Автор рисунка: MurDareik
Вторая.

Первая.

"...И тут Ульфрик так сильно возненавидел врагов, что восстал из мёртвых, озаряя место своей кровавой гибели багровым пламенем бесконечной ярости. Отыскав этих нечестивых выродков, он предал их настолько лютой смерти, что суровые Северные Боги позволили ему забрать души врагов с собой в загробный мир, чтобы он мог упиваться убийством снова и снова, до окончания времён.

Конец."

Черили медленно закрыла пухлую тетрадь, полностью исписанную неровным жеребячьим почерком, прикоснулась копытом к груди и несколько раз глубоко вдохнула. Затем аккуратно отложила тетрадь на учительский стол и перевела взгляд на трёх сидящих перед ней кобылок. Их глаза сияли надеждой, а хвосты нервно били по полу. Поднятая ими пыль мерцала в косых оранжевых лучах заходящего солнца, падающих из окна. Прочтение тетради заняло у учительницы весь вечер.

— Мисс Черили, ну как? — заискивающе спросила Свити Белль.

— Вам понравилось? А? Я отвечала за образ Ульфрика, он получился достаточно крутым? — Скуталу зашуршала крыльями и впилась фиолетовым взглядом в вишнёвую пони.

— Девочки, вы ведь говорили что это пегасья сказка, — ответила Черили, безуспешно пытаясь прогнать из головы образ прекрасной Роксаны, которую могучий Ульфрик грубо толкает на покрытое чёрными медвежьими шкурами ложе.

— Ну да, так и есть, — сказала Эпплблум, — мы прочли ту книшку из школьной бибилиотеки, которую вы нам посоветовали, и попытались написать што-то похожее.

Черили еще раз глубоко вдохнула и взяла со стола изрядно побитую книгу с изображением нескольких крылатых жеребят, внимательно слушающих престарелого пегаса с окладистой белой бородой. Повертев книгу в копытах, она заметила, что эта обложка была просто грубо приклеена поверх оригинальной. Изловчившись, учительница отклеила фальшивый корешок и прочла: "Древний грифоний эпос. Том XI. Для институтского изучения."

Из груди пони вырвался протяжный стон.

Кобылки перед ней уже смекнули, что сделали что-то не так, и виновато опустили головы, перед этим поочередно оглядев крупы друг друга. Конечно же никаких кьютимарок там не появилось.

— Девочки, вам лучше заняться чем-нибудь другим, — сказала, наконец, учительница с вымученной улыбкой, — идите домой уже поздно.

— Хорошо, мисс Черили. До свидания, мисс Черили, — пробубнили жеребята, покидая класс.

— Уфф.. А мне, наверное, нужно будет отдать это школьному психологу, — выдохнула пони, взвешивая на копыте объемистую тетрадь с эпической сагой. Затем вдруг воровато оглянулась, сунула тетрадку в сумочку и с довольной улыбкой поспешила домой. Все-таки, образ могучего Ульфрика слишком сильно напоминал ей Биг Мака.

***

Когда три кобылки, грустно попрощавшись, разошлись в разные стороны, школьный двор огласил громкий смех.

— Ну и глупые же эти пустобокие!

Даймонд Тиара толкнула в бок свою подругу и снова громко засмеялась.

— Ухахах, ну вот как можно было не увидеть, что на книгу приклеена другая обложка, которая даже меньше размером чем оригинальная? Нет, если и на это они не обратили внимания, то как можно не заметить что в книге сказано про грифонов, а не пегасов?

— Да, наверное они и правда странные, — согласилась Сильвер Спун, поправляя очки.

— Странные? Да они же просто глупые. Я и не думала, что такая нехитрая схема сработает так идеально. Теперь у меня в запасе еще масса идей, которые раньше я считала слишком простыми. Теперь-то вижу, что они даже чересчур сложны для этой троицы.

— Ну и что у нас дальше?

Кобылка с тиарой на кьютимарке осторожно выглянула из-за угла, чтобы удостовериться что Меткоискатели скрылись, и, гордо вздернув носик, направилась к выходу со школьного двора.

— Эй, Тиара, ты не ответила. Расходимся по домам? Ведь поздно уже, — Сильвер Спун раздраженно поправила челку и пошла вслед за подругой.

— Да кого волнует время? Тебя волнует? — спросила её подруга не оборачиваясь.

— Ну, на самом деле позд...

— Вот видишь, время это чепуха. Сейчас пойдем ко мне, как раз сегодня должны были доставить новые каталоги драгоценностей, я покажу тебе коллекцию от Голдхуфа! Она просто великолепна, там есть уникальный именной алмаз в оправе из голубого золота из сокровищниц какого-то верблюжьего шейха! Это что-то!

— Слушай, Тиара, а может быть пойдем ко мне? — неуверенно спросила Сильвер Спун.

— А что у тебя?

— Я покажу, какую сделала красивую гравировку на...

— Слушай, Сильвер, с тех пор, как получила кьютимарку, ты постоянно лезешь со своей посудой! Вот кому интересна посуда?

— Если подумать, то мно...

— Вот! Посуда это скучно. Из неё едят еду, потом отдают слугам. Всё! Ни на что большее она не годна, и ничего интересного в ней нет.

— Ты снова путаешь обычную посуду и ценные столовые сервизы.

— Да какая разница?

— Видишь ли, есл...

— Ну говорю же, никакой разницы.

Серебристая кобылка закатила глаза и снова раздраженно поправила челку.

— На самом деле для меня твои колье и брошки тоже все на одно лицо... — пробубнила она в нос.

— Ты что-то сказала?

— Вечер хороший, говорю.

— Ах, да, вечер просто замечательный. Надеюсь, бабушка сегодня приготовит черничный пирог, как обещала.

— Твоя бабушка готовит? — удивленно спросила Сильвер Спун.

— Конечно, она готовит черничный пирог лучше всех этих Кейков и прочих крестьян.

— Ну хоть кто-то в твоей семейке есть нормальный... — снова пробубнила Сильвер Спун, но Даймонд Тиара не услышала её, напевая под нос какой-то бравурный мотивчик.

Подруги прошли по одной из окраинных улиц Понивиля, которую медленно заливала оранжевая краска заходящего солнца, и свернули на ухоженную каменную тропинку, ведущую к небольшому особняку.

— Я дома! — во всю глотку крикнула Даймонд Тиара, переступив порог. Из боковой двери тут же выскочила пухлая горничная-единорог и мягкой щёточкой принялась чистить копытца вошедших кобылок.

— А где все? — спросила розовая кобылка.

— Ужинают, мисс. — деловито ответила горничная, ловко орудуя щёточкой, — Вы присоединитесь?

— Не отка... — начала было Сильвер Спун.

— А там есть черничный пирог? — перебила её подруга.

— К сожалению, нет. Ваша бабушка сказала что на рынке не было достаточно хорошей черники.

— Как будто нельзя было отправить кого-нибудь за черникой в... На.. На черничную фабрику! Гррр! — Даймонд Тиара скрипнула зубами и оттолкнула от себя висящую в воздухе щетку для копыт, — Тогда передай, что я не собираюсь есть, пока они не выполнят своё обещание и не приготовят пирог!

С этими словами Тиара демонстративно взмахнула хвостом и направилась к широкой лестнице на второй этаж.

Подождав, пока она скроется из виду, Сильвер Спун выразительно взглянула на растерянную горничную, которая подошла ближе и чуть наклонилась.

— Через двадцать минут принесите витаминный салат с морковью и зеленью, — быстро и негромко проговорила серебристая пони, — четыре кисло-сладких яблока, обязательно нарезанных дольками, и на десерт каких-нибудь пирожн... Хотя нет, лучше просто овсяного печенья с молоком. Она сегодня в школе опять ничего не ела, кроме самого сладкого.

— Ох мисс, что бы мы без вас делали...

— Сильвер Спууун! — властно крикнула Даймонд Тиара откуда-то из коридора второго этажа. Серебристая кобылка кивнула горничной и поспешила наверх.

***

— Завтра встречаемся на нашем месте, смотри не опоздай как в прошлый раз, — сказала Тиара, закрывая за подругой дверь своей комнаты.

— Я ведь еще ни разу не опа... — начала было Сильвер Спун, но её фразу прервал громкий щелчок закрываемого замка.

Серебристая кобылка выдернула из закрытой двери кончик хвоста, вздохнула и направилась к выходу из особняка.

— До свидания, мисс, хороших выходных, — сказала с улыбкой горничная.

— Сомневаюсь, что настолько хороших... — выдохнула Сильвер Спун, заметив в окне второго этажа розовую мордочку Даймонд Тиары, которая внимательно за ней наблюдала.

Сильвер Спун демонстративно вздернула носик и плавной, полной достоинства походкой пошла по вымощенной крупными черными камнями тропинке, что вела к главной улице. По обеим сторонам от тропинки уже зажглись приземистые садовые фонари, вокруг которых роились насекомые. На небе слабо мерцали первые звёзды, и в воздухе чувствовалось приближение прохладной ночи. Размеренно и не спеша переставляя ноги, серебристая кобылка вышла на улицу и свернула налево.

Когда первый из соседних домов скрыл её от взгляда Даймонд Тиары, она на миг остановилась, глубоко вдохнула несколько раз и пустилась по улице галопом так быстро, как позволяли её жеребячьи ножки.

Дом Сильвер Спун находился почти на другом конце города, и путь до него даже бегом занял почти полчаса. Когда запыхавшаяся и растрёпанная кобылка ввалилась в дверь своего дома, в гостиной её уже ждали хмурые родители.

— Ну, юная леди, как вы объясните столь позднее возвращение? — спросила её мать.

— Я была с Даймонд Тиарой, — устало ответила Сильвер.

Её родители довольно переглянулись.

— И как она? — неожиданно мягко спросил отец.

— А что ей сделается? Цветёт и пахнет, как обычно, — проговорила серая кобылка, опускаясь в мягкое кресло.

— Вы гуляли в городе? Надеюсь, ты не слишком потратилась? — в голосах родителей звучало столько участия, что Сильвер Спун начало просто тошнить.

— Нет, я была у неё в гостях. Съели ужин, а оставшиеся два часа она жужжала мне в уши о драгоценностях.

Родители подскочили к Сильвер Спун с такими физиономиями, что та непроизвольно поджала ноги.

— Ты была у неё дома?! — воскликнул отец,

— Ну конечно, я не в первый раз у неё, с чего такая реакция?

— Так ты и не говорила раньше, что бывала у неё в гостях. Как её родители? Видела Филси Рича? Он ничего тебе не говорил?

Сильвер Спун устало сняла очки и протёрла глаза тыльной стороной копыт.

— Мне следовало сразу догадаться, к чему все эти расспросы... — сказала она, слезая с кресла, — Нет, я их не видела, они были в другой комнате.

— Сильвер Спун, ты ведь тоже должна нас понять. — ласково сказала её мать, — Если мы не получим этот кредит, наш бизнес прогорит, и мы окажемся на улице. И тогда у нас не будет денег не то что на твоё дорогостоящее обучение...

— Я понимаю, мам.

— Умница, Сильвер. Постарайся быть Даймонд Тиаре хорошей подругой, это заметно увеличит наши шансы. В конце концов, ты можешь попросить её замолвить за нас словечко, если все пойдет плохо.

— Конечно я её попрошу. Но у нее довольно строгий в таких делах отец.

— Нам пригодится любая помощь, Сильвер. — сказала мать, — Кстати, наверху тебя ждет сюрприз!

— Только не говорите, что...

— Да, новый набор для гравировки! Прямо из Кантерлота, сделан на заказ. Магически закалённые штихели в коробке из редчайшего сиреневого дерева на атласной подложке, плюс несколько...

— Вы издеваетесь?! — воскликнула серебристая кобылка и резким движением поправила челку, — Сколько это всё стоит?

— Стоимость не имеет значения, милая, — проговорил её отец, потрепав дочь за макушку, — Твоё обучение требует затрат, но они для нас более чем оправданы,

— Ага, а на ужин опять будем овсянкой давиться?!

— Ну, это пока мой бизнес не пойдет в гору, а там всё образуется, вот увидишь.

Сказав это, отец невольно отшатнулся, когда увидел свое отражение в очках дочери. Сильвер Спун пристально посмотрела на него, и этот взгляд жеребцу нравился куда меньше, чем рассекающая воздух сковородка в копытах жены.

 — С чего вы вообще взяли, что для учебы мне нужны такие вещи? Вполне бы подошли и обычные. — устало проговорила Сильвер, — Или думаете, если Тиара увидит, что у меня не самые дорогие инструменты, она сразу фыркнет и перестанет со мной общаться? Думаете, она дружит со мной только потому что я кажусь ей равной по обеспеченности? — Сильвер Спун отодвинула гриву с шеи и показала родителям свое ожерелье. Замочек был сломан, и на нити, просто завязанной узелком, явно не хватало пары бусин, — Вот! Оно порвалось месяц назад, и Тиара в курсе, что я ношу. И конечно же она знает, что это ожерелье — просто бижутерия! А очки? Они сломаны еще с прошлого года, вот здесь вставлен винтик от циркуля! И что бы вы...

— Сильвер... — проговорила её мать.

— Да я уже двенадцать лет как Сильвер, простите за грубость! Просто объясните мне!

— Так, юная леди, идите в ванную и спать. Не хватало нам еще ругаться из-за пустяков, — сказал отец.

— Никакие это не пустяки, папа.

— Сильвер Спун, ты еще слишком маленькая, чтобы заботиться о таких вещах. Мы твои родители и лучше знаем, что необходимо для того, чтобы ты выросла умной и способной кобылкой.

— Ах да, этот аргумент. "Мы же большие пони", — передразнила Сильвер, закатив глаза, и направилась к лестнице в свою комнату, — Тогда не смею больше тратить ваше время. Надеюсь, у нас к овсянке будет хотя бы молоко.

— Не сиди допоздна с лампой, зрение испортишь еще сильнее... — тихо проговорила мать ей вслед, но серебристая кобылка уже толкнула носом дверь и вошла в свою комнату.