S03E05
Глава 7. "It was another day when the wild wind blows."

Эпилог. 2 года спустя.

ЭйДжей сидела одна за столом, при свете лампады, посербывая горячий чай. За окном выл ветер, подхватывая снежинки, несущиеся в бесконечном потоке, дабы достигнуть земли, и встретиться со своими собратьями. ЭйДжей была совсем одна. Совсем... Воспоминания о прошедшем лете, оставившие в её душе глубокую рану, так и не смогли уйти, ежедневно навевая уныние и тоску. Отхлебнув еще чая, она поправила плед, и закрыла глаза, погружаясь в сладкую полудрёму. Прекрасный день согревающего очага... Сестренка Эпплблум весь день скакала от нетерпения в ожидании подарков. Бабуля весь месяц вязала свитера, и теперь раздарила их по всем знакомым. А вечером все пошли на традиционное представление... Но не ЭйДжей. Хоть это и было идеальным днем согревающего очага, чего — то не хватало. Точнее, кого — то... Ей не хватало его... Его обьятий... Его крыльев глубокого лазуритового цвета, щекочущие её. Не хватало его теплых слов... Он был единственным, кто любил её. Без пафоса, обычная любовь, согревающая два сердца... Но его больше не было. Он погиб в полете, как всегда мечтал. Он пожертвовал своей жизнью, чтобы спасти её. А она так ничего и не смогла сделать...

И хоть друзья её поддержали в трудный момент, посоветовали забыть об этом, и жить дальше, она не могла... С того момента она будто потеряла смысл жизни. Нет, она все еще помогала с фермой, и растила младшую сестренку, не говоря уже о своей дочери. Но от её души будто откололся кусочек, пустоту от которого нельзя уже ничем заполнить, или заменить. Жить дальше... Она жила, но уже без цели — ради кого жить. И на фоне всех её забот — сбор урожая, забота о семье — в сердце оставалась грызущая тишина и пустота. Как бы она снова хотела увидеть его глаза цвета морской лазури, снова ощутить ветер от его крыльев в своей гриве, утонуть в его объятьях и услышать нежные слова, обволакивающие её, словно летний теплый ветерок. День, когда все мечты сбываются... Но не её...

С этими тоскливыми мыслями, порождающими холод внутри неё, и под треск танцующего огонька в камине, она медленно погружалась в сон.

Проснулась она где-то через час, в полной тишине и одиночестве. Не открывая глаз, и пожелав спать до рассвета, она слушала вой метели, царившей за разрисованным морозом окном. Когда дует дикий ветер...

Вдруг почувствовав легкое дуновение, запутавшееся в её золотистой гриве, она приоткрыла глаза. На другой стороне комнаты стоял кто-то, и рассматривал фотографии.

-Эй, кто вы, и как здесь очутились?! — возмущенно закричала Эпплджек, сбросив с себя плед.

Фигура замерла, и заговорила до боли знакомым голосом

-Хех, прямо как в первый день нашей встречи, Джеки...

Она оцепенела.

-Ч...Чейз?

-Ну черт побери, а кто же, как не я могу так внезапно заявиться? — фигура все еще стояла, с интересом разглядывая фотографии.

-Это наша дочь? — с неподдельным интересом спросил он, взяв одну из фотографий.

Эпплджек все еще находилась в состоянии шока. Это её разыгравшееся воображение? Может, она перебрала сидра сегодня днем? А может...

-Квинти Хьюрикен де Блуфезер? Ты все таки решила оставить часть моего имени? О, так она ведь пегас! Первый пегас во всей семье Эпплов! Поздравляю! — продолжал спокойно рассуждать он.

-Как... Как ты здесь оказался?

-Знаешь, если желание исполнимо, то нет никаких причин его не выполнять. Тем более тому, кого я люблю.

Он повернулся, глянув на ЭйДжей с легкой улыбкой, и даже, возможно немного снисходительным взглядом.

-Знаешь, Джеки... Я очень благодарен тебе. За те дни, которые ты подарила мне. Ведь я провел их в полном спокойствии, отвлекся о всех своих дел, что затягивали меня в пучину нервов и стресса.

-Ты ведь погиб, спасая меня... Какая благодарность?.. — спокойно спросила фермерша, все еще находившаяся в состоянии полу шока.

-Ну я же не мог позволить тебе погибнуть. Моя жизнь тогда давно уже потеряла смысл, а ты... Тебе еще столько всего предстояло сделать. Развить хозяйство своей семьи. Поботиться о Эпплблум, вырастить и воспитать Квинти. Какое красивое имя-то... Кстати, где она?

-Спит... Наверху.

Виндчейзер молча подошел к лестнице, и поднялся по скрипящим деревянным ступенькам.

-Как она похожа на тебя, Джеки... Эти симпатичные веснушки, и задорный взгляд. Но цвет глаз и крылья у неё от меня!

-Конечно... — меланхолично произнесла Эпплдджек.

Чейз взглянул на неё с недоумением.

-Задорный взгляд, Джеки! Где он? Ты будто сама не своя!

-Винд... После твоей смерти, я будто и сама перестала жить. Все время думала о тебе, и...

-Так! — Виндчейзер толкнул её вбок — знаешь, не для того я спас тебе жизнь, чтобы ты была такой унылой! А ну улыбнись!

-Эпплджек с трудом выдавила из себя улыбку.

-Нет, ну не так!.. Черт, все приходится делать мне самому! — и Виндчейзер, откинув волосы с ее лица, нежно поцеловал ее, как в самый первый раз, задержал дыхание, и затем отстранился, вглядываясь в ее глаза. Поняшка нерешительно улыбнулась, ощутив странную непривычную радость. Улыбка становилась все шире, пока, наконец, не стала шире Виндчейзеровой. ЭйДжей издала какой-то радостный писк, и бросилась в объятия Чейза, чуть не сбив его с ног, прижалась всем телом к нему, пытаясь полностью ощутить теплоту, исходящую от его тела, чтобы наконец поверить, что это не сон.

-Ну вот! Мот моя Джеки! — радостно воскликнул Чейз, и обнял её.

-Тише, ребенка разбудишь... Слушай, ты ведь уйдешь?

-В смысле?

-Ну... Ты сейчас тут, но должен вернуться. Ты же мертв...

-Слушай, давай не думать об этом. У нас пока куча времени.

Чейз и Эпплджек сидели за столом, пили чай и говорили о жизни. Эпплджек рассказывала, что произошло за эти два года, Виндчейзер же наконец-то смог по откровенничать, когда терять ему было нечего уже давно. Метель за окном уже давно стихла, осталось лишь уютное потрескивание древесины в камине.

Эпплджек зазевалась.

-Слушай, Джеки, лучше тебе поспать, ты всю ночь не спала...

-Нет, я хочу...Остаться с тобой! -она зевнула еще раз.

-Глупая, глупая пони... Я всегда буду с тобой, помни об этом! Я всегда буду слышать тебя, и буду появляться легким дуновением ветра в твоей гриве каждый раз, когда ты будешь вспоминать обо мне. А теперь спи, милая... — нежно прошептал он, укрыв поняшку шерстяным пледом.

-Сестренка, сестренка, просыпайся! Подарки!

-Эпплблум, тише, твоя сестра спит, не видишь?

Эпплджек приоткрыла веки,и увидела в сборе всю свою небольшую семью. Биг Мак помогал бабуле Смит готовить завтрак, пока Эпплблум носилась вокруг ёлки, обставленной подарками.

На столе стояла... Одна чашка остывшего чая... Всего одна...

-Ух ты! Это от Бэбс! Интересно, что же она мне подарила! Вау, это от Браебёрна! Ух ты, от Лемон Слайс! А это... Сестренка, это для тебя. Это от... Ой, а он не подписан... Смотри!

Эпплблум схватила небольшой конверт и подскочила к Эпплджек. Та, в свою очередь, протерла глаза, и открыла конверт, на котором было написано размашистым почерком "Для Джеки". В конверте лежало перо лазуритового цвета, и записка, которая гласила: "Не забывай, пока ты помнишь обо мне, я всегда буду появляться летним ветерком у тебя в гриве"

Когда дует дикий ветер...