Битвы Магов

Санрайз — потерявшая память единорожка, которая обнаруживает себя участвующей в Битвах Магов: боевых соревнованиях между единорогами со всей Эквестрии. Её ждут захватывающие приключения, в которых каждый новый знакомый может стать как лучшим другом, так и злейшим врагом, а столкнуться предстоит со множеством непростых испытаний, которые определят её судьбу. Хватит ли Санрайз решительности и силы духа, чтобы преодолеть их? Помогут ли смекалка и хитрость достичь своей цели? Сможет ли она одолеть своих противников и выйти победителем?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд

В хорошие копыта

Рассказ, написанный к конкурсу ЭИ-2016 и занявший почетное третье место. Небольшая история о маленькой пони, отправившейся с дедушкой на ярмарку в Рэйнбоу Фоллс, чтобы раздать на ней котят.

Другие пони ОС - пони

Пони костра и солнца

Моё прощание с Ольхой и Рябинкой.

ОС - пони

Хозяйка моего сердца

Вместо дружбы и любви в Эквестрии воцарились деньги и насилие, но может ли это помешать истинным чувствам? Даже если они начинались жестоко и несправедливо... Не является пропагандой рабства и жёсткого секса - по сути, ровно наоборот, пропаганда против них. Ведь большую нежность можно испытать именно в мягких добровольных отношениях...

ОС - пони

Мы просто пили чай

Что делает Селестия большую часть времени? Правильно! Ничего! Просто пьёт чай...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Time River

Принцесса Твайлайт посреди ночи на пороге своего дома обнаруживает пегаску, которая не помнит ничего из своего прошлого. Твайли придётся попотеть, чтобы раскрыть тайну, которая, возможно, способна уничтожить Эквестрию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Зекора Другие пони ОС - пони Дискорд Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Сказочник

Ранняя выкладка эксклюзивно для Ponyfiction. Текст может правиться и изменяться. "Сказка ложь, да в ней намёк"... Для молодого земного пони по имени Идрис сказки, мифы и легенды - не просто захватывающие истории, которые можно разыграть на сцене передвижного театра, внеся чуточку волшебства в будни жителей Эквестрии. В его теле течёт кровь древних магов - тех, кто бросили вызов духу Хаоса и Дисгармонии. Но достоин ли потомок великих предков? И сможет ли справиться с задачей, которая даже им оказалась не по зубам...

Другие пони Дискорд Сансет Шиммер

Добро должно быть с кулаками

Твайлайт Спаркл хвастается ученичеством у принцессы, цитирует Волан-де-Морта и говорит, что мечтает о силе и власти, а вместо мягких песенок о дружбе поёт тяжёлый металл? Нет, её не подменили, а вас не переправили в альтернативный мир - просто конкретно эта Твайлайт Спаркл помнит прошлую жизнь...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Fallout Equestria: The Inner Road

Эквестрия сама по себе была немаленькой страной. Обширные земли входили в ее состав. Казалось, что такую армаду земель полностью уничтожить не удастся. Что же, всех пони, думавших так, ждал неприятный сюрприз. Конфликт, разгоревшийся между Эквестрией и страной зебр, перерос из войны наций в войну уничтожения.Последняя битва длилась всего ничего. Магия чудовищной силы обрушилась на города и индустриальные центры обеих держав, выжигая и загрязняя все вокруг. Множество пони и зебр погибли за короткий промежуток времени. Некоторым пони повезло: они сумели укрыться в Стойлах, построенных как раз на случай Апокалипсиса, и призванных, как им казалось, защитить их от ставшего неродным внешнего мира. Некоторым повезло меньше. Не успев, или не получив место в Стойле, оставшиеся на поверхности пытались как-то спастись. В дальнейшем они либо мутировали, превратившись в мертвецоподобных существ - гулей, либо умерли от радиации. Они начали завидовать тем, кому посчастливилось спастись в Стойлах, но еще более тем, кто умер сразу. Огромные территории Эквестрии замолчали.Прошло немного времени как они заговорили вновь. И это были совсем не те разговоры что пони могли услышать в старых пластинках. Нет. Пустоши заговорили на языке силы, а не уважения. Вся Эквестрия заговорила на языке силы. Все Пустоши были похожи друг на друга - и в то же время друг от друга не зависили. Все пони пришли к общему языку сами, несмотря на отличия земель где они жили. И в то же время, изменив одну Пустошь, другую ты не изменишь. Огромная территория Эквестрии, казавшаяся достоянием, быстро превратилась в проклятие тишины. Тишины, где твои слова о родном поселении уже не значат ничего, если ты отошел далеко от своего дома. Тишины, где никто не поверит о происшествиях в Столичной Пустоши.

Другие пони ОС - пони

Гайд для новичка

Журналист берёт интервью у известного художника.

Другие пони Чейнджлинги

Автор рисунка: Stinkehund

Возрождение Имперца

Странный из тебя получается пегас

Мы вышли из маленькой хижины, оказавшейся домом Тендер. Я сощурил глаза из-за слишком яркого солнца, которое разносило по всей Эквестрии жару. Медленно следуя за виноградной пегаской, я, то и дело, натыкался на разных пони, которые просто смотрели на меня с малым отвращением. Почему я им так неприятен? Или они так всегда новеньких принимают? Странное поселение. Смотря по сторонам, я неожиданно наткнулся на круп Тендер и покраснел, когда пегаска обернулась.

 — Если я нахожу тебя забавным, то это не значит, что я дам тебе касаться своего крупа, — эти слова заставили залиться краской даже уши.

 — Я-я не к-касался! — я старался объясниться, чтобы она не думала обо мне так.

 — Конечно, по твоему лицу это отчётливо видно, — Тендер ухмыльнулась, видя победу надо мной.

 — Я. Не. Касался. Твоего. Чёртова. Крупа! — однако я не хотел признавать её победу.

Опять улыбка. Чёрт, она меня чертовски раздражает!

 — Ладно, я, возможно, забуду то, какой ты извращенец, приятель, — смешок с её стороны. Я перестал краснеть и теперь вернулся к своей прежней синей шерсти. — А пока что я хочу тебе сказать, куда мы направляемся.

 — И куда же? — показывая всю "заинтересованность", произнёс я.

 — Аккуратнее, дорогуша ДедРэйн, если я терплю твои выходки, то это не значит, что ты не получишь нож в спину от кого-нибудь из здешних, — она продолжала смотреть на меня свысока, но теперь уже она стала идти. Я лишь фыркнул, зная, что эта ненормальная пегаска лишь частично в чём-то права. — А теперь я, наконец, сообщу, куда мы направляемся. А направляемся мы к дому Мистера Фрэймза.

Меня не особо волновало, кто такой Мистер Фрэймз. Этот жеребец либо огромный и очень злой, либо маленький и хилый. Я склоняюсь ко второму варианту. Тем более, какой жеребец меня испугает? Да, никакой! Я продолжал следовать за виноградной пегаской, постоянно смотря вперёд, погружённый в мысли. Вот только я не понял, как смог опять врезаться в чью-то жёлтую грудь. Резко попятившись и извинившись около десяти раз, я посмотрел на того, в кого врезался. Это оказался взрослый единорог крупного телосложения(больше меня!), на чью жёлтую шерсть была одета коричневая жилетка. На его лице виднелся шрам через весь правый глаз, из чего я понял, что он слепой на этом глазу. На голове лежала ухоженная длинная рыжая грива, а его хмурые тёмно-зелёные глаза вот-вот прожгут дыру в моём лбу. В придачу к этому у него была рыжая щетина, которую с трудом видишь из-за шерсти.

Он открыл свой рот и заговорил громким басом:

 — Ты ДедРэйн, если я не ошибаюсь?

Я сглотнул, кивая. Тендер лишь засмеялась, видя мой страх:

 — Мистер Фрэймз, это ДедРэйн. Пегас, которого вчера огрели дубинкой наши стражи.

 — Помню-помню, — жёлтый жеребец усмехнулся. — Хе-хе, ну, ты прости моих стражей за это, они не со зла. Просто... им показалось, что ты хотел что-то сделать с нашей красавицей-врачом Тендер Харт.

Я лишь фыркнул в ответ, не считая её красавицей. Нет, она не была, конечно, уродкой, но в ней красавицы-то я не видел. Ха. Она лишь самая ненормальная пегаска, что мне довелось встречать. Я осмотрелся и вернулся к разглядыванию шрама на лице Мистера Фрэймза, ожидая, что мне что-то скажут. Странный шрам, да, ещё и такой большой. Кто это сделал?

 — Как я вижу, ты хочешь знать, где сейчас находишься, не так ли? — его лицо приняло серьёзный облик. Я лишь опять кивнул в ответ. — Так я тебе расскажу, ты находишься в поселении Красного Солнца. Если быть точным в местоположении, то это поселение самое близкое к некогда бывшей Кристальной Империи. Я не знаю, откуда ты, зачем пришёл и что тебе нужно, но будет очень хорошо, если ты нам поведаешь свою жизнь.

Я молча продолжал рассматривать шрам, готовясь что-нибудь сказать. Но меня остановил громкий смех:

 — Тендер, он у тебя говорить не умеет? Язык, что ли, проглотил?

 — Не волнуйтесь, Мистер Фрэймз, он абсолютно здоров. Вы же и сами видите, что он вас боится, — пегаска улыбнулась и встретилась с моим злым взглядом.

 — Да, вижу. А я думал ты настоящий жеребец. А ты так, тряпка, — произнёс Мистер Фрэймз и ехидно улыбнулся мне.

Но дальше я уже ничего не мог видеть или слышать. Перед моими глазами резко появилась вспышка света, ослепившая меня. Как ни странно, я не смог зажмуриться, а точнее, я не чувствовал зажмурился я или нет. Эта вспышка длилась лишь долю секунды, а потом я увидел перед собой серого кристального пони в доспехах стражника Кристальной Империи. Из под шлема торчала бледно-сиреневая грива. Этот жеребец что-то говорил, но я его не мог услышать. Я лишь видел его открывающийся рот и малиновые глаза, сверлящие меня взглядом. Но постепенно я стал слышать его голос, сначала было совсем тихо, но потом звук стал нарастать. И вот теперь я спокойно слышу этого жеребца:

 — ... Глупый солдатишка! Ты так ничтожен в моих глазах, как тебя вообще к стражникам пустили? Лучше бы тебя как и остальных — в рабство, — я неконтролируемо закатил глаза и устало взглянул на ругающегося стражника. — Ах, да, я же забыл. Твой же отец решил выбрать смерть, чем служить королю. И ты, конечно, пришёл его заменять. Ни черта у тебя не выйдет, если тебе, но навряд ли, удастся стать самим прапорщиком, то я сломаю себе копыто. И как ты уже догадался, это никогда не случится!

 — Нивеус Аурум*, уйди с пути, ты лишь мешать другим горазд, — огрызнулся я ему.

 — Ты что-то сказал, малявка? — жеребец лишь притворился, что ничего не слышал, но по его глазам было видно всё то, что он собирается сделать со мной, если я повторю.

 — Ничего, — лишь ответил я ему и принялся обходить надоедливого жеребца. Я попытался поднять своё левое копыто, но поднялось право. Когда я собирался опустить голову, чтобы взглянуть на собственные копыта, то ничего не произошло, я продолжал обходить жеребца и не чувствовал своих шагов, лишь слышал их.

 — Ха, а мне казалось, что ты настоящий жеребец, — послышалось из-за спины, и я рискнул остановиться и послушать. — А вот ни черта! Ха-ха! Ты обычная тряпка, которую с трудом можно назвать жеребцом. Как же ты не описался-то до сих пор, нытик?

Гнев стал распространяться по всему телу от этих грязных слов, но я пытался сдерживаться и лишь согнул правое копыто, чтобы было легче:

 — Повтори, — произнёс я со всей злостью, которая могла быть во мне.

 — Что слышал, тупой посланник*! — я медленно повернулся к Нивеусу, пылая яростью. — Иди, поплачь у своей мамочки, папка-то умер! Всё, бедному посланнику придётся работать за него!

Это было для меня последней каплей. Я с криком побежал на него и... очередная вспышка света, более короткая чем та, что была в начале. Теперь я, шатаясь, смотрел на свои окровавленные копыта, потом я взглянул на труп Нивеуса перед собой. Мёртвую тишину прервали звук бегущих копыт и выкрик одного из стражников:

 — Смотрите, что сделал этот дурак с Нивеусом Аурумом! — я медленно повернул голову в сторону выкрика.

Но не смог повернуться, меня опять озарила вспышка света, которая длилась дольше остальных. Я ничего не видел, только лишь слышал, как кто-то злобным и смеющимся голосом проговорил:

 — Ха-ха, хороший жеребёнок. Ты сделал правильное дело, что убил этого балбеса, от которого вся стража катилась лишь коту под хвост, — смешок. — Ты мне явно нравишься, так что я повышу тебя с рядового на младшего сержанта. Надеюсь, ты знаешь, что нужно делать для того, чтобы получить повышение, не так ли?..

А потом тишина. Мучающая меня тишина. Неожиданно я услышал очень тихий звук, который нарастал...

...Я открыл глаза и взглянул на удивлённых Тендер Харт и Мистера Фрэймза:

 — Тендер, ты уверенна, что он здоров? — проговорил жёлтый жеребец.

 — К-конечно, а как же по-другому? Я н-не знаю, почему он стоит, словно каменный, а ведь ещё эти его сузившиеся зрачки... — виноградная пегаска подошла ко мне и коснулась своим холодным копытом моей щеки.

Я вздрогнул и отстранился от Тендер. Она с недоверием смотрела мне прямо в глаза, от взгляда её карих глаз мне становилось страшно. Может, эти глаза и были заботливыми, но я их боялся. Боялся всем сердцем именно в этот момент. Я старался оторваться, попытаться взглянуть на что-нибудь, кроме эти глаз, но у меня не выходило. Эти глаза видели меня насквозь и не давали мне смотреть куда-либо ещё. Когда я пытался закрыть собственные глаза, то взгляд лишь ещё тщательнее всматривался в меня.

Такое чувство, что я прямо сейчас бы умер, если бы не помогающий бас Мистера Фрэймза, на который я отвлёкся, радуясь, что услышал его:

 — ДедРэйн, я рад, что ты живой. Мы с Тендер уже было подумали, что ты коньки отбросил, — в его глазах не было беспокойство, он просто удивлённо смотрел на меня. — Если ты чувствуешь себя хорошо, то пройдём ко мне в дом, расскажешь всё.

 — Д-да, — я попытался забыть то, что видел почти только что, и мельком глаза взглянул на Тендер, которая волновалась и смотрела по сторонам. — Пойдёмте.


— То есть, ты простой странник, которые путешествует по всей Эквестрии? — спросил Мистер Фрэймз, попивая чай, который заварила ему Тендер Харт. — И по какой причине ты оказался здесь, возле Кристальной Империи?

 — Я просто решил посетить Кристальную Империю, — соврал я. Я просто-напросто врал этому мистеру, потому что сам не знал, что делаю здесь.

 — Приятель, ты же знаешь, что Кристальной Империи больше нет? — жёлтый жеребец скептически взглянул на меня, то же самое и Тендер, сидящая возле него.

 — Н-нет, — мой голос предательски дрогнул. — А что произошло?

 — Странно, что ты не в курсе. По всей Эквестрии уже все знают, — жеребец поправил свою жилетку и посмотрел мне прямо в глаза. — Кристальная Империя навсегда исчезла из-за проклятия некого короля, что правил последним в ней.

 — Да, уж, — я закрыл глаза, скрывая свою боль. Я помню, что жил там, — жителям Кристальной Империи не позавидуешь. Видимо, судьба не ко всем милостива.

 — Ты прав, ДедРэйн, — грустная ухмылка появилась на его лице, когда тот опустил свою голову. — Мои родители жили там. Они жили в рабстве до тех пор, пока не случился какой-то бунт, я не знаю точно. Меня чудесным образом смогли унести за пределы города, а потом я увидел, как Кристальная Империя в считанные секунды исчезла. Лишь три точки, после исчезновения города, рухнули вдалеке на землю... Это было самое худшее воспоминание о моём бывшем доме. А теперь... его нет, как и моих родителей, — он с горечью вздохнул, и в комнате воцарилась тишина.

Мы минуту молча сидели, каждый в своих мыслях. Потом я услышал опять этот бас, который лишь тихо прозвучал:

 — ДедРэйн, я разрешаю тебе пожить у нас столько, сколько тебе нужно. Твои доспехи и седельную сумку мы тоже вернём, как только соберёшься уходить. Это всё из-за безопасности, так что извини. И да, не смей летать ни в городке, ни вблизи. Наши стражники убьют тебя, глазом не моргнув, — его голос стал ещё тише. — Тендер, сопроводи нашего гостя к выходу и сама сходи прогуляйся.

 — А как же... — не смогла договорить Тендер Харт, бас мгновенно тихо перебил её.

 — Со мной всё будет хорошо. Я в порядке, не волнуйся, — он поднял голову и улыбнулся Тендер, которая наивно приняла ложную улыбку за искреннею.

 — Дед, пойдём, Мистеру Фрэймзу нужно побыть одному, — с этими словами виноградная пегаска направилась к выходу, я тут же поспешил за ней.

У порога я остановился и посмотрел на обманчиво улыбающегося жеребца:

 — Мистер Фрэймз, я уверен, что они живы. Кристальная Империя исчезла, но есть возможность того, что время в ней остановилось, и когда-нибудь все смогут увидеть великий город вновь.

 — Я тоже так надеюсь.


Мы вышли в поле, поселение находилось позади нас, скрытое лесом. Я шёл по траве и наслаждался воздухом; рядом шла Тендер Харт, которая по непонятной причине улыбалась, надеюсь, она тоже наслаждалась этим днём. Продолжая идти, Тендер остановилась в центре поля и посмотрела на меня:

 — Хочешь размять крылышки?

 — В смысле? — я не понимал к чему она клонит.

 — В прямом, — она отвернулась к солнцу. — Я здесь всегда летаю, не боясь наших стражников. Они здесь не ходят, и это хорошо. Скрытый рай для бедных пегасов из моего поселения, а точнее — для меня.

 — Ты единственный пегас в городке?

 — Да, — холодно ответила она. — Поселение основано бывшими имперцами. После исчезновения Кристальной Империи, все имперцы каким-то чудом превратились в земных пони, только единственный Мистер Фрэймз стал единорогом. Основывая поселение, к ним попадались многие странники как ты, которые либо уходили, либо оставались, в последствии единороги тоже появились в поселении. А потом пришла я.

 — И почему же ты осталась? — я присел на траву и стал вслушиваться в каждое слово.

 — Я единственная, кто мог быть врачом и лечить других пони, — Тендер повернулась ко мне, лишь на секунду удивляясь тому, что я уже оказался внизу. — А ты, ДедРэйн, кто ты?

 — Я же рассказал всё ещё в доме у Мистера Фрэймза... — пришло время удивляться мне.

 — Признайся, — сказала она, присаживаясь на траву рядом со мной. — Ты можешь врать Мистеру Фрэймзу, но не мне, Дед. Расскажи мне, я смолчу.

Я лишь с горечью вздохнул и стал рассказывать всё, что знаю сам. Всё это время Тендер внимательно меня слушала, до наступления вечера. Лишь тогда закончилась моя повесть о собственной жизни. Закончив рассказывать, я посмотрел на пегаску, которая открыла свои крылья и принялась их разминать. Заметив мой непонимающий взгляд, она заговорила:

 — ДедРэйн, не бойся, никто не узнает о том, что ты летаешь. Разомни крылья и полетай со мной, мне бы, вот, хотелось бы наконец побыть не в одиночестве здесь.

Я виновато опустил голову и замолчал.

 — Что-то случилось?

 — Я... — прошептал я. — Просто не умею летать...

 — Что, прости?

 — Я не умею летать... — ещё тише промолвил я.

 — Прости, я не слышу тебя, — в её голосе слышалось непонимание моего поведения. Почему я так стесняюсь ей рассказать об этом?

 — Я не умею летать! — вместо спокойного тембра получился крик.

 — Тише-тише, успокойся, — Тендер была немного шокирована моим поведением, но быстро и себя и меня утихомирила. — Итак, ты сказал, что не умеешь летать... Погоди, что?! Как это так? Ты же взрослый жеребец!

 — Просто не умею летать...

 — Да, уж, странный из тебя получается пегас... — на её лице появилась улыбка. — Хочешь я тебя научу?

Сноска

1. Нивеус Аурум — (лат. Niveus Aurum) Белое Золото
2. Тут имеется ввиду имя Габриэль Ангелос (ивр. Gabriel греч. Angelos) — Сильный Посланник