Автор рисунка: MurDareik
5. Улаживание дел 7. Ночные кошмары

6. Начинается что-то новое

— О, а ты быстро, – сказала Рейнбоу Дэш, когда Твайлайт вошла в палату. – Даже часа не прошло!

Она снова вернулась к картам, в которые играла со Скуталу.

— Хммм… У тебя есть се… — Рейнбоу изучила лицо Скуталу на любой намек, который выдаст ее карты. И когда ее уверенная улыбка слегка увяла, быстро спросила. – Эмм… Есть шестерки?

— Не-а! – радостно воскликнула Скуталу. – Тяни!

— Блин! – хихикнула Рейнбоу, вытянув карту. Еще одна семерка? Если у меня их уже три, то где последняя? Она добавила ее к еще двум своим. – Твой ход.

— Хорошо… — сощурилась Скуталу, изучая веер карт Рейнбоу. Зная, что та скорее всего изменила свой выбор, чтобы дать ей выиграть, Скуталу еще раз уверенно ей улыбнулась и глянула на три свои карты. Четверка, восьмерка и семерка. – У тебя есть… семерки?

— Эх, конские перья, победила ты меня! – ответила Рейнбоу, сбрасывая свои карты. Оглянувшись на Твайлайт, пегаска заметила ее улыбку. – Так что там, Твай? Все гладко?

— Конечно! Как по маслу, — ответила Твайлайт, подходя к кровати. – Гляжу, вы тоже без дела не сидели.

— Ха-ха, агась! Скуталу четыре раза вытерла мной пол! Кто бы знал, что она так хороша в картах? – хихикнула Рейнбоу, собирая колоду. Сложив их все в коробочку, она положила ее на стол и соскользнула с кресла.

— О, я почти забыла – доктор сказал, что Скуталу уже можно выписывать! – лицо Рейнбоу светилось счастьем, когда она вспоминала его визит. – Богини, Твайлайт, ты бы видела его лицо, когда он узнал, что крыло Скуталу полностью здорово! – От возбуждения Рейнбоу сделала петлю в воздухе, приземлившись точно туда, откуда взлетала.

Как только Рейнбоу остановилась, открылась дверь и вошла свело-розовая кобылка с инвалидным креслом.

— Отлично, мисс. Вы помните, что сказал доктор? Мы должны вывезти вас – таковы правила госпиталя.

Она тепло улыбнулась, подтолкнув кресло к койке. Затем медсестра поставила тормоза на колеса и помогла Скуталу забраться.

— Готова? – после легкого кивка Скуталу, медсестра убрала тормоза и вывезла ее в коридор. Затем через плечо обратилась к Твайлайт и Рейнбоу. – Если будете так добры и последуете за мной, то мы сможем ее выписать.

— Отличные новости! После тебя, Твайлайт, — кивнула на дверь пегаска.

— Хех, спасибо, — пошла вперед Твайлайт. За ней близко следовала Рейнбоу. И если медсестра и Скуталу вскоре зашли в лифт, то подруги пошли дальше, выбрав лестницу. Они спустились на первый этаж в то же время, как туда прибыл лифт. Сестра подвезла Скуталу к стойке приемной и дождалась отставшую парочку.

— Хорошо, девочки, сейчас я дам вам пару бумаг, вы их подпишете и можете быть свободны! — сказала розовая кобылка, поправив чепчик. За стойкой она немного покопалась в папках и вынула одну. Затем открыла ее, положила на стойку и показала Твайлайт, где надо подписывать:

— Вот здесь, здесь и здесь, и все будет в ажуре.

— А как же счета? – спросила Твайлайт, подняв магией перо. Она подписала бумаги в нужных местах и вернула прибор обратно.

— Ах, да. Не волнуйтесь о них – принцесса Селестия уже все оплатила! – ответила медсестра, забирая подписанный документ со стойки. Она положила его в отдельную папку и сложила в картотечный шкафчик.

— Чудесно! Это все? – спросила Твайлайт, поднимая магией Скуталу. Аккуратно посадив ее на Рейнбоу, Твайлайт снова обернулась к медсестре.

— Да, это все! Скуталу может идти! – медсестра наклонилась вперед и сказала немного потише. – Да, и мы включили в папку копию документов об ее состоянии.

— Понятно, спасибо, — поблагодарила Твайлайт и подхватила папку.

— Погоди, что… — подалась вперед Рейнбоу. Тут ее настигло понимание и ее глаза немного расширились. – А, ой… забудь.

— Погоди, о каком состоянии? Что в папке? – спросила Скуталу, оперевшись передними копытами о голову Рейнбоу и вставая на спине своего идола. Перегнувшись через голову, она попыталась разглядеть содержимое папки, но безуспешно. Твайлайт ее уже захлопнула.

— Осторожнее там, малявка. Нам не нужно, чтобы ты свалилась, так? – с легкой улыбкой ответила Рейнбоу. Мотнув головой назад, она заставила Скуталу присесть. – Это, наверное, какой-то медицинский жаргон о том, как принцесса Селестия твое крыло вылечила.

— Ага, наверное… Ну так может пойдем уже? – Скуталу крепко держалась передними ногами за шею Рейнбоу. – Не люблю больницы…

— Ага, я тоже, малявка, — Рейнбоу передернуло слегка, когда она вспомнила свое попадание на больничную койку. Отбросив неприятные мысли и чувства, она последовала за Твайлайт, двигаясь осторожно, чтобы Скуталу не свалилась. Обернувшись к Твайлайт, пегаска спросила:

— Что дальше?

— Ну, если вы двое голодные, то можем зайти в Бургер Сено перекусить. А потом разбираться, что делать дальше. Да, я угощаю! – весело сказала Твайлайт, слушая бурчание в животе.

— Отличный план! – обернувшись назад, Рейнбоу едва не спихнула мордочкой Скуталу. Чтобы малышка не свалилась, пегаска расправила крылья, помогая ей выровнять баланс. – Что скажешь, малая? Готова загрызть старый добрый сенобургер и сено-фри?

— Всегда! – радостно пискнула Скуталу, размахивая крылышками.

— Отлично. Я зайду за Спайком и встречу вас обоих там, — сказала Твайлайт, разворачивая крылья. Пробежав пару шагов по дороге, она взлетела и отправилась к библиотеке.

***

— Как тебе бургер, Спайк? – спросила Твайлайт, кусая свой.

— Ага, хорош, — ответил дракончик, озадаченно оглядывая стол. Если Твайлайт и Рейнбоу, проводящие время вместе, не выглядели странно, то сидящая между ними и напротив него Скуталу, пожирающая свой бургер, выводила ситуацию за пределы привычного. Твайлайт ему много не объяснила – просто сказала, что они встретятся с Рейнбоу и Скуталу за обедом и обсудят важные вещи.

— Так, что происходит? Ты сказала, что надо будет обсудить что-то важное? – Спайк отложил свой бургер и взял немного жареного сена. Он запихивал его в рот, ожидая от Твайлайт ответа.

— Мы тут как раз за этим, — ответила Твайлайт, отложив бургер и сделав маленький глоток из стакана. – Я уверена, ты был удивлен тем, что Скуталу вчера была в госпитале, так?

После кивка Спайка она продолжила.

— Она, если захочет, расскажет тебе все детально. Но в общем и целом, ее родители не были к ней добры и плохо с ней обходились. Потому с сегодняшнего дня Скуталу будет жить со мной и Рейнбоу Дэш, — она приостановилась, ожидая реакции Спайка. Она была не уверена в том, что он подумает обо всем этом, но дала ему шанс высказаться.

— Вау… это просто… — пробормотал Спайк, нервно поглядывая на Скуталу. Покачав головой, он попытался изобразить крутого. – Так это будет что-то вроде одной долгой ночевки? – Он с надеждой глянул на Твайлайт, незаметно посмотрев на Скуталу секундой позже. Заметив на ее лице схожее выражение, он улыбнулся внутри и посмотрел обратно на Твайлайт.

— Именно, — ответила она, расслабившись. Аликорн и не догадывалась, что была так напряжена. – Она будет спать на запасной кровати у меня в спальне, пока мы со всем не разберемся. После суда, который будет через пару недель, мы сможем…

— Стой, какого суда? – спросил Спайк, подняв чешуйчатую бровь. – Зачем?

— Ну, видишь ли, Спайк… Рейнбоу и я вызвались быть опекунами Скуталу, узнав, что ее родители недостаточно ответственны. И суд нужен, чтобы опека стала официальной, — ответила Твайлайт, мягко улыбаясь и наблюдая, как Рейнбоу трепет гриву Скуталу.

— Реально? Это будет круто! – воскликнул Спайк. – Значит, Скуталу будет моей сестрой? Или, погоди… она будет моей полусестрой?

— Технически, она будет… — протянула Твайлайт, осознав, что она и сама не знает. – Честно говоря, я не уверена. Рейнбоу, есть идеи?

— А меня-то чего спрашивать? Ты у нас умница, ты и должна знать! – сказала Рейнбоу, игриво пихая Твайлайт в бок крылом. Затем добила свой бургер и глотнула напиток. – Как бы то ни было, надо торопиться. Я уже опоздала на работу, а мы еще ничего не решили.

— О! Ну, в таком случае… Пусть она остается со мной с понедельника по среду, а с четверга по воскресенье – у тебя. А каждую неделю будем меняться днями, чтобы ровно выходило. Ну а если что – можно сделать исключения. Как тебе?

— Ага, по мне все путем, — кивнула Рейнбоу, закидывая в рот остатки сена. – Извиняйте, ребята, но мне пора отчаливать. Мне нужно работать, чтобы оплачивать счета, знаете ли. Увидимся.

С этими словами пегаска вылетела из ресторана, оставив после себя лишь качающиеся двери.

— Так... у кого я остаюсь сегодня? – спросила Скуталу, доев свою порцию. Бумажки она свернула в шарик и бросила на стол.

— Как насчет остаться у меня? – спросила Твайлайт. – Думаю, Спайк будет рад компании, да и нам еще елку наряжать!

— Ага! Я уже гадал, когда мы за ней пойдем, -ответил он. Скуталу озадаченно смотрела на них.

— Елку? – наклонила она голову, недоуменно улыбнувшись. – Вы и так в дереве живете, зачем вам там еще одно?

— Для Дня Согревающего Очага, глупышка! – улыбнулась Твайлайт. – Ты что, не зна…

Тут ее рот сложился в маленькое «о» — от осознания, что ее родители могли не дарить ей никаких подарков на прошлые праздники. Ее сердцебиение участилось, а уши прижались к голове. В животе тяжело завозилась вина. Все пони, особенно маленькие жеребцы и кобылки, заслуживают подарков!

— Знаете, что, вы двое… — произнесла она, склонившись вперед. У нее в голове зрел план. – Дэш и я устроим вам лучший праздник в истории!

***

На шумном рынке пони покупали украшения, угощения и подарки для любимых – и Твайлайт с компанией занималась тем же самым.

— Отлично, теперь нам нужна звезда на верхушку! – сказала Твайлайт, левитируя над головой несколько сумок с украшениями, пока они шли по рынку. – Вам еще тепло?

В библиотеке она додумалась накинуть попону, используя ее для тепла и как подкладку под седельные сумки.

Они были на холоде уже достаточно долго, и она начала беспокоиться о Спайке. С ней-то было все в порядке – особенно с шарфом, который она повязала, но рептилии всегда были уязвимее к холоду.

— Ага! – ответил дракончик, потирая друг о друга ладони. – Хотя, все же стоило взять перчатки и шарф…

Он выдохнул на лапы небольшой поток пламени, стараясь их согреть.

— Ну, тебе стоило послушать меня, — хихикнула Твайлайт. Она засунула покупки в седельные сумки и посадила своего чешуйчатого помощника на себя, у сумок.

— Где-то в сумках у меня было покрывало… — она покопалась в них, радостно ахнула, когда нашла, и закутала дракончика. – Вот! Должно помочь.

— О, спасибо, Твай, — Спайк начал кутаться в покрывало. Оно было достаточно большим, чтобы накрыть его, но все же замерзший хвост из-под него высовывался. Он улыбнулся, начал согреваться, и стал держаться за шею Твайлайт, пока они проходили мимо множества прилавков рынка.

— Эй, а зачем тебе покрывало? – спросила Скуталу. – Да, сейчас холодновато, но не очень уж.

— Видишь ли, Спайк – хладнокровный, и потому температура его тела равна температуре окружающей среды. И на холоде температура его тела падает, — ответила Твайлайт, довольная возможностью поделиться знаниями. – И если будет слишком холодно, то он может заболеть и даже… Селестия, сохрани… умереть.

Она немного поежилась, выбрасывая эти мысли из головы.

— Эй, хватит уже об умирающем мне, — заявил Спайк, шутливо стукнув Твайлайт. – Как насчет новой звезды? Думаю, нам понадобится новая, потому что старую на чердаке я отыскать не смог.

— О, как насчет вот этой, — сказала Скуталу и подбежала к прилавку через две тележки от них. Там она указала на большую розовую звезду. — На нашем дереве она будет смотреться просто потрясно.

— Неплохо, но не очень сочетается с другими украшениями, которые мы уже купили, — заметил Спайк, изучив содержимое прилавка через плечо Твайлайт. Там с лесок свисали звезды всех форм и расцветок. Изучив товар, он заметил блестящую зеленую звезду, которая тут же напомнила ему о сочных изумрудах. – Эй, Твай, как насчет этой?

— Нет, не думаю, что зеленая звезда подойдет к зеленому дереву, — хихикнула Твайлайт, поняв, что украшение напомнило Спайку о вкусных драгоценных камнях, которыми он любил закусить.

— Как насчет этой? – указала она на среднего размера золотую.

— Ага, она выглядит клево! – согласилась Скуталу, даже не скрывая возбуждения.

— Ну, порядок! Теперь все, что нам нужно – елка. Кажется, их продавали на другом конце рынка, — сказала Твайлайт, купив украшение. Они развернулись и пошли через площадь к нужному месту.

Троица подошла к небольшому тенту – и их плечи обвисли, когда они увидели, что все уже распродано, кроме пары елок в углу. Воздух был застоявшийся и несвежий, оглушающе пахнувший сухими сосновыми иглами. Они вошли внутрь, и Твайлайт была приятно удивлена, когда Спайк и Скуталу одновременно высказали одобрение.

— Вот эта идеальна! – указала Скуталу.

— Ага, давай возьмем вон ту, Твайлайт! – указал дракончик на дерево слева.

Хоть с ней ничего особого не было, она казалась чуть покороче. Но это не было важно. Если это сделает их счастливее, то Твайлайт без проблем ее купит. Она обернулась к пожилому жеребцу за кассой и позвала его:

— Сколько за эту, сэр? – спросила она, указав на елку, выбранную Спайком и Скуталу.

Единорог оторвался от своего журнала и заметил Твайлайт.

— О, здравствуйте, принцесса! Я дам вам хорошую скидку. Ммм… как насчет семи битов?

— Отлично! – ответила Твайлайт и прилевитировала продавцу нужную сумму. Обернувшись, она увидела, как Скуталу пытается поднять елку самостоятельно.

— Не беспокойся, Твайлайт, я справлюсь! – радостно сказала она, заметив озабоченное выражение лица аликорна.

Прежде, чем Твайлайт успела ответить, малышка встала на задние ноги, взяла несколько веток в передние и потянула, пытаясь уронить дерево так, чтобы она могла его выволочь. Как только дерево начало наклоняться, заговорил продавец:

— Эй, потише, юная мисс! – сказал старик, с понимающей улыбкой откладывая журнал. – Давай-ка я все сделаю.

Он засветил свой рог, вынул дерево из хватки Скуталу и поставил елку рядом с Твайлайт.

— Мы же не хотим, чтобы ты поранилась на праздники, не так ли? – хихикнул он.

Твайлайт почувствовала укол вины и обернулась к Скуталу. Поймав неуверенный взгляд жеребенка, она кивнула на выход, молясь про себя, чтобы та молчала.

— Эм… спасибо, — быстро ответила Твайлайт, нервно оглядываясь. Без лишних слов, она взяла дерево магией, и они пошли к выходу, пока ситуация не стала более неловкой. Ей не хотелось, чтобы все знали о проблеме Скуталу.

Остановившись на площади, Твайлайт сосредоточилась и телепортировала елку в библиотеку, на предназначенное ей место. Затем точно так же она телепортировала и сумки с украшениями. Твайлайт глубоко вдохнула свежий воздух и поморщилась, когда холод царапнул ее ноздри. Она была рада выбраться из душного тента. Хоть одно дерево для Дня Согревающего Очага и пахло хорошо само по себе, запах от множества их в маленьком тенте без вентиляции был слишком сногсшибателен. Твайлайт даже задумалась, как пожилой единорог там сидит весь день.

Покачав головой, Твайлайт снова засветила рог и поставила Спайка на землю.

— Вы двое разберетесь с елкой самостоятельно? – спросила она, укладывая покрывало в седельную сумку. – Мне надо пробежаться по всяким скучным делам, и вам вряд ли захочется болтаться со мной.

Твайлайт надеялась, что ее последние слова звучали достаточно скучно. Она собиралась купить им подарки на праздник и не хотела, чтобы сюрприз был испорчен.

— Ага, похоже будет весело! – заявила Скуталу, уже позабыв старого единорога. Они со Спайком побежали, было, но Твайлайт позвала их, заставив остановиться.

— Притормозите-ка! – Твайлайт снова открыла седельную сумку и вынула две монеты, вложив их в ладонь Спайка. – Вот вам пара битов – купите себе горячего шоколада в Сахарном Уголке, если захотите.

— Спасибо тебе огромное, Твайлайт! – сказала Скуталу, обняв ее за переднюю ногу. Она потёрлась слегка мордочкой об ее грудь – на щеках пегаски был легкий румянец. – И да, вот еще. Если увидишь как-нибудь потом Рейнбоу, спроси, можно ли одолжить то покрывало, которым я укрывалась, когда ночевала у нее вчера? Оно реально теплое и мягкое и мне реально хочется спать под ним и потом.

— Хорошо, я спрошу у Рейнбоу, — ответила Твайлайт, потеревшись о кобылку в ответ. – А теперь бегите, пока коркой льда не покрылись.

Скуталу кивнула и отпустила ее, сделав пару шагов назад.

— Хе-хе, хорошо. Увидимся! – и они со Спайком умчались, повернув за угол, ведущий к кондитерской Пинки.

Твайлайт слегка улыбнулась, наблюдая, как смеются Скуталу и Спайк, обгоняющие друг друга на заснеженной улице. Хорошо… Что дальше? Она достала список дел и развернула перед собой. Купить украшения и тому подобное… Есть! Купить елку… Ага! Попросить Рарити сделать новые шарфы для Дэш, Скуталу и Спайка? Не сделано. Твайлайт свернула список, засунула его в седельную сумку и направилась к бутику «Карусель».

К счастью, он был всего в паре кварталов оттуда, чему Твайлайт была безмерно благодарна. Солнце собиралось опускаться, и в Понивилле становилось все холоднее. Твайлайт добралась до заведения подруги и открыла дверь, поежившись от омывшей ее волны благословенного тепла. Она на секунду закрыла глаза, наслаждаясь ощущением покидающего шерстку холода, и открыла, лишь услышав знакомый голос подруги.

— Добро пожаловать в бутик «Карусель»! – сказала Рарити, спускаясь в рабочую зону. – Где все…

Когда она увидела Твайлайт, то стандартная приветственная речь оборвалась.

— Ах, дорогая! Как ты себя чувствуешь в такой ужасно холодный день? — модельерша прикрыла глаза и засветила рог, захлопывая входную дверь

— Я вполне в порядке, Рарити, — улыбнулась Твайлайт, когда подруга вежливо сняла с нее седельные сумки и поставила на ближайший столик. Она прошла в гостиную и запрыгнула на кушетку. Рарити прилегла рядом.

— Послушай, если не сложно, и я понимаю, что немного запоздало, но ты не можешь сделать особые шарфы для Спайка, Дэш и Скуталу? – спросила Твайлайт. Ее сердце забилось быстрее, когда Рарити подняла бровь при упоминании Скуталу.

– Я думаю, это будут отличные подарки и… эм… — она замолчала, когда на лице Рарити появилось удивленное выражение.

— Извини, дорогая, но я не ошиблась, услышав имя Скуталу? – спросила она, подняв копыто, чтобы приостановить подругу. Твайлайт молча кивнула. – А почему конкретно для нее?

— Она, понимаешь, Рейнбоу Дэш и я… — Твайлайт запуталась в словах, позволив нервам одолеть себя.

После того, как Рарити ее слегка успокоила, Твайлайт смогла ей все рассказать. И хоть начала она немного сбивчиво, по мере объяснения всего одной из своих самых доверенных подруг, смогла собраться и расслабиться.

— Ну… вот оно примерно так все и было, — сказала Твайлайт, рассказав Рарити все – от момента, когда к ней ворвалась Рейнбоу и до событий сегодняшнего утра. – Скуталу будет приходить и уходить жить ко мне и Спайку в библиотеку, и хоть принцесса Селестия убеждает меня, что все должно пройти гладко, я все еще волнуюсь, как суд интерпретирует настолько уникальную ситуацию.

Она начала неосознанно постукивать передним копытом по кушетке, представляя себе, как судья объявляет, что она и Дэш не пригодны быть опекунами Скуталу.

— Твайлайт, я… — Рарити прокашлялась и покачала головой. – Я должна сказать, что то, что ты и Дэш делаете для Скуталу – просто восхитительно.

— Скажи, ты думаешь о чем-нибудь особенном для них? – положила модельерша ногу на плечо подруге.

Твайлайт рассказала, что задумала, и была очень рада узнать, что Рарити сумеет сделать их вовремя. Обнявшись и попрощавшись, Твайлайт пожелала подруге хорошего вечера и пошла домой, довольная тем, что покончила с делами на сегодня.

Когда Твайлайт подходила к библиотеке, она услышала знакомый голос, выведший ее из задумчивости.

— Эй, Твайлайт! Как твое ничего? – спросила Рейнбоу, неожиданно появляясь из воздуха. Не давая шанса ответить, она продолжила голосом, лучащимся возбуждением. – Неважно. Пойдем – мне надо показать тебе нечто потрясное!

И снова не дав Твайлайт ответить, Дэш ухватила ее за переднюю ногу, без труда поднялась в воздух и помчалась к своему облачному дому.

— Рейнбоу! Ты просто могла сказать мне следовать за тобой! – закашлялась аликорн, когда холодный зимний воздух проник в ее горло. Скорость, с которой они летели, была куда выше удобной для нее. Что бы пегаска ни прятала, оно явно не могло ждать. – Рейнбоу!

— Погоди, мы почти на месте! – прокричала Рейнбоу. Ее слова были практически сразу унесены ветром. Когда после нескольких облаков показался ее дом, пегаска только ускорилась. Дом был все ближе, и на такой скорости они могли пролететь его насквозь, если Рейнбоу не замедлится. Почувствовав, что Твайлайт пытается вывернуться, Рейнбоу раскрыла крылья, гася столько скорости за раз, что едва не расцепила хватку. Паря теперь спокойно, Рейнбоу удержала копыто Твайлайт и аккуратно поставила ее перед парадной дверью.

— Хех, извиняй, Твай… Я иногда перевозбуждаюсь, — хихикнула Рейнбоу, почесывая затылок. – Но раз уж мы тут, мне хочется кое-что тебе показать!

Она ворвалась в дом через дверь, сделала несколько петель в гостиной, чтобы погасить скорость, и опустилась рядом с кофейным столиком.

— Ну? Чего ты там дожидаешься? Письменного приглашения? Заходи! – крикнула Дэш ошарашенной Твайлайт, которая до сих пор стояла снаружи. Пегаска оглянулась, чтобы убедиться, что ее маленький секрет на глаза подруги еще не попал. Она не могла удержаться от дурашливой улыбки, когда аликорн входила в ее дом.

Твайлайт закрыла за собой дверь и, подойдя к подруге, засмеялась, увидев ее бурное возбуждение. Казалось, Рейнбоу как-то заполучила энергию Пинки Пай.

— Рейнбоу, что это с тобой такое творится? – она наклоняла голову во все стороны, пытаясь разглядеть, что прячет подруга, но тщетно. Рейнбоу блокировала ее взгляд каждый раз.

— Ладно, сдаюсь, — сказала, присев, Твайлайт. – Что у тебя за сюрприз?

— Это! – провозгласила по уши довольная Рейнбоу. Она отскочила в сторону и явила свою тайну – новейший, высший в линейке моделей самокат для Скуталу. Судя по лицу Твайлайт, она одобряла.

— Рейнбоу, это… — Твайлайт лишилась дара речи.

— Круто, ага?

Твайлайт посмотрела в глаза Рейнбоу с широкой улыбкой на лице.

— Рейнбоу… Скуталу будет в полнейшем восторге! Откуда ты его взяла? – она подошла к коробке и начала читать описание.

— А, пока я куковала вчера в госпитале, мне на глаза попалась реклама от спортивного магазина в Мейнхеттене. Увидела его – и поняла: я обязана добыть это для нее! Кроме того, ее же самокат разве не просто доска с колесиками? – хихикнула Рейнбоу. – Ей определенно понадобится новый, особенно после всего, что с ней произошло.

— Н-но погоди, если ты увидела рекламу только вчера, то как… — Твайлайт замолчала, когда ответ на вопрос сам по себе вспыхнул в ее голове. – Ты же не полетела на работу, так? Ты просто сказала, что тебе надо на работу, чтобы отправиться за самокатом?

— Агась! Что скажешь? Ей понравится?

— Ты шутишь? Да она будет его обожать! Это определённо шаг вперед, в сравнении с тем, что у нее сейчас – она с ним столько трюков освоит!

— Что я и говорила! – улыбка Рейнбоу померкла, когда она вспомнила что-то. – Слушай, Твай… ты не поможешь мне его упаковать? У меня… кое-какие проблемы с этим.

Рейнбоу смущенно отвернулась, постукивая копытом по полу. Она не любила это признавать, но даже ей иногда требовалась помощь.

— Конечно, более, чем рада помочь! – ответила Твайлайт. Оглядевшись, она не увидела ничего для заворачивания подарков. – Эээ… а где оберточная бумага?

— Эм… вот тут… — нервно хихикнула Рейнбоу, вынимая из-за дивана большой шар помятой бумаги. – Я немного перенервничала, пытаясь завернуть подарок самостоятельно и… ну, ты поняла…

Она отвернулась, немного смущенная. Она купила все, что нужно для упаковки подарка Скуталу еще в Мейнхеттене, но все это быстро закончилось. Бумага, которую она купила, была темно-фиолетовая с желтыми пятнышками, и она даже купила светло-голубую ленточку.

— И ты притащила меня сюда, чтобы я помогла тебе с упаковкой, — хихикнула Твайлайт, завершая фразу Рейнбоу. – Ты же знаешь, тебе надо было лишь попросить. Я никогда не откажу другу в нужде.

Она зажгла свой рог и сосредоточила магию на оберточной бумаге. Закрыв глаза, она сконцентрировалась, использовала магию, чтобы расправить бумагу, разгладить все складки и превратить ее в один большой лист. Твайлайт положила его и открыла глаза, удовлетворенная работой.

— А теперь помоги мне маленько, и мы упакуем все в мгновение ока!

— Что от меня требуется? – спросила Дэш, успокоенная тем, что Твайлайт не стала ее дразнить за неспособность упаковать подарок самостоятельно.

— Подержи пока липкую ленту… — Твайлайт прикусила губу, пытаясь сообразить, как лучше упаковать подарок. – Ага! Сделаем так.

Она зажгла рог, перевернула бумагу и поставила коробку в центре. Потом потянула концы вверх, оборачивая углы и накладывая стороны бумаги друг на друга.

— Ленту туда, пожалуйста! –кивнула Твайлайт на верх коробки, где сходились концы бумаги. Она промолчала, дав Рейнбоу заклеить. Хммм… Не так точно, как сделала бы я, но тоже неплохо!

— И сюда, и сюда, и еще вон туда! – командовала Твайлайт, указывая на нужные места. – Ииии порядок!

Рейнбоу присела и залюбовалась работой, довольная тем, как аккуратно упакован подарок Скуталу.

— Хех, спасибо, Твай, без тебя бы я не справилась, — она слегка потерлась мордочкой о подругу. – То есть, рано или поздно я бы сообразила, что да как.

— Ага, ну конечно… — закатила глаза и захихикала Твайлайт, когда Рейнбоу в шутку ее пихнула. – О, чуть не забыла, не заглянешь к нам утром в День Согревающего Очага? Мы тебе будем более, чем рады, да и Скуталу будет счастлива побыть с тобой!

— Реально? Это будет круто! – Рейнбоу подпрыгнула в воздух и обняла Твайлайт, обернув передние ноги вокруг шеи. Несколько секунд спустя она отпустила подругу и опустилась на пол. – Ну, а теперь нам не надо, вроде как, дотащить подарки до библиотеки?

— Конечно, думаю я смогу спрятать их под кроватью, — Твайлайт слегка задумалась над этим. Если я прижму тут и там, то… — Ага, думаю, это сработает! Мне надо будет только кровать покрывалом накрыть, чтобы Спайк или Скуталу не увидели.

— Ага, это сработает. Но как это все доставить к тебе, и чтобы нипони ничего не увидел? – почесала затылок Рейнбоу. – Я не хочу испортить свой сюрприз, знаешь ли.

Она ждала ответа Твайлайт, но его не было. Посмотрев, она увидела, как та зажгла свой рог.

— О, ага, точно… — Рейнбоу присела, потерла глаза и устало зевнула. – Ну, для меня сейчас, похоже, лучшая подружка – мягкая подушка. У тебя все путем?

— Агась, думаю, у меня все под контролем, — хихикнула Твайлайт, прикрыв улыбку копытом. Развернув крыло, она указала им на место рядом с Рейнбоу. – Видишь?

Она захихикала сильнее, когда пегаска подпрыгнула, обнаружив, что подарка уже в комнате нет.

— Он уже в библиотеке в полной безопасности, в моем шкафу… пока что. Когда вернусь, найду ему место получше, если понадобится.

— Звучит неплохо, Твай… неплохо…- снова зевнула Рейнбоу, но уже громче. Потом развернула крыло и указала на входную дверь. – Давай, я тебя провожу.

— Хорошо… О! – остановилась Твайлайт, едва сделав шаг. – Скуталу хотела взять у тебя какое-то одеяло – покрывало, если точнее. Она сказала, что использовала его прошлой ночью, и хочет укрываться им еще.

— Что, реально? Не вопрос, дай мне секунду, и я его принесу, — Рейнбоу ускакала в гостиную и принесла покрывало с дивана. Взяв его под крыло, она вернулась к двери и помогла засунуть его в седельные сумки Твайлайт. – Вот!

— Спасибо, Дэш, — ответила Твайлайт, слегка об нее потеревшись мордочкой. – Тогда увидимся завтра?

— Конечно. Я буду в библиотеке к полудню – надо уладить пару дел.

— Отлично, тогда увидимся, — с этими словами Твайлайт засветила рог и телепортировалась, оставив Рейнбоу одну.

Совсем.

Одну-одинешеньку.

Рейнбоу прикусила губу и позволила ушам обвиснуть, слушая свист ветра за окном. Вот и вся ее компания, как всегда – ветер и одна-две случайные птицы. К ней мало кто на самом деле заходил, и побыть с Твайлайт было действительно неплохо – хоть это и длилось недолго.

Рейнбоу обернулась, села и осмотрела гостиную. Она строила дом очень просторным, очень открытым. Она хотела такой дом, чтобы, если захочется, она могла летать внутри, но именно эта открытость заставляла ее чувствовать себя пустой. Ее сердце было полно одиночества, а ее хвост лениво подергивался из стороны в сторону, пока она осматривалась.

С долгим, тяжелым вздохом Рейнбоу встала и захлопнула входную дверь. Низко повесив голову, она проползла через дом и медленно поднялась наверх. Обычно она долетела бы до кровати, но боль одиночества подняться в воздух не давала. С тяжестью на сердце, она вошла в спальню и залезла на кровать, позволив себе погрузиться в нее.

Там она взяла одну подушку и прижала к груди, надвинув на плечи одеяло. Она не могла понять, почему, но теперь она чувствовала себя еще более одинокой. Может, потому, что Скуталу осталась дома у Твайлайт, или потому, что она снова обнимала неодушевленный предмет. Какой бы мягкой подушка ни была, столь желанного тепла живого тела она дать не могла. Откинув гриву с лица, Рейнбоу печально вздохнула и закрыла глаза, мечтая о том, чего у нее не было.