Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Пока поёт свирель

Что такого может быть в простом пении свирели?

Другие пони ОС - пони

Сноуфлейк

Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными. Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.

ОС - пони

Секрет Селестии

Какой же ужасный секрет хранит Селестия? Когда Твайлайт узнает, ее жизнь уже никогда не будет прежней.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Совелий

Игра на расстроенном рояле

Флешбек к "Здравствуйте, я - Фармацист"В дождливый осенний день комендант города заходит в гостиницу чтобы обсохнуть и приятно провести время...

ОС - пони

Обратная сторона медали

Герой отправляется в другую страну, где ему предстоит встретить старых знакомых. Эта поездка решит его дальнейшую судьбу.

Принцесса Селестия DJ PON-3 ОС - пони

Все дело в шляпах

Эпплджек скорбит по утрате одного из 67.986 напоминаний о своем усопшем отце.

Рэрити Эплджек Другие пони

Кнопка и я

Я была прекрасно наслышана об этом мультсериале, вот только к его фанатам себя не причисляла и о госте из Эквестрии никогда не мечтала, а тут – здравствуйте! Как говорится, получите и распишитесь… А может быть, все не так уж и страшно?...

Другие пони Человеки

Твайлайт первый раз пробует спиртное

Зарисовки для литературной игры. Из представленных работ эти две были моими.

Твайлайт Спаркл

Первая ночь

Луна никак не могла понять того прощения, которым одарила её старшая сестра сразу после возвращения из тумана ненависти. Ведь, как считала принцесса ночи, здесь не за что прощать. Её вина была слишком велика.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: BonesWolbach

Алые подковы

Глава третья: "Снова Филлидельфия"

История четырехсотлетней давности вновь повторяется...

Солнце, повинуясь воле Селестии, медленно подползало к горизонту. И в этот теплый летний вечер в Кантерлотском кафе за угловым столиком вновь собралась небольшая компания. Три пони были чем-то обеспокоены. По центру стола, между кружками с сидром и тарелками с выпечкой, лежала старинная книга.

— Я просто не представляю, где они ее откопали, – пыталась оправдаться Калми. — Я даже не представляла, что есть подобная книга.

— И как ты думаешь, — обратился к ней Лойд, — что они теперь будут делать?

— Не знаю. Хотя, когда они уходили, то говорили что-то про Филлидельфию. Скорее всего, они завтра туда полетят.

— А толку-то? Они все равно ничего нового там не узнают, а если и узнают, то не про нас.

— Да, это все понятно. Просто… — Калми тяжело вздохнула, — нам тоже придется туда лететь.

— Видение?

— Да. Там что-то случится, и мы не имеем права проигнорировать это.

— И когда? – поинтересовался Лойд.

— Послезавтра, так что мы с ними не пересечемся. Но все-таки нам лучше оставаться не замеченными.

— Ну, если ничего эпичного не будет, то не засветимся, – сказал Лойд. — Ну, случись что, нас там все равно никто не знает.

— Так, давайте заканчивать этот разговор, — сказал молчавший все это время земнопони, — я, например, сегодня хотел отпраздновать завершение очередного заказа, а не про этих сыщиков-самоучек слушать.

Компания еще долго сидела в кафе. Сегодня, несмотря на все случившееся, они будут праздновать до поздней ночи. Завтра суббота и у них выходной, но воскресенье точно подкинет им новые проблемы. Они не знали и не могли знать, что именно их ждет, но они справятся, как справлялись всегда.


Пегас, запряженный в небесную колесницу, держался чуть ниже облаков. Ему было в новинку кого-то катать, но выбора не оставалось. И, хотя он не мог толком разогнаться и уже порядочно устал, но пока справлялся вполне хорошо.

— Вперед, мой маленький пони, — подбадривал его пассажир, — лети как ветер.

— Спит, хватит подкалывать, а то сама сейчас полетишь.

— Да я бы с удовольствием, но не могу, – оправдалась Спитфайр. — Кстати, ты уверен, что в воскресный день мы что-нибудь сможем узнать?

— Не уверен, но вчера тебе надо было к врачу, а завтра предстоят тренировки со вторым составом, — сказал Соарин, а потом добавил: — Мне, по крайней мере. Так что летим сегодня, может и повезет.

Вдалеке уже показались очертания огромного города, который скрывал ответы на их вопросы, но они даже представить не могли, что именно они там узнают.

Через десять минут пегасы достигли окраины города. Соарин отцепил от себя колесницу и они со Спитфайр направились вглубь Филлидельфии. Город был внушительным и грандиозным. Широкие улицы и высокие дома из бетона и стали. Когда-то город был «низким» и строения были в основном из древесины, но из-за того страшного пожара местные градостроители начали применять сначала камень, а через два века и бетон. В центре города стояло несколько каменных строений. Среди них была ратуша, местный музей и библиотека. Именно в музей сейчас и направлялись пегасы.

Проходя мимо одной из улиц, Соарин и Спитфайр услышали скрежет металла, потом страшный грохот и крики. Выбежав на ту улицу, они увидели, что у высотного жилого здания начала рушиться одна из стен, а по второй от самого фундамента пошла здоровенная трещина. Соарин хотел полететь в сторону здания, чтобы помочь, но Спитфайр его остановила и указала копытом куда-то вверх. Из одного из окон, с самого верхнего этажа, вылетел пегас, который прижимал к себе двух жеребят. Его можно было бы принять за обычного храбреца, но красно-белый комбинезон говорил о том, что это тот самый пегас, который спас Спитфайр три дня назад. Неожиданно кусок бетона отвалился от стены и начал падать прямо на пегаса, который летел вниз. Бетонная глыба почти догнала пегаса и вот-вот должна была ударить его в спину, но тут он перевернулся в воздухе и завис. Перед тем как столкнуться с бетоном, он сложил свои крылья перед собой, закрывая крыльями жеребят и свою голову. Глыба должна была смять пегаса, как жестянку, но стоило ей столкнуться с крыльями, как она разлетелась в мелкую крошку. После этого пегас благополучно доставил жеребят вниз. Через несколько секунд из окна второго этажа выскочил довольно крупный земнопони, который ловко приземлился на землю. Только после этого можно было заметить, что на его спине без сознания лежала взрослая единорожка пепельной масти, и она была без сознания.

Земнопони, как и пегас, был в красно-белом комбинезоне. Пегас и земнопони работали как единое целое и вытаскивали из здания все новых и новых пони. Через несколько минут все здание начало крениться, но его охватила чья-то магическая аура серебристого цвета. Спитфайр попыталась найти источник магии и увидела единорога, все в том же красно-белом комбинезоне. Судя по ухоженной гриве и форме мордочки, единорог был кобылкой. Теперь Спитфайр смогла внимательно рассмотреть ее униформу. В передней части комбинезона преобладал красный цвет, а ближе к крупу он переходил в белый. На крупе была эмблема в виде красной подковы. Точно такие же комбинезоны были и на тех пони, которые спасли город четыреста лет назад, но с одним отличием. На груди у сегодняшних Алых подков, на красном фоне была изображена стилизованная белая подкова. На голове были летные очки с затемненными стеклами. Но Спитфайр не могла понять, ей казалось, что она видела эту единорожку, точнее ее ухоженную гриву, причем совсем недавно.

Раздумья Спитфайр были прерваны криком серогривого пегаса о том, что здание зачищено. И земнопони с разбегу снес головой угол первого этажа. Здание должно было упасть в сторону, но из-за того, что его удерживала магическим полем единорожка, здание сложилось вовнутрь как карточный домик. И в этот же миг мощная вспышка ослепила всех вокруг, а когда зрение восстановилось, то ни единорожки, ни пегаса с земнопони рядом уже не было.

— Это было эпично, – слегка замнувшись, сказал Соарин. – Я же сказал, что нам сегодня повезет.

— Да, мы их увидели, но я не понимаю. У меня ощущение, что я где-то видела ту единорожку раньше.

— Ты про Калми Лайт? – спросил Соарин.

— Кого? – не поняла Спитфайр.

— Калми Лайт, библиотекарь из Кантерлота. Можешь назвать меня психом, но это была она.

— А ты ее откуда знаешь?

— Так я у нее и спрашивал, в каких секциях книги искать, – ответил Соарин, а чуть помолчав, добавил: — А имя на табличке подсмотрел.

— Значит, я завтра в библиотеку.

— Да ты ее и сегодня увидишь, она в кафе каждый день сидит. И остальные тоже там.

Спитфайр чуть не переклинило, когда до нее дошло.

— Стоп, ты хочешь сказать, что тот серогривый пегас из кафе и есть тот, кто спас меня?

— Ну, судя по всему, да!

— Тогда обратно в Кантерлот! – радостно крикнула Спитфайр.