Автор рисунка: Stinkehund
Чувства вспыхнули Эпилог

Начавшееся развивается

В один ясный солнечный день на ферме Эпплов Эпплджек совершала обход своих садов. Там на яблонях поспевала новая партия яблок, последняя в этом сезоне. В Эквестрии вообще произрастали особенные сорта яблони, способные приносить яблоки до середины осени, больше нигде в мире не было таких особенных яблонь.

И сейчас рыженькая пони заметила, что с её яблонями что-то не так. На листьях деревьев появились коричневые пятна, и они стали скукоживаться и скручиваться. Обеспокоившись, Эпплджек, побежала советоваться с Биг Макинтошем.

— Что-то не так с нашими яблонями! — крикнула она своему старшему брату, найдя его на ферме, — их листья покрылись пятнами и начали скручиваться.

Биг Макинтош направился в сад, и, дойдя до яблонь, осмотрел листья.

— Ну, что же это такое, как думаешь? — нетерпеливо спрашивала фермерша брата.

— Ты ещё не поняла в чём причина? — спокойным тоном сказал рослый пони.

— И в чём причина, говори не тяни!

— Это явные признаки недостатка калия. Почва истощается, когда на ней много лет подряд растут сельскохозяйственные растения. Её нужно подкармливать время от времени. Нам нужны калийные удобрения.

— Хорошо, тогда нам нужно покупать удобрения.

— Да, нужно покупать. И для такого большого сада, как наш, нужно немало удобрений, но нужно подобрать такое количество, чтобы не испортить ими землю. Нашему саду нужна, по крайней мере, тонна удобрений.

— Я думаю, что тонны сполна хватит на наш яблочный сад.

— А-агась.

— Ну, тогда я пойду, надо заказать партию

— А-агась,- согласился Биг Макинтош.

Кобылка направилась в Понивилль, в одну контору, занимающуюся оформлением заявок на поставку товаров, которые зачастую было трудно найти в Понивилле. Среди этих товаров у них можно было заказать и удобрения. Эпплджек ознакомилась там с услугами. И ей попалась одна интересная услуга: доставка грузов посредством авиаперевозок. Можно было заказать партию удобрений таким образом. Эпплджек заинтересовалась этим по причине того, что доставка груза была обещана в тот же день, в отличие от иных, сухопутных способов доставки, где из-за длительного пути доставка длилась порой нескольких дней, ведь груз доставлялся из другого уголка Эквестрии. Но и стоимость этой доставки была выше. Эпплджек сбегала обратно на ферму за советом к своему брату.

— Есть варианты, — сказала она, вернувшись на ферму, — можно оставить заявку на доставку удобрений простым, наземным способом, а есть ещё по воздуху, интересно, как это, пегасы доставят видимо. Если по воздуху то это будет дороже, зато доставят уже сегодня. Как думаешь, стоит?

— Дело твоё, — ответил ей жеребец.

— Ну один раз можно и попробовать. И вообще сейчас нужно как можно быстрее позаботится о наших яблоках, можно на этот раз и заплатить больше. Пойду, закажу удобрений.

И Эпплджек, взяв нужную сумму денег, направилась снова в центр Понивилля. Она заплатила за доставку, и могла наблюдать, как курьер, бывший пегасом, улетел с её заявкой. Пони-ковбойка отправилась обратно на ферму и там стала ожидать, когда ей доставят заказанные удобрения, заодно готовясь к предстоящему удобрению земли.

В середине дня округу огласил странный звук. Эпплджек услышала его, и выскочила на улицу, а вместе с ней наружу вышел и Биг Макинтош.

— Что это такое? — спросила пони-ковбойка, гадая, что может издавать этот механический звук, подобный треску, раздражающий уши.

А звук всё нарастал. И вот перед жителями Понивилля предстала летящая по направлению к городу машина. Она приближалась, отражая солнце от серебристого блестящего корпуса, размахивая двумя длинными винтами, посаженными на краях крыльев.

— Во имя Селестии, что это?- потрясённо произнесла Эпплджек.

Биг Макинтош воздержался от ответа, он неотрывно следил за этой штукой, подлетавшей всё ближе к их ферме. Летательный аппарат подлетел совсем близко к ферме Эпплов, и завис, притормозив в полёте, прямо над ней. Хозяева фермы смотрели, задрав головы, Биг Макинтош от удивления даже открыл рот, так что из него выпала соломинка, которую тот пожевывал. Было заметно, что к брюху серебристой машины присоединён трос, и на нём внизу болтается ящик. Порывы ветра колыхали листву яблонь, и едва не снесли с головы Эпплджек шляпу, которую та придерживала правым копытом. Тем временем эта совсем иная, чем привычные в Эквестрии летательные аппараты, воздушные шары и дирижабли, машина, начала медленно снижаться, приближая ящик к земле напротив фермы. Когда обвязанный крепкими верёвками по бокам ящик, соединенным тросом с машиной, коснулся земли, то это чудо техники замерло на месте. После этого, ведомая своим пилотом, машина снизилась ещё немного, и трос отсоединился, упав вниз на ящик. Подавшись немного носом вперёд, машина весьма резво взмыла вверх, развернув корпус диагонально при развороте, после чего полетела, немного наклонив нос, туда же, откуда заявилась.

Управлял этим чудом техники ни кто иной, как Рэй.

— Получите, и распишитесь, — довольно сказал он сам себе, в момент, когда оставил груз, и, повёл летающую машину обратно.

Нежданный гость неспешно удалялся. Хозяйка фермы бросилась к массивному ящику и рассмотрев его, поняла, что это те удобрения, что она заказала. Позже, вскрыв ящик, она убедится в этом, увидев в нём множество мешков с удобрениями. Пони, открыв рот, провожала удаляющуюся машину изумлённым взглядом. Стихал шум, а аппарат удалялся, при этом развивая скорость намного большую, любой другой летательный аппарат Эквестрии.

— Ну и ну, — потрясённо покачала головой Эпплджек, когда к ней подошел её брат, чтобы осмотреть груз, — вот, значит, как у нас теперь доставляют грузы, не знала, не знала…

— Зато быстро доставили, — довольно произнёс Биг Макинтош, — интересно кто может согласиться летать на эдаком чуде?

— Я знаю, кто, — произнесла кобылка таинственно.

Позже, в Понивилле, Эпплджек встретилась в кафе со своими подругами. И тогда она обратилась к Рэйнбоу Дэш:

— Дэш, а я тут твоего Рэя видела.

Пегаска, удивлённо взглянув на Эпплджек, переспросила:

— Видела? Где же это ты его умудрилась увидеть? И как, вы уже познакомились?

— Ещё нет. Он залетал на своей летающей машине ко мне на ферму, доставил груз, который я заказала. Но его самого я не видела. Я так сразу и поняла что это твой Рэй, я слышала от тебя про его работу, больше просто некому на этой жутковатой шумной штуке летать.

Рэйнбоу кивнула своей подруге.

— Надеюсь, как-нибудь я встречусь с ним лично, и познакомлюсь, — добродушно улыбнулась Эпплджек.

— Да, как только случай подходящий представится. О, кстати спасибо что напомнила, сегодня у меня с ним назначена встреча.

— Вот как? Ну, желаю хорошо провести время на этом свидании!

— Спасибо, Эпплджек. Как-нибудь я познакомлю вас с ним.

— Рэй, он летает на новых типах техники, — спросил Спайк, сидящий рядом с Твайлайт Спаркл, — хотелось бы увидеть, что она из себя представляет.

— Да, было бы интересно посмотреть на эту штуку, — поддержала его интерес единорожка, — говорят, что эти машины не нашего производства, а попали к нам из далёкой страны.

— Да так и есть, — подтвердила Рэйнбоу Дэш.

— Я сегодня видела эту штуку, это нечто невообразимое! — высказалась Эппджек.- Такая здоровая! Я думаю, нужно быть очень отважным, чтобы решиться летать на таком.

— Да, Рэй ещё какой отважный! Не менее отважный, чем я! — Рэйнбоу Дэш прикоснулась копытом к груди, — но внешне по нему не видно.

Пони с интересом смотрели на подругу, ведь она начала немного приоткрывать завесу тайны над своим избранником. Но та заметила их интерес, и перевела разговор на другую тему:

— Но никакая летающая железка всё равно не сравнится со мной! — махнула она копытом. — Сегодня я исполняла новые трюки. Сейчас расскажу, какие…

И её подруги снова приуныли, им хотелось бы услышать что-то иное, чем очередной рассказ Дэш об её очередных воздушных выкрутасах.

Сегодня Рэйнбоу Дэш встретилась с Рэем, в назначенном месте, недалеко от Понивилля. Они поприветствовали друг друга нежным объятием в воздухе, и полетели вместе. Они радовались друг другу сегодня, как и раньше. Немного полетав у Понивилля, пегасы направились в Сладкий уголок, чтобы там отведать немного сладостей и выпить свой любимый коктейль «сладкая парочка».

Сегодня Рэйнбоу Дэш призналась кое в чём во время встречи в кафе.

— Ты ведь, значит, из Филлидельфии родом? — поинтересовалась кобылка

— Да, я же рассказывал.

— Интересно выходит. Вот знаешь, Рэй, если честно, то раньше я к филлидельфийским пегасам испытывала ревностные чувства. Я вас считала за конкурентов, установивших в своё время рекорд по силе торнадо, который мы, понивилльские пегасы так и не побили. У меня были и другие причины, чтобы, скажем так, несколько предвзято относится к жителям Филлидельфии. Так было до того, как я встретила тебя. Но теперь между нами что-то совсем иное, чем конкуренция, вопреки тому, что ты из Филлидельфии а я из Понивилля. Я бы сказала, что что-то совершенно противоположное этому.

— Ну это же здорово, Дэш!

— Ещё как. И удивительно. Эх,- вздохнула Рэйнбоу Дэш,- вот я раньше жила и даже не подозревала, что где-то живёт такой вот пегас Рэй. А теперь я жизни без тебя представить не могу.

Пони с обожанием посмотрела на любимого, даже немного смутив его. Влюблённые приткнулись друг к другу носиками и зажмурились.

Эти двое обожали друг друга, одинаково сильно каждый. Удивительно, что этот скромный пегас заслужил внимание Рэйнбоу Дэш. К тому же она вообще совсем не интересовалась поисками пары. Но как говорится, от судьбы не уйдёшь. Судьба не больно-то спросила у неё разрешения, и события амурного характера буквально ворвались, к неожиданности Рэйнбоу Дэш, в её жизнь. С тех пор как она и Рэй встретились, они начали всё больше сближаться. Встретились два чистокровных пегаса, ровесники, сразу заинтересовавшие друг друга, по ряду причин. И у них обоих впервые в жизни начались романтические отношения. Им казалось, что это была судьба. Наверно, так оно и было. В чём-то, во многом, они были похожи, а в чём-то – принципиально отличались. Но это не мешало им. Они уважали различия друг друга, и видя свои различия, только ещё больше любили друг друга за них. Наверно, из-за этого они и влюбились друг в друга, увидев кого-то, непохожего, отличающегося от себя. Наблюдая со стороны за ними, наверно, можно было задаться вопросом: а сложатся ли отношения двух таких разных по характеру пони? Однако, несмотря на, казалось бы, существенные различия их характеров, эти двое на удивление хорошо подошли друг другу, словно два соседних кусочка мозаики.

Говорят, что Рэйнбоу Дэш имела опыт общения с каким-то жеребцом, на выпускном в лётной школе, и тот нагло подкатывал к ней, что ей категорически не понравилось – он получил от ворот поворот. Да, эта кобылка, всё же требовала совсем иного подхода. И с тех пор Рэйнбоу Дэш вообще стала зачастую сторониться жеребцов, предвзято относясь к ним. Так было до тех пор, пока ей не повстречался Рэй, радикально отличавшийся от прочих жеребцов. Ей понравилась его скромность и ненавязчивость, и он смог покорить её сердце, растопив его лёд, казавшийся неприступным.

Посидев в кафе, пони отправились полетать немного, а налетавшись, прилегли на облако.

Лёжа на белом мягком облаке среди безмятежности неба, Рэйнбоу Дэш и Рэй, при этом рассматривали, и гадали, форму каких вещей принимают облака пролетающие над ними. По небу словно пролетали облачные корабли, и разные животные, и дома, и кондитерские изделия, чего только не было на небе, по представлениям отдыхавших и фантазирующих пегасов. Они и ранее любили, налетавшись в воздушных гонках, полежать на облаке, или на траве, и разглядывать облака, проплывающие по небу, отдыхая после полётов, шутить и болтать обо всё на свете, и гадать, на что похожи неспешно пролетающие облака. Сейчас они снова, как и тогда, лежали на белом массиве облака. Но теперь можно было заметить одно отличие, существенное отличие: они не просто лежали рядом, а они лежали, обнявшись. Влюблённые болтали о жизни, рассказывая, что нового у них произошло, а также угадывали, на что похожи проплывающие облака. Рэйнбоу Дэш прижималась к Рэю, лёжа справа, а тот обнимал её правым копытом за плечи, нежно поглаживая, а левым держал её правое копытце.

На какое-то время воцарилась тишина, и пони просто лежали, устремив свои взгляды на раскиданные по небу облака самой разной формы.

Повернув голову к Рэю, кобылка внимательно посмотрела ему в глаза. Тот, поймав взгляд пегаски, перевёл своё внимание на неё.

— Знаешь, я до сих под с трудом верю в происходящее, — со вздохом произнесла Рэйнбоу Дэш.

— В то, что мы вместе? — улыбнулся жеребец.

— Да, в то, что между нами происходит. Кажется, будто это сон. Очень приятный сон.

Пони с минуту внимательно всматривались друг другу в глаза. Потом Дэш приподняла голову, и произнесла, шутливо улыбаясь:

— Эх, нехороший ты пони, Рэй! — усмехнулась она.

— Что так? — спросил молодой пегас, догадываясь, что та лишь шутит.

— Что ты сделал со мной? Я была сорвиголовой, самой отважной, непобедимой, и бесстрашной, а кем я стала, встретив тебя? Влюбившейся размазней? — она с укором посмотрела на жеребца, — и ведь мне приятно это!

Тот ответил смущённой улыбкой, не найдя слов чтобы ответить.

— Нехороший ты пони, — шутливо сказала Рэйнбоу Дэш, — что ты наделал со мной! — и легонько толкнула Рэя копытцем в плечо.

— Дэш, можешь быть и сорвиголовой, я не против этого, ведь с тобой невозможно соскучиться, — откликнулся пегас.

Ещё немного помолчав, Рэйнбоу Дэш вновь заговорила, задав вопрос.

— Скажи, что мне сделать, чтобы больше нравиться тебе? Может, мне как-нибудь изменить свою причёску, а?

Рэй посмотрел внимательно ей в глаза, подумал, и ответил:

— Ты мне и так нравишься, тебе не нужно ничего делать и меняться. Ты очень естественная, Дэш, ты такая, какая ты есть, и ты не пытаешься казаться кем-то иным. Это мне в тебе больше всего нравится. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

Довольная ответом, кобылка улыбнулась, и снова спросила:

— И что же тебе во мне нравится, а? Значит так, что я уже слышала от тебя: ты говорил про то, какие у меня красивые глаза, и какая у меня красивая грива и хвост, уникальной и неповторимой раскраски, какой ты ещё никогда не видел. Достаточно… типовые комплименты. Про другие части тела ты пока ничего не говорил, — Рэйнбоу Дэш с ухмылкой посмотрела на Рэя.

Тот смутился и ответил:

— Ну… а что я могу сказать… просто ты красивая… э-э… вся… выделять что-то отдельно я не вижу смысла. Для меня вообще нет никого красивее тебя, Дэши!

Пегасочка ответила довольной улыбкой. Пегасы обнялись, и лежали так, смотря на проплывающие облака. Через некоторое время Рэй опять с улыбкой посмотрел на любимую кобылку, и произнёс:

— Но всё же, я хотел бы кое-что в тебе всё же выделить.

Копыто, которым он держал пегасочку за плечо, стало медленно спускаться ниже. Рэйнбоу Дэш внимательно наблюдала за его действиями. Опустившись до крыла кобылки, Рэй остановился, и прикоснулся к нему. Нежно проведя по нему, он ласково произнёс:

— Твои крылышки. Они чудесны.

Жеребец осторожно приподнял и расправил её голубое крылышко. Рэйнбоу Дэш, явно не возражавшая этому, улыбнулась.

— Это лучшие крылышки во всей Эквестрии! — добавил жеребец, проводя копытцем по нежному на ощупь крылышку, рассматривая его.

Услышав эти слова, Рэйнбоу Дэш улыбнулась особо довольно. Она положила голову на грудь жеребцу, и волосы её гривы упали на его грудь, и пегасы прижалась к своему любимому ещё теснее, и так они лежали в тихом умиротворении, нежась в блаженстве на мягком облачке.

Время влюблённости. Это чудесная пора началась в жизни двух молодых пони. Теперь они не могли провести и дня друг без друга, они встречались обязательно, пусть хотя бы ненадолго, но лишь бы увидеться. И всё равно, что им приходилось преодолевать немалое расстояние, почти пол Эквестрии, чтобы увидеться. У них не было каких-то обязательств друг перед другом. Они были счастливы просто видеть друг друга, просто держать друг друга в объятиях, и лететь вместе в небесах, куда угодно, хоть на край горизонта. И теперь ни дня не обходилось без того чтобы они не встретились. Рэй узнал Рэйнбоу Дэш, эту озорную сорвиголову, порой задиристую и хвастливую, с совершенно другой стороны, как кобылку нежную, и ласковую.

Однако их встречи приобрели какую-то однообразность — так показалось Рэю. Сегодняшняя встреча была прекрасна, но, летя домой, он задумался над тем, что нужно внести какое-то разнообразие. И у него появилась одна идея.

Днём позже на аэродроме, где работал Рэй, происходила странная деятельность. Около вертолёта собралась группа из нескольких земных пони и единорогов, из персонала аэродрома, притащивших с собой какое-то оборудование. Началась работа. Пони надели на глаза специальные тёмные очки, и начали работу с левым боком вертолёта. Один из единорогов газовым резаком начал работать по заранее намеченному контуру, держа инструмент при помощи магического телекинеза. Он вырезать часть корпуса. Пилот тоже был тут. Надев защитные очки, Рэй ходил туда-сюда, пока шла работа. А тем временем у вертолёта вырезали кусок фюзеляжа в форме прямоугольника в левом боку. Вскоре участок фюзеляжа висел, как на ниточке, на небольшой полоске металла сверху, ещё соединяющим его с летательным аппаратом. Пони отошли в стороны, а единорог резаком окончательно отделил участок фюзеляжа от бока машины. Тот упал на землю, и произвёл собой неслабый грохот. Рэй при этом даже инстинктивно отошел на шаг назад и взмахнул крыльями. Сняв с глаз защитные очки, он подошел ближе, складывая крылья, и с сомнением сказал:

— А вы уверены… что это внесение изменений в конструкцию не повлияет на лётные характеристики и распределение веса? Мне не хотелось бы, чтобы из-за этих изменений в конструкции случилось крушение, и от меня остались одни копыта.

— Рэй, всё рассчитано правильно, чего ты беспокоишься? — уверенно заявил желтоватый земной пони, — да и ты сможешь без опаски покинуть машины в случае чего, ты же пегас!

— Всё равно. Она очень дорого стоит, и я не хочу, чтобы она разбилась. Технику жалко. А ответственность за неё на мне.

— Ещё раз повторяю, всё рассчитано, на лётных характеристиках и управлении это никак не отразится. Рэй, расслабься и отдохни пока.

— Я пока посмотрю за вашей работой. Всё-таки мне на этом потом летать.

— Ты напрасно беспокоишься, ты пилот а мы – техники, мы, всё сделаем как полагается. Ты напрасно хлопочешь.

— Эй, Рэй, смотри-ка, у тебя гости, — с улыбкой обратился к пегасу единорог тёмно-фиолетовой окраски, кивнув тому за спину.

Обернувшись, он увидел: у здания аэродрома бывшего на некотором отдалении от места действия, стояла знакомая голубенькая пони, расправив свои прелестные крылышки, не иначе, как только что приземлившись. Она с ожиданием смотрела на бирюзового жеребца, наверно, думая, что сейчас прилетела не в самый подходящий момент, когда он был занят. Рэй заулыбался радостно, и шагнул было к ней, но обернулся к коллегам по работе, смотрящим на него с улыбками, иногда переглядываясь меж собой.

— Э-э… парни, как же вы без меня?

— Да справимся, — заверил тот же земной пони, — ты пилот, а мы – техники, твоё дело летать, а наше – проводить ремонт и обслуживание, справимся без тебя. Давай, иди, веселись со своей подругой.

— Ну ладно, — согласился Рэй, и направился к голубой пегасочке, ожидавшей его.

— Приятно провести время! — напутствовал ему единорог.

— О, спасибо, — поблагодарил Рэй, обернувшись, — пока, удачи парни!

Он пошагал к Рэйнбоу Дэш, в то время как пара единорогов телекинезом приподняла отрезанный кусок фюзеляжа и понесла его по воздуху в ангар. Пегас расправил крылья, и взлетел, полетев навстречу кобылке, словно не выдерживая ожидания, и стремясь как можно быстрее, всеми способами, сократить его, или просто не желая заставлять любимую ждать, и приземлился рядом с горячо любимой особой пони.

— О, Дэши, привет, я рад тебя видеть! — проворковал жеребец.

— Привет, Рэй, — тихонько, с нежностью в голосе, произнесла Рэйнбоу Дэш, ласково посмотрев Рэю в глаза.

Шагнув вперёд, пегасочка протянула мордочку к нему. Рэй взаимно потянул к ней мордочку, и они приткнулись кончиками носов, прикрыв при этом глаза, и потёрлись. Пони прижались щёчками друг к другу. Взглянув друг на друга, они одарили улыбками свой объект обожания, после чего Рэй спросил:

— Ну как, ты уже освободилась, я вижу?

— Ага. А ты? Что у вас там творится, что вы делаете?

— Я свободен сейчас и весь сегодняшний день.

— Отлично!

— Вот, ведутся работы, проводим модифицирование вертолёта, — кивнул назад пегас. — А у меня свободное время пока.

— Ну что, тогда погуляем вместе? Куда сегодня?

— Есть предложение, Дэши. Помнишь, мы как-то хотели подробнее ознакомиться с городом Лос-Пегасусом?

— Полетим туда?- нетерпеливо спросила Рэйнбоу Дэш. — Тогда вперёд!

Пегаска взмахнула крыльями, уже готовая взлететь. Но Рэй не спешил лететь сию минуту:

— Погоди, Дэши, это ещё не всё. Подожди минутку. Я сейчас.

Оживившаяся было пегаска приземлилась обратно и, кивнув, застыла в ожидании. Рэй поскакал рысцой к двери здания и заскочив туда, пропал на минуту-другую. Вскоре он вышел обратно, прихватив с собой сумку на ремешке. Поймав заинтересованный взгляд Рэйнбоу, он открыл зубами сумку, сказав:

— Дэш, как на счёт сходить на дискотеку в клуб в Лос-Пегасусе? Я уже позаботился и купил пару билетов в клуб «Пикирующий пегас».

Пони достали из сумки пару белых, золочёных с краёв билетов, с изображением в центре пегаса ярко-красного цвета, расправившего крылья, застывшего в динамичной позе.

Увидев билеты, Рэйнбоу Дэш издала восторженный возглас и похвалила Рэя:

— Круто! Классная идея, Рэй, ты молодец! Отлично ты придумал! Полетели, полетели! — заскакала вокруг него она, подскочила, встав на дыбы, взмахнув крылышками от восторга.

— Ну, тогда чего мы ждём, полетели?

— Полетели! — задорно вторила жеребцу Рэйнбоу Дэш.

Пегасы, с радостью на мордочках, смотря друг на друга, взмахнули крыльями, и воспарили в воздухе. А после этого полетели вместе по направлению к городу Лос-Пегасусу, провожаемые взглядами коллег Рэя по работе, радовавшихся за своего коллегу, и его налаживающуюся личную жизнь.

— Фух, — вздохнул желтый земной пони, — по крайней мере, он не будет бегать тут и хлопотать попусту, и мы сможем спокойно завершить работу.

Прилетев на окраину города, пегасы решили немного осмотреться там, ведь дискотека была вечером, и времени до неё пока было достаточно. Они гуляли по Лос-Пегасусу, и продвигались от периферии к центру, гуляли и обсуждали город. Пока они рассматривали город, им попались не слишком привычные в Эквестрии средства перемещения — паровые автомобили, имевшие распространение в Лос-Пегасусе у богатых граждан, вместе с повозками колесившие по улицам города. Это было скорее не средство перемещения, а роскошь, способ показать своё богатство: машины с золочёными корпусами и дверьми, с причудливыми узорами, нанесёнными на бочкообразные корпуса, изображавшими единорогов и пегасов, и вьющиеся ветки декоративных растений, ехали, довольно медленно, с хлопками, извергая из труб дым. Рэя это зрелище совсем не впечатлило. Он усмехнулся:

— Да их тип двигателя устаревший, он на редкость слабый и при этом очень громоздкий, и топливо только так ест. Ты посмотри, как они медленно ездят.

— А твои летающие машины совершеннее? Она вершина развития? — с улыбкой спросила Рэйнбоу Дэш.

— Ну, по крайней мере, могу с уверенностью сказать, что этого она совершенней. По меркам Эквестрии это революционная техника.

— К нам как-то прямо в Понивилль заехало подобное чудо, — кивнула Дэш в сторону паровой машины, ехавшей по проезжей части.

Насмотревшись на разукрашенную технику эквестрийского производства, влюблённые пегасы пошли на прогулку в один из парков, что попался им по пути. И там они гуляли, и сидели на лавочках, обнимаясь и болтая, рассказывая про свои дела, как прошел их день. Так они разговаривали, и в какой-то момент Рэйнбоу Дэш сказала Рэю:

— А между прочим, с тобой тут очень хотят познакомиться.

— Да? И кто же? — с интересом спросил пегас.

— Мои лучшие подруги, всё спрашивают, когда я представлю тебя им. Я тебе пока ещё не рассказывала про них?

— Ну... в общем-то, совсем немного.

— Они замечательные пони! Верные, надёжные, добрые! Надо вас познакомить. Ты понравишься им, я уверена!

И пегасочка начала рассказ про своих лучших подруг, и этот подробный рассказ занял немало времени. Дэш рассказывала Рэю про всех своих подруг: Флаттершай, Твайлайт Спаркл, Рэрити, Эпплджек и Пинки Пай. Она поведала жеребцу про то, каких у них характеры, чем они обычно занимаются, и про их различные совместные приключения. Рэй слушал с неподдельным интересом, и когда Рэйнбоу Дэш закончила, поощрил её:

— У тебя классные подруги, я вижу. Мне уже хочется познакомиться с ними, правда!

— Им тоже не терпится познакомиться с тобой и пообщаться. Им очень интересно узнать, кто смог получить ключ к сердцу самой Рэйнбоу Дэш, — пегасочка расплылась в улыбке.

— Узнают, раз так хотят.

Время шло, и пока парочка гуляла по Лос-Пегасусу, знакомясь с ним, и рассматривая большой город, наступил вечер. Тогда пегасы и направились в клуб. Найти здание клуба им не составило труда: над входом красовалась вывеска в виде пегаса, такого же, как на билете, составленного из лампочек, которые мигали, и этим создавали эффект, будто пегас, вытянувшийся вперёд в полёте, машет крыльями. Дэш и Рэй на входе отдали билеты рослому накачанному пони, глаза которого закрывали чёрные очки, а его кьютимарка была, что интересно, в виде чёрных очков. Пони-охранник клуба пропустил парочку.

Войдя в клуб, который постепенно наполняли пони, Рэй и Дэш огляделись: в клубе было очень красиво. Стильно украшенное помещение производило впечатление. Был тут и непременный атрибут дискотек: вращающийся зеркальный шар. Молодые пони направились к барной стойке.

— Что у нас тут есть, — поинтересовался Рэй, осматривая выбор,- будешь пони-колу, а Дэш? Есть тут напитки и покрепче, но мы ведь обойдёмся без них?

— Да, согласна, более крепкие напитки нам не к чему, — с усмешкой отозвалась кобылка.

— Пожалуйста, две пони-колы, — обратился Рэй к бармену,- и положил монетки на стол.

Бармен, единорог бледно-голубой масти элегантного вида, с кьютимаркой в виде треугольного бокала на длинной ножке, с коктейлем и соломинкой с зонтиком торчавшей из него, одетый в униформу бармена, магией взяв монетки, повернулся спиной к пегасам. Покопавшись с напитками, бармен магией поставил им пару стаканов с колой.

Улыбаясь, пони выпили этот шипучий напиток, веселивший и поднимавший настроение своим особенным неповторимым вкусом.

— Мне тут нравится, — улыбнулась Рэйнбоу Дэш, и принялась осматривать обстановку.

В клубе собралось немало пони, несколько десятков. И земных пони, и пегасов, и единорогов. Пришедшие сюда намеревались потанцевать, поразвлечься, и познакомиться с новыми пони, противоположного пола, общались между собой, заказывали закуски и напитки, и пританцовывали под включенную разогревочную музыку. Жеребцы, бывшие друзьями, засматривались на кобылок, и провожали жадными взглядами проходивших мимо пони женского пола, переговариваясь между собой. Некоторые кобылки, бывшие подругами, тоже держались группами. Были тут и пони, державшиеся парами, как например Рэй и Дэш.

— Ну, что ты готов потрясти копытами как следует? — спросила радужногривая пони, пару раз легонько толкнув Рэя локтем в бок.

— Готов, а ты?

— И я готова!

Как раз в этот момент появился местный диджей, единорог ярко-фиолетового окраса, с яркой красной гривой. Внимание всех сразу обратилось на него. Собравшиеся пони радостно приветствовали его, топая копытами. Тот поприветствовал всех пони, подняв вверх копыто, и довольно улыбнувшись. «Приветствую всех собравшихся здесь сегодня пони», — произнёс единорог по микрофону, и сказал короткую речь про музыку, что будет звучать на дискотеке, являющуюся хитами, и пожелал всем вдоволь повеселиться.

Зазвучала, после короткой паузы, музыка, постепенно набирая ритм, и пони числом несколько десятков пустились в пляс. Дэш и Рэй переглянулись с нетерпением, покончив с колой, и направились на танцплощадку, где уже вовсю дрыгались в ритме задорной бодрой музыки разномастные пони. Тут и там сверкали разноцветные огни освещения, и бегали по полу, проецируемые осветительной аппаратурой. И парочка пегасов пустилась в пляс. Одновременно выставили вперёд переднее копытце, сделали шаг назад, снова шаг вперёд, приподняли вместе переднее правое и заднее левое копытце. Постепенно пони всё больше увеличивали темп танца, и смотрели друг на друга, наблюдая за движениями своего партнёра. Покачивали корпусом из стороны в сторону, интенсивно двигая ногами вперёд и назад — так пони танцевали. Они вставали на дыбы, приподнимая пару передних конечностей, и оттягивали задние ножки, по одной, а иногда совершая лягательные движения задними конечностями, и переступали с копыта на копыто туда-сюда вбок. Такие были поняшьи танцы. И пара молодых пегасов оценивала, кто из них как танцует, и насколько хорошо. Тут, на дискотеке, они обнаружили, что их танцевальные навыки вполне хороши. Дэш и Рэй танцевали ловко, улавливая ритм музыки, дрыгали копытами, качали боками, и их внимание было сосредоточено только друг на друге: нежно улыбаясь, они взирали на своего партнёра, и его пляски. Пожалуй, Рэйнбоу Дэш танцевала энергичные танцы не хуже, чем летала, легко и грациозно двигалось её тело под зажигательные ритмы клубной музыки, и ей было приятно видеть, что и Рэй танцевал весьма даже прилично. Ни он, ни Дэш не были завсегдатаями клубов, но это им не мешало. Танец за танцем они следили друг за другом, и получали от этого настоящее удовольствие, наблюдая за телодвижениями своего партнёра.

Станцевав несколько танцев, парочка решила сделать небольшой перерыв, и присела за барный столик, решив освежиться с помощью колы. Заказав шипучего напитка, пегасы поделились впечатлениями от дискотеки. Говорить приходилось громким тоном, прямо на ухо. Это было открыто после нескольких безуспешных, из-за громко играющей музыки, попыток понять друг друга. Дэш пару раз последовательно прикоснулась к уху, и Рэй поняв, что только так можно услышать друг друга на шумной дискотеке, протянул к ней голову, и спросил:

— Ну как впечатления от дискотеки?

Кобылка подвинулась к нему, и сказала громким тоном на ухо:

— Замечательно! Тут здорово!

— Я знал, что тебе понравится! Даже не сомневался.

— Хорошо же ты изучил меня! — сказала ему на ухо Рэйнбоу Дэш.

Пегасочка даже немного смутилась, но замаскировала своё смущение, выпивая из стаканчика колу. Некоторое время они с Рэем смотрели друг на друга, довольно щуря глаза, расплывшись в улыбках. Затем радужногривая пони вновь соскочила, и направилась на площадку для танцев, кивком поманив Рэя за собой, игриво взмахнув радужным хвостом. Он направился следом лёгкой рысцой. Вновь начались танцы. Задрыгали копытами туда-сюда двое пегасов, помахивая хвостами, закачали боками из стороны в сторону, и водя головами из стороны в сторону. Танец за танцем их тела следовали ритму клубной музыки. Освещение играло разноцветными бликами, порой окрашивая пони в самые разные цвета, далёкие от их естественных, что выглядело забавно. Были и другие эффекты: освещение мерцало, включаясь-выключаясь по много раз в секунду, придавая ощущение, что все пони в помещении двигаются рывками. Рэй и Дэш с улыбками смотрели друг на друга, как они рывками дёргаются, в вспышках света посреди темноты, и их забавляло это зрелище. Рэй не мог оторвать взгляда от Рэйнбоу Дэш. Танец за танцем он смотрел, как она следует за ритмом музыки, на её телодвижения, грациозные, и соответствующие играющей музыки. В танце Дэш была не менее ловка и грациозна, чем в полёте. Её яркая грива раскачивалась, когда Дэш совершала движения головой, а порой Дэш, в такт музыке, мотала головой из стороны в сторону, и вздрагивала ею, и её грива колышелась и развивалась из стороны в сторону. Как же она была красива! Для Рэя на всём свете не было никого красивей, чем его любимая Дэши, от кончиков ушей, до кончиков копыт, от кончика носа, до кончика многоцветного хвоста, он просто не мог налюбоваться этой видной, выделяющейся кобылкой. Рэйнбоу Дэш тоже почти неотрывно смотрела на него всё это время, с обожанием, и благодарностью, за то, что привёл её сюда, заострив внимание на своём партнёре. Эта пегасочка привлекала внимание на дискотеке многих пони. Они с интересно рассматривали кобылкой с крайне редко встречающейся окраской гривы, контрастирующей с её небесно-голубой шерсткой, что делало Рэйнбоу Дэш потрясающе красивой. Но она не удостоила их даже крупицы внимания: те с огорчением видели, что у пегасочки уже есть пара, Рэй был единственным, кто интересовал её на этой дискотеке. И жеребцы гадали, кто же это уже успел завоевать сердце этой красавицы. Новые мелодии сменяли отыгравшие, на смену один танцам приходили другие, от быстрых и интенсивных, к неторопливым. Пони стояли на месте, двигаясь едва-едва в неторопливом танце. В дискотеке незаметно прошел не один час.

Двое пегасов отдыхали от танцев, сделав перерыв, уминая закуски, запивая их колой – пробовать напитки крепче они не стали, и обсуждали сегодняшнюю встречу.

— Как же тут классно! Это… это… я не могу даже подходящих слов найти! — восторгалась Рэйнбоу Дэш. — Это потрясающе!

— Может, тогда будем сюда иногда прилетать, а Дэш? — предложил Рэй.

— Давай! Может даже не иногда, а почаще, — с долей таинственности улыбнулась кобылка.

Пони смотрели друг на друга, и буквально не могли налюбоваться своим любимым. Сегодня они убедились, что оба достаточно ловко следуют ритмам музыки, что им было очень приятно. Их встреча прошла лучше, чем можно было даже предположить. Они вглядывались друг другу в глаза, и в мыслях думали: как же это здорово, что они некогда встретили друг друга, и они были так рады, что теперь они вместе.

Стихла музыка, и прозвучало объявление о последнем, медленном танцы, и призыв найти себе пару для него.

Молодые пегасы повернули голову в сторону танцплощадки, осматривая происходящее там с озадаченным видом. Рэй пару раз похлопал Дэш по копытцу, и когда та обратила внимание на него, улыбнувшись, мотнул влево головой, сказав:

— Идём, это же как раз для нас.

Пегасы покинули сидячие места, и присоединились к танцующим. Зазвучала мелодия. Вокруг пони сближались и обнимались, медленно покачиваясь в танце со своими партнёрами. Дэш и Рэй последовали их примеру. Передние копыта Дэш легли на плечи жеребца, а взгляд устремился в его глаза. Рэй ответил ей нежной и скромной улыбкой. Пони начали танец, перешагивая с ноги на ногу, глядя в глаза любимому. Слова о любви, привязанности и вечной верности своему любимому звучали в словах песни. Рэй и Дэш воспринимали звучавшую песню как прямо относящуюся к ним, и продолжали танцевать, неспешно переступая с копыта на копыто, медленно поворачивая в танце влево, крепко соединившись взглядами. На Рэя смотрела пара завораживающих, заставлявших его душу трепетать, алых глаз, подобных двум бесценным рубинам самого дорогого для него сокровища на свете, которому не было цены. Мягкая искренняя улыбка появилась на лице радужногривой красавицы, улыбка которой улыбаются своему единственному, таким Рэй стал для Дэш – жеребец, которому она будет верна всегда, это было понятно без лишних слов. Убрав левое копыто с плеча жеребца, пегасочка медленно опустила голову, положила её Рэю на плечо, и прикрыла глаза. Пегасы неспешно кружились в медленном танце, вместе с другими танцующими парами, держа друг друга в объятиях, вслушиваясь в мелодию, в которой, как им казалось, пелось непосредственно про них и их чувства друг к другу. Рэйнбоу Дэш спустя некоторое время вновь приподняла голову, и протянула её вплотную к мордочке Рэя. Она взглянула ему в глаза, чистого, небесно-голубого цвета, скромные и как казалось, немного, самую малость, боязливые. Они медленно переступали, танцуя, и Рэй обнимал её копытом, нежно, едва уловимо поглаживая по верхней части спины, где укоренились плечи пони, покрытые синими и зелёными волосами её гривы, спадающими с затылка. Танец неспешно подходил к своему завершению. В его конце пегасы положили головы на плечи друг другу, и продолжали медленно кружиться, прижимаясь к своему любимому, закрыв глаза и забыв обо всё на свете. Для них словно бы весь мир исчез, кроме их двоих.

Наконец, музыка затихла. Пара приподняла головы и устремила взгляды на своего избранника. По громкоговорителю прозвучала благодарность всем, кто посетил сегодняшнюю дискотеку, и призывы посещать «Пикирующий пегас» ещё. Было уже поздно, и парочка решила, что пора им по домам, и они покинули клуб. На улице была уже глубокая ночь, но было светло, как днём, из-за иллюминации, рекламных щитов и прочих огней большого города, который пегасы покинули, полетев восвояси, с ощущением счастья, и приятной усталости в суставах ног, приобретённой после плясок. Рэй решил проводить любимую до Понивилля, и они летели вдоль реки, что тянется от западного побережья вплоть до Понивилля, делясь впечатлениями от сегодняшней встречи, и пришли к выводу, что нужно ещё посетить дискотеку. Когда впереди показался городок, приветствующий крылатых пони огоньками уличных фонарей, и редкими ещё горящими окошками, Рэйнбоу Дэш и Рэй остановились, зависнув в воздухе на месте, и переглянулись.

— Ну, вот мы и прилетели, — произнёс бирюзовый жеребец.

— Спасибо, что сводил меня на дискотеку. Это было классно!

— Не то слово!

— Надо будет ещё посетить этот клуб.

— Обязательно посетим. Как только будет ещё свободное время.

— Ну… Уже поздно… так что пока?

— Пока, Дэш. До завтра.

— Да, до встречи.

Они посмотрели некоторое время друг на друга, и Рэй нежно сказал:

— Я люблю тебя, Дэши!

Рэйнбоу Дэш же, испустив вздох, в ответ буквально бросилась на него, схватила Рэя за плечи, прижавшись к нему, и одарила его губы поцелуем, закрывая глаза. Пегас от этого шире открыл глаза, слегка опешив от произошедшего в первое мгновение, но оправившись от изумления, тоже обнял её, и некоторое время, улыбаясь взглядом, рассматривал радужную пони, и медленно закрыл глаза, поглаживая прекрасную пегасочку по гриве.

Эти двое друг в друге просто души не чаяли, и их любовь всё больше росла и укреплялась. Изо дня в день они встречались и проводили время вместе, и клуб в Лос-Пегасусе они ещё не раз посещали с тех пор. Рэйнбоу Дэш стала ещё чаще прилетать на место работы своего кавалера, ожидая, когда Рэй освободится. И тот, порой, совершая испытательные полёты, и совершенствуя своё умение, с удивлением обнаруживал, что его сопровождает его любимая кобылка, давая о себе знать, летя так, чтобы её можно было увидеть из кабины. Но всё же, в основном Дэш старалась не мешать Рэю, чтобы ненароком не создать опасной ситуации, и если уж и летала, наблюдая за полётами, этой большой, и величественной машины, именуемой самолётом, в сравнении с которым пегасы казались совсем мелкими шныряющими туда-сюда беспокойными мухами, то соблюдала дистанцию. Пегасочка, наблюдая за полётами, и за тем как самолёт совершает посадку, искренне гордилась Рэем. Позже, он выходил из здания аэродрома, освобождаясь – и видел большое сердечко в небе, построенное из облаков, постепенно расплывающееся вширь. Это было делом копыт Рэйнбоу Дэш, так показывающей свои чувства, старавшейся, строя из облаков эту хрупкую, быстро терявшую свою начальную форму конструкцию. И Рэя это очень трогало. Едва освобождаясь, он уже летел вместе с возлюбленной на прогулку, на этот раз на собственных крыльях. Иногда Рэй и Дэш летали наперегонки, и устраивали азартную гонку в небе. И в гонке не обходилось без приза. В качестве приза был поцелуй, проигравший целовал победителя. Такое устраивало их обоих. Не обделяли они своим вниманием, несмотря на появившиеся новые варианты совместного времяпрепровождения, и Понивилль, где жила Рэйнбоу Дэш, и гуляли по городку, и парку, посещали его заведения, кафе, ярмарки, а также понивилльский кинотеатр.

Отношения молодых пегасов набирали обороты и развивались. Всё было чудесно, и они были счастливы, что они есть друг у друга.

А вот представлять Рэя своим лучшим подругам Дэш не спешила. Да и не представлялось подходящей возможности. До поры до времени.

Как-то близ фермы «Сладкое яблочко» Эпплджек собрала всех своих подруг по одному делу. Она хотела объявить о чём-то важном.

— Так-так, все в сборе, это хорошо, — объявила оранжевая пони, когда к зданию фермы подлетела Флаттершай, прибыв последней.

Убедившись, что её подруги внимательно слушают, фермерша продолжила:

— Дело такое: я договариваюсь о том, чтобы продать партию яблок одному предпринимателю из города Балтимэра. В этом году урожай яблок необычайно большой, и я решила продать часть. Мы уже договорились, мой деловой партнёр покупает пять тонн яблок с моей фермы за неплохую сумму.

— Это всё что ты хотела нам сказать, Эпплджек? — спросила Твайлайт.

— И ещё: я думаю, мне не помешала бы ваша помощь при сборе. Яблоки как раз должны достичь оптимальной зрелости со дня на день, тогда и соберём, когда они уже поспеют, но ещё и не начнут переспевать.

— Хорошо; будем рады помочь; Всегда к твоим услугам, — послышалось от явившихся подруг.

— И ещё кое-что. Я думаю, можно прибегнуть к услугам воздушной доставки.

— При помощи пегасов? — поинтересовалась Рэрити.

— Нет, с помощью летающей штуки, которую, кстати, водит кавалер нашей Рэйнбоу Дэш, — молодая ковбойка с улыбкой посмотрела на свою подругу, голубенькую пегаску.

Та удивилась такому повороту событий, что было видно по её выражению мордочки.

— Груз яблок должен провести в пути как можно меньше времени, переправлять их по воздуху будет лучше, чем трясти в тележках по дорогам. Так яблоки все обобьются и помнутся, и их качество ухудшится. А клиенту то моему нужны яблоки спелые, и свежие,- пояснила оранжевая кобылка.

Пони понимающе кивнули в ответ.

— Ладно, спасибо вам, что откликнулись, будьте готовы в ближайшие дни оказать помощь в сборе яблок, можете идти, соберу вас, как придёт время!

— Что же, Рэйнбоу Дэш, я рада, что мы наконец-то сможем познакомиться с твоим кавалером, — обратилась к пегаске Рэрити.

Пони стали расходится, выслушав объявление молодой фермерши. Но та попросила Рэйнбоу Дэш остаться.

— Эй, Рэйнбоу Дэш, подожди минутку! — окликнула Эпплджек подругу.

Крылатая пони, уже собиравшаяся взлетать, сложила расправленные крылышки, и подошла к ковбойке.

— Да, Эпплджек? — спросила Рэйнбоу Дэш.

— Это, Дэш есть просьба одна, сахарок.

— Что за просьба?

— В общем, могу ли я рассчитывать на скидку?

Рэйнбоу Дэш недоумевающее посмотрела на свою подругу, а та улыбнулась ей заискивающе.

— Авиа-доставка грузов стоит недёшево. Хотя половину суммы будет оплачивать покупатель, но всё же… может твой Рэй сделать мне скидку на услуги, по-дружески, а? Пожалуйста! — улыбнулась Эпплджек, и сделала жалостливое выражение мордочки.

Голубая пегаска серьёзно задумалась. Их подруги приостановились, и обернулись, наблюдая диалог пегаски и земной пони. Дэш чесала копытом затылок, смотря то на небо, то на свою подружку, которая улыбалась, заискивающе смотря на неё, и наконец, ответила:

— Ну… я поговорю с ним, так и быть. Он лично рассчитывает цену на доставку грузов, в зависимости от дальности и веса груза.

— Он даст мне скидку?

— Я не знаю наверняка. Рэй очень честный. Думаю, процентов двадцать, не больше.

— О, спасибо и за это!- воскликнула радостно Эпплджек, схватила правое копыто Рэйнбоу Дэш, и потрясла его.

— Ладно, пора мне, полечу я, — вытаскивая из крепкого копытопожатия своё копыто, сказала пегаска.

Она расправила крылья, и взмахнув ими, взлетела.

— Пока, Рэйнбоу Дэш! — добродушно крикнула ей вслед хозяйка фермы.

На следующий день Рэйнбоу Дэш сама совершила визит на ферму к Эпплджек. Как выяснилось, она хотела уведомить фермершу про то, как прошел разговор с Рэем. Пегаска, вчера встречавшаяся со своим любимым, и обсудившая с ним дела заодно, сообщила, что тот согласен, с оговоркой, что эта дружеская скидка всё же будет небольшая. Также пегаска добавила:

— И ещё, Рэй просил передать, что ему нужно достаточно места, чтобы приземлиться.

— Хорошо! Будет ему место! — пообещала земная пони. — Я уже видала эту здоровую штуку разок. Думаю, что полянки близ входа на «Сладкое яблочко» хватит. Мы к завтрашнему дню расчистим там всё, чтобы ничего не мешалось. О, да, и спасибо ему за то, что дал скидку мне, как твоей подруге!

— Всегда пожалуйста, — ответила, с холодным спокойствием, Рэйнбоу Дэш.

— Я думаю, что уже завтра можно будет приступить к сбору яблок. Завтра будет самое то по спелости.

Спустя день, как и договаривались, подружки собрались на ферме Сладкое Яблочко. Прилетела Флаттершай с Рэйнбоу Дэш, прискакала Пинки Пай, и Рэрити, сопровождаемая Твайлайт, на спине у которой ехал Спайк. К ним вышла Эпплджек, а с ней и её старший брат, Биг Макинтош и младшая сестра, Эпплблум. Эпплджек довольно осмотрела своих подруг, убедившись, что все откликнулись на её призыв и явились.

— Ну что же, приступим-с, — сказала довольным тоном владелица фермы.

— Дайте уточнить, я смогу своими глазами увидеть то чудо техники, про которое ходят слухи по всей Эквестрии? — спросил Спайк.

— Да. Я уже отправила заявку, — откликнулась Эпплджек – и, кстати, за поставку по воздуху мой деловой партнёр согласен увеличить сумму.

Молодая фермерша довольно улыбнулась, уже предвкушая получение платы за проданные яблоки, да ещё и в большем размере, чем предполагалось, за счёт скидки по-знакомству для неё, и увеличения стоимости её товара из-за специфического типа доставки.

— Спайк, не забывай, у тебя ещё есть дела в библиотеке, — напомнила дракончику Твайлайт.

— Да-да, я помню,- отозвался дракончик без особого энтузиазма, — привести в порядок всё, разложить книги по алфавиту, — ты много читала в последнее время, особенно про аэродинамику.

— Вот именно. Так что взглянешь на эту летающую машину и отправляйся обратно в библиотеку.

— Эх, дождаться бы, — вздохнул помощник единорожки.

— А пока можешь помочь со сборкой яблок.

Началась работа. Все пони занялись сбором яблок. Эпплджек с её младшей сестрой начали сбивать с яблонь яблоки, и складывать их в кадушки, которые брали в копыта Рэйнбоу Дэш с Флаттершай, и летели с ними до здания фермы. Твайлайт и Рэрити своей магией помогали срывать яблоки с веток, и тоже укладывали их в кадушки, и несли те, опять же, с помощью магии, по четыре-пять кадушек разом, к зданию фермы. Пинки Пай относила яблоки на сдвоенных корзинках, надевающихся на спину пони. Эпплджек и её брат, помимо сбивания яблок также подвозили их на повозках. Спайк помогал, подбирая яблоки, упавшие на землю мимо ёмкостей, и укладывал их в повозки. Все яблоки складывались в ящики, ожидавшие своей очереди около здания фермы. Мало-помалу работа двигалась.

Работа шла своим ходом. Но вот, спустя какое-то время все пони услышали необычный звук, доносившийся с неба. Он постепенно нарастал. По крайней мере две пони опознали этот звук. Эпплджек подбежала к Рэйнбоу Дэш, аккуратно пересыпавшей яблоки из кадушки в ящик. Пегаска тоже уже заслышала этот странный звук, и навострила уши.

— Я уже слышала этот звук, это было, когда...- начала хозяйка оживлённо.

— Да, это он,- подтвердила Рэйнбоу Дэш, кивнув пару раз.

Обе пони устремили свои взгляды наверх. Сюда, к ферме, оставив не до конца наполненные яблоками кадушки, и другие ёмкости, прискакали остальные пони, поняв, что скоро что-то произойдёт. Они стали всматриваться в небо, стараясь отыскать приближающейся к ферме летальный аппарат. Вскоре вдали был замечен приближающийся с запада объект. Его нашли по звуку. Он подлетал всё ближе одновременно с тем, как усиливался издаваемый им шум. Очертания объекта становились всё более чёткими, и узнаваемыми, для Рэйнбоу Дэш, уже видевшей грузовой вертолёт, и для Эпплджек с её братом, совсем недавно получившими с помощью этого чуда техники заказанный груз. Сегодня она наоборот, отправляла, а не получала груз.

Вертолёт приближался. Прошло немного времени – и он подлетел к ферме, и сделал круг над территорией. Потом он завис, будто позволяя наблюдателям рассмотреть себя подробно. Пони прижали уши от резкого, непривычного для уха рядового жителя Эквестрии звука его работающих двигателей, и с изумлением взирали на прилетевшее чудо серебристого цвета. Тем временем машины была направлена пилотом немного в сторону.

— Вау! Вот это да! Мощно выглядит! — пораженно произнёс Спайк, рассматривая прилетевшего гостя.

Другие не находили слов, чтобы выразить свои чувства. Они лишь смотрели на эту большую величественную машину с изумлением, буквально открыв рты. Рэйнбоу Дэш тоже внимательно наблюдала, а в её мыслях появилось воспоминание, как она некогда впервые увидела эту самую машину в небе над Эквестрией.

Летательный аппарат завис над местом, пригодным для приземления, где вертолёт мог сесть, и уместиться в этом пространстве, от кончика носа до кончика хвоста, и от кончика правого до кончика левого крыла – с боков до ближайших деревьев ещё оставалось достаточно места.

Пони наблюдали, как вертолёт снижается, и поспешили поближе к месту приземления, чтобы встретить Рэя, что управлял им, о котором они были наслышаны. Обдуваемые резкими порывами воздуха, что колыхали листву на яблонях, по силе, сравнимые с порывами, которые создавались бы целой стаей пегасов, и чуть не сдували с ног собравшихся пони, кампания друзей наблюдала, как здоровая машина, размерами сравнимая с фермой, медленно снижалась, сопровождая это жутким трещанием и посвистыванием, неистово размахивая парой винтов. Наконец, шасси коснулись земли. Порывы воздуха стали слабеть. Вертящиеся винты машины стали замедляться, и шум, исходивший от них, стал стихать, пока те ещё крутились по инерции, всё больше и больше замедляясь. Пони взирали на эту машину с любопытством и настороженностью, опасливо переглядываясь. Пожалуй, если бы они не знали наверняка, что это не является каким-то чудовищем, а управляется пони, таким же, как они, да и к тому же любимым её подруги Рэйнбоу Дэш, то, наверно, они предпочли бы разбежаться кто куда, и наблюдать, разве что из укрытия. Лишь отважная пегаска ничуть не боялась этой машины, стоя впереди всех, она обернулась к своим подругам, опасливо рассматривающим эту необычную машину, улыбнулась, и сказала:

— Ну вот, можете встречать моего Рэя.

Тут она и заметила: если большей частью её подруги выглядели растерянными, и нерешительными, растерявшись при виде вертолёта, то Флаттершай вообще была напугана, и жалась за спинами Твайлайт и Эпплджек, робко выглядывая из-за них, стоя на полусогнутых ножках. Робкая пегасочка вся дрожала.

— Эй, Флаттершай, ты чего, боишься что ли? — удивилась Рэйнбоу Дэш.

— Да, — дрожащим, как и она вся голосом, ответила желтая пегаска, — ведь эта штука на вид такая страшная!

— Да брось Флаттершай, тут нечего бояться. Рэй вообще летает на этой машине, и то ничуть не боится, но тебя же никто не будет заставлять на ней летать. Тебе нечего бояться. Идёмте! — позвала за собой взмахом копыта голубенькая пони.

Рэйнбоу Дэш решительно направилась к вертолёту, винты которого только что полностью остановились, а её подруги пошли следом. Флаттершай, немного погодя, засеменила следом за ними, с опаской поглядывая на массивную машину серебряного цвета.

Выглядела эта машина с непривычки действительно несколько устрашающе. На пони словно смотрела морда какого-то чудища, щурясь и сверля их косыми сердитыми глазами с отнюдь не добрым взглядом – такое впечатление производила кабина вертолёта с непрозрачными наклонными стёклами и тупым решетчатым носом. Лопасти винтов на вытянутых в стороны крыльях казались когтями хищника, раздвинувшего их в стороны так широко, как только сможет, готовясь со всей силы вонзить в жертву. Конечно, разум подсказывал пони, что их никто сейчас не попытается схватить челюстями или когтями, и они шагали, подходя ближе.

Сбоку у кабины тем временем в сторону открылась дверца. Из неё показалась голова пони, а вскоре наружу вылез и весь пони. На землю спрыгнул симпатичный, словно в противоположность устрашающей машине, на которой он летал, жеребец. Он повернулся к встречавшим его пони. Шагнув вперёд, он замер на мгновение, держа ногу на весу, и после этого, наконец, ступил ею на землю.

Рэйнбоу Дэш, увидев его, ахнула радостно. Она было встала на месте, но затем бросилась к любимому, обогнав всех. Пегаска взмахнула крыльями, и воспарив в воздухе, понеслась к прилетевшему пони.

Рэй увидел, что к нему несётся радужная пони, оглашая воздух радостным возгласом «Рэ-э-эй!», и даже отступил на шаг назад, опасаясь, что его любимая собьёт его с копыт. Кобылка, налетев, обняла Рэя, обхватив его за плечи, и даже немного приподняв ненадолго над землёй. Рэйнбоу Дэш, просто не могла сдержать чувства, хлеставшие через край. Когда задние ноги Рэя коснулись земли, она повесилась на него, и он произнёс, придерживая пегасочку:

-О-о, Дэши, — и обнял, смотря в её глаза.

Они стояли, обнимаясь, и гладя друг другу гривы. И вот, Рэй, взглянув на неё страстно, быстрым движением повернул пегаску налево, свесив над землёй, обнимая ту за плечи, и, стоя на двух ногах, склонился к ней, приближая голову к её мордочке. Рэйнбоу Дэш была совсем не против происходящего. Пегасы стали тянуть друг к другу мордочки, прикрывая при этом глаза, готовясь к поцелую. Но они вовремя опомнились. Раскрыв глаза шире, они посмотрели вместе направо, откуда за ними озадаченно наблюдали друзья голубой пегаски, иногда переглядываясь между собой. Рэй и Дэш медленно перевели взгляды друг на друга, и Рэй произнёс:

— Многовато народа.

Рэйнбоу Дэш кивнула ему. Рэй вернул кобылку из висящего положения на землю, и они после секундной заминки пошагали навстречу к другим пони.

— Кхем. Знакомьтесь: Рэй, — сказала торжественно Дэш, указав копытом на пегаса, — прошу любить и жаловать. Только любить не сильнее, чем я. Рэй, знакомься, мои друзья: Пинки Пай, — показала она копытом на розовую пони, приветливо улыбнувшуюся, — Рэрити, Флаттершай, — перевела Рэйнбоу Дэш на единорогов с застенчиво выглядывавшей меж них желтой пегасочкой, — Твайлайт Спаркл, Спайк, Эпплджек – это её ферма, её брат Биг Макинтош и сестра Эпплблум.

Рэйнбоу Дэш переводила копытом с пони на пони, показывая Рэю каждого присутствующего, одновременно с тем, как называла его имя.

— Приятно познакомиться. Я наслышан про вас, — дружелюбно произнёс Рэй, застенчиво почёсывая копытом затылок.

Первой заговорила Твайлайт Спаркл:

— Мы тоже наслышаны про тебя, Рэй, нам Рэйнбоу Дэш рассказывала про тебя.

И тут Пинки Пай, взволнованная знакомством с новым пони, взвизгнув радостно, подскочила одним прыжком, за которым и уследить-то было малореально, к Рэю:

— Приятно познакомиться! Так здорово, что мы наконец можем с тобой познакомиться! — и, схватив копытце Рэя, стала интенсивно трясти его. — Я как-то видела тебя уже, и хотела сразу же познакомиться, но Эйджей меня остановила. Я так рада наконец-то познакомиться с тобой! Я обожаю знакомиться с новыми пони! Ты откуда, из какого города? — Пинки Пай, разволновавшись, строчила, в своей обычной манере, как пулемёт, а её собеседники в таких случаях часто просто не успевали за её вопросами, не успевали порой даже осмысливать их. — Ты ведь не из Понивилля, Рэй? Откуда же ты, дай угадаю, ты из Кантерлота? Или нет, из Клаудсдейла? Или из Мэйнхеттена? А может из Филлидельфии? Ах да, ты же в Лос-Пегасусе живёшь, Дэш рассказывала.

— Э-э я работаю в Лос-Пегасусе, а сам родом из Филлидельфии, это мой родной город, — пояснил жеребец.

— Здорово! Обожаю пони из Филлидельфии, и саму Филлидельфию тоже обожаю, хотя там сама ещё не была!

Под наблюдением Рэйнбоу Дэш, и остальных пони Пинки продолжала разговор с Рэем, озвучивая, в виде кучи последовательных фраз, и вопросов свои мысли, ведь, похоже, мысли Пинки Пай, крутились у неё в голове с невероятной скоростью: она едва успевала излагать их окружающим, которые не успевали отвечать на сыплющиеся кучами вопросы.

— Как у вас, в Филлидельфии? Не расскажешь, как там у вас? Как погода? Что нового в городе? Я не была ещё там. А ты уже бывал в Понивилле? У нас в Понивилле здорово, мы можем показать тебе его! У нас есть много мест в городе, которые стоит посетить! Дэш тебе уже показывала? Вы ведь гуляли вместе по Понивиллю?

Находясь под шквалом вопросов общительной кобылки, жеребец выглядел растерянным, и не знал, на какой из них отвечать, ведь вопросы, как и мысли розовой пони, сыпались один за другим. А та продолжала:

— У вас уже были свидания, в Понивилле, да? А не расскажете, как вы с Дэш познакомились? — спрашивала Пинки Пай, глядя на Рэя и на Дэш поочерёдно. — У вас уже всё серьёзно?

Неведомым образом розовая пони в один миг оказалось между Дэш и Рэем, обняв их обоих, и сказала:

— Это так здорово, что вы теперь вместе! И как вы, счастливы а? И вы вместе навеки, да? Вы уже успели поклясться друг другу в вечной верности, а? А когда у вас будут жеребята? А вы дадите мне понянчиться с жеребятами, когда они у вас появятся, а?

Пегасы переглянулись, и покраснели, смутившись, после чего отвели взгляды: эти последние вопросы Пинки Пай вогнали их в краску. А гиперактивная пони продолжала, сама не заметив, как уже серьёзно отклонилась от начальной темы:

— Я уже нянчилась с жеребятами мистера и миссис Кейк, и хорошо справилась!

Пинки Пай начала было пересказывать, как она однажды присматривала за жеребятами-близнецами, но ей сделала тактичное замечание Твайлайт Спаркл:

— Пинки Пай, не одна ты хочешь пообщаться с Рэем, я понимаю, что ты обожаешь знакомиться с новыми пони, и заводить новых друзей, но мы тоже хотим поговорить с ним. Не возражаешь?

— Ох.. хорошо, — слегка расстроено ответила жизнерадостная кобылка, — конечно, нет, — после чего неуловимым для глаза движением вернулась на своё прежнее место к остальными пони.

Наступило молчание, продлившееся некоторое время. Первой прервала паузу Эпплблум.

— Дядя Рэй, а вы покатаете меня на этой железной штуке? — пискнула маленькая пони.

— Ну..- начал было пегас.

— Поддерживаю, а можно меня тоже, прокатить разок? — поддержал малышку Спайк.

— Эпплблум, нет,- строго сказала Эпплджек.

-Спайк, нет, — почти одновременно с ней осадила дракончика Твайлайт Спаркл.

— У дяди Рэя и так полно дел, он не будет тратить своё время на такие глупости как просто катать тебя, маленькая непоседа! — строгим тоном сказала своей сестре Эпплджек.

— Спайк, не забывай что у тебя сейчас работа в библиотеке, — напомнила маленькому дракону его обязанности единорожка.

Эпплблум и Спайк умоляюще посмотрели на Рэя, надеясь, наверно, а может тот сжалится над ними и всё же прокатит их на вертолёте.

— Извините, но Эпплджек и Твайлайт правы, жечь горючее просто так, для того чтобы покатать вас я не могу, — извиняющимся тоном сказал молодой лётчик.

Эпплблум и Спайк переглянулись расстроенными взглядами, и протянули одновременно:

— Облом! – и вздохнули понуро.

— Как-то ты рано прилетел, Рэй, — обратилась к жеребцу Эпплджек, — мы и не ожидали, что ты так быстро заявишься, мы только начали сбор яблок.

Пегас поднял голову вверх, оценивая погоду, и ответил:

— Да я в принципе никуда не спешу.

— Это хорошо. Скажи, а твоя машина сможет поднять пять тонн яблок?

— Пять тонн? Для моей вертушки этот как раз плюнуть! — с лёгкостью ответил пилот.

— Отлично! Ну что же, давайте тогда соберём поскорей эти пять тонн? — призвала ковбойка, окинув задорным взглядом присутствующих.

— Давайте тогда я вам помогу со сбором,- предложил бирюзовый пегас, — мне пока всё равно нечего делать.

— Отлично! — обрадовалась Эпплджек,- тогда вперёд! — и подскочила на дыбы, взмахнув передними ножками, — а заодно, познакомимся с тобой получше!

Одобрительно улыбнувшись, гость кивнул. Все пони направились к яблочным деревьям, чтобы продолжить сбор яблок. Спайк же остался у вертолёта.

— Твайлайт, — обратился он своей наставнице, — я это, пожалуй, пойду, убираться в библиотеке.

— Ладно, иди,- отпустила его единорожка, и последовала за другими пони.

Походив немного вокруг летающей машины, рассмотрел её со всех сторон, и удовлетворив любопытство, дракончик удалился с фермы. Новый знакомый, кавалер Рэйнбоу Дэш, ему был не особо интересен.

Тем временем все пони приступили к сбору яблок.

— Братец, ты пока перетащи ящики к транспорту,- попросила Эпплджек Биг Макинтоша, — складывайте яблоки в ящики у вертушки,- оповестила она.

— Агась, — ответил брат ковбойки и стал двигать один из пустующих ящиков, приготовленных для яблок, к месту, где приземлился Рэй, толкая его плечом.

Молодая ковбойка тем временем поставила пластинку на граммофон, чтобы было веселее заниматься сборкой. Зазвучала весёлая ненавязчивая мелодия, заполняя округу звуком задорных деревенских мотивов. Закипела работа. Пони срывали яблоки и доставляли их к ящикам, заполняя те фруктами. Работа шла так же как и звучащая мелодия: задорно, и весело. Пони собирали яблоки в кадушки, тележки, сдвоенные наплечные корзинки, и носили яблоки, Твайлайт с Рэрити перемещали магией по десятку штук кадушек за раз, Эпплджек возила тележку, со спелыми яблоками, так же поступала и Пинки Пай. Эпплблум помогала со встряхиванием яблок, и их сборкой. Флаттершай доставляла яблоки, беря кадушку с фруктами в передние копыта, и летя с ними до местоположения ящиков, и вытряхивая яблоки в ожидающий своего груза ящик. Дэш и Рэй тоже переносили яблоки, летая. Но делали это они совершенно по иному, чем Флаттершай. Двое пегасов развязали между собой соревнование, кто быстрее донесёт яблоки от места сбора яблок до ящиков. И пока Флаттершай летала один раз, и наполняла ящик одной партией яблок, эта парочка проносилась туда-сюда по три а то и четыре раза.

— Эй, вы, носитесь как угорелые, вы так яблок выкрошите по пути больше, чем в ящики уложите! — крикнула им Эпплджек, таща очередную тележку с яблоками, когда пегасы пролетали мимо неё.

— Давай так, — предложила Рэйнбоу Дэш Рэю, услышав это, — не только кто быстрее, но и кто тщательнее доставит яблоки.

— Идёт! – кивнул тот, принимая вызов.

И недолго думая, они вновь продолжили своё соревнование, также следя за тем, чтобы никто не ронял яблок на лету. Но делали они своё дело не только быстро, но и на удивление аккуратно, делая значительный вклад в сбор яблок. Победителя в соревновании они так и не выявили. В какой-то момент они бросили на землю опустевшие кадушки, и обняв друг друга, начали танцевать какой-то странный, забавный танец на лету, в ритм музыки, игравшей на граммофоне, и вскоре собрали вокруг себя наблюдателей из всех собиравших яблоки друзей Рэйнбоу Дэш, и продолжали порхающий танец, напоминающий танго, совершенно забывшись про то, где они находятся, очень забавляя своим танцем всех. Когда Дэш и Рэй, наконец, опомнились, от смешков пони, то прекратили танцевать, и смутившись, вновь принялись за сбор яблок, будто ничего не случилось. Да, эти двое не могли так просто находится рядом, и держаться нейтрально друг к другу, ведь их любовь достигла зенита.

Покончив с ящиками, к сборке подключился Биг Макинтош, и процесс пошел ещё быстрее.

Бодрый, весёлый сбор яблок под музыкальное сопровождение был близок к завершению. Пони доставляли яблоки партиями, одна за другой и вытряхивали яблоки в ящики, время от времени переговариваясь между собой, про то про сё, а парочка пегасов время от времени не выдерживала, и срывалась на танец, пролетая с опустевшими ёмкостями для яблок мимо здания фермы, где играла музыка, и своими забавными пританцовываниями очень веселила всех окружающих.

Наконец, последний ящик, подготовленный под яблоки, был наполнен и закрыт крышкой, приколоченной гвоздями. Пони собрались рядом, немного уставшие, но довольные проделанной работой.

— Отлично поработали! Спасибо всем за помощь! — поблагодарила Эпплджек своих друзей. — Ну, теперь надо погрузить всё это дело в твой транспорт, — обратилась она к Рэю.

— Да, сейчас, — кивнул пони и направился к кабине, — сейчас, выдвину трап.

Он залез внутрь вертушки, и в кабине нажал на нужный переключатель. Реакция последовала незамедлительно: на левом боку вертолёта, позади крыльев, где был небольшой участок, немного выдающейся из фюзеляжа, началось движение. Часть фюзеляжа, загудев механизмом, стала открываться наружу и опустилась вниз под острым углом к земле. Из неё к земле выдвинулся грузовой трап с ребристой металлической поверхностью.

Пилот вылез наружу, и подлетел к выдвижному механизму, осмотрев его, убедившись, что всё в порядке.

— Ну, теперь работа для жеребцов, — объявила Эпплджек, — нужно затолкать ящики внутрь.

— Агась, — ответил Биг Макинтош, развернулся и пошел к ящикам.

— Давай тогда вместе, — предложил свою помощь Рэй.

— Агась, — согласился сильный пони.

Двое единственных жеребцов в этой собравшейся компании приступили к погрузке. Биг Макинтош толкал ящик, своим плёчом, а Рэй толкал, упираясь передними копытами в ящик. Первый ящик был доставлен к трапу, и скрылся в грузовом помещении вертолёта вместе с парой жеребцов. После этого они вернулись за следующим ящиком. И вновь Биг Макинтош, толкал плечом, а Рэй, заметно уступавшей тому по росту в холке, помогал, шагая на задних ногах, толкая ящик передними. Один за другим, под наблюдением кобылок, они на пару затолкали в грузовой отсек все двадцать крупных ящиков, в которые были помещены собранные яблоки.

— Хорошо управились, Биг Макинтош, — сказал Рэй по окончанию, осматривая результат.

— Агась, — ответил старший брат Эпплджек.

— Ну, а теперь нужно зафиксировать всё это дело. Сейчас я…

На это красный жеребец, обычно не отличавшийся особой многословностью, ответил своё коронное «агась».

Биг Макинтош выбрался наружу с погрузкой последнего ящика. Рэй тем временем стал с помощью верёвок привязывать ящики к специальным креплениям в виде ушек по бокам грузового отсека. Пони заглянули внутрь вертолёта, чтобы понаблюдать за происходящем. А пегас тем временем, беря в зубы верёвки и ремни, ловко продевал верёвки через ушки, и занимался ремнями, фиксировал ими ящики, чтобы те не стали ездить туда-сюда по грузовому отсеку во время полёта. Закончив, пилот вытер пот со лба, вдохнул чудный запах множества яблок, наполнивший нутро вертолёта, и вылез наружу. Пролетая под крылом машины к кабине, он пробормотал:

— Теперь я уберу трап.

Лётчик залез в кабину машины и оттуда подал сигнал, чтобы убрать трап. Механизм заработал с гудением, и, под взглядами наблюдавших за процессом пони, стал складывать открывшуюся часть фюзеляжа. Но – вот незадача, закруглённая снаружи деталь остановилась, не убравшись до конца. Пони, наблюдавшие, за процессом, повернули головы в сторону кабины. Оттуда уже показался Рэй, он был в курсе об этой неисправности.

Подлетев к не до конца убравшемуся трапу, пегас дотронулся до него конца копытами, и приложил усилие в сторону оставшейся щели, надавил немного обратно, будто пытаясь своими силами что-то исправить. Почесав подбородок, пегас приземлился на землю, и повернув голову к наблюдавшим за процессом пони, поясняющим тоном произнёс:

— Заедает иногда. Бывает. Что поделать, техника.

Он рысцой поскакал к кабине, забрался в машину, и подал сигнал выдвинуть трап.

Загудели, залязгали механизмы, трап стал выдвигаться наружу, а жеребец высунулся наполовину из кабины, внимательно наблюдая за процессом.

— Может, мы чем-нибудь сможем помочь? — предложила Твайлайт.

— Да нет, тут просто иногда заедает, закрывается со второго-третьего раза.

Трап коснулся земли и Рэй вновь исчез в вертолёте. Трап снова стал складываться. Лётчик покинул кабину и подлетел к задней части крыльев. С внимательностью и строгостью, будто он принуждал механизм своей машины работать, и не барахлить, он следил, как гудя гидравликой, внутрь залазит трап. На этот раз он закрылся полностью. На мордочке пегаса появилась подобие улыбки, он приземлился на землю и сложил крылья.

— Ну вот, теперь я готов к вылету, — заключил он.

— Э-э, Рэй, ты погоди улетать, — обратилась к нему Эпплджек, — не лететь же тебе на голодный желудок и уставшему? Это не дело. Давай, хоть на дорогу накормлю тебя, и вообще всех вас накормлю за помощь в сборке яблок.

— О, давайте! Я за! Я не против покушать! — послышались одобрения от пони.

— Никто не будет против блюд из яблок? — спросила молодая ковбойка, оглядев присутствующих, и заострив внимание на бирюзовом жеребца.

— Я только за, люблю еду, в которой есть яблоки, — добродушно улыбнулся Рэй.

— Отлично! — радостно возгласила хозяйка, встав на дыбы и взмахнув копытами. — Я сейчас принесу, подождите немного. Отдохнём, поедим, и пообщаемся.

— И познакомимся с тобой получше, — добавила Пинки Пай, с улыбкой взглянув на сегодняшнего гостя, который в ответ одобрительной улыбнулся с присущей ему скромностью.

Хозяйка ускакала на ферму. Пока она собирала угощения, Рэй осматривал свою машину, облетая её, и заострил внимание на двигателях, и также, похоже, что на воздухозаборниках, располагавшихся на крыше фюзеляжа. Пони ходили вокруг этого чуда техники, на котором молодой жеребец прилетел в Понивилль, с любопытством рассматривая его.

Эпплджек вновь показалась из здания фермы, и направилась к своим друзьям, катя с собой тележку-поднос на колёсиках. Пони, завидев её, собрались у вертолёта, и, переглядываясь, в ожидании заслуженного угощения, улыбались. Подойдя ближе, Эпплджек оповестила присутствующих:

— Э-ге-ей, кто желает отведать блюда моего личного приготовления? Угощаю всех! У меня есть яблочный торт, яблочные пирожки, яблочные пирожные, яблочные пышки, яблочный крисп, яблочный пудинг! А также яблочный сок. Кому что по вкусу придётся! Кто хорошо работает – должен так же хорошо питаться!

Эпплджек расстелила на траве принесённую пёструю скатерть, и разложила на ней различные яства, привезённые на тележечке-подносе, и пригласила к трапезе. Пони расселись вокруг скатерти. Рэй сел у конца скатерти, обращённом к хвосту стоящей машины. К нему рядом подсела Рэйнбоу Дэш, желая находиться ближе к любимому. Напротив них расселась яблочная семья, а по бокам присели Твайлайт, Рэрити, Пинки Пай и Флаттершай.

— Угощайся, — придвинув к Рэю тарелку с парой яблочных булок-слоек и яблочный сок кивнула хозяйка фермы, — ты заслужил это, — и с заботой посмотрев на пегаса, улыбнулась.

— Спасибо, — поблагодарил Рэй с улыбкой.

— Ну, что может быть вы расскажете, как вы познакомились? — предложила тему Твайлайт, посмотрев на Дэш и Рэя, сидящих рядышком.

Молодые пегасы переглянулись с улыбкой.

— Ну что, расскажем? — спросила Рэйнбоу Дэш.

Рэй, в это время уже откусывавший кусок от яблочной слойки, желая утолить голод, спешно прожевал, проглотил еду и ответил:

— Давай. Ты хорошо помнишь, как это произошло?

— Да. Это ведь случилось не так давно. А ты?

— Я тоже хорошо помню. Такое трудно забыть. Как сейчас помню, я проводил испытательный полёт, и вдруг – откуда не возьмись – прямо перед носом моего самолёта появляется какой-то пегас. Я был очень удивлён этому.

— Я была не менее удивлена, когда увидела эту машину в воздухе. И полетела выяснить, что это такое. И проверить, что эта штуковина вообще может.

И пегасы рассказали о своей первой встрече. Их охватила ностальгия. Хоть это и случилось недавно, но им казалось, будто с того случая пролетело уже немало вреени.

-Да, теперь я прекрасно понимаю, почему Рэй стал твоим особым пони, Дэш, — подмигнула подруге Эпплджек. – Ты хотела себе в особые пони кого-то уникального — так всё и получилось.

— Согласна, вы стоите друг друга, — сказала Рэрити взглянув на Дэш и её кавалера. – Два отважных покорителя неба, пусть и в разных, если можно так сказать, категориях.

Рэй и Дэш переглянулись с улыбкой.

— Некоторое время мы, конечно, ещё присматривались друг к другую. Прежде, чем мы осознали наши чувства, — пояснил Рэй.

— Ага! Знаешь, в начала нашего знакомства я не думала, что у нас дойдёт до такого, — с улыбкой произнесла Дэш. — Честно говоря, скажи мне год-два назад, что я буду встречаться с жеребцом – да я бы этому, пожалуй, даже не поверила бы. Я бы сказала, что это не круто, и мне это противно. Эх, а теперь я без тебя жизни не представляю.

Она нежно прикоснулась своим копыто к копыту бирюзового пегаса.

— Так вот чем ты так понравился Дэши, тем, что ты такой же крутой лётчик как она? – весело спросила Пинки, уставившись на Рэй.

— Хех, крутой лётчик… — повторил Рэй с ироничной улыбкой.

— Рэй, расскажи про себя что-нибудь! — предложила Пинки Пай, и с радостной улыбкой, предвкушая услышать много интересного про нового пони.

— Ну, вообще, у меня довольно скромная биография, — почесал затылок молодой пегас, — особо рассказывать то нечего, — смущённо улыбнулся он.

— Да ладно тебе, ты вон какую летающую машину водишь, такое далеко не каждому пони по силам, давай, рассказывай, не скромничай, — ободрила его Эпплджек.

— Но так было далеко не всегда. Ещё какой-то год назад… да даже пол-года, я был довольно заурядным пегасом в Филлидельфии, и даже не представлял, что когда-нибудь займу ту должность и работу, что у меня сейчас.

Рэй начал свой рассказ. Он поведал о том, как раньше жил в Филлидельфии жизнью обычного пегаса, ничем не выделяющегося из крылатой стаи, и как однажды увидел объявление о наборе курсантов в Отдел авиации, и начал своё обучение, а позже и работу там. Пони заинтересованно слушали про разные случаи на его работе, как он учился на пилота, и имел знакомство и дружбу с иностранцами из далёкой заморской страны, которые и познакомили страну пони с этими новинками авиастроения.

— Порой, когда я учился летать на вертолёте, — говорил Рэй, — это требовало полного сосредоточения, и это были очень сильные нагрузки, из-за своей сложности. Освоение вертушки было совсем не простым. Я терял по несколько килограмм своего веса за один полёт, столь сильные были психические нагрузки, — рассказывал Рэй, похоже, сам до сих пор удивляясь этому факту, — и врачи, внимательно следившие за моим состоянием здоровья, назначали мне усиленное питание. И я ел, следуя их указаниям, буквально давясь калорийной, питательной едой, через силу. Но сейчас, после интенсивных курсов обучения, и многих налётанных часов, мне полёты даются с лёгкостью, и я летаю на своей вертушке так же уверенно, как на своих крыльях. Но всё равно, полёты на ней требуют предельного внимания.

Юный пилот рассказывал про особенности строения летающих машин, их характеристики, и о том, насколько эти машины совершеннее и мощнее того, что могло строиться в Эквестрии. Рэя было интересно и занимательно слушать, ведь у него был весьма красивый, приятный голос, слушать который — только уши радовать. Молодой пегас рассказал подробнее про свой родной город, Филлидельфию, некоторые его традиции, о жизни в нём, и его жителях. По рассказу Рэя производилось впечатление, что Филлидельфия такой же приветливый и дружелюбный город как и Понивилль, несмотря на то, что более крупный. Также рассказчик упомянул про своего домашнего питомца, попугая породы острохвостый аратинг, по имени Поли. «Непоседа тот ещё»- характеризовал его Рэй. Особенно этим фактом, наличием домашнего питомца, заинтересовалась, конечно, Флаттершай, которая, переборов стеснительность, попросила Рэя рассказать подробнее про своего питомца. Выслушав, рассказ пегаса, она сообщила о том, что хорошо ладит с братьями меньшими, и Рэю было предложено обращаться к ней, если вдруг питомцу понадобится ветеринарная помощь.

Тема разговора незаметно переместилась в сторону приключений шести подруг, и пони стали обсуждать некогда произошедшие приключения Рэйнбоу Дэш и её друзей, когда они спасли Эквестрию от вечной ночи, и от Дискорда, при помощи элементов гармонии, или, в другой раз, противостояли королеве Кризалис. Поговорили и про визит в Кристальную Империю, и иные приключения. Рэй, хотя и был наслышан про эти события от Рэйнбоу Дэш, всё равно с интересом слушал, ведь он мог узнать про это подробнее, и с точки зрения других пони, участвовавших в этом, подруг Рэйнбоу Дэш.

Пони отдыхали, сидя в тени серебристой машины, укрываясь от хоть и осеннего, но всё же припекавшего солнца. Вертолёта уже никто не боялся, даже Флаттершай эта машина не внушала больше ни капли страха. Пони кушали угощения Эпплджек, болтали, обсуждали разные истории, смеялись, и шутили. Больше всего конечно, слушали Рэя, нового пони в этой компании, и бывшего интересного всем присутствующим, особенно из-за его отношений с их подругой Рэйнбоу Дэш, которая, опередив всех, первой нашла себе кавалера, что и не удивительно учитывая её стремление всегда быть первой. Постепенно пони умяли почти все угощения, что принесла Эпплджек, и продолжали сидеть, общаясь на разные темы.

— К сожалению, — отмечал Рэй, рассказывая про свой род занятий, — пока что у меня нет коллег в проведении испытаний этой уникальной техники, на данный момент я единственный, кто умеет летать на ней в нашей стране. Мне даже немного жаль, что у меня нет коллег по полётам. Кто знает, может в дальнейшем найдутся ещё пони, готовые проходить обучение на пилотов. Тогда я мог бы даже быть инструктором для нового поколения пилотов, и помогать, обучая их, — пегас мечтательно улыбнулся, задумавшись. — Невольно можно задаться вопросом: а нужна ли эта техника Эквестрии? Я могу сказать, что не помешала бы. Спрос на доставку грузов по воздуху сейчас, конечно не ахти какой, но всё же, присутствует. Время от времени доставляю грузы по заказам. Эта техника заняла в Эквестрии свою нишу. И, быть может, в будущем, у нас будет небольшой авиаполк, под скромные нужны нашей небольшой страны. Может, когда-нибудь у Эквестрии вообще будет подобная техника собственного производства.

Также молодой пегас рассказывал про свои рабочие будни, про своих коллег по работе, и как они помогали ему. Он упоминал про нескольких пегасов, занимающихся расчисткой неба в случае необходимости, от облаков, про земного пони, занимающегося выращиванием газона на лётном поле, служащего для устранения эрозии почвы, и других своих коллег, работающих вместе с ним на аэродроме.

Рэй завершил свой рассказ, под одобрительные взгляды слушателей, переводя взгляды с одного на другого пони, ожидая: может ещё появятся вопросы. И один вопрос всё же нашелся.

— Скажи, Рэй, — обратилась Твайлайт Спаркл, — я заметила, что у твоей машины нарисован рисунок, такой же, как твоя кьютимарка, не можешь объяснить это?

— А-а это, — пегас повернул голову назад, посмотрев на хвост машины, где на вертикальный стабилизатор был нанесён рисунок, представлявший собой пять крыльев, направленных против часовой стрелки с пунктирными линиями в середине между крыльев, от одного к другому, по паре штрихов. Весь рисунок был красного цвета. Единственным отличием от кьютимарки пони было то, что пятёрка крыльев была окружена ромбом голубого цвета.

– Просто как-то наш отдел захотел придумать эмблему. Но фантазии не хватило, и кто-то просто взял за основу для этого мою кьютимарку, сочтя её подходящей.

— И это смотрится круто! — сказала Рэйнбоу Дэш.

Рэй улыбнулся ей, с лёгкой усмешкой.

— Правда! — заверила Дэш, — да и твоя кьютимарка смотрится красиво.

— Да, я постепенно становлюсь чуть ли не неофициальным символом нашего Отдела Авиации. Но сам я к этому не стремлюсь. Я не стремлюсь к знаменитости. Гораздо важнее для меня, что я становлюсь полезным и важным для пони, и приношу пользу.

— Кстати, а вам не кажется, что мы несколько засиделись, и задерживаем Рэя? — напомнила отличающаяся пунктуальностью Рэрити. — Рэй, я думаю, что тебе пора отправляться с грузом.

— Да, действительно. Пора бы мне уже заняться доставкой груза, — согласился Рэй.

— Ну, в таком случае давайте не будем задерживать нашего нового друга, — предложила Эпплджек, — заболтали мы его немного. Всё-таки у него задание есть.

— Ничего, я никогда не против пообщаться с такими хорошими пони, как вы. Ладно. Спасибо, хозяйка, за радушный приём, и вкуснейшую еду, — сказал пегас, глядя на рыжеватую кобылку, — но пришло время отправляться. Всё-таки, как-никак я твой заказ выполняю, Эпплджек.

— Хорошо, лети, залетай к нам ещё в гости, сахарок, у нас всегда рады гостям!

Пони поднялись на ноги, готовясь отойти от вертолёта. Эпплджек собрала посуду из под еды, и то, что не съели, поставив на поднос, и свернув скатерть, закинула её за плечи, и откатила поднос на колёсиках.

— Пока, Рэй. Было приятно познакомиться с тобой! — сказала пегасу Твайлайт Спаркл.

— Ещё как! — воскликнула Пинки Пай, — заглядывай в Понивилль почаще, ты для нас всегда званый гость!

— Спасибо. Мне тоже было приятно с вами познакомиться и пообщаться. Обязательно загляну! — кивнул Рэй Пинки Пай.

Пегас подошел к дверце в кабину, и провёл взглядом по всем присутствующим, и тут заметил левее кабины свою любимую, Рэйнбоу Дэш, смотревшую на него. Их взгляды встретились. Дэш вообще в процессе этой встречи зачастую не слишком сильно участвовала в разговорах, в основном предоставляя слово Рэю, рассказать про себя, и свой род деятельности. А пока он рассказывал, она просто смотрела на него. Но как смотрела, с какой нежностью, и каким обожанием наблюдала она, за ним, как он вёл рассказ для её любопытствующих подруг, или, как ранее добровольно помогал Биг Макинтошу с погрузкой ящиков, хотя тот бы уверенно справился и одни.

Пегасы смотрели друг другу в глаза, ласково улыбнувшись, даже не говоря ни слова, они с одного взгляда понимали друг друга.

— Кхем, — подкашлянул Рэй, снова обратив свой взгляд на собравшихся пони. — Теперь попрошу отойти всех на безопасное расстояние. Я буду взлетать.

Пони послушались и стали отходить, но предварительно попрощались с дружелюбным пегасом.

— Пока, Рэй! Залетай ещё! Будем ждать в гости! До встречи! Удачи! — послышалось от собравшихся пони.

— Будь осторожен в полёте! – напутственно сказала Рэйнбоу Дэш, прежде чем направиться к своим друзьям.

— Конечно, Дэши! — ответил ей Рэй.

Пегаска отлетела к своим друзьям, отошедшим на безопасное расстояние. Рэй, бросив ещё один взгляд на группу пони, улыбнулся им, помахал на прощание копытом, и забрался в кабину, закрыв за собой дверь. Сев в кресло пилота, он надел шлем, и запустил двигатели.

Пони снаружи наблюдали за этим непривычным для Эквестрии зрелищем – взлётом вертолёта, как начали вращаться винты, как они раскручивались всё сильнее и сильнее, обдувая округу ветром, по силе как от не мелкой стаи пегасов. Наконец, массивная машина приподнялась немного над землёй, и начала неспешно подниматься всё выше и выше. Пони на земле на прощанье дружно махали копытами, провожая Рэя, который, видя это из кабины, улыбался. Вертолёт, поднявшись на нужную высоту, замер на месте.

— Да поможет вам принцесса Селестия, — бодро произнёс Рэй, хоть пони и не могли его слышать, сделав интересный жест: дотронувшись копытом до виска, и махнув им в сторону находившихся снаружи пони.

Вися на месте, вертушка развернулась по направлению на восток, и неспешно полетела туда, слегка наклонив нос. Пони провожали взглядом удаляющуюся машину, на которой летел их новый друг, надеясь когда-нибудь ещё увидеться с ним. Вскоре та скрылась за массивами яблонь, которыми поросли окрестные холмы у фермы «Сладкое яблочко», и только стихающий звук работающих двигателей напоминал о былом госте.

— Да, Рэй – чудо, — тихонько выдохнула Флаттершай, заговорив первой, одобрительно посмотрев на крылатую подругу.

— Ага, — с довольным видом согласилась та, — только особо на него не засматривайтесь, ведь он – мой! — и прикоснулась копытом к груди, сделала гордое выражение мордочки.

— Ну, что могу сказать, ты снова первая, Дэш, — обратилась к ней Твайлайт с улыбкой, — ты любишь быть первой, и ты опередила всех нас и в этом деле. Всё как ты и хотела: твой жеребец уникальный, как и ты.

Голубая пегаска улыбнулась, и опустила мордочку немного, стараясь скрыть от окружающих проступающий на щёчках румянец.

— Вы очень гармоничная пара, — добавила единорожка.

— Вы так мило смотритесь вместе! — радостным тоном воскликнула Пинки Пай.

— Спасибо, — смущённо теребя копытом землю и прижимая ушки, ответила пегаска.

— Вы красиво смотритесь вместе, — добавила Рэрити.- И Рэй – он опрятный и аккуратный, сразу видно, следит за собой, к тому же воспитанный, это заметно, — нашла модница ещё одно хорошее качество, важное именно для неё, в кавалере своей подруги.

— Одобряю твой выбор, Дэш, — похвалила свою подругу Эпплджек, потрепав её за плечо, — Рэй славный жеребец, а управляться с такой мощной техникой – такое далеко не каждому по копытам! Как ты смогла привлечь его внимание?

— Я пустила в ход своё неповторимое очарованием сорвиголовы! – ухмыльнулась пегаска, взмахнув гривой, эффектным взмахом откинув назад, зелёные и синие волосы на макушке. — Он просто не смог предо мною устоять.

Кобылки весело рассмеялись, переглядываясь между собой.

— Нам остаётся только порадоваться за тебя, Дэш, — добродушно сказала Твайлайт Спаркл, — ты нашла себе вторую половинку и это здорово.

— Вторую половинку,- вздохнула пегаска, улыбнувшись, — да, пожалуй, трудно подобрать, более удачное выражение.

***

Шли обычные трудовые будни. В выдавшуюся свободную минуту Рэй отдыхал в одном из помещений здания аэродрома, предоставленным лично для него, сидя на стуле, и положив затылок на его спинку, и дремал.

Внезапно, отворив дверь, в помещение ворвался знакомый серый жеребец и громко сказал:

— Рэй! Собирайся! Тебе нужно срочно вылетать.

Задремавший пилот открыл глаза, услышав обращение к нему, быстрым движением поднял голову.

— Что? Что такое? Алри? В чём дело? — спрашивал сонный пегас, поднимаясь со стула, тряся головой, чтобы отогнать сонливость.

— Идём, — позвал его за собой пони, — сейчас всё расскажу.

Он вышел, и Рэй поспешил за коллегой по работе.

— Короче, тебе нужно доставить медикаменты в окрестности Эпплузы. Там вспыхнула эпидемия, — ввёл пегас в курс дела лётчика. — Местные нуждаются в помощь, просят доставить медикаментов, — рассказывал в коридоре сотрудник аэродрома.

— По-другому никак, только меня вызывать?

— В такую даль, как Эпплузу только ты сможешь доставить груз так быстро, а счёт времени идёт буквально на часы. Они нуждаются в помощи.

— Ясно, выдвигаюсь. Готовьте вертушку. У Эпплузы, насколько я знаю, нет взлётной полосы.

Пегас покачал головой ответив:

— Нету. Нужно лететь только на вертолёте. Мы уже начали подготовку. Нужно загрузить медикаменты в грузовой отсек.

— Расчищайте небо, я готовлюсь к вылету.

— Только что расчистили.

— Оперативно!

Пони вышли наружу. Началась подготовка к полёту. Персонал вместе с Рэем проверил машину на исправность, и вертолёт заправили горючим.

На аэродром прибыли двое земных пони, тащивших за собой повозки с грузом. Рэй, забравшись в кабину, включил выдвижной трап. После этого двое крепких жеребцов, бывших по совместительству и грузчиками, затолкали по трапу привезённые ящики с медикаментами в грузовой отсек. Рэй зафиксировал их ремнями, и забравшись обратно в кабину, подачей сигнала сложил трап обратно.

Незадолго до вылета, когда вертолёт был уже готов, к пилоту обратился тот же пони, чуть ранее разбудивший его, призвал его, и протянул карту в копыта.

— Вот, это тебе, чтобы не спутался, — пояснил он.

— Да я знаю расположение Эпплузы, и маршрут до неё.

— Тут для тебя отмечено конкретное место, куда тебе непосредственно нужно, оно не в самой Эпплузе, как я понял. Туда тебе и следует доставить лекарства.

Пилот, уже надевший шлем, взял карту, и рассмотрел её, держа в копытах.

— Это не простые лекарства,- добавил жеребец, — новейшее достижение медицины и магии. И с ними нужно обращаться аккуратно.

Бирюзовый пегас сложил карту, и ответил:

— Хорошо. Ладно, спасибо тебе, Алри. Ну, мне пора вылетать. Дело же срочное.

— Давай, удачи тебе!

Лётчик забрался в кабину машины, и задвинул за собой дверцу. Все пони, находившиеся на лётном поле, удалились на безопасное расстояние, и убрали повозки.

Рэй завёл двигатели вертолёта, и винты начали раскручиваться, набирая обороты, издавая нараставший завывающий звук. Когда винты раскрутились достаточно сильно, вертолёт рывком двинулся вперёд, и поехал на шасси. Проехав около сорока метров, он оторвался от земли, и стал подниматься выше. Эта мощная машина могла взлетать и так, с разбегом. К тому же, при взлёте таким способом тратилось меньше топлива.

— Раз дело срочное, то пора выжать из этой штуки всё скорость, — произнёс Рэй, разворачиваясь по направлению к Эпплузе, на юго-восток. Вскоре он разогнал свою машину до максимальной скорости.

Прошло некоторое время. Местность снаружи успела неоднократно смениться с равнины на горные вершины, а следом за ними на пустыню, что лежит к югу от Лос-Пегасуса, восточнее перешедшую в засушливые степи. Рэй успешно долетел до городка, там он сделал над Эпплузой круг, и полетел по направлению к указанному месту. Выбрав подходящее место, пилот посадил машину, подняв в воздух тучи пыли от потоков воздуха. Пони приземлил свой вертолёт недалеко от какого-то скопления шатров.

Выйдя из вертолёта, Рэй спрыгнул на землю и осмотрелся. Вокруг была однообразная местность из пустошей, изредка поросших чахлой травой, и понатыканными тут и там несколькими засохшими деревцами. Эта унылая местность внушала тоску одним своим видом. Дополняли картину виднеющиеся вдали плоскогорья скал, и завывающий ветер, гонявший перекати-поле.

Со стороны шатров к приземлившейся машине направился один пони. Это был жеребец желтой масти с кьютимаркой в виде красного яблока, одетый в кожаную жилетку. На голове сидела ковбойская шляпа. Подойдя ближе, он обратился к Рэю:

— Что это за чудо техники? — разглядывая с неподдельным интересом летательный аппарат, удивлённым тоном произнёс пони. — Вы, никак, привезли медикаменты?

— Да, как и заказывали, — ответил Рэй.- Что у вас тут за эпидемия?

— Пони-грипп, — ответил пони и протянул пегасу копыто, — Брейберн!

— Рэй! — пожал копыто новому знакомому пегас.

— Приятно познакомиться! Пройдёмте! — поманил за собой копытом Брейберн, направившись к стоящим шатрам.

— Взаимно! Вы говорили что пони-грипп? Но это же заболевание протекает очень легко, если я не ошибаюсь.

— Да, так и есть. Оно протекает легко, у пони, у которых от рождения есть иммунитет к нему. Сейчас помощь требуется не пони.

Пони подошли к поселению, там их встретил ещё один пони серого окраса.

— Шериф Сильверстар, — представил Браейберн нового пони, носящего усы, со значком-звездой серебряного цвета на жилетке. При этом его кьютимарка имела такой же значок шерифа. — Это Рэй, он прилетел на своём необычном транспорте и привёз медикаменты для заболевших.

Пони пожали копыта друг другу и шериф заговорил:

— Нашим соседям, бизонам, немедленно нужна помощь. Они заболели пони-гриппом, и в отличие от пони, у них это заболевание протекает очень тяжело, ведь оно непривычное для них.

Тройка подошла к поселению. Здесь Рэй увидел местных жителей, бизонов, да и вообще впервые в жизни вживую увидел бизонов, этих могучих и сильных, значительно превосходивших ростом пони зверей, с густой шерстью разных оттенков коричневого. На головах у бизонов были посажены короткие загнутые рога. Было страшно представить себе бизона в ярости, и пожалуй встретившись с таковым, пришлось бы спасаться, убегая не глядя, или улетая поскорей, у кого была такая возможность.

Но сейчас Рэй увидел совершенно другую картину, не могучих вольных зверей, обитателей степей, а угнетённых, больных, бизонов, лежащих на покрывалах, расстеленных на земле, которых сразили крошечные микроскопические организмы, которых невозможно разглядеть невооруженным глазом, которых даже жизнью можно назвать только с натяжкой. Пегас с жалостью взирал на заболевших бизонов, для которых несерьёзное по меркам пони заболевание было смертельно опасным.

— Надо скорее помочь им! — обратился к Рэю Брейберн, — надо разгрузить медикаменты, которые вы привезли. На счету буквально каждая минута.

— Идёмте за мной.

Рэй вместе с Брейберном, Сильверстаром, и несколькими другими пони, жителями Эпплузы, которые находились в поселении бизонов, и помогали тем, чем могли, измеряли температуру заболевших, и накладывали повязки на лоб, смоченные холодной водой, для облегчения жара, направился к своей машине. Пилот открыл у вертолёта выдвижной трап, дав пони возможность разгрузить привезённые медикаменты. Он и сам помогал с разгрузкой, летая с упаковками медикаментов к поселению бизонов. Груз был быстро разгружен.

— Ну ладно спасибо за помощь Рэй. — по завершению работы поблагодарил Брейберн. — Можешь лететь.

— А с ними всё будет в порядке? — поинтересовался пегас, жалостливо смотря на больного бизона, который страдал, трясясь в судорогах.

— Будем делать все, что в наших силах.

— Ладно. Я это… пока подожду с отлётом. Я хочу убедиться, что с заболевшими всё в порядке. Я подожду в вертушке.

Рэй вернулся к вертолёту. Он не мог видеть, как буйволы угасают у него на глазах. Но его волновала судьба этого уникального народа, который он увидел впервые в жизни. И он остался сидеть в кабине вертолёта, пока пони из Эпплузы делали больным бизонам уколы, чтобы спасти их жизни. Время шло, а Рэй ждал, иногда по рации переговариваясь с диспетчером аэродрома. И вот, наконец, к нему пришел один из пони. Рэй, в это время сидевший на пороге двери, с задумчивым видом всматриваясь вдаль пустошей, посмотрел на подошедшего, как выяснилось, шерифа Сильверстара, боясь услышать от того плохие вести. Но шериф обрадовал его.

— Бизонам становится лучше. Лекарства помогают.

Пони, Сильверстар, и Рэй, вновь навестили поселение бизонов. Шерстистые обитатели степей выглядели ещё довольно вялыми, но было заметно, что им становится лучше: эти уникальные лекарства действовали. У Рэя сразу стало легче на сердце.

— Рэй, хорошо, что ты доставил медикаменты, а в противном случае сейчас бы бизонов могло бы уже и не быть, — одобрительно сказал Брейберн.

— Ну, это всего лишь моя работа.

— Хорошая работа, Рэй!

К пони подошел крупный бизон, который ещё не совсем поправился, но ему уже стало значительно лучше, и выразил свою благодарность:

— Спасибо вам, пони, что спасли нас. Если бы не ваша помощь в лечении, пожалуй, мы бы сейчас уже бегали по небесным степям.

Судя по особым украшениям, что он нёс у себя на голове, это был ни кто иной, как вождь племени бизонов.

— Не стоит благодарности, вождь Тандерхувс, всегда готовы помочь нашим хорошим соседям! Кстати вам нужно будет ещё пройти курс лечения, чтобы полностью вылечиться. И говорите спасибо не нам, а Рэю, — ковбой показал на пегаса,- он доставил нам лекарства на своей летающей машине, благодаря ему мы и смогли вовремя помочь вам.

— Значит ты тот, кто управляет этой большой железной птицей? — обратился вождь Тандерхувс к молодому пегасу.

— Ну… да, это моя работа такая просто… — смущаясь, ответил Рэй, теребя копытом землю под ногами, — …мне дали задание доставить, и я выполнил его.

— Если бы не ты, то мы могли бы и не дождаться, когда нас исцелят от болезни. Спасибо тебе, Рэй! Ты очень храбрый, наверно, раз согласился управлять этой штукой.

— Ну, я, конечно, не сказал бы что я очень уж храбрый… кхем… ну ладно, я своё дело сделал, пожалуй, мне пора… полечу я. Если вы не против.

— Подожди, мы должны отблагодарить тебя. Надо устроить праздник в честь тебя!

— Я бы не советовал. А то отблагодарите Рэя, заразив его пони-гриппом, — заметил Брейберн, — он передаётся по воздуху только так!

— Ох... извиняюсь, — смутился вождь Тандерхувс, отойдя на шаг назад. Он несколько опечалился.

— Может быть, как-нибудь в другой раз, — бирюзовый пегас постарался ободрить главу поселения.

— Рэй, можем ли мы взглянуть на твою железную птицу? Литл Стронгхарт очень интересуется ей, — крупные бизон кивнул в сторону, где робко стояла, наблюдая со стороны за происходящим, молодая маленькая бизониха.

Та подошла ближе, заметив, что говорят про неё.

— Мы хотели бы устроить праздник в честь тебя, в благодарность, но не хотим заразить тебя, Рэй. Прими тогда в благодарность подарок от нас это,- пролепетала молодая бизониха.

Меленькая бизоняшка убежала куда-то. Вернувшись, она принесла с собой национальный головной убор бизонов, сделанный из перьев – и нацепила его на голову Рэю.

— Спасибо, — поблагодарил Рэй, прикасаясь к украшению копытом.

— Тебе спасибо Рэй, — звонким голосом произнесла Литл Стронгхарт, — ведь это благодаря тебе снадобья, нужные для лечения так быстро пришли к нам!

— Такая работа у меня, — скромно сказал пони.

Вскоре все уже собрались у грузового вертолёта. И Рэю поступило новое предложение.

— Рэй, а почему бы тебе не заглянуть в Эпплузу, мы покажем тебе наш городок, его достопримечательности, давай, ты не пожалеешь. Мы хотим отблагодарить тебя за помощь, — предложил Брейберн.

— Ну, хорошо, давайте посещу вашу Эпплузу, — охотно принял предложение пегас.

— Спасибо за помощь, пони! — ещё раз поблагодарил вожак бизонов, — пусть удача всегда сопутствует тебе во всех твоих начинаниях.

— Спасибо, и вам того же, — добродушной улыбкой ответил Рэй,- не хворайте больше. Ну что, тогда забирайтесь ко мне, и мы полетим, — сказал он Сильверстару и Брейберну.

Вождь бизонов, призвал к себе Литл Стронгхарт, которая бегала вокруг машины, рассматривая её, и они отошли на достаточное расстояние.

— Пока, Рэй! — крикнула Литл Стронгхарт, помахивая копытом.

— Прощайте! Заходите, если что! — огласил своим громовым голосом вождь Тандерхувс.

Бизоны наблюдали, как взлетает вертолёт, провожая его, и пони покинули поселение бизонов. Перелетев поближе к Эпплузе, Рэй приземлился на более-менее ровном месте, и высадил пассажиров, Брейберна и Сильверстара.

— Это было ни на что не похоже, — высказал свои впечатления от полёта на вертолёте Брейберн, выпрыгнув наружу, — и как ты управляешь этим, сложно наверно, я не представляю.

— Я уже привык к ней, каждый винтик знаю, каждый шов, — ответил Рэй, похлопав вертолёт по кабине.

— Ну что же, Рэй, прежде чем ты улетишь, отдохни немного у нас, в Э-Эпплузе! — жеребец встал на дыбы, взмахнув копытами.

И Рэй был ознакомлен с этим городком, ему были показаны все местные удобства и достопримечательности, будь то салун, место для танцев дикого запада, и тихого запада, и конечно, самый красивый вид в Эпплузе — вид на яблочные сады. Также пегас был накормлен досыта яблочными пирогами. Помимо угощения, Брэйберн также представлял Рэю местных незамужних кобылок, называя их имена, и рассказывая про то, кто из них умеет хорошо готовить, или шить, или что-нибудь ещё. Гость понял, к чему клонит жеребец, и после того, как во время нахождения в кафе земной пони представил ещё одну молодую кобылку, сказал ему:

— Брейберн, я понимаю, к чему ты клонишь. Кобылки у вас тут хороши, и красивы, но у меня уже есть моя избранница.

— Вот как? Ладно, я всё понимаю, — ответил, ничуть не обидевшись, Брейберн, и продолжил знакомить пегаса с городком.

Позже, немного обсудив с местной администрацией возможности строительства аэродрома около Эпплузы и применения авиации для доставки грузов и пассажиров, Рэй собрался улетать обратно. С собой он прихватил ещё один национальный головной убор, ковбойскую шляпу, подаренную ему эпплузцами.

— Пока, Рэй, залетай ещё к нам, в Э-Эпплузу! — прощаясь, в своей характерной манере, говорил ему Брейберн, вставая при этом на дыбы.

— Хорошо. Если что понадобится доставить – связывайтесь, не стесняйтесь. Доставлю всё что нужно. До свидания!

С этими словами пегас забрался в винтокрылую машину, закрыл за собой дверь.

Убедившись, что все отошли на безопасное расстояние, как он просил, перед взлётом, лётчик завёл двигатели, и поднял вертолёт в воздух. Он улетел, провожаемый жителями Эпплузы, наблюдавшими за полётом нового и необычно для них, да и вообще для Эквестрии, летательного аппарата. Если бы не помощь Рэя по доставке груза с медикаментами, то бизоны в противном случае не дождались бы помощи. Так что можно считать, что он сделал существенный вклад в их спасение, как и налаживание отношений между бизонами и пони. Рэй, оказав помощь пони из Эпплузы, в спасении бизонов, покинул этот далёкий городок, с радостью на сердце и бодрым настроем, уже планируя, как по прибытии отчитается о успешно выполненном задании.

И через некоторое время это событие стало достоянием общественности. Как-то Рэй и Рэйнбоу Дэш собирались вновь прогуляться по Понивиллю. Сегодня они хотели пойти на фильм, шедший в кинотеатре. Когда произошла их встреча, Рэй, встретив Дэш на назначенном месте, увидел что та, сидя на лавочке, читает газету.

— О, явился, — улыбнулась кобылка, увидев своего любимого. — Слушай, Рэй, а ты становишься знаменитым!

— Привет, Дэши. То есть как, знаменитым? – посмотрел с недоумением Рэй.

— Про тебя в газете написали.

Видя недоумевающий взгляд пегаса, Рэйнбоу Дэш начала зачитывать статью из газеты, которую она держала в копытах.

— "Не так давно в поселении бизонов близ Эпплузы разразилась эпидемия гриппа, которая грозила им самыми печальными последствиями, так как у этих коренных жителей степей нет иммунитета к пони-гриппу. Спасти их могли только лекарства, но их доставка была осложнена большим расстоянием, и коренные жители степей могли бы просто не дождаться лекарств. Но ситуацию спас пони по имени Рэй", — Дэш сделала пауза и внимательно посмотрела на Рэя, слушавшего её, после чего продолжила. — "Он на новейшей летающей машине смог доставить в короткие сроки груз с лекарствами, и сделал значительный вклад в спасение заболевших бизонов, ведь доставить груз так быстро иным способом просто не представлялось возможности. Рэй был награждён принцессой Селестией за помощь в спасении наших копытных братьев".

Рэйнбоу Дэш ткнула копытом фотографию недавнего события, красующуюся в статье, где принцесса Селестия лично награждает Рэя, вручая ему наградной лист. По робкой улыбке жеребца, заметно, что он стеснялся тогда. Пегасочка сказала с долей укора:

— Почему же ты мне ничего не рассказываешь? Почему я из газет узнаю, а не от тебя лично?

— Извини Дэш, просто я очень загружен в последнее время, вот и забывал всё. Да и я не хотел хвастаться особо. Я не вижу за собой какой-то особой заслуги.

Голубая пегаска улыбнулась, и сказала:

— Какой же ты скромный, — и продолжила с выражением читать статью из газеты: — "Сам Рэй скромно говорит, что его заслуга в спасении бизонов минимальна, он просто выполнял своё задание, и доставлял груз. Но всё же, факт остаётся фактом: если бы в Эквестрии не было этой железной летающей машины, и того, кто умел ей управлять, то, пожалуй, сейчас бы не было бизонов".

Завершив чтение, Рэйнбоу Дэш посмотрела на Рэя, с нескрываемой гордостью за него. Тот улыбнулся, и сказал:

— Ну ладно, признаю, в статье по делу всё написано, я всё же свой заметный вклад в спасение тех бизонов сделал. Но там есть одна неточность. Про железную машину. Она не из железа, а из алюминия.

Радужная пегасочка ласково улыбнулась, протянула к нему копыто, и нежно потрепала по гриве:

— Ты моя умница, всё-то ты знаешь!

Время шло, в один прекрасный день влюбленные вновь встретились в окрестностях Понивилля. После приветствия в виде объятия с горячим поцелуем, обсудили у кого как текущие дела. Пони уж было задались вопросом, чем будут заниматься, но Рэй решил уведомить любимую об одном предстоящем ему деле. Сегодня он выглядел озабоченным чем-то, что не укрылось от пегаски.

— Дэш, я должен сообщить тебе одну новость, — обратился он, и, видя внимательный взгляд любимой, продолжил. — В общем, мне назначили командировку, причём в страну кроликов, Морковляндию. Ты была там некогда. Теперь вот и я туда отправляюсь.

— Вау, — удивлённо произнесла Рэйнбоу Дэш. — И когда же ты туда отправляешься?

-Полечу завтра, с утра.

Кобылка взглянула озадаченно на жеребца.

— Буду проходить курсы повышения квалификации, — пояснил Рэй.- Кроме того, я буду обучаться для полётов на новых типах техники, которые наша страна возможно закупит. Они требуют длинной бетонной взлётной полосы. И у нас такого пока нет. Поэтому начну обучение заграницей. Вообще, конечно, подробно рассказывать я пока не имею права, извини, не положено

— И долго продлится эта твоя командировка? — поинтересовалась Дэш.

— Три недели, как минимум. Может даже дольше.

— Что… три недели? — переспросила Дэш, — мы не сможем видеться так долго?

— Да, это долго, но выбора у меня нет. Так сказало начальство. Меня ждёт интенсивное обучение.

— Я не хочу, чтобы мы расставались так надолго!

— Я тоже, Дэш. Но я не могу бросить свою работу. И к тому же, эта разлука ведь только укрепит наши чувства, верно?

— Ну да.

Держа молчание, Рэйнбоу Дэш с грустью смотрела на Рэя; тот тоже отнюдь не выглядел радостным. В скором времени они были вынуждены пережить разлуку с тем, кого любили.

— Раз с завтрашнего дня мы долго не сможем увидеть друг друга, — вновь заговорила кобылка, — давай проведём весь этот день вместе.

На лице кобылки появилась мягкая ненавязчивая улыбка.

— Поддерживаю! — с бодростью в голосе одобрил её пегас.

— Ну, тогда пойдём, как на счёт сходить в «Сладкий уголок»?

— Давай!

И влюблённые направились в это кафе. Там, радушно встреченные Пинки Пай, взяли немного вкусностей, и принялись за трапезу, и обсуждали некоторое время свои дела, говорили за жизнь. И Рэй немного приоткрыл завесу тайной над своей командировкой.

— Это даже больше, чем командировка, — рассказывал он. — Сейчас между нашими странами налаживаются отношения, начинается сотрудничество. И я фактически первый пони, который с официальной командировкой посетит Морковляндию. Не считая тебя, конечно, Дэш. Я сейчас являюсь буквально связующим звеном между нашими странами. Это будет, чувствую, не просто обучение новым типам техники. Признаюсь, я немного волнуюсь.

— Тебе не о чем беспокоиться, тебе там понравится, я уверена. Тебя встретят с распростёртыми объятиями,- подбодрила его пегасочка.

Далее парочка пошла гулять по Понивиллю. Они гуляли по городку, и по его парку, и всё это время почти не сводили друг с друга глаз. В какой-то момент у Рэйнбоу Дэш появилась идея:

— Рэй, полетели ко мне домой? Ты ведь у меня в гостях ещё не был.

— Хорошая идея, полетели! — утвердительно ответил пегас.

И Рэйнбоу Дэш повела Рэя к себе домой.

— Располагайся, — указала кобылка на сделанный из облака диван, когда пегасы прилетели в её облачную резиденцию, и зашли внутрь.

Осмотревшись, Рэй присел. В доме царила уютная обстановка, которая, пожалуй, пришлась бы по вкусу любому пегасу. И тут Рэю бросилась в глаза картина, висящая на стене, на которой были изображена Дэш.

— Дэш! — позвал Рэй свою любимую, — классная картина! Ты тут отлично вышла.

Он подошел к картине ближе, рассмотрев её. К нему подошла Рэйнбоу Дэш, и сказала:

— Это, между прочим, тот самый сувенир из Морковляндии. Помнишь, я рассказывала то?

— Да, припоминаю. Кстати, она отлично подходит к интерьеру!

Кобылка улыбнулась, и позвала за собой Рэя, приковавшего своё внимание к живописной картине, будто его любимая там была красивее, чем в жизни:

— Идём, я покажу мои фотографии.

Пони вернулись к дивану, и Дэш достала фотоальбом с одной из полок. Пони присели, и стали рассматривать фотографии. Дэш сопровождала это рассказом, она показывала свои детские фотографии, где была ещё маленьким коротконогим жеребёнком. Там трогательная крошечка-пегасочка улыбалась искренней детской улыбкой. Грива на её голове выглядела взъерошенной, что смотрелось забавно: ей было ещё расти и расти до нынешней прекрасной, развивающейся гривы, как впрочем, и самой Рэйнбоу Дэш только предстояло вырасти в красивую, и способную чемпионку.

— Вот такой я была в детстве, — прокомментировала пони фотографию.

— Какая ты тут… забавная и милая, — глядя на фотографию с умилением, сказал Рэй, расплывшись в улыбке.

— Да, я была во многом особенным жеребёнком, — с ностальгическим вздохом произнесла Дэш, словно она вспоминала сейчас былые времена.

Листая одну за другой фотографии в альбоме, пони рассказывала о своём детстве, и постепенно детские фотографии, где она была меленьким жеребёнком, сменялись новыми. Некоторые из них запечатлели Дэш вместе с её родителями, а на паре — с молодой Флаттершай, её подругой с детства. Снимки неспешно перешли к более поздним, с выросшей и похорошевшей крылатой пони, за которыми следовали фотографии Рэйнбоу Дэш и её лучших подруг. Время шло, и постепенно, рассматривая фотоальбом, и болтая о том, о сём, пегасы добрались и до фотографий, на которых они были запечатлены вместе, где они обнимали и целовали друг друга. Молодые пони переглянулись, вспоминая недавние времена, когда их отношения ещё только начинались.

— Всё-таки как здорово, что мы встретили друг друга, — нежно произнесла Рэйнбоу Дэш, с нежностью посмотрев Рэю в глаза.

— Да. Дэши, я так счастлив, что тогда встретил тебя.

И пони прижались друг к другу щёчками, прикрыв глаза, и обнялись. Открыв глаза, они одновременно взглянули в сторону окна, где виднелась улица. Они переглянулись, и Рэй предложил:

— Дэш, может, пролетимся? Вон какая хорошая погода стоит.

— Давай!

Пегасы покинули уютный небесный дом Рэйнбоу Дэш, после небольшой предварительной экскурсии по нему от хозяйки, и решили размять крылышки. И парочка летала некоторое время неспешно, занимаясь этой воздухоплавательной прогулкой, обычным для пегасов делом. Они летали меж белых кудрявых облаков, болтая на различные темы. Им было приятно летать вместе и видеть друг друга, как и всегда. Рэйнбоу Дэш помимо прочего, рассказывала про далёкую страну, совсем другую, чем Эквестрию, и её особенности, подготавливая Рэя к его предстоящей командировке.

Позже, в Понивилле им довелось встретить единорога, занимающегося гаданием, тёмно-желтой масти, с банданой, надетой поверх чёрной гривы и кьютимаркой в виде золотого кольца.

— Эй, уважаемые, не хотите ли погадаю? — обратилась к парочке пони-гадалка, говорящая с каким-то странным акцентом.

Дэш и Рэй, переглянувшись.

— Ну, может, попробуем? — спросил жеребец.

— Давай, попробуем, — кивнула Дэш.

Пегасы осторожно подошли к ней.

— Дайте ваши копыта, — попросила гадалка.

Молодые пегасы протянули копыта по её просьбе. Гадалка начала своё дело. Она рассматривала их копыта задумчиво, некоторое время, бормоча себе под нос что-то, как будто на копытах можно было что-то прочитать.

— О-о, вижу, вижу, — задумчиво, таинственно сказала пони-гадалка, закатив глаза, — у вас друг к другу сильные чувства, вы нежно любите друг друга, и судьба… Ваша встреча не была случайностью. И сейчас судьба благоволит вам. Вы подходите друг другу просто идеально. Такую хорошую пару как вы не часто встретишь. Вы будете очень крепкой парой, будете всегда верны друг другу, и ничто не разлучит вас. Вы проживёте долгую и счастливую жизнь, полную любви и радости, наживёте много добра, и у вас будет много жеребят, умных, красивых и способных.

При этом своей магией предсказательница создавали округлое изображение перед рогом, на котором кратко, и в виде туманных образов, показывалось всё то, что предсказывала.

На последней фразе гадалки молодые пони переглянулись, как-то странно, едва ли не испуганно посмотрев друг на друга, улыбнулись, заметно смутившись, и отвели взгляды.

— Достаточно? — спросила гадалка своим обычным тоном, завершив гадание.

— Да, достаточно, — вместе ответили Дэш с Рэем.

— Спасибо вам, за многообещающие предсказания, ну мы пойдём, — сказал Рэй.

Жеребец подал гадалке монетку, и молодые пошли дальше своей дорогой. Они шли, переглядываясь, и смущаясь, отводили взгляды. Некоторое время спустя Рэй решил прокомментировать услышанное от необычной пони:

— Ну, вообще, все эти гадалки они такие, они всегда нагадывают всего только хорошего, им ведь совсем не выгодно, чтобы их клиенты слышали неблагоприятное будущее. Её предсказания были довольно… типовыми, я бы сказал, — с лёгкой усмешкой произнёс пегас.

— Но мне хотелось бы верить, что они станут реальностью, — с надеждой сказала Рэйнбоу Дэш.

— Поживём – увидим.

— Лично я не сомневаюсь в этом.

— Да? И в том, что у нас… -хитро пощурив глаза, начал было Рэй.

— Хватит, не надо сейчас об этом, — подтолкнув в бок, с усмешкой оборвала Рэя Рэйнбоу Дэш.

— Хорошо, как скажешь.

Пони остановились, и смотрели друг на друга некоторое время, улыбаясь, а затем обняли друг друга и нежно потёрлись носиками.

Влюблённые проводили вместе целый день, и нагулявшись по Понивиллю, решили ещё полетать. Просто полетать вместе, но не устраивать воздушную гонку. И они летали, то медленно, то в более быстром темпе, но гонкой это было всё равно трудно назвать, и кружились в воздушном танце под голубым небосводом, извиваясь спиралью, летели ввысь, и лавировали меж облаков.

Под конец дня они залетели на западное побережье. И там они лежали в блаженстве, обнимаясь, провожая заходящее солнце, которое приближалось к линии моря. Рэй укрывал своим крылом Рэйнбоу Дэш, положившую голову ему на плечо, и они смотрели вдаль, куда он в скором времени, уже завтра, должен был отправиться.

— Рэй, я буду скучать по тебе, — говорила Рэйнбоу Дэш, поднимая голову, чтобы взглянуть своему любимому в глаза.

— И я буду скучать по тебе. Знаешь, когда я даже просто вижу тебя, Дэш, у меня душа радуется.

Влюблённые нежно потёрлись носиками и вновь обнялись.

— Знаешь, Рэй, мне кажется, что я тебя уже знаю вдоль и поперёк, на все сто процентов, но всё равно ты для меня остаёшься загадкой.

Тот усмехнулся:

— Загадкой… Честно говоря, я о тебе точно такого же мнения, Дэш.

— Серьёзно? Надо же… Знаешь, Рэй, ты особенный, за это я и люблю тебя. Ты влюбил в себя саму Рэйнбоу Дэш!

— Но всё же, я не такой особенный, и уникальный как ты, Дэши.

Они переглянулись с тёплой улыбкой, и Дэш придвинулась ближе к своему любимому и положила голову ему на плечо. Некоторое время спустя от пегаски прозвучал вопрос:

— Кстати, давно хотела тебя спросить.

Жеребец повернул голову, поймав взгляд кобылки.

— Как ты получил свою кьютимарку, а?

Рэй улыбнулся и задумался, повернув голову назад через плечо, устремив взгляд на свою метку судьбы.

— Оу... я ведь тебе ещё не рассказывал? — спросил он, вернув взгляд на собеседницу.

— Не-а. Она у тебя, кстати, весьма классная, — Рэйнбоу Дэш, сев прямо, оценивающе рассмотрела рисунок из пяти крыльев.

— Оу… и как так получилось, что я ещё не рассказывал про это, — смутился Рэй.

— Ну… так как ты получил её?

— Хорошо, Дэш, я уже слышал твою историю получения кьютимарки, и она у тебя впечатляющая, давай, действительно, и я расскажу тебе свою историю получения. Пока есть возможность.

Взгляд Рэйнбоу Дэш слегка изменился, на несколько нетерпеливый, можно было прочитать «ну рассказывай уже, не тяни резину».

— Не знаю, конечно, насколько интересной тебе покажется эта история… она далеко не такая захватывающая и динамичная, как твоя, Дэш.

— Ничего, я послушаю, рассказывай, — одобрительно кивнула Рэйнбоу Дэш.

Юный пегас устремил задумчивый взгляд вдаль на волнующееся море, и начал рассказ:

— Я был ещё жеребёнком, и учился в школе. Обычно примерно в таком возрасте пони и получают свои кьютимарки. Это и происходило с другими жеребятами. Молодые пони постепенно, один за другим, получали свои метки, и радовались этому. Те кто ещё не получил, жаждали, чтобы это как можно быстрее произошло. Среди них был и я. Время от времени кто-то из жеребят получал метку судьбы, на радость себе и одобрение окружающим. Я, наблюдая, как другие пони в классе один за другим получают кьютимарки, думал, а когда же это произойдёт и со мной. Произошло это, как это часто бывает, когда я этого совсем не ожидал.

Пегас сделал небольшую паузу, мечтательно улыбнувшись, погрузившись в воспоминания о тех временах, когда он был ещё маленьким жеребёнком.

— В детстве я никогда не покидал свой родной город Филлидельфию, — продолжил Рэй рассказ, посмотрев на внимательно слушавшую его Рэйнбоу Дэш,- жил только там, никуда больше не летая.

Кобылка слегка усмехнулась над этим фактом, казавшимся любому вольному пегаса просто невообразимым: сидеть на одном месте.

— Но однажды всё изменилось. Мне захотелось повидать и другие места. Произошло это, когда я увидел карту Эквестрии, и поразился, как обширна и разнообразна наша страна, не ограничивающаяся одним моим городом. Мне захотелось побывать и в других городах, увидеть всё воочию. И я принял решение: я отправлюсь в поход! Я всё заранее распланировал, выбрал выходной, чтобы осуществить задуманное. Я составил маршрут для своего путешествия, отметил места, которые я хотел бы посетить. В рюкзак были упакованы сэндвичи с ромашками, чтобы было, чем подкрепится в этом длинном пути, и термос с чаем, а также прочие вещи, что могли бы пригодится в пути. И вот, ранним утром назначенного дня, я был разбужен будильником, и после быстрого завтрака отправился в путешествие. Мои крылышки понесли меня по составленному маршруту, вначале на юг. Филлидельфия осталась за моей спиной. Подо мной простирался густой лес, за которым был город Балтимэр, ближайший к Филлидельфии город, и первый, который я посетил. Там я задержался не слишком долго, у меня была следующая, гораздо более приоритетная цель — Мэйнхеттен. Я сделал крюк и полетел на север вдоль береговой линии восточного побережья. В Мэйнхеттене я долгое время рассматривал местные достопримечательности этого известного города. Насмотревшись на город, я, отметив Мэйнхеттен в своём журнале посещённым, сориентировался по компасу и полетел на запад, всё больше отдаляясь от восточного побережья. Внизу виднелись изумрудные поля Эквестрии, заснеженные вершины гор, и небольшие деревушки. Я приближался к самому сердцу Эквестрии. В конце концов, вдали показался высокий пик одинокой горы, величественно обособившейся от других вершин. И там, на одном из её склонов располагался прекраснейший город, столица Эквестрии, Кантерлот, моя следующая цель. Передо мной во всей красе предстала столица страны, показавшаяся мне самым прекрасным городом на свете. У меня перехватило дыхание от его вида. В этом городе я задержался надолго. Не уделить ему внимание было невозможно. Я долго гулял по улицам столицы, рассматривая здания и статуи, любуясь украшенными скверами и парком.

Рэй слегка вздохнул, словно вновь пережил те чувства, что испытал в детстве, когда впервые увидел великолепный Кантерлот.

— И куда же ты полетел дальше? — с хитрой ухмылкой на мордочке спросила Рэйнбоу Дэш, ни разу не перебивавшая жеребца за это время, лишь сейчас воспользовавшись паузой рассказчика, чтобы высказаться. Пегаска уже догадывалась, какой был следующий пункт в путешествии Рэя, её родной город.

— А дальше я полетел в Клаудсдейл. Этот облачный город произвёл на меня впечатление не меньшее, чем Кантерлот. Он показался мне настоящим раем для пегасов, каковым был и я. Я долго гулял по городу в облаках, и рассматривал его, восхищаясь. Вид с него открывался прекрасный. Там я сделал привал, чтобы отдохнуть и перекусить. Я любовался, глядя сверху, на просторы Эквестрии, и был счастлив, что решился на это путешествие. Здесь даже воздух казался иным, чем в других частях Эквестрии, особенным, кристально чистым и свежим. Я слышал ранее про Кантерлот и Клаудсдейл, но никогда ещё не был в них, и вот, наконец-то я увидел их своими глазами. Я был счастлив, что я родился пегасом, и мог запросто позволить себе такое путешествие, без проблем долететь туда, куда захочу. Позже я оставил величественные города центральной Эквестрии, и вновь дал работы своим ещё не до конца окрепшим крылышкам. Я направился дальше на запад. В моих планах было посетить ещё один город, долететь до которого мне ещё хватало сил и времени. Крылья донесли меня до Лос-Пегасуса, города не менее известного, чем знаменитые Кантерлот и Клаудсдейл, и не уступающего им в размерах и населении. Там я и сделал следующую остановку, для познавательного знакомства с городом. Постепенно день подходил к концу. Я пересёк Эквестрию с востока на запад, и получил массу незабываемых впечатлений, и заодно устроил тренировку крыльям. Я попрощался с шумным Лос-Пегасусом и решил, что теперь можно возвращаться домой. Но перед этим я залетел на побережье недалеко от города, чтобы немного передохнуть перед обратной дорогой. Я присел, и перекусывая сэндвичем, вглядывался вдаль. Передо мной было море, тянувшееся до горизонта. Я сидел, и любовался им. Оно волновалось, так же, как сейчас.

Пегас задумчиво смотрел на бескрайнюю поверхность моря. Рэйнбоу Дэш всё это время внимательно слушала, что рассказывал жеребец, устремив на него взгляд, в котором читалось искреннее восхищение. Она взглянула туда же, куда смотрел бирюзовый пони.

— Это море, оно тянуло меня, подстёгивая продолжить исследование мира, — продолжил рассказ Рэй, — я задумался: а что там дальше, за морем, ведь мир не заканчивается Эквестрией. Что там, за морем? Какие там, за морем, земли? Кто там живёт? Мне захотелось узнать ответы на эти вопросы. Я смотрел, как солнце уходит за горизонт, укрываясь за морской поверхностью, и мне хотелось продолжить путешествие, и полететь туда дальше. Но, к своему сожалению, я осознал, что преодолеть море не представлялось возможным. Пришло время возвращаться домой. Я проводил солнце, и собрался лететь обратно, в родную Филлидельфию. И я решил, что когда я вырасту, и стану взрослым пони, я побываю и там, за морем. С этой мыслью, бросив ещё один взгляд вдаль, я полетел домой.

Пегас повернулся к Рэйнбоу Дэш, улыбнулся ей, и обернувшись, произнёс:

— А вернувшись домой, я обнаружил что у меня появилась кьютимарка, — он ещё раз рассмотрел рисунок на крупе,- дома родные были готовы отругать меня за такое долгое отсутствие, и наказать домашним арестом на месяц, но в связи с получением кьютимарки, я был прощён, и был устроен праздник. — Рэй усмехнулся, хихикнула и Рэйнбоу.- Довольно обычная для пегаса кьютимарка, по-своему особенная и оригинальная. Сразу видно: что-то связанное с полётами. Немного абстрактная… — задумался пони, рассматривая узор.

Рэйнбоу Дэш, заворожено слушавшая любимого, выдохнула воздух полной грудью, и похвалила историю:

— Классная история! Как и твоя метка!

— У тебя всё-таки кьютимарка красивее, Дэш, — улыбнулся ей Рэй. — Тебе правда понравилась моя история?

— Ты ещё спрашиваешь? Более чем понравилась, такая милая и даже… романтичная. Динамичность – это не обязательно главное в истории получения кьютимарки.

Пегасочка обхватила юного жеребца передними копытами, и, стиснув в объятиях, прижалась к нему, и чмокнула в щёчку. Рэй в ответ укрыл любимую правым крылом, и нежно погладил.

— И завтра то, о чём ты мечтал в детстве, осуществится, — сказала, приподняв голову, Рэйнбоу Дэш.

— Да, уже завтра.

Пегасы сидели, обнявшись, и провожали заходящее солнце, любуясь закатом.

Солнце зашло. Близилось время расставания двух любивших друг друга пони. Конечно, им хотелось бы перед предстоящей разлукой провести друг с другом как можно больше времени, и гулять бы не только весь день, но и почти всю ночь. Вот только Рэй отправлялся в путь ранним утром, и ему нужно было выспаться перед этим. Дэш не стала сильно затягивать эту прощальную встречу.

Пегасы прощались, когда уже заметно стемнело, и на небе появились первые мерцающие звёздочки, держа друг друга за копыта, и смотря в глаза любимому.

— Пока, Рэй, я буду скучать по тебе, возвращайся скорее, — говорила Рэйнбоу Дэш на прощание.

— Дэши, постараюсь. Как сложится. Я буду с нетерпением ждать, когда мы сможем увидеть друг друга снова. Пока, я люблю тебя!

И обнимавшиеся пони поцеловались, разомкнули свои объятия, и разлетелись по домам.

Наступил новый день. Едва солнце поднялось и осветило просторы Эквестрии, Рэй встал и стал собираться в путь-дорогу. Его самолёт уже подготовили к отлёту. Пегас открыл у него дверцу с левого бока кабины, и вернулся в помещение, отведённое лично для него. Там он стал складывать в сумку свои вещи. И вот очередь дошла до одной особой вещи, фотографии в рамке, стоящей у него на письменном столе. На фотографии этой была изображена его любимая, Рэйнбоу Дэш, улыбающаяся с фотографии нежной любящей улыбкой. Рэй взял фотографию в копыта и хотел было положить тоже в сумку, но приостановился, и вместо того, чтобы упаковать фотографию к остальным вещам, поднёс её ближе к себе, и стал рассматривать. Почти целую минуту он, присев, смотрел на свою любимую Дэши, запечатлённую на фотографии, которую он не увидит теперь ещё более трёх недель, срок, казавшийся сейчас невероятно долгим, почти как три года. Он смотрел, и не мог оторваться от милой пегасочки, улыбавшейся ему с фотографии. Пони вздохнул, и всё же заставил себя положить фотографию в сумку, и продолжил сборы.

Собрав вещи, Рэй вышел наружу, держа в зубах ручку сумки, подошел к подготовленному самолёту, вспорхнул к кабине – ведь трап ему, крылатому пегасу был без надобности, поэтому он не использовал его и скрылся внутри. Оставив вещи в кабине, пони снова вылез наружу, и убрал стояночные колодки треугольной формы, которыми были блокированы шасси самолёта. С ними жеребец направился в ангар и там оставил их. Теперь Рэй зашел ещё раз в здание, и вернулся оттуда, держа в зубах свой лётный шлем. Жеребец уже подошел к своей машине и хотел залезать в кабину, когда услышал лёгкий шелест за спиной. Он обернулся, чтобы проверить: а вдруг, например, кто-нибудь во время взлёта будет находиться на взлётном поле, и этим будет подвергать себя опасности?

Рэй обернулся – и не поверил своим глазам.

— Привет, Рэй, — услышал он знакомый девичий голос.

Перед ним стояла знакомая голубая пони с разноцветной гривой.

— Дэш?! — поразился жеребец, и выронил из зубов лётный шлем.

Рэй развернулся к Рэйнбоу Дэш, прилетевшей к нему прямо перед вылетом. Они сделали друг к другу пару шагов.

— Что тебя сюда привело? — с улыбкой спросил жеребец, удивлённый и в то же время радовавшийся, что ещё раз увидится со своей любовью, прежде чем сможет увидеть её лишь на фотографии.

— Попрощаться с тобой.

— Мы же вроде как вчера попрощались.

— Вчера… Да... Но знаешь, мне захотелось ещё раз увидеть тебя.

— Честно говоря, я тоже думал о том, как было бы хорошо ещё раз увидеть тебя.

Жеребец счастливо улыбался, смотря на любимую, та тоже улыбалась ему, но в её глазах можно было заметить грусть. Пони смотрели друг на друга молча. Дэш перевела взгляд на четырёхмоторный летательный аппарат, и поинтересовалась:

— Рэй, а ты что, полетишь на этой машине? Я думала что так, на своих крыльях.

— Конечно, на самолёте. Знаешь, как говорят, «редкий пегас долетит и до середины западного моря, не прервавшись на отдых». На самолёте я долечу значительно быстрее, чем пегас на крыльях, да и к тому же, этот полёт — хорошая тренировка навыков пилотирования. Я ещё не совершал таких протяженных перелётов. Это будет хороший опыт для меня.

Рэйнбоу Дэш кивнула, едва заметно улыбнувшись. Она с грустью, которую было трудно скрыть, смотрела на любимого, одновременно и гордясь им, ведь Рэй отправлялся в официальную командировку заграницу, сходу было трудно вспомнить, чтобы такую возможность получал кто-либо ещё из пони, и грустя из-за предстоящей разлуки, на срок, казавшийся огромным.

— Наверно, я задерживаю тебя? — спросила пегасочка. — Тебе лететь пора, а я тут прилетела и забалтываю тебя…

— Почему, нет, совсем нет, — заверил её Рэй.

Дэш подошла ближе.

— Просто, — сказала она, взглянув нежно в его голубые глаза, подвинулась ещё на шаг вперёд, — я хотела сказать тебе, что я люблю тебя.

Рэй молчал, не зная, что ответить. Он, конечно, знал, что Дэш его любит, но похоже, он только сейчас понял, насколько сильно она его любит, услышав эти, казалось бы простые слова.

— Дэши… — только и вымолвил Рэй.

Кобылка, не отрывая своего взгляда от него, приподняла передние копытца от земли, и положила их на плечи Рэю. Юный лётчик нежно обнял её в ответ. Голова пегасочки легла на плечо жеребцу, а Рэй в ответ уткнулся носом в её многоцветную гриву. Он нежно и трепетно гладил её, проводя копытом по гриве от затылка и ниже по шее, вдыхая запах, исходящий от её волос. Спустя какое-то время голубая пони вновь подняла голову, произнеся:

— Ты будешь осторожен? Когда ты летаешь на этих машинах, мне на душе неспокойно становится, даже сердце сжимается.

— Да что может случиться, Дэш? – улыбнулся, стараясь подбодрить любимую, Рэй. — Я налетал много часов, и прекрасно управляюсь с авиатехникой.

Но видя её умоляющее выражение мордочки, он пообещал:

— Хорошо, обещаю, я буду предельно осторожен.

— Я буду скучать по тебе, — вымолвила Рэйнбоу Дэш, грустно смотря на Рэя.

— Я тоже.

— Ты поцелуешь меня? — попросила пегасочка.

Рэй выполнил просьбу. Заботливо проведя копытами от ушек кобылки к её шее, пегас приблизился к ней. Рэйнбоу Дэш потянулась мордочкой к нему, и их уста сомкнулись в нежном поцелуе, а глаза закрылись. Влюблённые целовались, держа друг друга в тесных объятиях. Рэй, расправил крылья и обхватил ими кобылку, и они чувствовали тепло, исходящее от их тел, согреваясь в объятиях среди холода осеннего утра. Завершив нежнейший поцелуй, пегасы, открыв глаза, смотрели друг на друга с обожанием. Уже скоро им предстояла разлука. Рэй нежно гладил Дэш по её чёлке, слагающейся из желтых, оранжевых, и красных волос. Они вновь обнялись, прикрыв глаза, и держали друг друга некоторое время.

— Я люблю тебя, Дэши, — прошептал тихонько Рэй ей на ушко.

— И я люблю тебя, — ответила шепотом Рэйнбоу Дэш.

Кобылка подняла голову и взглянула на пегаса.

— Извини, что я задерживаю тебя, — произнесла она, понемногу отодвигаясь от Рэя. — Тебе уже пора.

Пегас выпустил её из объятий, позволив отойти. Рэйнбоу Дэш шагнула вперёд, и обойдя его, подняла шлем с земли, который Рэй чуть ранее выронил и повернувшись, протянула копыта к голове лётчика. Присев, Дэш надела Рэю на голову его шлем, и положила передние копыта на плечи жеребцу. Ещё раз взглянув Рэю в глаза, видневшиеся через затемнённое стёклышко шлема, пони произнесла:

— Ну, лети. Будь осторожен. Береги себя.

Она убрала копыта с плеч и встав на все четыре ноги, шагнула назад. Рэй смотрел на неё, не двигаясь, пораженный этим жестом заботы и внимания.

— Да, ты права, мне действительно уже пора, — наконец ответил он. — Пока, Дэши. Я хотел бы, чтобы мы скорее увиделись снова.

— Я тоже этого хочу. Можно я провожу тебя немного?

— Хорошо. Только будь осторожна.

— Само собой!

Он развернулся и направился к самолёту, невозмутимо ждавшего пилота. Оказавшись на пороге двери, он обернулся ещё раз, застыв в дверном проёме, посмотрев на Рэйнбоу Дэш, которая пятилась, отходя подальше от готовой к взлёту машины. Кобылка тем временем остановилась, и смотрела на него.

— Я люблю тебя, Дэш!- произнёс пилот, стоя на пороге.

— Я тоже люблю тебя, Рэй! – нежным колокольчиком прозвенел ответ от пегасочки.

Наконец, дверь закрылась. Юный пилот уселся в кресло, посмотрел ещё раз наружу, где Дэш уже стояла у здания, вне опасности. Можно было взлетать.

Зашумели, загудели двигатели летающей машины. Набрав нужную мощность, она неохотно, после рывка, покатилась вперёд. Рэйнбоу Дэш наблюдала, как самолёт разгоняется по взлётной полосе. Достигнув нужной скорости, он оторвался от поверхности. Одновременно крылатая пони сама поднялась в воздух и зависла над аэродромом, ожидая, когда самолёт развернётся – ведь море было в другой стороне. Так и случилось. Серебристая машина стала заворачивать и полетела обратно. Самолёт стал с гулом пролетать над аэродромом, Дэш тоже полетела на запад. Летающая машина нагнала её и стала перегонять, заставив Рэйнбоу Дэш тоже работать крылышками интенсивнее, чтобы лететь вровень с ней. Пегаска приближалась к самолёту, и вскоре уже летела рядом, параллельно ему. Рэй, летевший в самолёте, смог видеть Дэш, как она летит справа от него, поглядывая в его сторону, стараясь заглянуть в кабину, но, к сожалению, ничего не видя за непрозрачным стеклом. Впереди виднелось море. Самолёт всё больше набирал высоту, и скорость. Всё тяжелее для Рэйнбоу Дэш было лететь за этой машиной, всё больше усилий ей нужно было прилагать, чтобы лететь вровень с ней, ведь нагнать эту машину могли, пожалуй, только самые быстрые пегасы, а уж перегнать её можно было вообще только в особом уникальном трюке, как «радужный удар», который был под силу только пегасам с выдающимися способностями. Осталась позади береговая линия. Пегас и самолёт устремились вглубь моря. Некоторое время они летели рядом, и наконец, Рэйнбоу Дэш решила, что она достаточно проводила любимого. Напоследок она ещё немного напрягла крылышки, и обогнала летящий самолёт. Кратковременно оставив за собой громоздкую машину, пони развернулась, и летя спиной, теряя при этом скорость, помахала копытом, прощаясь с Рэем, в то время как машина в течение пары секунд нагнала её, и с гулом пронеслась мимо. Рэй из кабины, конечно, увидел этот жест, и тоже помахал ей в ответ, но с огорчением осознал, что она через стекло кабины этого не увидела. Вздохнув, Рэй, держа штурвал, устремил свой взгляд вперёд, где за казавшейся бескрайней гладью моря находилась его цель. Рэйнбоу Дэш зависла на месте. Она смотрела вслед удаляющемуся силуэту самолёта, что летел на запад. На нём летел её любимый, которому предстояло совершенствовать свои навыки и учится новому.

И тут Рэйнбоу Дэш не выдержала и из её глаз закапали слёзы, сдерживаемые ею на протяжении всей прощальной встречи. Она плакала, и при этом улыбалась, смотря, как всё больше мельчает силуэт улетающего самолёта.