Автор рисунка: Noben
6. Начинается что-то новое 8. Вечеринка на День Согревающего Очага у Пинки

7. Ночные кошмары

— Нет, оставьте меня в покое! – прокричала Скуталу, врываясь на кухню. Захлопнув за собой дверь, она прижалась к ней, всем своим невеликим весом стараясь удержать ее закрытой. Но все было зря, так как ее родители использовали свой общий вес, чтобы дверь распахнуть. Отлетев вперед, Скуталу едва удержалась на ногах, прежде, чем в кухню ворвались ее родители с воздетыми для атаки копытами. За секунду до того, как они ударили, Скуталу посмотрела в их глаза и увидела там лишь ненависть. В тот момент Скуталу поняла, что ее не просто очередной раз побьют.

Они собирались ее убивать.

— Оставьте меня! – прокричала Скуталу. Она проскользнула под ногами отца и выскочила в коридор, несясь к передней двери. Ее сердце билось так быстро, что практически чувствовалось, как оно колотится о ребра. Быстро сократив расстояние до двери, она попыталась ее открыть. Она и не думала, что это возможно, но ее сердце заколотилось еще быстрее, когда кобылка осознала, что дверь не шевелится.

Скуталу завертела головой, ища выход. Не видя ничего, она еще раз отчаянно подергала дверь

— Ну же, давай!

Неожиданно позади нее, в другом конце коридора, снова раздались тяжелые шаги.

— Ты никуда не пойдешь! – услышала Скуталу крик приближающегося к ней отца. Она услышала его злобное фырканье и замотала головой. Ее отце был всего в нескольких шагах и на лице его была кровожадная ухмылка.

Скуталу, все еще держась за ручку, посмотрела на дверь. Что-то подсказало ей посмотреть вверх и она, наконец, увидела, что шпингалет был задвинут. Отодвинув его, она тут же отступила назад и открыла дверь.

Забыв об осторожности, Скуталу выбежала на улицу, придавая крылышками себе лишнее ускорение, перепрыгивая через ступени крыльца. Упав на землю, она проскользила несколько футов. Используя крылья для поддержания баланса, кобылка со всех ног побежала к открытым воротам и к свободе.

Она знала, что не стоило, но не могла удержаться. Она посмотрела через плечо и увидела родителей, вышедших из дома и наблюдающих, как она бежит. На их лицах были злобно-довольные ухмылки. Скуталу начала что-то подозревать. Что они… И тут ее взгляд затопила белая вспышка, а голова раскололась от боли.

Скуталу ударилась об остановивший ее забор. Лишь фут направо — и она бы выбежала в ворота. Но от страха и удивления не заметила, как сместилась влево и ударилась об одну из опор.

В голове звенело. Она застонала, тряся головой. Перед глазами все плыло и вертелись пятна. Скуталу моргнула несколько раз, пытаясь поправить зрение, но, оглушенная, совсем забыла о родителях.

Тяжелые шаги вывели ее из раздумий. Глаза Скуталу расширились, когда она увидела две жуткие тени, приближающиеся сзади. Зная, что проиграла и ей некуда бежать, она задрожала, когда адреналин наполнил ее тело. В ужасе, она посмотрела наверх со слезами в глазах и дрожащей нижней губой.

— Пожалуйста… — умоляла она. Ее голос был не более, чем шепотом, а ее родители приближались молча. Пару ужасных секунд спустя они встали над ней, холодно смотря сверху вниз.

— Пожалуйста… Я обещаю, что буду лучше! – сказала Скуталу, прижимаясь к забору. Ее сердце билось все быстрее, а вздохи стали меньше и чаще.

Отец наступил ей на хвост, прижимая к земле. Она попыталась его выдернуть, но безуспешно – спасения не было.

— Пожалуйста… — простонала Скуталу. – Оставьте меня…

Она закрыла глаза – сил смотреть больше не было.

— Никогда! – хором рявкнули ее родители.

— Скуталу! – позвал ее чей-то голос. – Скуталу, проснись!

Она почувствовала, что ее кто-то трясет. Открыв глаза, она увидела не родителей, а обеспокоенную и нахмурившуюся Твайлайт. Скуталу огляделась, и вместо холодной, твердой земли, на которой только что была, обнаружила себя на удобном матрасе под мокрыми от пота простынями. Она тут же вскочила, сбрасывая с себя влажную ткань. И на нее сразу же обрушился холодный воздух.

— Тва-Твайлайт? Это ты? – пропищала Скуталу, набрасывая на плечи простыню. – Что… Где мы?

Она не могла перестать дрожать. Промокшая простыня было единственным источником тепла, и больше ей согреться было нечем. Даже матрас и подушка промокли насквозь.

— Ты будешь жить в библиотеке неделю или около того, помнишь? – мягко сказала Твайлайт, забираясь на кровать. Она присела рядом с дрожащей кобылкой и успокаивающе обняла ее – тут же отдернув копыто от влажной простыни. Подняв копыто ко лбу Скуталу, Твайлайт осознала, что жеребенок истекает потом.

— У тебя… — Твайлайт прочистила горло и, чтобы было удобнее, прижалась к Скуталу. – У тебя были ночные кошмары?

Скуталу посмотрела в глаза Твайлайт и тихо кивнула.

— Мои родители… Они… они пытались убить меня, и они… и они… — тут она закашлялась, неспособная больше говорить. Она свернулась в клубок, прижав к себе хвост как можно сильнее. Она закрыла глаза и попыталась успокоить дыхание – но безуспешно. Пока она пыталась успокоиться, прошло несколько секунд, и она почувствовала, как ее окружает знакомое касание магии.

Приоткрыв глаза, Скуталу посмотрела на Твайлайт сквозь волоски хвоста. Она только раскрыла рот, чтобы спросить, что за заклинание применила Твайлайт, как почувствовала, что она сама и простыня под ней начинают согреваться. Быстро поняв, что Твайлайт избавляет ее от пота, кобылка перестала шевелиться и позволила аликорну сделать свою работу.

Еще через несколько секунд тишины Скуталу почувствовала себя согревшейся. Она чуть перестала дрожать, а когда совсем высохла – то и дрожь прекратилась. Когда заклинание прекратилось, Скуталу натянула простыню на плечи, все еще чувствуя холодок.

— Так лучше? – мягко спросила Твайлайт голосом, едва громче шепота.

— Ага… спасибо, Твайлайт… — благодарно потерлась о нее кобылка. Как только ее щека коснулась шеи Твайлайт, то она сообразила, что та теплее тоненькой простыни. Осмотревшись, Скуталу поняла, что это не покрывало от Рейнбоу. Оно оказалось сбито в комок у изножья кровати.

Встав на дрожащие копыта, Скуталу сделала шаг и прижалась к боку Твайлайт, к тому месту, где было крыло. Как только их тела соприкоснулись, ее охватило благословенное тепло, и она счастливо вздохнула. Хоть она и надеялась, что Твайлайт закончит на этом и отправит ее спать дальше, Скуталу все же не сомневалась, что дальше будут расспросы об ее кошмаре.

— Так… хочешь поговорить об этом? – мягко спросила Твайлайт, позволив Скуталу улечься рядом. Для маленьких кобылок, жеребчиков и, в особых случаях, маленьких драконов было вполне обычно искать покоя под боком у понибудь после особенно жуткого кошмара. Она была рада, что Скуталу сочла ее кем-то, к кому она могла обратиться за помощью, и это наполнило ее радостью. Твайлайт погладила спинку Скуталу своим крылом. – Обещаю, после этого тебе станет легче.

Дыхание Скуталу замедлилось, и она расслабилась в объятиях Твайлайт, почувствовав, как мягкие перья аликорна нежно касаются ее шёрстки. Чувство безопасности, которого она не чувствовала годами, заполнило ее, давая ей возможность говорить.

— Кошмар… он был таким реальным. Это снова был мой старый дом. Родители гонялись за мной по всему дому, и я едва успела выскочить в переднюю дверь. Я бы сбежала, если бы не врезалась в забор, и когда я пришла в себя, мой отец меня поймал. Следующее, что я видела, было… — она замолчала. Нервы взяли свое. Образы в ее памяти все еще были ярки, будто только что произошли на самом деле. Она прижала ушки и поежилась, вспоминая, как отец занес над ней копыта для удара.

— Следующее, что ты видела, было что? – спросила Твайлайт, побуждая Скуталу продолжать. В течение всего рассказа Скуталу, Твайлайт не прекращала гладить кобылку по спинке, стараясь не касаться недавно вылеченного крыла. Она знала, что Селестия вылечила сломанные кости, ноне была уверена, что было вылечено и все остальное.

— Их… их глаза… — проскрипела Скуталу, пряча мордочку меж передними ногами. – Они реально хотели… убить меня…

Против ее воли, из ее глаз вытекла пара слез. Кобылка отвернулась, стараясь скрыть их от Твайлайт.

— Эй… не бойся, — нежно сказала Твайлайт, прижимая Скуталу поближе к себе. Она взмахнула хвостом так, чтобы он накрыл кобылку, и крепко прижала ее к себе крылом. Твайлайт наклонилась и потерлась о щеку Скуталу.

– Ты здесь в безопасности, а твои родители будут надолго посажены под замок в Кантерлоте за то, что они делали с тобой. И они больше никак не смогут тебе навредить, — твердо сказала Твайлайт, надеясь подбодрить малышку. – За тобой присматриваем я и Рейнбоу Дэш, не забывай об этом. Ты всегда можешь положиться на нас…

— Пра-правда? – спросила Скуталу, поднимая голову от копыт. Ее щеки были все в слезах, и она чувствовала себя ослабшей, но сейчас ее это не волновало. Слова Твайлайт придали ей сил, и ее прерывистое дыхание успокоилось еще. – На… на самом деле?

Ее слова были полны невысказанной надежды.

— Конечно, Скуталу, тебе совершенно не о чем беспокоиться, — Твайлайт вновь приласкала малышку, чем вызвала у нее довольное мурлыканье. На ее губах показалась легкая улыбка, и она спросила. – Как насчет еще немного поспать?

Твайлайт засветила рог и подтянула к ним пару подушек. Она позволила Скуталу схватить одну, и как только опустила свою голову на подушку, почувствовала, как Скуталу вцепилась в ее крыло, подтягивая его на себя, как одеяло.

— А… а если у меня снова будет кошмар? – спросила Скуталу, позволив страху победить себя. – Я не хочу снова проходить через что-то подобное…

Она прижалась к Твайлайт поближе, будто старшая кобыла могла защитить ее от кошмаров.

— О, я не думаю, что они еще вернутся… — промурлыкала Твайлайт, уже чувствуя, как ее охватывает сон. Она укрыла их покрывалом и добавила. — Кроме того, нипони не видит кошмаров, если он не один…