Автор рисунка: MurDareik

Единорог... и "Альбатрос"

Вечнодикий лес, ведь это так интересно! Интересно, но чрезвычайно опасно! Там деревья и облака растут сами по себе, а о животных никто не заботится, они сами добывают себе пропитание. И ты можешь украсить собой обеденный стол одного из них. Этот лес – не место для пони, обходите его стороной!

Подобными историями пугают всех жеребят Эквестрии и мало, кто решился бы туда сунуться, даже в зрелом возрасте. Мало кто, но, разумеется, не все. Кто-то по глупости, кто-то из-за переизбытка храбрости, а кто-то ради новых открытий время от времени нарушает запрет. И сегодняшняя история посвящена одной из таких пони – единорогу Амите.

Родилась Амита в Кантерлоте, в семье одного из гвардейцев принцессы Селестии и работницы погодной службы. От матери она унаследовала белую восхитительную шерстку и роскошную черную гриву, а от отца – свой рог и храбрость. Как и всем пони, ей рассказывали об ужасах Вечнодикого леса, но Амиту эти истории не слишком пугали, и ее заветной мечтой было: посетить этот лес и все увидеть воочию.

Пока Амита еще была маленьким жеребенком, за ней внимательно следили родители, но шло время и вот, наконец, долгожданная свобода – ее оставили дома одну! Долго Амита размышлять не стала, она собрала свою походную сумку и ранним утром отправилась в путь. По ее расчетам, она должна была успеть прогуляться по лесу и вернуться домой до наступления темноты и возвращения с работы родителей.

Чудесное было утро! Температура еще не достигла своего пика, и в лесу приятно было прогуливаться. Прошло уже полчаса, но Амита не встретила, ни одного из тех ужасных существ, о которых ее предупреждали родители. Единорожка уже и думать забыла об опасности, когда вдруг неподалеку раздался хруст ломающихся веток. Амита в страхе отпрыгнула с тропинки в сторону, прямо в заросли каких-то синих цветов, и сделала это вовремя. Через секунду из кустов выскочил огромных размеров мантикор и приземлился точно на то место, где до этого стояла Амита. Растрепанная львиная грива, оскаленные острые клыки... Но единорожка не стала рассматривать дольше этого монстра, она пустилась наутек. Мантикор бросился вслед за ней. Амита едва успевала уклоняться от веток и перепрыгивать через стволы поваленных деревьев, она даже сбросила с себя сумку, чтобы бежать быстрее, но мантикор не отставал. Силы уже покидали единорожку, она не могла больше бежать, поэтому Амита решилась на отчаянный ход: она схватилась зубами за толстую ветку и отвела ее назад, а, когда прямо перед ней показалась злобная морда преследователя, отпустила ее. Удар, конечно, монстра не сразил, но поверг в шок, давая возможность Амите уйти. Проскакав по лесу еще минут пять, горе-исследовательница уткнулась носом в развалины какой-то древней каменной постройки. Все, что осталось от стен, поросло мхом и лишайником, заметить издали эти руины было сложно. Из щелей между камнями струилось два ручейка.

«Это – мой шанс!» — подумала Амита. – «Здесь я смогу спрятаться и переждать, пока мантикор не уйдет».

Единорожка нырнула в крохотную темную норку, которая, должно быть, раньше служила владельцу постройки подвалом. Здесь ноздри Амиты уловили резкий, неприятный, и незнакомый ей запах. Но, ради спасения своей жизни, можно было и потерпеть. Амита зажмурилась и сжалась в комочек. Она лежала так очень долго, слыша только лишь стук своего маленького сердечка. Никаких звуков, свидетельствующих о приближения мантикора, снаружи не доносилось. Решив, что опасность миновала, Амита рискнула выбраться из своего укрытия. Возможно, ей это только показалось, но окружающий лес, будто бы изменился: солнце светило как-то иначе, иначе перекликались птицы, и запахи были не такими, как несколько минут назад.

«И почему я не послушала папу с мамой?» — ругала себя Амита. – «Никогда! Никогда больше не пойду в этот лес!»

После стремительной пробежки по лесу единорожке ужасно хотелось пить, поэтому она, первым делом, нагнулась к одному из журчащих ручейков. Однако тут же отвернулась – вода, что ее хотела попробовать Амита, пахла точно так же, как и та норка, в которой она пряталась. Кто знает, может, там яд? Но пить хотелось страшно, и тут у соседнего ручья села маленькая птичка. Наклонив клюв к влаге, она сделала несколько глотков и вспорхнула, улетела прочь. Амита медленно приблизила к ручью свою мордочку. Какой бы то ни было, запах отсутствовал. Единорожка осторожно, кончиком языка попробовала воду в ручье. Это была чистая родниковая вода. Амита принялась жадно пить, пока чувство жажды не покинуло ее.

Желая поскорее выбраться из лесу, Амита отправилась в путь. Она и понятия не имела, куда идти, а по близости не было ни малейшего намека на тропинку. Амита взяла себе за ориентир ручеек с родниковой водой, чтобы в любой момент можно напиться. Но, спустя полчаса ее ждало разочарование – ручеек уходил под землю. Единорожка побрела наугад, и вскоре оказалась на просторной поляне, посреди которой одиноко стоял какой-то непонятный агрегат. У него было шесть крыльев: четыре больших спереди и два маленьких сзади, и колеса, а острый, как клюв птицы, нос смотрел в голубое небо. Любопытство пересилило страх, и Амита приблизилась к неизвестному творению. На боку этого агрегата красовался большой черный символ, напоминающий крест, а, ближе к носу, была надпись: «Альбатрос ЦИИ»*, и еще какие-то цифры.

«Значит, здесь есть другие пони!» — мелькнула радостная мысль. – «Они мне обязательно помогут, надо только подождать, пока они придут».

А, пока, Амита решила внимательнее изучить агрегат. Для чего же он предназначен? Амита обошла вокруг и увидела на одном из крыльев ящик с инструментами, часть которых была единорожке не знакома. Она опустила голову, чтобы внимательнее их рассмотреть и нечаянно зацепила ящик — его содержимое с грохотом полетело на землю. Амита от неожиданности отпрянула в сторону и ударилась об крыло. Что-то громко хлопнуло. Амита вдруг почувствовала ужасную боль в колене и повалилась на землю. Боль в ноге все усиливалась. Взглянув на свое колено, единорожка увидела, как на ее белоснежной шерстке проступает алое пятно крови.

Еще, спустя секунду, кусты на окраине поляны затрещали, и мозг отчаявшейся Амиты тут же нарисовал образ мантикора, но, когда единорожка повернула голову, она увидела нечто совершенно иное. Это было два неизвестных ей существа, которые перемещались на двух лапах, обутых в сапоги, а тело, на котором отсутствовала шерсть, было практически полностью укутано одеждой, хотя у обоих присутствовала грива, хоть и короткая. Острых когтей и огромных клыков у этих существ не наблюдалось, поэтому в сердце у Амиты появилась надежда, что ее не разорвут на части и не съедят. Не доходя до поверженной единорожки нескольких шагов, неизвестные создания остановились и завели разговор. Язык был Амите не знаком, но теперь она окончательно убедилась, что эти странные существа разумны.

«Должно быть, это их агрегат», — решила единорожка.

Вскоре ее догадки подтвердились. Один из незнакомцев, который отличался темной гривой – у его собрата грива была светлой — забрался на агрегат и достал оттуда небольшую коробку. Отдав ее своему другу, он отступил немного назад и молча стал наблюдать. Второй же открыл коробку и в ней блеснул металлом комплект ножей.

«Стойте! Не надо!» — хотела крикнуть Амита, но язык, словно прирос к небу – она не могла им пошевелить. Ах, если бы она могла говорить! Эти существа бы поняли, что она тоже разумна и не стали бы ее мучить, но почему-то единорожке не удавалось произнести ни звука. Единственное, что она могла – просто наблюдать за происходящим, изнывая от ужасной боли в ноге.

А тем временем, обладатель светлой гривы осторожно склонился над раненной Амитой, сжимая в передней лапе один из ножей. Что-то мягко проговорив, он сделал надрез в области раны. Но боль, которую сейчас ощутила Амита практически не чувствовалась на фоне той, что до сих пор пожирала ее колено. Затем незнакомое существо отложило нож и достало нечто, напоминающее пинцет.

«Они ведь не собираются меня убивать!» — вдруг осознала Амита. – «Они хотят мне помочь!»

Внезапное открытие, на какое-то время, отодвинуло боль на задний план, наполняя сердце единорожки радостью. Но вот очередной приступ резкой боли пронизал поврежденное колено и Амита, не выдержав, потеряла сознание.

Когда единорожка вновь открыла глаза, то обнаружила, что ее колено теперь перевязано бинтами, а боль уже не ощущалась так остро. Одно из существ – с темной гривой — разлегся неподалеку, на травке, а другой – забрался на свой агрегат. Они оба спали. Амита попыталась встать на ноги, но боль в перевязанном колене усилилась.

«Я должна попробовать заклинание исцеления!» — сказала сама себе единорожка. – «Мне нельзя здесь долго оставаться – надо искать дорогу домой».

Амита не слишком хорошо помнила это заклинание, ведь не считала, что оно ей когда-либо понадобится, и не работала над ним, как следует. Но сейчас она была уверена, что все у нее получится. Единорожка сосредоточилась и зажмурила глаза, пытаясь вспомнить строки из книги про болезни. Рог засветился слабым голубоватым светом. Через пару секунд свет погас. Амита раскрыла глаза. Попытка провалилась – колено по-прежнему невыносимо ныло, изводя единорожку болью.

«Ну, пожалуйста, ради Селестии!» — взмолилась Амита. — «Если у меня получится, я обещаю, что стану врачом, и буду помогать любому, кто попросит, не важно, пони это будет, или другое существо!»

Амита вновь зажмурилась и сосредоточилась на страницах книги с заклинанием. Строчки предстали в ее памяти неожиданно четко. Рог на секунду вспыхнул ярким синим пламенем, а затем так же внезапно погас, погас вместе с болью. Счастью Амиты не было предела. Она мгновенно вскочила на ноги и сразу же бросилась бежать, но на самом краю поляны резко остановилась. Единорожка не могла просто так уйти, не поблагодарив ее спасителей. Развернувшись, Амита подошла к тому, что лежал на траве, и легонько толкнула его носом. Существо вздрогнуло и повернулось мордой. Амита попыталась высказать слова благодарности, но язык, как и прежде не повиновался ей. Какое-то время она просто смотрела существу в глаза, пытаясь вложить во взгляд все то, что не могла произнести, а затем последнее поднялось с земли, подскочило к агрегату, разбудило своего товарища, и стало что-то взволнованно ему объяснять. Тот, что сидел на агрегате, повернул в сторону Амиты голову, и его глаза расширились от удивления. Существа стали переговариваться. Вскоре, тот, что стоял на земле тоже взобрался на агрегат и махнул единорожке рукой. Послышался хлопок, а затем звериное, громче, чем у мантикора рычание. Не желая более испытывать судьбу, Амита прыгнула в кусты, на краю поляны.

Кашляя, рыча и чихая, агрегат, подняв хвост, покатился по земле и, подпрыгнув на одной из кочек, поднялся в небо, не сделав ни одного движения, ни одним из своих многочисленных крыльев.

Глубоко вздохнув, Амита развернулась и побрела вглубь леса. Шла она не долго: спустя несколько минут, перед ней вновь предстало полуразрушенное строение и два ручейка. Попив немного водицы, единорожка вновь продолжила путь. Но, спустя полчаса, снова оказалась на том же месте. Так повторялось много раз, пока, совсем не обессилев, Амита сдалась. Забившись в пещерку под камнями, единорожка опустилась на колени и горько заплакала. Ее голоса не было слышно, но слезы тонкими струйками стекали в ближайший ручеек. Солнце медленно клонилось к закату, на лес опустились сумерки.

Сколько Амита проплакала – неизвестно, однако, когда слезы стали иссякать, ее слух внезапно уловил чей-то голос. Единорожка приподняла головку и прислушалась. Голос приближался, и вот к нему присоединилось еще несколько. Теперь четко можно было расслышать:

— Амита! Амииита!

Кто-то искал ее! Забыв об усталости, единорожка вскочила на копыта и понеслась навстречу голосу! Она пыталась кричать в ответ, но безрезультатно, и Амита продолжала бежать, спотыкаясь о корни деревьев. Ветки хлестали ее по мордочке, но единорожка не чувствовала боли. И вот среди деревьев блеснул яркий свет. Еще несколько прыжков и вот уже перед Амитой возвышается стройная фигура ее отца, чей рог ярко сияет на фоне темного сумеречного леса.

— Амита! Кобылка ты моя непослушная! – отец крепко прижал к себе дочь. – Ребятааа! Я нашел ее! Сюда!

Послышались ликующие голоса других пони. Вскоре, в свете рогов появилось еще несколько единорогов, в которых Амита узнала папиных коллег из стражи принцессы.

— Что же это ты себе удумала, глупая? Мама так за тебя переживала!

— Эй, Риттмастер, — обратился один из гвардейцев к счастливому отцу. – Ты ведь, кажется, говорил, что у твоей дочери нет кьютимарки.

Разом взгляды всех пони устремились на бочок Амиты, где четко можно было разглядеть символ, напоминающий крест, такой же, как и на агрегате странных существ, только не черный, а ярко-красный.

— Ну, что же ты молчишь, глупышка, — расскажи, что с тобой произошло.

Амита принялась на копытах разъяснять, что не может говорить.

— Синяя шутка, — догадался один из поисковой группы. – Я видал тут неподалеку заросли этих цветов. Она сейчас ничего не сможет сказать. Давайте уже возвращаться – мне завтра рано утром на пост заступать.

Так закончилась история непослушного и безрассудного жеребенка по имени Амита. Она проигнорировала все запреты и предупреждения родителей, что чуть не стоило ей жизни. Что стало с единорожкой дальше? Родители ее, разумеется, наказали, запретив целый месяц выходить из дома без сопровождения. Но Амита не спорила и не сопротивлялась. Она все это время потратила на изучение медицинских книг, помня свое обещание, став, в результате, лучшим врачом Кантерлота своего времени.

Комментарии (7)

0

Интересный фик, хотелось бы продолжения... и что такое ЦИИ? Может НИИ?

Equestrian_Fox #1
0

ЦИИ (C-II) — латинская "Ц" и римская 2, обозначачение модели самолета.

Rittmeister #2
0

Неплохо, коротковато только.

centaur #3
0

Красиво

Holdys #4
0

чё сказать... повезло идиотке.
за отсутствие неадекватных девиаций в поведении людей — 10/10

xvc23847 #5
0

Хмм...
Не плохо понравилось 10

DJPON3 #6
0

Я понял,я понял!

Крест-немецкий!Я знал!

txonmakto #7
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...