Автор рисунка: Siansaar
0.Начало 2.Подготовка к войне

1.Смена обстановки

На узенькой улочке одного из мегаполисов сегодня было на удивление пусто. Магазины, бутики, кафе, салоны сотовой связи и даже библиотека работали все как один. Обслуживающий персонал внутри них коротал свои часы в скуке. Снаружи не было никого. Пусто. Лишь тишина, шепот ветра, шелест листьев да небольшие вихри пыли находились снаружи. В конце пустующей улицы, которая чем-то была схожа с небольшим проспектом, находилась довольно известная в городе кондитерская, где продавалось все, если даже не больше, чем все. От леденцов до самых разнообразных сортов мороженого. От всевозможных жевательных резинок до гигантских тортов. От лимонадов до суперсладких коктейлей. Также в той кондитерской продавалась и жевательная резинка с вкусом, который по мере жевания с фисташкового сменялся на вишневый. Именно за ней и направлялся юноша, шедший в начале улицы. Одет он был в черную толстовку, под которой едва ли можно было углядеть ворот свитера, черные джинсы и кислотно-зеленые кроссовки. Утеплялся он так потому что в его городе было довольно-таки холодновато.


Посмотрев со стороны на этого представителя рода человеческого, так и хотелось разделить с ним беседу за сигаретой-другой. А тем, кто считал курение вредной привычкой, наверное, было бы интересно подискутировать с ним на жизненные темы. В спорах идущий по улице интроверт флегматично отмахивался аргументами и фактами, что попадались под руку. Во время редкой вспышки энтузиазма или очередного порыва выпендриться, его потухший взгляд наливался жизнью. В остальное же время глаза парня не выражали ровным счетом ничего. Некоторые и сами не понимали, что есть в этом субъекте необычного. Правильные черты лица вкупе с челкой, спокойная походка и отдаваемое предпочтение толстовкам да взор в никуда, прибавляли его виду лишь еще больше... простоты?


С детства он чуть ли не постоянно находился в шумной среде. В детском саду его одногруппники были уж очень громкими и активными. На работе родителей, куда они брали иногда немного подросшего мальчика, шум стоял везде и всюду. В школе же класс, в котором учился мальчик, был настолько шумным, что порой у него возникало ощущение, что его барабанные перепонки разорвутся, а голова и вовсе взорвется. Врачи же предписывали ему как можно больше избегать шумной среды и находиться в уединении. Помимо этого иногда они выписывали длиннющие рецепты с лекарствами. Позже повзрослевший парень еще долго вспоминал как он глотал целые коктейли из всевозможных таблеток.


Хоть тишина и была относительная, парень не упускал и этой возможности прогуляться в одиночестве. Ему было приятно идти одному, без постоянно косящихся на него людей вокруг. И самое главное — без шума. Казалось, что улице нет конца, что не могло не радовать молодого социофоба. Лишь только ветер, колыхающий не до конца опавшие листья на деревьях и бурые волосы одиноко идущего человека, нарушал спокойствие. Прогуливаясь, человек снова заметил, что его избегают животные, наверное, звери так же не искали встречи с ним, как и он с людьми.


Временами тишина и покой на безжизненно выглядевшей улице казались парню подозрительными. Но он быстро отбросил свои сомнения и мысли прочь. Сейчас он меньше всего хотел быть параноиком, оборачивающимся от каждого шороха, и дрожащим от страха при более резких звуках.
К одежде парень был не особо придирчив. За всю жизнь он сменил лишь пару типов одежды, которую носил. На смену разнообразным футболкам и водолазкам, в которых он ходил во все сезоны, пришли толстовки и свитера под ними для утепления. И вот, запустив ладони в карман своей толстовки, парень, не спеша, шел к магазину, что находился на другом конце дороги. Он и не подозревал, что вскоре ему предстоит встреча, которую он бы с удовольствием променял на день времяпрепровождения среди толпы. Вздрогнув от холода, навеянного ветром, юноша ускорился. Температура на улице сегодня была довольно-таки низка. Что-что, а простудиться ему не очень то и хотелось.


Он уже и забыл, что хотел купить, но все так же шел к концу длинной аллеи. Спокойствие и тишину нарушил нарастающий гулкий звук. Парень не понимал, то ли этот звук был в его голове, то ли он реально раздавался на улице.


Так или иначе, выяснить это ему не удалось. Неожиданно его ослепила зеленая вспышка, которая каким-то образом еще и сбила парня с ног. До шокированного человека только через пять минут дошло, что он сидит на земле и бесцельно смотрит вниз.


Подъем на ноги дался нелегко, но покряхтев немного человек все-таки смог найти точку опоры на двух конечностях. Отряхиваясь от пыли, в которой парень просидел несколько минут, он заметил недалеко от себя мужчину в синем смокинге и с кейсом в правой руке. Поблизости никого не было, да и место молодому человеку не было знакомо, и он решился подойти к таинственному незнакомцу. Пока он шел к чужаку, многое заметил. Например, повсюду были расставлены фонарные столбы, половина фонарей на которых попросту не горела, здания как будто вообще отсутствовали, но вдалеке, куда свет еле доставал, виднелось какое-то подобие стены. Под ногами у парня была самая обычная сухая земля. Мрак царил везде. Везде, где не было фонарей.

— Здравствуйте, вы не знаете что это за место? — вежливо спросил он.

— Привет, Мэтт, — произнес мужчина, чем заставил юношу испытать удивление, смешанное с замешательством. — Обойдусь без вступлений и…, — тут его прервали.

— А откуда вы знаете мое имя?

— Я знаю о тебе гораздо больше, чем ты думаешь. Так вот, обойдусь без вступлений и речей, скажу лишь, что тебе выпал шанс изменить свою жизнь, Мэтт.

— Что за чертовщина?! — вновь прервал его парень. Сейчас он пребывал в большом замешательстве. Еще бы! Он попадает в незнакомое место, причем в этом месте находятся всего два человека — он сам и какой-то мужик в костюме и с чемоданом. Причем это мужик знает о нем если не все, то многое. Как тут не впасть в замешательство? Юноше это не очень нравилось, что вызывало еще и злость, которая смешивалась с удивлением.

— Ты мечтал о покое, грезил о счастье. Я даю тебе шанс их найти, возможно, ты откажешься, но знаешь ли ты, от чего ты можешь отказаться? — спросил мужчина. Заинтриговать он умел — равно как и толкать речи. — Возможно, ты найдешь их в том месте, а возможно они придут к тебе сами, когда тебя упокоит могила. Я даю выбор тебе. Идти вперед или же повернуть назад. От этого зависит твоя судьба, — произнес незнакомец, одарив юношу своей мерзкой улыбкой. Рядом с ним появился огромный зеленый шар, диаметром в человеческий рост. Улыбнувшись, мужчина пригласительным жестом показал в сторону необычного портала, словно предлагая войти в дверь.


За одно мгновение у юноши перед глазами предстал целый ряд картин. Сначала он видел как идет по улице, направляясь в кондитерскую. Замечает, что вокруг ровным счетом никого. Спустя несколько мгновений он проваливается невесть куда и обнаруживает странного мужика в костюме клерка, толкающего философские речи. После этого у него в голове промелькнула мысль "Что-то уж слишком подозрительно все это выглядит". Хоть этот мужчина и говорил загадочно, но заинтриговать парня ему все-таки удалось. "Ладно. Была не была. Живем один раз" — пролетело в голове у Мэтта, прежде чем он зашел в портал. На этот раз вспышки не было, вместо этого парень увидел стремительно приближающийся к нему пол. Пожалуй, это было последнее, что он видел.


А потом. Потом была тьма. Темнота. Мрак.


И в этом мраке Мэтт плыл, словно рыбка. Одинокая, заблудившаяся, никому не нужная, неизвестно куда плывущая. В месте, куда он попал, ощущение времени стиралось. Юноше казалось, что здесь он был всегда. Его переполняло ощущение простоты и стабильности происходящего.


За окном комнаты, приютившей юношу, сияло солнце. Время близилось к одиннадцати-двенадцати часам.
Солнечные лучи резвились на одеяле, накрывавшем пребывающее на кровати тело и временами норовили пройтись по глазам. Благодаря этому человек очнулся гораздо быстрее.

Окинув взглядом комнату он увидел, что рядом на тумбочке стоял графин с водой и пара стаканов. Он не преминул осушить емкость с жидкостью, не прибегая к использованию посуды. Напившись вдоволь, юноша начал озираться по сторонам, все в комнате выглядело немного странным. То ли из-за того, что некоторые предметы казались ему необычными, то ли из-за того, что мебель выглядела больше привычных размеров.


Был у них в городе популярный магазинчик с такой вот мебелью. Особым спросом она пользовалась у высоких граждан, а также у тех, кто страдал от лишнего веса. Сам спрос оправдывал себя полностью. Ведь мебель из того магазина была раза в два прочнее обычной, да и служила дольше. Те кто имел просторные квартиры любили поваляться на кровати длиной два с половиной метра или же посидеть на стуле высотой в полтора метра. Порой габариты мебели, продававшейся в том магазине, впечатляли.


Обнаружив свою толстовку и джинсы с обувью на стуле, стоявшем рядом с кроватью, Мэтт быстро принялся одеваться. Он еще не знал, кто он в этом месте, пленный или гость. Но люди, приютившие его, казались парню довольно доброжелательными — раз оставили воды. Быстро надев на себя свою одежду, Мэтт тихо подошел к двери и аккуратно выглянул из-за нее.


Обычно он был спокоен как вода. Испугать его могло лишь неожиданное прикосновение сзади. Даже тогда его страх был кратковременным и проходил через секунду-две. Прямо на него своими голубыми как небо глазами смотрела небольшая пони. Если не обращать внимание на наличие широкой радужки, то от обычной она отличалась тем, что имела более симпатичный вид, да ростом она была почти с Мэтта. И кудрявые грива с хвостом, которые, кстати, имели розовую окраску, были уложены необычным образом. То ли она подкралась к двери, то ли ее кто-то случайно выпустил из амбара — парень не знал. Такие сюрпризы его очень пугали. Даже если просто кто-то дотронется до него сзади, он чуть ли не подпрыгнет на месте от испуга. Наконец эмоции стихли, и он вышел из-за двери, в которую, испугавшись, вцепился.

— Прости, лошадка, у меня ничего съестного нет, ты, наверно, потеряла своего хозяина? — ласково сказал Мэтт.

— Какой хозяин?! Ты верно шутишь? Я люблю шутки! А еще больше я люблю вечеринки! — последнюю фразу пони чуть ли не прокричала.


У парня отвисла челюсть. К такому он готов не был. На смену удивлению пришел еще больший испуг, чем он испытал пару минут назад. Быстро отойдя от нее, он со всех ног помчался по коридору.

— А-а-а-а-а! — только и услышала та пони. Прикинув свои силы в уме, она посчитала, что догнать незнакомца она не сможет, и решила сообщить остальным пони о случившемся.


На бегу, Мэтт увидел еще нескольких пони, четырех, если быть точнее. Доселе он видел сказочных существ только в телевизоре да на картинках в интернете. Пегасы, кентавры, единороги, фениксы, сатиры, русалки, драконы, люди-рыбы. Все это было знакомо парню. Но лишь благодаря сети и телевидению. Так вот. Он и не думал, что пегасы и единороги будут выглядеть подобным образом. Уж слишком они были похожи на мультяшных персонажей, хоть и выглядели вполне реалистично. Миниатюрные, но в то же время превосходящие по размерам человека.


Одна из тех, кто был у коридоре, была бирюзовым пегасом, причем с радужной гривой, отчего юноша заорал еще сильнее и ускорил темп. Позже он заметил еще и белую кобылку с пурпурной гривой, у этой крыльев не было, но парень увидел торчащий из гривы рог. Все это он смог углядеть на бегу. Но больший ужас он испытал, когда с криком пронесся мимо двух особей, одна из которых была рыжего цвета с гривой под цвет сена и носила ковбойскую шляпу, другая же, сливового цвета и имевшая темно-фиолетовую гриву, была при полном комплекте.


Они обе очень удивились, увидев человека, несущегося с криком прямиком на них. Но вот коридор начал заканчиваться поворотом в стене. В стороне куда бежал охваченный ужасом парень, как раз красовалось окно, расколовшееся тут же на кусочки. Короткий промежуток времени, когда Мэтт, проламывая окно, выпрыгивал наружу замедлился словно в голливудских фильмах. Краем глаза парень заметил, что под окнами находится довольно много деревьев. Тогда Мэтт и не думал, что этот прыжок может оказаться роковым, в то время он пребывал в непонятно откуда взявшимися ужасе и страхе. Но, человеку повезло, высота оказалось небольшой — меньше пяти метров, да к тому же он приземлился аккурат на крону дерева, так удачно расположившуюся под окном. Парень довольно быстро проваливался сквозь крону дерева. Все это сопровождалось хрустом ломающихся веток и потоком матов. Быстро схватившись за первую попавшуюся ветку, МакКонал первым делом восстановил дыхание.

— Какого хрена, тут происходит? — переводя дыхание, произнес он. — Цветные пони? Может еще обесцвеченные животные? — с сарказмом сказал Мэтт.

— Может. А может, ты объяснишь, почему так быстро убежал? — внезапно донеслось снизу. Из-за этого юный паникер чуть не сверзился с ветки. "Твою налево" — мысленно ругнулся парень. Взглянув вниз, он увидел улыбающуюся розовую пони. Похоже эти существа были здесь повсюду, так что предаваться страху и бегать от них с адскими воплями было бессмысленно. Придя в себя, молодой человек услышал, как пони повторила вопрос. Решив, что стоит спуститься, он принялся слезать. Но слезть нормально у него не получилось, вместо этого он сорвался с последней ветки и упал, распластавшись на земле. Подняв голову, человек заметил, что розовая пони протягивает ему копыто. Приняв ее помощь, Мэтт принялся отряхиваться от пыли. Покончив с этим делом, парень уставился на пони. Та не заставила себя ждать, и, протянув копыто в его сторону представилась.

— Привет. Меня зовут Пинки Пай, а тебя?

— Мэтт, Мэтт МакКонал, — изобразив нечто вроде рукопожатия ответил потирающий ушибленную о ствол дерева голову юноша.

— Ты странный какой-то, Мэтт.

— То есть, ты считаешь нормальным то, что я попадаю в место с разноцветными пони, умеющими говорить? — с издевкой в голосе произнес человек.

— Ну-у-у не знаю, всё можно объяснить, кстати, тебя ищут, — быстро ответила Пинки. В ее голосе слышались нотки вины, да к тому же она опустила вниз голову и рыхлила копытом землю. Парень понял, что причина, по которой его ищут, стоит напротив него. — Ладно, Пинки, не расстраивайся, может, прогуляемся по этому, гм, саду? — примирительно сказал Мэтт. Сейчас ему хотелось побыть в тишине, если тишиной можно назвать ту смесь звуков вкупе с тараторящей кобылкой рядом.

— Хорошо, как раз я расскажу о том, куда ты попал, ты ведь не против? — повеселев, произнесла Пинки. Сейчас ему хотелось покоя, даже с рядом тараторящей пони.


Для Мэтта предстала возможность узнать что-то полезное о новом для него мире. Местные жители как нельзя кстати подходили на роль гидов по здешним местам. Кому еще, как не им знать об этом мире? Поэтому МакКонал не возражал, а с удовольствием слушал Пинки, пока та рассказывала ему о этом необычном месте, которое, кстати, называлось Эквестрией.


Слушая идущую рядом и тараторящую пони человек понемногу начал вникать в суть вещей. В Эквестрии не было воровства, не было убийств, не было наркотиков или коррупции, не было бюрократии. Не было грязной и порочной лжи, не было развращающей похоти, не было алчности, не было жадности, злости. Их просто не было. Все здесь были открыты и дружелюбны друг с другом. Если кто-то попадал в беду или сталкивался с личными проблемами, то ему почти сиюсекундно помогали друзья. Здесь действовал принцип "один за всех и все за одного". Коллективизм у местных был неотъемлимой частью жизни. При этом еще и оставалось достаточно пространства для индивидуальности. Да, были и одиночки, почти ни с кем не общавшиеся, но их как и остальных всегда встречали с улыбкой и пониманием. Все это не могло не радовать человека.


Помимо этого были и другие страны, но о них Пинки как-то не особо разглагольствовала.


И хоть МакКонал успевал улавливать лишь половину слов тараторящей пони — этого все же было предостаточно, чтобы парень смог представить себе эту страну в ее основных чертах. Мэтт заметил, что та была слишком энергичной. Розовая пони общалась с ним как со старым другом, почему — парень не знал. Наверное, она хотела втереться в доверие человеку, или же от природы была такой общительной. Пока они гуляли по саду, Мэтт много еще чего узнал. О себе он рассказал немного. Шедшая около него пони услышала небольшой рассказ о мегаполисах, больших городах, плохой экологической обстановке на планете. Конечно он не упомянул о кровопролитных войнах, частых кражах государством народных денег, жестокости и насилии, а также об извращенности некоторых его современников. Человек специально не поднимал в разговоре эти темы, подумав, что если он расскажет о подобном добродушной и веселой пони, то будет выглядеть в ее глазах именно тем, к кому всегда относился с презрением. С таким лютым презрением, что если бы оно было материально, то точно бы выглядело как зеленая кислота, разъедающая все вокруг. Но в итоге Мэтт лишь сотрясал своими возмущениями по поводу загрязнения окружающей среды воздух. Пинки только улыбалась, возможно, она не понимала масштаба этой проблемы из-за того, что во всей Эквестрии не было ни одного завода. Были безотходные предприятия, где пони изготавливали продукцию вручную. На вопрос Мэтта, как она его нашла, Пинки непринужденно ответила, что она, если захочет, и иголку в стоге сена отыщет.

— Нас уже довольно долго ищут, может, вернемся в замок? — предложила розовая пони.

— Да, я думаю, вернуться стоит, — улыбнувшись, ответил человек. Ему было не скучно с Пинки, и одновременно спокойно. Вместе с ней они решили, что лучше стоит пойти к принцессе, которую, кстати, звали Селестией. Даже по пути в тронный зал Пинки не умолкала и постоянно что-то говорила. Например, Мэтт узнал, что однажды она устроила такую битву пирогами, что убирали все потом несколько дней. Слушавший ее вполуха человек принял это во внимание и запомнил на будущее. А то мало ли, вдруг она захочет повторить снова битву едой?


И вот, наконец, коридоры кончились, и перед человеком предстала огромная дверь, больше похожая на ворота. В действительности это и было уходящими под потолок воротами.


Вообще Мэтт любил иногда творить всякую чепуху. В его жизни был случай, когда он, найдя на улице собачьи фекалии, накрыл их валявшейся в мусорном баке кастрюлей. Тогда он был не один, а с другом. Да, даже у него были друзья. В тот день они ждали третьего парня, который должен был подойти с минуты на минуту. Когда же третий из их компании пришел, сам Мэтт, крепко прижимая кастрюлю к асфальту, сообщил товарищу, что они поймали какую-то зверушку, которую подошедший должен быстро схватить. Все это снимал на камеру второй приятель юноши. Каково же было удивление обмакнувшего в дерьмо руку парня, когда он осознал, что именно он сделал. Тогда Мэтт еще долго бежал по улице от настигающего его товарища с обмазанной дерьмом рукой. Даже и говорить не стоило, что на бегу МакКонала разрывало от смеха.


Вот и сейчас ему пришла идея необычно появиться в помещении, перед входом в которое он стоял. Парень уж было захотел выбить ее ногой и вломиться в зал с криком "Я пришел украсить эту тусовку!", но, как говорится его планы накрылись медным тазом. Вместо этого приоткрыв одну из тяжеленных воротин, Мэтт аккуратно высунулся, чтобы осмотреться. Сзади его подтолкнула розовая пони и человек ввалился в зал при этом умудрившись упасть на колени.

 — Поднимись с колен, ты пока еще не подданный, — сказал величественный голос. Подняв голову, Мэтт заметил двух лошадей. С лошадьми у них было общего лишь то, что они имели копыта, гривы, хвосты и схожее строение тела. Они, как и та, которую он видел в коридоре, имели рог и крылья, на передних копытах и груди у них красовались украшения, говорившие о занимаемых лошадьми высоких постах. Одна из них, та, что, очевидно, занимала более важный пост, и имевшая белую окраску, сидела на троне. Вторая, которая, как показалось человеку, была помладше первой, и имела темно-синий окрас, расположилась рядом. Сейчас они обе смотрели на юношу, тому даже стало не по себе от такого внимания. Одна из них прервала сложившуюся тишину короткой репликой.

 — Так ты — тот самый Мэтт МакКонал? — спросила та, что сидела на троне. У парня второй раз за день отвисла челюсть, ему начинало надоедать то, что все знают его имя.

 — Он самый, а что? — осведомился человек.

 — Дело в том, что ты здесь по вине того мужчины с кейсом. Думаю, что ты и сам уже об этом догадался. Нам неизвестны его мотивы и причины, по которым он сначала прибыл сюда, а потом уже отправил сюда тебя. Мы постараемся решить проблему с твоим нахождением в нашем мире и отправить тебя домой, — произнесла та лошадь, что была рядом с белой, отведя взгляд в сторону. Но, в отличие от белой, она сказала это с ноткой доброты и спокойствия.

 — А можно узнать, с кем имею честь говорить? — осторожно спросил Мэтт.

 — Я принцесса Эквестрии, Селестия, — величественно произнесла белая лошадь. — А это — принцесса Луна, моя сестра, — сказала Селестия, указав копытом на сидевшую рядом кобылу.

 — Приятно познакомиться, принцесса Луна, — сказал, чуть раскрасневшись, парень.


Даже попав в неизвестный ему мир Мэтт все равно иногда не сдерживал свои эмоции к особям противоположного пола. Особого опыта общения с девушками у него не было, поэтому вогнать в краску его могла любая симпатичная особа, имевшая сладкий голос и глупую улыбку ребенка. Но сейчас было нечто иное. Не те эмоции, которые он испытывал раньше. Что-то другое, более спокойное и сильное. Словно маленький маячок внутри человека откликнулся на голос представшей перед юношей принцессы.

 — Нам тоже приятно познакомиться с тобой, — с каменным лицом ответила сидящая рядом с Селестией принцесса. Говорила она холодно, без интереса к собеседнику.

 — Дело в том, что незнакомец оставил нам ранец из вашего мира, — продолжила первая принцесса. — Он сказал, что ты сможешь нам помочь с изучением технологий, которые применяются при создании и работе оружия, лежащего в рюкзаке. Поэтому для нас ты очень ценен и важен по той причине, что только ты обладаешь нужной информацией, которая сможет в будущем предотвратить надвигающуюся катастрофу. Но, так как тебе требуется крыша над головой, защита и пища, то мы предлагаем тебе сделку. Все необходимое для твоей жизни в обмен на знания.

 — Я понимаю ваше положение. Что я могу сделать? — моментально включившись, произнес человек. Похоже, что он незамедлительно принял предложение Селестии. Это было более чем рационально в его ситуации. В глубине себя он побаивался, что не сможет вернуться обратно домой. Весь этот балаган не нравился человеку, ох как не нравился. Да и было видно, что он осознает если не всю тяжесть нависших над правительницами проблем, то хотя бы часть ее.

 — Нам нужны принципы работы вот этого, — сказала Селестия и с помощью своей магии дала человеку походный рюкзак. Порывшись там, Мэтт нашел много чего интересного. Целая куча оружия ждала внутри ранца. Среди них человек узнал автомат с подствольником, три пистолета, два одинаковых "Пустынных Орла" с лазерным прицелом, и один самый обычный Глок-17, дробовик Спас-12, и cнайперская винтовка М40. Парень был удивлен доставшимся ему арсеналом. Даже скорее изумлен. В голове крутился лишь один вопрос "Откуда здесь всё это?". Кроме того, в рюкзаке он обнаружил боезапас ко всему оружию и ПНВ. Конечно, Мэтт знал, как работает все это богатство — он учился на инженера и был на предпоследнем курсе в универе. Его специальность была тесно сопряжена с военными технологиями.

 — Но я не буду вам ничего говорить, пока не отосплюсь и не наемся, — решил поставить свои условия Мэтт.

 — Мы понимаем, можешь разместиться в одной из комнат в замке, — спокойно произнесла Селестия. После этого принцесса подозвала слугу, который должен был показать местоположение той самой комнаты, в которой предстояло провести ночь человеку.

Выйдя из зала, Мэтт хотел было пойти погулять по зданию, но тут его внезапно остановила Пинки Пай. Появившись, словно из ниоткуда, розовая пони неожиданно завопила над ухом у человека. Тот сильно подпрыгнул на месте от внезапно раздавшегося голоса.

 — Есть хочешь? О чем вы говорили? — последний вопрос был явно ни к чему.

 — Не то слово, быка бы съел. С чего ты взяла? — спросил Мэтт. Увидев округлившиеся глаза пони он, приподняв одну бровь, произнес: — Я что-то не то сказал?

 — Вообще-то быки — разумные существа, ты не считаешь, что их убийство это большой грех на душу?

 — Ой, прости, Пинки, — промолвил юноша. — Это речевой оборот такой, понимаешь? Метафора такая, — выставив руки ладонями вперед и оправдываясь, пояснил Мэтт.

 — Ты примешь в качестве извинений вкусный торт с чаем и общество общительной пони? У меня дома можно найти самые разнообразные сладости.

 — Не откажусь, а там найдется место для отдыха? — представляя себе вкуснейший торт, спросил молодой человек.

 — Да-да-да, конечно, отоспишься у меня на диване, у меня просторная комната. Так что там говорили? — поинтересовалась розовая кобылка. Вопрос остался без ответа. Сейчас человек был довольно утомлен после всех событий, что случились за день.


Человек проследовал за пони сопровождая ее своим поблекшим от усталости взглядом. Сейчас ему просто хотелось чего-нибудь съесть и отоспаться. Меньше всего он думал о том, что скоро ему предстоит долго и нудно объяснять механизмы работы оружия, что он нес сейчас с собой в рюкзаке. Похоже принцессы считали, что МакКоналу стоит в каком-то роде притереться к оружию, которое сейчас бряцало в рюкзаке. А еще похоже, что они были настолько могущественны, что могли бы пресечь любое левое движение человека. На тот случай, если Мэтт решит поиграть в терминатора.


Принцесса даже не заметила, что он забрал его с собой. А может и сделала вид, что не заметила. Возможно, она думала, что юноша не мог выйти из замка, так как не знал местности. Мэтт так задумался, что не заметил, как они с его спутницей сели на поезд. Лишь увидев мелькающий за окном пейзаж, он опомнился и с паникой в голосе спросил у розовой пони, куда они едут. Пинки только махнула копытом и пояснила, что едут в Понивилль. Ведь там и находится, по словам пони, самая лучшая кондитерская в Эквестрии. Где и пекут самые лучшие торты. Как только они приехали, Пинки чуть ли не сразу начала со всеми здороваться. Прохожие смотрели на человека с плохо скрываемым недоверием. Да и не то, что с недоверием. Многие с плохо скрываемым страхом пятились назад. Кто-то запирался в домах, закрывая ставни окон и завешивая стекла шторами. Где-то вдали Мэтту даже послышался чей-то истошный крик.


Вообще человек не ожидал такой реакции на его появление. Ему казалось, что местные будут смотреть на него с интересом, а не прятаться по домам. Сам факт того, что его здесь опасаются с каждым шагом все больше и больше разочаровывал парня. Не веселое и радостное кино он попал, отнюдь не в веселое.


Кое-как дойдя до кондитерской, высотой в пару этажей, пони распахнула перед парнем дверь и галантно протянула копыто в сторону прохода. То ли она дурачилась, то ли предлагала узреть во всей красе место, где она живет и работает. Улыбнувшись от вида Пинки, изображающей джентльменшу, юноша прошел внутрь.


Небольшая комната оказалась самым настоящим залом для посетителей. У противоположной ко входу стены расположился прилавок с витринами, на котором красовались различного вида торты. За прилавком, к удивлению парня, никого не оказалось. Меж тем, пони проскакала до витрин и выудила оттуда один небольшой тортик. Аккуратно держа его на копыте, она свободным указала на небольшую лестницу, ведущую наверх и сказала Мэтту, чтобы он зашел в третью дверь слева по коридору. Человеку пришлось послушать сопровождающую его пони. Не отводя глаз от торта, он проследовал наверх. Поднявшись по лестнице, парень увидел коридор с несколькими дверями. Зайдя в третью слева, как и указала Пинки, дверь, молодой человек очень удивился. Комната оказалась небольшим залом, с несколькими креслами и диванами в центре. У одного из диванов расположился небольшой журнальный столик. На нем влекла свое бессмысленное (ну, или почти бессмысленное) существование стопка газет. Подойдя к столику, Мэтт заметил, что под ними лежит тоненький журнальчик. Любопытство грызло парня, но он все же оставил идею взять и пролистать то, что лежало внизу. Мало ли, может там "Понибой" какой-нибудь. А аппетит он перебивать себе не хотел. Расположившись на диване, Мэтт принялся ждать свою новую знакомую. Та появилась через пару минут, и из торта уже торчала рукоятка ножа. Разрезав его на несколько кусков, пони удалилась к импровизированной кухне, чтобы сделать чай.

 — Эй, Пинки, а что это за рисунки у вас, эмм, на крупе? — спросил Мэтт.

 — Это кьютимарки, по другому — отличительные знаки. Они есть у каждого пони, и появляются эти знаки, когда ты находишь свое призвание, дело, которым будешь заниматься всю жизнь, — не оборачиваясь, сказала розовая пони.

 — Понятно. А какое у тебя призвание? — поинтересовался парень. Взяв парочку чашек с чаем, Пинки, сев на кресло, аккуратно поставила их на журнальный столик. Рядом стоял торт, и голодному человеку не терпелось начать его есть. Обжигаясь горячим чаем, он принялся жадно поедать один из кусков.

 — Вечеринки, — устало сказала собеседница. Человеку поначалу казалось, что пони словно работала от батарейки. Но сейчас он понял, что его новая знакомая знатно устала. За день она изрядно вымоталась и потратила много сил. Но это не помешало ей кинуть кусок торта прямо в лицо человеку. Тот сильно удивился. И, смазав с лица слой вкусного крема ладонью, взял один кусочек и швырнул в ответ в сторону пони. Та, хихикая, хотела уклониться, но торт все же достиг своей цели, окрасив кремом половину ее мордочки. Пинки, взяв подушку с кресла, бросила ее в парня и ринулась в атаку. Сбив его с ног, она было хотела прокричать нечто вроде "Я царь горы!", но была опрокинута юношей, который чуть позже свалился на нее. Уложенная на лопатки пони пыталась отпихиваться копытами, но парень смог ее удержать. Наконец, она перестала брыкаться и человек с ухмылкой на лице спросил.

 — Успокоилась?

 — Да, — ответила Пинки. Мэтт уже было хотел встать с колен, но пони поманила его копытом, сказав:

 — Давай я тебе покажу чердак. Тут довольно уютно. Да и ночью интересно на звезды поглазеть.


Проследовав за розовой пони, человек поднялся по небольшой лесенке и увидел скромную комнату. Внутри была довольно большая кровать да несколько тумб с большим зеркалом. В противоположной от лестницы стене ровно по центру красовалось огромнейшее окно с не менее большим подоконником. На нем в одно и то же время могли уместиться три человека. И это как минимум. Открыв окно, Пинки впустила в комнату порывы ветра, принесшего свежесть в комнату. Тем временем снаружи царила ночь. Звезды были щедро рассыпаны по черному холсту по имени Небо. В центре этой картины можно было заметить осколок света искривленной формы, называемый луной.


Все это было, несомненно, приятно лицезреть, но Мэтт решил продолжить трапезу. Закончив есть кусок торта и пить травяной чай, парень подошел к раковине у одной из стен и смыл остатки крема со своего лица.


В то время как молодой человек умывался, вниз спустилась Пинки Пай и сказала:

 — Хоть мы и знакомы от силы несколько часов, но я все же вижу, что ты какой-то озадаченный ходишь. Не заморачивайся. Ты тут совсем мало времени провел. Все будет хо-ро-шо. Кстати, если ты ты не заметил аналогичную лестницу на противоположной стене, то можешь поглазеть звезды из той комнаты. Она ненамного отличается от моей. Спокойной ночи.

 — Да, доброй, — промолвил юноша вслед удаляющейся пони. Слышала пони его реплику или нет, Мэтту было уже все равно.


Откинувшись на спинку дивана, парень погрузился в размышления, изредка попивая чай и доедая остатки торта.

Читать дальше

...