Автор рисунка: Siansaar
V. Самый опасный пони VII. Откровения доктора Кросс.

VI. Флаттершай знает правду.

Вот какая глава подготовит читателя к тому, что же всё-таки произошло

-Проходите. Это мой лучший друг, Эйнджел.

Маленький белый кролик с недовольным видом посмотрел на доктора Кросс, и продолжил грызть свою морковку, показывая свою безучастность к гостье.

-Ну же, Эйнджел, не хмурься, — ласково сказала ему Флаттершай. Кролик отбросил морковку и демонстративно отвернулся.

-Простите его, — грустно сказала пегаска, — он не любит, когда ко мне приходят гости.

-О, ничего страшного.

-Не хотите чаю? – вдруг предложила она. Доктор Кросс кивнула, и как только Флаттершай ушла на кухню, ставить чайник, доктор резко повернулась к крольчонку.

-Малыш, ты обижаешь свою подругу. Это нехорошо, она очень милая и добрая.

Эйнджел задрал нос кверху.

-А если ты её еще раз обидишь, я ей расскажу о целительном воздействии морковной клизмы на организм такого строптивого кролика, как ты, — прошептала ему на ушко Кросс

Судя по ошарашенному виду Эйнджела, она попала в точку. Кролик сразу же перестал дуться на неё, и даже принял из её копыт некогда выброшенную морковку, захрумкав ей с утроенной силой.

-Вот и умничка, — доктор Кросс злорадно улыбнулась. Всё-таки морфий придавал ей такой нужной уверенности, подкрепляя сознание богатым воображением.

Ей было мало услышать историю от Флаттершай. Она хотела в неё погрузиться, уйти без остатка, стать её частью, немым свидетелем – как в кино, когда ты всего лишь наблюдатель, и твои поступки ни на что не смогу повлиять. Это всего лишь лента о прошлом. Пускай она и не имеет счастливой концовки – доктор Кросс не любила мелодрамы – но правда, какое-то её подобие, скрывалась именно за этим куском жизни, оторванном от сказочно-милого Понивилля.

Когда вернулась Флаттершай, она увидела лишь дрожащего Эйнджела, который ел морковку из копыт доктора Кросс.

-Вы уже и подружились, — улыбнулась она, влетая в комнату вместе с подносом чая.

-О, я всегда нахожу общий язык, я же доктор, — усмехнулась Ред Кросс.

-Вы доктор? Это здорово! А вы умеете лечить кур? У меня есть одна курочка, и она очень много болеет в последнее время, и…

-Стойте-стойте, — рассмеялась доктор, — я не лечу домашних животных. Я лечу пони. Пегасов. Иногда даже единорогов, если им страховка позволяет. И я пришла к вам по одному очень важному делу.

-Какому же делу? – спросила Флаттершай.

-Я… хотела поговорить с вами о Пинки. Пинки Пай

***

Конечно, после триумфальной встречи с Рэрити, доктор Кросс уже и не надеялась заметить хоть у кого-нибудь из свидетелей «Страшной Истории» здравую реакцию на Пинки Пай. Но кажется, что Флаттершай, несмотря на свою скромность, всё же не страдает истерией. Вместо этого она лишь тяжело вздохнула и сказала:

-Вы лечите её?

-Да, — ответила доктор, — меня прислала сюда Твайлайт Спаркл как раз за этим. И кстати, — она хорошенько подумала, стоит ли задавать этот вопрос, — но почему вы её не навещаете в больнице? Мне кажется, что её вообще никто не навещает, хотя для пациента поддержка родных и друзей просто необходима.

-Я хотела, — вздохнула Флатти, — правда, я всегда порывалась зайти к ней, но Рэрити и Эпплджек постоянно меня отговаривали от этой затеи. Они считали, что за то, что сделала Пинки, ей никогда не будет прощения… и они очень хотели порвать с ней дружбу.

-Да что же такое надо совершить? – задумчиво пробормотала доктор. Но тут же она поняла, что мыслит вслух, и тут же заторопилась со словами.

-Я хотела сказать, что Пинки Пай замкнута вокруг четырех дней, которые она проводит в этой больнице. И постоянно упоминает про день рождения, для которого ей нужно было собрать вечеринку.

-Ну да, — грустно качнула головой Флаттершай. Её розовые локоны ярко блестели под светом лампы, освещая её задумчивую мордашку. Доктору Кросс она показалась очень миловидной. Правда, в её мыслях не было ничего развратного и предосудительного, она просто очень ценила скромность в других пони.

Флаттершай посмотрела на доктора, и, слегка откашлявшись, начала свою историю. Ред Кросс чувствовала, как с каждым её словом воображение подхватывает её и уносит далеко-далеко, по дороге памяти, в которую вовлечена не только Пинки, или её друзья – доктор понимала, что эта история станет частью её. Или наоборот.

***

-Когда-то в Понивилле встретились три маленьких кобылки. Они так долго искали свои кьютимарки, что решили объединиться для их поиска. Так и появились Метконосцы.

-Детские игры, — пространно заметила Кросс.

-Три маленькие кобылки – это Свити Белль, Эпплблум и Скуталу.

-Про Свити Белль я знаю. Она сестра Рэрити. А вторая, как я понимаю, сестра Эпплджек.

-Да, так и есть, — кивнула Флаттершай.

-А чья сестра Скуталу? – поинтересовалась доктор.

-Ничья. Но Рэйнбоу Дэш её очень любила и оберегала, как могла. Скуталу обожала те трюки, которые она проделывала, и считала её самой… крутой пони на свете.

Но в один из таких деньков всё изменилось.

…Всё началось с того, что Эпплджек, осматривая старый сарай для свиней, столкнулась с очень странным поведением своих хрюшек. Они чуть ли не лезли друг на дружку, становясь у отдельных корыт, но в то же время панически боялись становиться у других. Например, те корыта, что стояли у двери, были заполнены свиньями до отказа. Те же, что находились в дальних углах, пустовали, и к горке из помоев никто даже близко не притронулся.

-Эй, вы чего это? – оранжевая пони недоумевала, поправляя свою ковбойскую шляпу. Это было странно, даже слишком.

Тщетно пытаясь хоть как-то оттащить монументальные курганы из хрюкающих и беснующихся толстячков, она решительно направилась в самый темный угол. Там она всё старательно осмотрела, каждый уголок, каждое стойло, заглянула даже под корыта, но ничего не нашла. Она только почувствовала, как её сморила усталость, и она решила прилечь прямо там.

Проснулась она очень поздно. Она лежала у себя дома, на кровати. Её брат, Биг Макинтош, невозмутимо обмахивал её большой веткой. Бабуля Смит заботливо пододвинула ей шляпу.

-Эй… чего случилось-то? – слабым голосом спросила она.

-Эпплджек! Ты как, в порядке? — к ней подошли подруги. Впятером. Выглядели они уж слишком взволнованно, чтобы беспокоиться о внезапно уснувшей подруге.

-Немного голова болит. Я что, заснула?

-Ну ты нас и напугала! – воскликнула Рэйнбоу Дэш. Синяя пегаска поправила ей подушку, — подруга, ты больше в этот загон не иди, ладно?! А лучше давай я тебе его снести помогу, пока ничего не случилось…

-Да что случилось-то?

К ней подошла Твайлайт Спаркл. Фиолетовая единорожка очень долго рассказывала что-то о геологическом расположении Понивилля. Иногда перед глазами Эпплджек магическим образом возникали какие-то схемы и чертежи, в которых она абсолютно ничего не понимала. Равно как и то, что пытается объяснить всем её чрезмерно умная подруга.

-Ух ты, радужный пирог! — поучительная тирада Спаркл была прервана розовой пони. Пинки смотрела на круговую диаграмму, которую Твайлайт приводила для какого-то заумного примера. Все возражения лучшей ученицы Селестии потонули в общем смехе.

-Это не смешно! – воскликнула Твайлайт, — под Понивиллем когда-то уже находились месторождения природного газа, и это, наверное, одно из них!

-Какого еще газа?! – тут уже Эпплджек пыталась подняться, но все дружными усилиями уложили её обратно.

Оказалось, что под старым загоном образовались какие-то трещины в земле. Оттуда в большом количестве выделялся газ, от которого Эпплджек чуть не заснула вечным сном. К счастью, это заметил Биг Мак, который и вытащил сестру из этого злополучного сарая, а заодно вывел оттуда свиней.

Вскоре на «место происшествия» прибыла мэр Понивилля, а с ней – и геологи из Кентерлота. Сделав соответствующие замеры, они заключили – да, так и есть. Газ просачивается через земные недра.

-Но его очень мало, вам не о чем беспокоиться, — заключил единорог в строительной каске, — Похоже, что этот газ, вступая в связь с некоторыми… органическими соединениями, которые находятся в вашем сарае, создают усыпляющий эффект.

-Чего? – подняла бровь Эпплджек

Единорог обреченно вздохнул.

-Ладно, объясню покороче. У вас в сарае веселятся свиньи. Веселятся, как могут. Из-за их навоза и некоторых других составных элементов, газ вызывает обмороки.

-И что мне делать?

-Снесите сарай. Не пускайте туда всех, кто балуется огоньком. А еще лучше, если вы переедете отсюда.

-Вот уж чего точно не будет, — категорически отказалась Эпплджек, — значит, снести сарай?

-Ну да, — кивнул он, — перенесите его в другое место. Сам газ по себе абсолютно безопасен. Между прочим, я бывал в одном горном поселении на севере, так на этих пузырьках неплохо зарабатывали, но…

-Как зарабатывали? На каких еще пузырьках? – подозрительно посмотрела на него оранжевая пони.

Единорог без лишних слов провел её в пустой сарай. Эпплджек не поверила своим глазам.

Небольшие пробоины в земных недрах выбрасывали десятки, сотни разноцветных пузырьков. Розовые, красные, зеленые – они переливались всеми цветами радуги и возносились высоко-высоко. Не находя себе выхода, они лопались у самой крыши.

-Вы знаете, это был бы отличный аттракцион. Только сарай снесите, здесь воняет, — сказал единорог, покидая её.

***

Рэйнбоу Дэш постаралась на славу. От сарая ничего не осталось. Впрочем, стоит воздать должное и Эпплджек, как элементу Честности – она вовсе не собиралась обирать всех пони, которые бы решили посмотреть на эту красоту. Периметр был оцеплен деревянным забором, и каждый желающий мог глянуть на это чудо – поднимающиеся над Понивиллем радужные пузыри. А еще мэр города тоже взялась прорекламировать на всю страну это удивительное зрелище.

-Разноцветные пузыри «Сладкого Яблочка»! – Эпплджек радовалась, глядя на постоянный приток гостей. К тому же, гости, и гости голодные – это постоянный доход от продажи яблочной продукции собственного производства.

Ферма нашла себе неплохой заработок. Но определенные правила Эпплджек соблюдала. Во первых, никакого огня. Есть огонь – иди-ка ты за ограждение, дорогой поняша, будь ты хоть родственником самой Селестии, хоть сам аликорном будь! Никакой магии, никаких фокусов, никаких хлопушек и фейерверков. Ничего этого не должно было быть. Тем более, когда Эпплблум заговорила о своем дне рождении…

-Вот мы и подобрались к этой истории, — удовлетворенно потирала копытца доктор Кросс.

Флаттершай ей в ответ даже не улыбнулась.

-Ничего хорошего не произошло. Всё рухнуло, дорогая Кросс.

***

Пинки Пай вылезла на поверхность. Она вновь увидела лунный свет.

Конечно, это было не солнце. В солнечном Понивилле нет грусти и страха, есть веселье и счастливые деньки. Даже осень в городе не кажется таким удручающе-холодным, как ночью. Ночь преображает этот мир, принося печаль в сердце. Правда Пинкамина не думала отчаиваться. Тем более, что рядом был друг – впервые за такое долгое время…

-Коффин! У нас получилось… Коффин? – непонимающе поворачивалась она во все стороны. Её друга и след простыл.

Но совсем близко, за несколькими одинокими деревьями, да речкой, стояли амбар и домик Эпплов. В ночи от безветрия одиноко помахивал флюгер, его остроконечная верхушка была очень хорошо видна от лунного блика.

В кустах что-то зашумело. Пинки подошла чуть-чуть поближе. В её глазах мелькнула пушистая светло-розовая прическа.

-Свити? Свити, это ты? – из других кустов раздался легкий смешок. Фиолетовые волосы, зачесанные на манер Рэйнбоу Дэш.

-Скуталу! – Пинки подбежала к этим кустам, но ничего там не увидела. У третьих кустов снова послышался смешок, и розовая пони заметила красную гриву, торчащую оттуда.

-Эпплблум! – но метнувшись туда, Пинки снова никого там не нашла.

Она снова слышала хихиканья юных поняшек. Кусты шевелились, хихикая над ней, как над той, кто водит в прятках, и никак не может поймать.

-Девочки, куда же вы?.. – кусты продолжали шуметь, и Пинки Пай устремилась туда, куда вел её шорох листьев и смех Метконосцев. И, не зная, как же угнаться за ними, она бежала за ними всё дальше и дальше.

И дорога эта уводила к ферме «Сладкое Яблочко».