене.

Мой разум по-прежнему разрывался между любовью к ней и желанием ей отомстить, и тот факт, что я был пленником в этом месте, не помогал мне очистить мой разум. Уйти отсюда было моей единственной надеждой, и для этого мне нужно было убедить Невского отправить меня на фронт. Оказавшись там, я ждал бы шанса для бегства, побежал бы обратно в Нью-Пегасус так быстро, как только смог.

— Индиго Сноу! — Раздался голос, и дверь камеры открылась. — Невский хочет тебя видеть.

— Наконец-то. — Вздохнул я, поднимаясь на копыта.

— Следи за языком, Сноу. — Предупредил охранник. — Невский не любит остряков. Он просто отрезает им языки.

Я сглотнул и замолчал. Кем бы ни был этот Невский, его окружала атмосфера страха и ужаса. Я просто не знал, как мне с ним обращаться, или какие у него были намерения по отношению ко мне. Тем не менее, эта аудиенция была моей единственной надеждой уйти из этого дикого места. Я глубоко вздохнул и последовал за охранниками, выходя из Арены, где я был вынужден убивать, чтобы выжить. Надеюсь, что больше никогда не вернусь туда снова.

Когда мы шли по улицам разрушенного города, где разместились войска Царя, я заметил, что многие пони оборачивались, когда мы проходили мимо. Очевидно, мои подвиги на поле боя не остались незамеченными для большинства солдат, населявших этот лагерь, и имя Индиго Сноу уже было хорошо известно среди них. Некоторые ликовали, некоторые топали по полу, а некоторые даже хотели потрясти моё копыто. В мгновение ока, я стал знаменитостью этого места.

Охранники отвели меня на виллу, что стояла на окраине лагеря, классическое здание с колоннами из дерева и арками из кирпича. Знамёна с эмблемой дракона были повсюду, и под большинством из них была большая буква " H ". Я предположил, что это личный символ Воеводы, и именно поэтому, он был изображён на большинстве стандартов и гирлянд в этом районе.

Меня привели в маленькую элегантную комнату с деревянными панелями, где меня ждал таинственный командир в маске, глядя на потрескивающий камин. Когда меня толкнули в комнату, он обернулся и издал булькающий смех, который звучал ещё более жутко из-за маски, которую он носил.

— Оставьте нас. — Сказал он.

— Конечно, Воевода. — Стражник поклонился. — Мы будем здесь, если Вам что-нибудь понадобится.

Охранники вышли и закрыли за собой дверь, оставив меня наедине с загадочным пони в маске. Я сглотнул и стал молча стоять, ожидая, когда начнётся разговор. Предупреждение о том, как поступают с выскочками заставило меня быть намного осторожнее.

— Что ж. Индиго Сноу. — Сказал он спокойно. — Скажи мне, мой храбрый воин, как ты здесь оказался?

— При всём уважении, о великий, я думаю, что вы уже знаете эту историю.

— Конечно, знаю, но только основы. — Невский засмеялся. — Я хочу услышать всю историю из твоих уст, Индиго Сноу.

— Это длинная и запутанная история, ваше высочество.

— Не волнуйся, у меня много времени. — Невский устроился поудобнее. — И поверь, в моей жизни тоже были запутанные истории.

— Конечно, мой Воевода. — Я прочистил горло. — Моя история не так уж отличается от любой другой на Пустоши. Я родился в дикой природе и должен был научиться выживать сам. Годы научили меня всему, и я могу с гордостью сказать, что я жил комфортно, копаясь в сокровищах и охотясь за едой и прибылью.

— Ах да, я слышал об этом. — Невский издал лёгкий смешок. — Удивительно, сколько Пустошь может предложить тем, кто знает, что делать. Но, пожалуйста, продолжай.

— Как я уже говорил, мне удалось достичь определённого баланса в жизни. Охота, торговля и сбор мусора стали моей повседневной рутиной. У меня были и трудности, это правда, но они были ожидаемы от такого неумолимого мира, как этот.

— Естественно. Пустошь отделяет сильных от слабых. — Сказал Невский. — Я вижу, что твои задние ноги, кажется, заключены в какую-то броню... Не мог бы ты сказать мне, откуда ты её взял?

— Как я уже говорил Вам, Ваше Высочество, это один из тех случаев, когда история становится немного запутанной. Я искал что-то ценное в старом бункере несколько лет назад, когда наткнулся на группу Стальных Рейнджеров. К счастью для меня, они были мирными, и мы договорились сотрудничать и делить доходы: технологии для них, другие товары — для меня.

— Как странно для группы Рейнджеров. — Вставил Невский.

— Да, странно, но когда жизнь даёт тебе шанс, ты должен им воспользоваться. Мы исследовали бункер, запустив его автоматическую защиту. Одна из башен взорвала мою заднюю ногу, пока я защищал одного из писцов, и в благодарность за это, медик-инженер установил эту штуку в мои ноги.

— Как благородно с их стороны. — Сыронизировал Невский.

— Я не знаю, что заставило их это сделать, но дело в том, что я обязан им жизнью.

— Конечно. Побереги добрые слова, Индиго Сноу, и расскажи мне, как ты попал в дирижабль.

— Это ещё одна часть, в которую трудно поверить, мой Воевода. Кажется, я приобрёл способность шпионить в самых опасных местах, так как случайно наткнулся на авиабазу пегасов, когда изучал большую пещеру. Конечно, меня взяли в плен, но мне удалось улизнуть и запустить один маленький дирижабль. Я знаю, как обращаться с машинами, так что мне удалось выбраться оттуда. Но я никогда не управлял такими штуками, и в итоге, я упал в озеро. Тогда-то Вы и нашли меня... И на этом моя история заканчивается.

— Серьёзно? — Усмехнулся Невский.

— Что ж, теперь я в Ваших руках, Ваше Высочество.

— Видишь ли, Индиго Сноу, я — не мясник, как думают пони по ту стороны Дамбы. Или мне называть тебя Фарсайт?

Моё сердце замерло. Как он узнал, что я — Фарсайт, если никогда в жизни меня не видел? Он мог слышать обо мне, но я стого прятался от СМИ, чтобы поддерживать минимальный уровень конфиденциальности.

— Как...? — Пробормотал я.

— Это очень простая процедура.  — Невский злорадно рассмеялся. — На самом деле, это так просто, что ты не поверишь.

Воевода снял шлем и показал мне свой серо-зелёный мех и короткую золотую гриву. Его глаза были мне знакомы.

— Дельвио? — Ахнул я.

С ним всё было в порядке. На восемь лет старше, и заметно пострадал от суровой жизни Пустоши, но таинственный Невский был не кто иной, как Дельвио Ферратура, который избежал моей ловушки в тот день, когда я взял под контроль Нью-Пегасус. Судя по его глазам, я понял, что мне не сбежать, так как он явно жаждал мести с того самого дня, как он был вынужден сбежать.

— Да, Фарсайт, это я. — Дельвио улыбнулся. — Удивлён?

— Конечно. Теперь понятно, почему армия Царя каждый раз знала, куда нанести удар. Ты знал землю, по которой ступал.

 — Да я и не забывал. Я помнил каждый шаг, каждый вздох, каждую рану; так как я знал, что придёт день моего возвращения. День, когда я отомщу тебе, Фарсайт.

— Это была твоя единственная мысль за эти восемь лет? — Ухмыльнулся я. Если я собирался умереть, то хотел бы сделать это в интеллектуальном превосходстве. Дельвио не услышит мои мольбы о пощаде. — Это довольно навязчивая идея.

— Фарсайт, ты стоил жизни моего отца и брата, не говоря уже о всей нашей Империи. Я был вынужден уйти в канализацию и бежать в пустыню, подальше от какой-либо цивилизации, так как я боялся, что ты пошлёшь за мной отряд. Несколько недель я шёл на восток, вдаль от Нью-Пегасуса и постоянно растущей силы НЭР, в поисках места для залечивания ран. Я страдал от болезней, боли и голода. Зимой — я замерзал, а летом — чуть не умер от обезвоживания. Всё это благодаря тебе; из-за твоей бесконечной жадности и жажды власти.

— Так устроен этот мир, Дельвио. Ты должен знать это лучше, чем кто-либо. — Я пожал плечами.

— Ты не можешь мне это говорить! — Завопил Дельвио. — А ты кто такой, Фарсайт? Недовольный тем, что тебя изгнали из Стойла, и начал править Нью-Пегасусом, убирая всех на своём пути?

— Да, я Стойловский изгой. Но я выстоял. Я создал свой собственный путь, сквозь терпение и тяжёлую работу. Я не унаследовал власть, как ты.

— Я поражён тобой, Фарсайт. — Рассмеялся Дельвио с презрением. — Ты стоишь здесь, у ворот собственной смерти, и всё же не теряешь своей глупой гордости.

— Почему я должен отступать сейчас? Я не сожалею ни об одном из своих действий, так как уверен, что ты не сожалеешь о своём.

— Конечно же, нет! — Вспылил Дельвио. — Мне очень повезло найти копыто его Величества, всесильного Царя, и я поклялся своей жизнью, что отдам ему все земли, которые он может себе представить. Он дал мне цель, он дал мне новое имя, и он дал мне новую жизнь. Я ни о чём не жалею, потому что знаю, что победа будет за мной.

— Не сомневаюсь. — Пробормотал я. — Позволь мне один вопрос, Дельвио. Как ты узнал, что это был я?

— Это было легко. Пони, падающий с небес, не остается незамеченным, поэтому я попросил, чтобы тебя описали. Я хотел узнать, кто же был способным на такой подвиг, но у меня было предчувствие, что в этом замешан именно ты.

— И ты? — Усмехнулся я.

— Конечно я тебя схватил. У тебя есть способность появляться там, где тебя меньше всего ожидают, Фарсайт. Я был прав.

— Если ты всё это время знал правду, почему сразу не притащил меня сюда?

— Всё просто, Фарсайт. Я хотел видеть, как ты страдаешь и умираешь. — Дельвио пожал плечами. — Но опять же, твоя настойчивость продолжает быть чем-то близким к сверхъестественному. Тебе удалось убить трёх солдат и даже обратился к публике.

— Я просто устроил им отличное шоу. — Иронично рассмеялся я.

— Ты забавный пони, Фарсайт. Действительно смешной. — Поморщился Дельвио. — Я держу тебя здесь, рядом и могу убить тебя в любой момент, или сжечь, или задушить, или застрелить. Тем не менее, я не хочу этого делать.

— Это из-за моей очаровательной внешности? — Усмехнулся я.

— Нет, Фарсайт, это потому, что я думаю, что сделаю тебе одолжение, прекратив твоё жалкое существование именно здесь. Я хочу, чтобы ты страдал, плакал от боли и отчаяния. — Дельвио в гневе стиснул зубы. — Но я не собираюсь тебя пытать. За все эти годы в изгнании я узнал, что истинная боль — это боль разума, уверенность в будущей неудаче вызывает боль в душе. Я хочу, чтобы ты страдал так же, как и я.

— Серьёзно? — Я сохранил ироничность, даже если мне не нравилось, как звучали эти слова.

— Да, Фарсайт. Я хочу, чтобы тебя постигла судьба, подобная той, что постигла меня. Я хочу, чтобы ты увидел, как умирают твои любимые, и ты не сможешь с этим ничего поделать. Я хочу, чтобы ты увидел, как всё, что ты построил за эти годы, рассыпается в пыль, в то время, как кто-то другой придёт и займёт твоё место. Я хочу, чтобы ты плакал, чтобы ты винил себя за собственные ошибки, я хочу, чтобы ты умолял о своей смерти. И когда это случится, я буду там, чтобы вырвать твоё сердце своими собственными копытами. — Дельвио вынес мне приговор.

— Ясно... И как ты собираешься это сделать? — Спросил я настолько спокойно, насколько возможно.

— Я позволю тебе уйти невредимым. Я знаю, что ты вернёшься в Нью-Пегасус... И как только ты будешь там, у тебя не будет другого шанса, кроме как ждать прибытия моей армии, потому что она прибудет. НЭР слабеет изо дня в день, и они не смогут удерживать прилив моих сил вечно. Когда последняя линия обороны будет разрушена, Фарсайт, я ринусь прямо в Нью-Пегасус и отомщу тебе.

— Ты слишком много думаешь, Дельвио. Я не сдамся без боя.

— Я знаю. — Дельвио сделал улыбку маньяка. — Но ты должен знать, что твои силы не сравнятся с моими. Это война, которую нельзя выиграть, Фарсайт, и ты не можешь этого отрицать.

Я знал, что он был прав. Если бы Дельвио и войска Царя стали бы угрожать непосредственно Нью-Пегасусу, я бы мало что смог сделать. Но пока НЭР была сильна, у меня было время подготовиться. Дельвио давал мне второй шанс, и я не собирался его упускать.

— Ах, ты боишься, Фарсайт. Я вижу страх в твоих глазах. Ты, наконец, начал понимать, что ничего не можешь сделать против нас. Абсолютно ничего!

— Возможно... Возможно нет. — Улыбнулся я. — Но я приму твоё подношение. Пока я проживу хоть ещё один день, у меня будет шанс подготовиться.

— Даже сама Селестия не сможет подготовить тебя к тому, что я сделаю, Фарсайт. — Дельвио уставился на меня. — Ты пожалеешь о том, что не умер сейчас.

— Мы ещё посмотрим. — Простонал я.

— Да. Увидим. — Дельвио снова надел шлем, показывая то, что наш диалог, наконец, закончился. — Стража!

—Да, мой Воевода! — Охранник быстро проскакал в комнату.

— Индиго Сноу заслужил мою благосклонность и свободу после славных подвигов на Арене. Пожалуйста, проследи, чтобы он благополучно покинул наш лагерь.

— Конечно, Воевода Невский. — Поклонился стражник. — Следуй за мной, Индиго Сноу.


Я был изгнан из лагеря глубокой ночью, безоружный и одетый только в грязные лохмотья, но, по крайней мере, я был вне драконьей пасти. С явной угрозой Дельвио, нависшей над моей головой, я поскакал к моему безопасному убежищу, моему дому, моему городу. Мне нужно было попасть туда, как можно скорее, чтобы начать подготовку оборонительной операции. Я знал, что Республика не продержится вечно, и что рано или поздно они уступят Дамбу Царю, и этот день будет моей расплатой. Вот почему я должен был быть готов к встрече с ними, используя всех робопони, которые у меня были, а также помощь НЭР. Они были так же заинтересованы в том, чтобы остановить Царство.

Я взял курс на север, пытаясь пересечь реку вброд достаточно далеко от места битвы, чтобы проникнуть на территорию Республики. Приблизиться к Дамбе Хуфера означало бы избежать перестрелок, патрулей и взрывов, и у меня не было никаких средств защиты. Кроме того, я был слаб и ранен, и моё тело напоминало мне обо всех событиях последнего дня. Я начал понимать, что больше не контролирую ситуацию.

Царство больше не было таинственной угрозой, надвигающейся на горизонте, а явной и настоящей опасностью, которая стала держать меня и мой город в страхе. Дельвио жаждал крови, и он не хотел уничтожить лишь меня, он хотел причинить боль всем тем, кого я любил. Надир, Роуз, Авро… Я снова вспомнил о пегаске. Что она делала, пока я мчался домой? Скучала ли она по мне? Испытывала ли она ко мне искренние чувства, или всё это было большой ложью, чтобы сделать меня своей марионеткой? Почему она не могла быть честна со мной?

Что я буду с ней делать, когда вернусь? Это был вечный вопрос, крутившийся у меня в голове. Простил бы я её и вёл бы себя так, как будто ничего не случилось, или изгнал бы её из своей жизни? Первый вариант — полная ложь всем моим принципам, которая выставит меня полным предателем и действительно плохим лидером. Второй — оставил бы шрам в моём сердце, нечто, что преследовало бы меня до самой смерти, делая мою жизнь позором. По-видимому, нормальных вариантов не было, поэтому мне пришлось выбрать меньшее зло.

Наконец, я добрался до брода, который искал, и прыгнул в холодную воду. Я плыл изо всех сил, пытаясь добраться до другого берега прежде, чем меня снесёт течением. Я почувствовал слабость, и на мгновение мне показалось, что я тону, но мне удалось поставить копыто на песок и выползти из воды. Я был истощён, но я просто должен был идти дальше. Мне нужно было добраться до Нью-Пегасуса, мне нужно было увидеть моих друзей ещё раз, и мне нужно было подготовиться к тому, что должно было произойти.

Луна сияла надо мной, освещая Пустошь сине-белым светом и отбрасывая на землю тень. Этот мир был прекрасен, даже в своём бедственном состоянии, и мы, пони, были теми, кто делал его уродливым. Когда я скакал через известные мне земли к растущим огням Нью-Пегасуса, то понял, что Литтлпип была права. Пустошь нуждалась в пони, которые были в состоянии превзойти свои эгоистичные цели и работать на большее благо; пони, которые не были запятнаны жадностью политики или безумием войны. Пони, которые использовали истинную силу, чтобы сделать мир лучше. Я не был одним из них, но я, конечно, знал одного такого, который бы вписался в эту классификацию.

Я подошёл к воротам Нью-Пегасуса с сердцем, готовым разорваться в груди, задыхаясь и потея, мои колени дрожали, и я почти упал в обморок. Однако, я снова был дома. Хоть на улице была непроглядная ночь, город не спал, пони ходили туда-сюда, голоса, смех, жизнь. Я улыбнулся и направился к моему дому на шпиле, но я заметил, что все как-то странно на меня смотрят. Я знал, что выглядел ужасно, одетый в эти лохмотья и тяжело раненый, но я продолжал быть Фарсайтом, правителем города.

— Эй, ты! Стой! — Сказал голос. Знакомый голос.

— Что? — Спросил я. — Стэндофф?

— К тебе обращается офицер Стэндофф, сопляк! Цель твоего визита?

— Моего визита? — Взревел я. — Разве ты не видишь, с кем разговариваешь? Я — Фарсайт! — В доказательство, я даже показал свою кьютимарку.

— О, боже. Фарсайт. Конечно. — Стэндофф  ухмыльнулся, как будто он наслаждался моментом. — По распоряжению городского совета, ты арестован. Ты был обвинён в измене и заговоре с целью захвата городского совета.

— Что? — Пробормотал я.

— У тебя есть право хранить молчание. Всё, что ты скажешь, будет использовано против тебя в суде. У тебя есть право нанять адвоката, если ты не можешь его оплатить, город предоставит его тебе. Ты имеешь право уведомить одного пони о своём аресте. Понял свои права?

— Д-да. — Пробормотал я, совершенно ошарашенный.

— Хорошо! А теперь шевелись! Ты знаешь дорогу в тюрьму.

#

Заметка: Репутация изменена

Царство: Вас хотят убить. За Вашу голову назначена награда. Приготовьтесь.

Нью-Пегасус: Враг. По какой-то причине, Вы стали предателем для своего города.