Автор рисунка: Devinian
X. Откровения двух пони XII. Эпилог

XI. Прощальная вечеринка

-Сюрприз!!!

Шайни открыла глаза. Перед ней предстала небольшая поляна в парке, укрытая деревьями от посторонних взглядов. Где-то неподалеку журчал тихий ручей. Вокруг цветов уже начинали собираться вечерние светлячки. Маленькие точки кружили в воздухе, мерцая своим золотым свечением и опускаясь на многочисленные ромашки и фиалки.

Но Шайнблизз увидела перед собой нескольких пони. Это были не просто незнакомые ей жеребцы и кобылки. Теперь она знала каждого и каждую из них.

Там был Элфи Твитч. Зеленый пони задумчиво пожевывал ромашку, делая вид, что ничего в общем-то и не происходит.

Там была Кэррот Топ. Земная пони расстелила на земле большую красную скатерть и копалась в своей корзинке в поисках чего-нибудь съестного.

Там была Зикора. Зебра, стоявшая рядом с зеленым пони, приветственно кивнула единорожке. На ней была простая коричневая накидка, капюшон которой она надвинула так, что из под темноты были видны только глаза. Они светились двумя яркими огоньками. Зрелище немного пугающее, но на её мордочке красовалась добрая улыбка, что в принципе, сглаживало общую картину.

Там была темно-бордовая пегаска по имени Солин. А с ней был и её племянник, Талип. При виде Шайнблизз он заулыбался и помахал ей копытом. Она помахала ему в ответ.

Там был Брэйберн. Рыжий пони в ковбойской шляпе настраивал старенький граммофон.

-Дорогие поняши, представляю вам новую Шайни! — раздался голос Кросс. Пегаска приобняла Шайнблизз своими копытцами и тут же отпустила. Все пони захлопали.

-Теперь она на двадцать процентов круче и на целую сотню – веселее! Эй, Кэррот, — крикнула она земной пони, — всё готово?!

-Почти! Сейчас на серых крыльях прилетит особенный подарочек!

«Серых?» — Кросс выпучила глаза. Ой-ой…

Подарочек прилетел. Шайнблизз обернулась и увидела, как в их сторону, нарушая все законы гравитации и здравого смысла летит серая пегасочка с почтовой сумкой. Точнее, можно было сказать, что она и не летит вовсе, а падает, причем на редкость интересным способом. Она резко спикировала вниз, заставив Кросс резво отскочить от места приземления. Пегаска грохнулась носом в землю, и, отряхнувшись, подошла к Шайнблизз.

Порывшись в своей сумке, пегаска вытащила из неё торт. Точнее, что от него осталось. Шайнблизз посмотрела на блинчик в коробочке. Серая пегаска виновато улыбнулась и посмотрела на неё.

Единорожка подняла глаза и заметила, что оба глаза у неё как-то криво смотрят. Один смотрит на неё, а второй устремился куда-то вверх.

Острый взгляд Кросс метнулся в сторону Шайнблизз. Пегаска очень внимательно следила за её реакцией. И она не заставила себя ждать.

Посмотрев в глаза серой пегаске, маленькая единорожка прыснула. Через несколько секунд до ушей изумленных пони раздался заливистый смех.

Шайнблизз вспомнила всё. И Элфи Твитча, который шагал по больнице, пачкая краской пол, как он прыгал по лужам и дурачился почем зря. И Твайлайт Спаркл, которая с предельной серьезностью хотела совершить поистине бредовый эксперимент – превратить овцу в овцу.

И в особенности, Кросс. Единорожка поняла, что за весь этот день взбалмошная пегаска была просто неиссякаемым источником веселья (а вовсе не проблем, как она думала поначалу). Всё это время, от случая к случаю, она отрывалась на всю катушку, хотя по её внешнему виду нельзя было сказать, была ли Кросс такой раньше.

В любом случае, пони, которая никогда не смеялась, больше не было. Это была новая Шайнблизз.

***

Детский смех заразителен.

Такой звонкий хохот никто из присутствующих пони не мог не ответить. Первой захохотала Кросс. За ней подхватил Элфи. Зеленый понь ржал с такой чудной интонацией голоса, что все остальные, более адекватные пони не могли сдерживаться. Через несколько секунд парк Понивилля сотрясал гогот неимоверной громкости.

Серая пегаска неловко улыбнулась и присоединилась к общему безумию.

-Привет, Дерпи, — Кросс первой закончила смеяться и протянула серой пегасочке своё копыто. Она пожала его и уставилась на неё своими кривыми глазами.

-Привет, — улыбнулась ей Дерпи.

-Ты её знаешь? – спросила Шайнблизз.

-А то, — гордо возвестила Кросс, — моя лучшая пациентка! Как поживаешь, красавица?

-Хорошо, — Дерпи открыла сплющенный торт, вытащила из него свечку и снова начала рыться в своей почтовой сумке. Достав из него маленький коричневый маффин, она воткнула свечу в него и протянула Шайнблизз.

-Во! – она виновато посмотрела в глаза Шайнблизз. Видимо, понимая, что пропорции торта и маффина существенно различаются. Но единорожка только улыбнулась ей в ответ и приняла столь ценный для неё подарок.

Тем более, что он был не единственным. Первая же фраза, произнесенная Ред Кросс, вогнала её в легкий ступор:

-Сегодня у малышки Шайни день рождения, с чем её и поздравим!

Все пони радостно захлопали.

-Но… мой день рождения зимой! – удивилась она.

-Ты не поняла, — усмехнулась ей Кросс, — сегодня перед нами новая Шайнблизз. И она родилась сегодня. Улавливаешь?

***

-Так-с, — В копытах Солин держала небольшой фотоаппарат, — сделаем пару снимочков.

Шайнблизз встала рядом с Кросс.

-Ну… мы не на документы фотографируемся! Больше веселья, поняши!

Кросс усмехнулась. Она копытцами раздвинула щеки единорожке, показав её «зловещий оскал».

-Как-то так, да?

-А что, неплохо, — Солин щелкнула на кнопочку. Из фотоаппарата сразу же вылетела небольшая цветная карточка, которую Кросс и Шайнблизз оценили и одобрили.

…И дальше началось фотобезумие. Все поняши фотографировались друг с другом. Кросс и Шайнблизз дурачились, корчили смешные рожицы и просто мило обнимались, сделав таким образов с десяток разнообразных картинок. К ним присоединился и Элфи Твитч, над головой которого Кросс держала копыта.

«Старый мудрый зеленый лось», — мысленно хихикнула Шайни, разглядывая фотокарточку.

А потом было вручение подарков под общее пожирание припасов Кэррот Топ.

-Вы извините, но Эй Джей не смогла подойти. Она и Твайлайт свалили по каким-то очень важным делам в Кентерлот, — сказал Брэйбёрн, — но она просила передать тебе небольшой подарочек.

И вытащил на общее обозрение большой яблочный пирог.

-Какой огромный! Спасибо, — ответила ему Шайни.

-Эй! И у меня кой-чего найдется, — Элфи Твитч протянул ей ту самую тарелку, с которой бродил по ярмарке Эпплов. Хлебных крошек на ней не было, и она выглядела довольно липкой.

-Я её специально для тебя вылизал,- довольно сказал ей зеленый пони. Кросс брезгливо поморщилась. Брэйбёрн перестал жевать морковный салат. Но Шайнблизз кивнула и положила тарелку в свою сумку.

-Спасибо тебе, Элфи. Такой тарелки у меня никогда не было.

-О, теперь моя очередь, да? – Кэррот Топ пододвинула к ней тарелку с засахаренным морковным пюре, — ну, что могла сделать. Я же морковная пони, сами понимаете…

-Оно очень вкусное, Кэррот. Спасибо тебе.

-Да что уж тут… — морковная пони с улыбкой отмахнулась.

-Ну… а я даже не знаю, что и подарить, — усмехнулась Солин, — возьми, что ли, фотографии на память…

Они некоторое время еще поглощали пирог от Эпплджек, после чего Брэйбёрн взялся за граммофон. Вставив на него пластинку, он хорошенько покрутил ручку и повесил иголку.

Заиграла музыка.

-Ууу…. – Талип привстал, — я танцы не люблю. Миссис Кросс!

-А?

-Можно мы с Шайнблизз пойдем поиграем?

Шайнблизз посмотрела на Ред.

-Я тоже танцы не люблю, — сказала она ей. Пегаска подумала…

-Ладно, идите. Только осторожней там, ладно?

***

Когда все пони танцевали конгу, к белой пегаске подсела Кэррот Топ.

-Ну как ты, Кросс?

-Я победила. Этого достаточно, — ответила она. Кросс задумчиво смотрела то на Твитча, который дудел что-то про себя, находясь впереди всей цепочки, то на Зикору, которая не принимала участия в этом празднике, а только холодно взирала на них из под своего капюшона.

«Да, такая таинственность ей к лицу», — задумчиво признала Кросс. Пегаске бы и в голову не пришла такая картина, где зебра веселится вместе со всеми, танцует, или хотя бы просто сходит с ума, как зеленый пони... впрочем, у Ред было очень богатое воображение.

-Достаточно? А что будет потом? – спросила Кэррот

-Ну… нам придется вернуться в клинику, — признала она, — мне надо долечиваться…

-А Шайни?

Кросс тяжело вздохнула:

-Ну… теперь-то у неё будет более-менее нормальная жизнь, верно? Рано или поздно, нам придется с ней расстаться. Грустно, конечно, но…

-Грустно? – Кэррот покачала головой,- не. Что-то с тобой не так, Кросс. Я вижу это.

-А всё не так, — сказала ей Ред, — такая я.

И Кросс рассказала ей о том, из-за чего она оказалась в клинике, и как познакомилась с Шайнблизз. Кэррот внимательно её выслушала и только качала головой, тщательно обдумывая слова.

-Мнда… нажила ты себе приключений на мягкое место, — когда Кросс замолчала, вставила она словечко, — как сама хоть, держишься?

-Можно и так сказать, — кивнула пегаска, — первое время, когда связанной валялась, думала, что сдохну на месте… а потом как-то полегче стало.

-И это всё из-за твоей работы, — вздохнула Кэррот, — а скажи мне, ты никогда не думала, чтобы там… ну… остепениться?

-Я не одна, живу в чудесном домике на Блоссом-стрит в тихом районе. Куда дальше-то?

-Я не об этом. Ты всё равно бросаешь свой дом, уходишь в себя, подолгу работаешь… а вот скажем, будь у тебя какой-нибудь стимул…

-Стимул? Ты о чем?

-Семья, Кросс, — улыбнулась ей Кэррот, — нормальная, полноценная семья. Думаю, ты уже достаточно взрослая пони, чтобы это понять.

-Ага. Убирать за детьми, готовить вкусный суп и ругаться с мужем. Отличное завершение жизни, даже нечего сказать, — пробурчала Кросс.

-Да ладно. Я вот вижу, как ты смотришь на Шайни. Скажу тебе честно, из тебя бы вышла отличная мамочка…

-«Мамочка»? Кэррот, я ненавижу пеленки стирать! И детские вопли… я уже молчу про роды. Огромное пузо, тошниловка… — Ред даже вздрогнула слегка.

-Ну, если тебе не хочется завести своих жеребят, то чем плох вариант с малюткой Шайни?

Кросс нахмурилась.

-Погоди-ка. Я поняла, к чему ты клонишь, — сказала она, — удочерить Шайни?

-Ну да. Кросс, ты же любишь её. Да и сделала для неё больше, чем её собственная мать. Чем ты хуже?

-Ты мне сама только что сказала, чем я хуже. Я наркоманка, Кэррот. У меня с этим серьезные проблемы, — и пегаска горько усмехнулась, — уж чего малышка не заслуживает, так это еще одной хреновой матери.

-Так значит, тебе нужно завязывать с этим. Ты чуть не убила себя, так поживи хотя бы ради неё. Кросс, ты… для неё больше, чем просто друг. Неужели ты просто возьмешь и оставишь её?

Ред промолчала. Она не видела другого выхода из этой ситуации, хотя и понимала, насколько это жестоко. Вернуться в клинику, как будто этого дня и не существовало вовсе. Пустить всю терапию алмазному псу под хвост. Пускай малютка живет и дальше за четырьмя стенами клиники… с ненужными надеждами и ожиданиями.

Кросс задумалась. Она и вправду не знала, как ей поступить. Она чувствовала очень сильную привязанность к Шайнблизз. Но и вырастить кобылку – это не морковку посадить, здесь нужно обладать определенными качествами, быть примером для подражания…

Она считала себя на редкость плохим примером для неё. Вспомнить хотя бы случай в лесу. Или на морковном поле. Или вообще… если Шайни увидит, какое прошлое стояло за ней, ей это не понравится. Образ идеальной матери в лице Кросс испарился бы без следа.

Всё это было слишком сложно. Но Кросс понимала вот что – в её силах стать лучше. Она не смогла этого сделать ради своего особенного пони. Ради новой жизни. Но ради маленькой кобылки, за которую будет отвечать перед своей совестью – сможет. Она была в этом уверена – в конце концов, при всех её недостатках, она не так уж и плоха. Даже для такой ответственной роли.

Стать мамой… Кросс улыбнулась. Да, пожалуй. Интересно, а не будет ли Шайни против такой мамочки? Как только они с Талипом вернутся, надо будет с ней поговорить.

***

В это же время Шайнблизз и Талип вместе гуляли по парку, наслаждаясь закатом.

Они нашли для себя прекрасное место. Тишину нарушает только журчание ручейка, который проходит по своему пути, огибая камни и легкие возвышенности. Водичка в нем холодная, и в ней еще видны отражающиеся блики солнца. Деревья тихо шумят, помахивая своей листвой. Музыка, которая играла в граммофоне, почти затихла, её не было слышно. Шайни даже заволновалась.

-Тебе не кажется, что мы далеко ушли?

-А? – Талип резко развернулся, — да не. В самый раз. Пускай взрослые пони там сами веселятся.

Недалеко от ручейка расцветали желтые бутоны. Талип подошел к ним, и, ухватившись зубами за стебель одного из них, прокусил его и принес цветок ей.

-Эт тюльпаны. Мои любимые, — сказал он.

-Красивые, — улыбнулась Шайнблизз, — а почему ты сорвал цветок?

Талип заметно смутился.

-Э… ну… я же ничего тебе не подарил, да?.. ну, то есть… у меня как бы и нет ничего, и… это тебе.

-Но разве ты не украл его?

-Ну… никто и не заметит, правда?

-Говоришь прямо как Кросс, — усмехнулась она, — спасибо. Мне никогда не дарили цветы.

Шайнблизз даже не знала, куда его можно положить. В сумку жалко – зачахнет. В копытах его тоже долго не поносишь. В итоге она просто воткнула его себе в гриву.

-Ну вот, — она тоже подошла к ручейку и, посмотревшись в отражение, увидела себя и Талипа, — еще парочку, и я буду похожа на цветочный куст.

Талип расхохотался. Шайнблизз посмотрела на него.

-Извини, — он стыдливо кашлянул, — просто твоя прическа…да и цвет…

-Ага. У меня куст на голове, — засмеялась она.

Они еще некоторое время смущенно смотрели друг на друга. Пока Шайнблизз первой не отвела взгляд.

-Хорошо, что ты здесь. Мне нужна твоя помощь, — единорожка положила свою сумку на землю и углубилась в её содержимое. Рядом с сумкой легли игрушечный минотавр и раскрытая книга «Учимся магии вместе!»

-Хорошо, не вопрос. А что ты собираешь делать?

-Я хочу попробовать еще раз. Кажется, я начинаю понимать, в чем моя проблема! – единорожка перелистнула несколько страниц и пробежалась по ним взглядом.

-Ага… вот… -она снова перелистнула страницу, — и здесь тоже!.. Точно!

-Я ничего не понял, — честно признался пегас.

-Я неправильно читала эту книжку. Дело не в концентрации внимания. Она тоже важна. Но посмотри на это, — и она показала ему картинки с маленькой единорожкой, над которой всплывали белые облака с небольшими советами.

На одном из них Талип прочитал: «Улыбайся!». На другом – «Думай о хорошем!». «Не торопись», «Обдумай всё хорошенько», «Будь смелой!» — простейшие советы, которые маленькая единорожка намеренно пропустила, чтобы не отвлекаться от изучения магических тренировок.

-В «Теории магии» этого точно нет, — Шайнблизз поставила игрушку перед собой. Она посмотрела на Талипа. Пегас решительно встал рядом с ней и чмокнул в щечку.

-Удачи тебе, — шепнул он. Шайнблизз зарделась. Чувствуя, что отвлекается, она всё же закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться.

***

И снова, возвращаясь в темные воспоминания…

Шайнблизз была не одна. В этой кромешной темноте, которая не имела ни конца, ни края. Она видела призрачный облик Кросс. Он стояла гордо перед ней, это от неё исходило яркое свечение, в котором стояла маленькая единорожка.

Кросс повернула голову к ней и снисходительно улыбнулась.

-Думай о хорошем, — услышала Шайнблизз.

***

-Вот это да… — вырвалось у Талипа.

Шайнблизз открыла глаза. Она чувствовала, что её рог слегка нагревается. Маленький пегас видел, как тяжело и неуверенно из него исходят легкие зеленые искорки. Их становится всё больше и больше, и, переплетаясь, они обхватывают игрушечного минотавра, поднимая его высоко-высоко над её головой.

Сердце маленькой кобылки трепетало. Она даже не заметила слёзы, которые выступили из её глаз. У неё получилось. Несмотря ни на что, она сделала это. Она может колдовать.

Минотавр аккуратно лег к её копытам. Каким-то непостижимым образом Шайнблизз знала, как можно остановить магию своего рога. Зеленое свечение потухло.

Она посмотрела на свой бок.

-Кьютимарки как не было, так и нет, — протянула она. Почему-то это только еще сильнее её обрадовало. Значит, магия не была её особенным талантом. И никогда не станет. Значит, она еще может найти себя в этом мире.

***

Маленький праздник Шайнблизз был прерван шумом парящих крыльев.

-Эй, вы только посмотрите на это! Лунный пони со своей подружкой! – крикнул маленький желтый пегас с кьютимаркой в виде громкоговорителя. Он взлетел над верхушками деревьев и описал круг, хищно наблюдая за Талипом.

-Ох ты ж… — маленький черный пегас вздохнул, — опять эти придурки…

Над головой Шайнблизз появилась еще парочка.

-Тили-тили тесто! – подразнил их желтый. Кажется, в этой разноцветной троице он был главарем. Талип злобно надулся.

-А ну спускайтесь сюда, я вам живо задницы надеру!

-А к нам подняться слабо, да?! – крикнул темно-фиолетовый пегас с кьютимаркой-шалашом.

-Крылышки не доросли, — заключил желтый.

-Оставьте его в покое! –крикнула Шайнблизз.

-Ой, смотрите-ка, пони-куст! – расхохотался третий – оранжевый, только без кьютимарки, как и Талип. Он резко подлетел к Шайнблизз и дернул её за хвост.

-Ах ты!.. – Шайнблизз знала, что нужно сделать. Притянув магией пару камешков, она метко пульнула их в сторону гогочущих хулиганов. Один попал желтому в голову, остальные метко прошлись по оранжевому, ударив по его бокам.

-Ай! –крикнул желтый

-Или вы оставите Талипа в покое… — Шайнблизз угрожающе подняла магией камень покрупнее, -или будете иметь дело с моей магией. Вам всё понятно?!

-Валим отсюда, — темно-фиолетовый . Желтый, прежде чем улететь, посмотрел на Талипа.

-Мы еще вернемся, — сказал он. И тройка пегасов дружно полетела прочь отсюда.

Талип вздохнул.

-Фух… да уж. Эта троица кому хочешь настроение подпортит, — сказал он, пихнув копытцем единорожку, — а ты реально крутая! Как уделала…

Шайнблизз улыбнулась.

-Да всегда пожалуйста, — она устало зевнула, чувствуя, что очень хочет спать.

-Ну, я на них никаких камней не пожалею. Когда вернусь в летную школу, я им… ой.

-Что такое?

Талип поднял голову вверх.

-Проблема, — сказал он.

***

«Тучка-ловушка». И не просто тучка, а огромная, серая лавина продвигалась в их сторону, заслонив собой солнце. Трое юных пегасов постарались на славу, сгоняя все-все темные облака и слепив их в одну общую кучу.

-Они хотят нас дождем залить. Вот придурки! – крикнул Талип.

-Не ругайся, Талип. Мы должны что-то придумать…

-Придумать? Нам нужно предупредить Кросс и Солин, они разберутся!

Шайнблизз была согласна. Тактическое отступление было необходимо. Но её душа требовала великих свершений. Она видела перед собой не просто огромную тучу. Она видела в ней угрозу. Темноту, которую ей нужно остановить. Это был прямой вызов её способностям. Она хотела хорошенько уделать этих хулиганов. Раз и навсегда.

Она была не той пассивной и скучной маленькой пони, которую можно так просто запугать. Она умела колдовать. Она могла сделать всё, что угодно. Она не чувствовала в себе чего-то такого, что могло ограничить её силу. Она была свободна, и в её сердце не было ничего, только твердая решимость и желание испытать себя.

Поневоле она сопоставила себя с Кросс. Представила, как будет гордиться ей белая пегаска. А кроме этого ей больше ничего не было нужно.

Шайнблизз снова углубилась в чтение. Но в книжке для маленьких жеребят ничего не говорилось о том, как можно разогнать тучу такой огромной силы. Совсем ничего. Может быть, её память бы просветила «Теория магии», но для неё это была слишком тяжелая для понимания книга.

Значит, придется снова подумать о хорошем. И поверить в себя. И сконцентрироваться. Взять всю свою силу и направить её прямо на черную тучу.

-Ты… остаешься? –Талип удивленно посмотрел на неё.

-Да. Я не отступлю, — она вышла вперед, навстречу приближающейся темноте. Туча гремела и блистала проблесками маленьких молний, которыми она была наэлектризована. Парк на той стороне, где она проходила, уже был залит искусственным дождем.

-Тогда я с тобой,- Талип встал рядом с ней, выпрямив грудь и ожидая неминуемого. Ничего рокового в том, что его зальет дождем и хорошенько тряханет, он не видел. Он просто никогда не бросал друзей. И её не собирался бросать. Хотя и не знал, чем может ей помочь.

Шайнблизз снова закрыла глаза, чувствуя, что для такого сложного заклинания ей придется собрать все свои силы. Вспомнить наставления матери, как бы горько они не звучали в её сердце. Вспомнить слова Кросс. Других пони. Наставления из «Учимся магии вместе».

Вспомнить всё. И совместить это в едином ударе. Отступать некуда – позади только невинные пони, которые веселятся, не подозревая о надвигающейся угрозе. И Кросс.

***

Кросс подняла голову, глядя на огромную тучу.

-Это что еще за… — она не успела договорить. Потому что через несколько секунд со стороны леса она услышала странный грохот.

В эту же секунду поляна озарилась ярким золотым светом

…Шайнблизз стояла перед тучами. В её глазах горел пламенный огонь. Она видела перед собой, как наяву, картинку из того котла, в котором она видела своё «будущее». Реальность была вырвана из её памяти. Золотой балкон королевского дворца, пегасы и единороги в сияющих доспехах. Точнее, они просто гордо стоят, наравне с ней, гордо выпрямившись.

Она видела себя такой… взрослой. И Талип Кнайт в черных доспехах, которые носила личная гвардия принцессы Луны – черный, статный пегас в шлеме, который украшали крылья летучей мыши. Среди этой пестрой толпы была и Кросс, и Элфи Твитч… они все были в доспехах, и с надеждой смотрели на то, как она рассеивает тьму своим лучезарным свечением.

Луч света пронзил тучу, развеяв её остатки по ветру.

Ред Кросс посмотрела на Зикору. Зебра наблюдала за этим. И единственные слова,которые она тихо-тихо прошептала, были:

Блуждая в вечной темноте,

Нашла она свою судьбу,

И лучше ничего для Шайни нет,

Чем в темноту нести свой свет.

-Ух ты, зебра заговорила! — удивленно воскликнул Твитч. Зикора непонимающе на него посмотрела.

«Шайнблизз», — с улыбкой подумала Ред Кросс.

-Ред,- знакомый голос заставил её обернуться. Музыка на граммофоне стихла. Брэйберн не поставил новую пластинку, он был увлечен наблюдением за таким чудесным явлением.

Перед ней стоял серый пегас с поседевшей шевелюрой. На его сумке была выбита змея, обвивавшая чашу. Прямо как на его кьютимарке, которая, конечно же, сокрыта под его коричневым пальто.

-Нам нужно поговорить.

***

Престарелый Гиппо Мэй углубился в чтение медицинского дела, и тишина, которая царила в его личном пространстве, нарушалась методичным постукиванием метронома.

Дверь его кабинета раскрылась. На пороге стояла сестра Редхарт.

-Доктор Мэй? – земная пони выглядела взволнованной.

-Всё готово?- спросил пегас.

-Да. Я снова перепроверила анализы, как вы и просили.

Гиппо нахмурился.

-…Результат положительный, — вздохнув, ответила она.

Главный врач больницы сдержанно кивнул. Медленно, всё еще пребывая в тяжелых раздумьях, он положил листок с результатами в свою сумку. После этого он захлопнул её и потянулся за одеждой.

-Доктор Мэй?

-А… да, — он тряхнул головой, отбрасывая мысли. Его разум более-менее прояснился, и он продолжил: — дорогая Редхарт, вы можете идти. Спасибо вам. Дальше я сам.

-Но Кросс…

-Я сам ей скажу, не беспокойтесь, — Гиппо Мэй поправил галстук, накинул на себя пальто и вышел во двор. Редхарт увидела, как старый пегас поправляет одежду, чтобы расправить крылья и взлететь. Через минуту его силуэт уже парил над вечерним городом, скрываясь на фоне потемневшего солнца.

***

-Я сделала это. Что еще можно тебе сказать? – Кросс с радостной улыбкой подошла к нему. Но тон главного врача заставил её вздрогнуть.

-Кросс. У тебя серьезные проблемы.

-Да-да, я знаю, — отмахнулась она,- вечеринка, Мэй. Присоединяйся. В честь новой Шайнблизз. Теперь это совершенно другая пони.

-Кросс, я всё знаю о твоей терапии. Ты проделала солидную работу. Но вечеринка должна закончиться. Прямо сейчас. Шайни нужно в клинику.

-Да, кстати о клинике… — Кросс долго обдумывала эти слова, — мы-то вернемся. Я сделала её лучше, но… нельзя ли перевести её в Филлидельфию, скажем? Там я могла бы навещать её, например. А потом я могла бы… ну… скажем, оформить над ней опеку.

Гиппо Мэй нахмурился.

-Кросс, она же твоя па…

-Обломись, старикан, — резко перебила его Ред,- она не пациентка, сколько раз мне придется это повторять?! И она не моя. То есть, моя, но… — она поправилась, чувствуя, как по её щекам бежит краска, — она для меня больше, чем просто пони. Я хочу оформить над ней опеку, Мэй. Хочу растить её, как свою дочку.

-С этим будут проблемы.

-Ну да, да… я наркоманка. Но я исправлюсь, Мэй. Ради неё исправлюсь! Всего-то пара твоих рекомендаций, и…

-Дело не в тебе, Кросс! – вдруг рявкнул Гиппо. Кросс тут же замолчала.

Гиппо Мэй выдохнул, успокаивая свои нервы. Он вытащил из своей сумки листок и протянул его белой пегаске.

-Мне прислали это из клиники Кентерлота. Эта бумага была прикреплена к её медицинскому делу. В архивах часто путаются, и её просто забыли отдать вместе с остальными.

Кросс пробежалась по листку. Это были результаты анализа крови. Большинство болезней, указанных здесь, проходили под меткой «Отрицательно». Анализ крови — лейкоциты, тромбоциты, цветовой показатель, СОЭ – всё в норме. Пегаска очень хорошо разбиралась в этих странных буквах и цифрах, которые были расставлены здесь в хаотичном (для непосвященных в это дело) порядке.

Кроме стандартных процедур забор крови был сделан и на более редкие болезни. Ред Кросс внимательно посмотрела на расположение генетического кода. Ей это показалось очень странным. Не будучи сильной в генетике, она просмотрела на количество генов, указанных в форме как ЦАГ.

-Повторы генома…, — мозг врача работал в полную мощность, призывая к себе все свои познания, почерпнутые из множества медицинских учебников,- Гиппо… их слишком много.

Это ненормально. Это плохо. Это очень плохо. Кросс посмотрела на небольшую цифру. Эта цифра означала болезнь, а справа от неё стоял штамп «Положительно». Пони-библиотекарь в её голове тут же пролистала книгу с обозначениями. Если верить «Эквестрийской классификации болезней» последнего пересмотра, первая цифра означала подкласс болезни…

«Генетическое», — первое же истолкование с силой ударило в голову Кросс. Она расшифровала вторую цифру, чувствуя, как её переполняет ужас.

Листок упал на землю. Кросс не дышала, пытаясь собрать все мысли воедино. Впрочем, они уже объединили этот безумный медицинский паззл в одну общую картинку.

-Нет, — прошептала она. Белая пегасочка чувствовала, как ей прямо в сердце вонзают скальпель. Раз за разом, заставляя его сжиматься и рваться на куски.

-Мне очень жаль, Кросс, — сказал ей Гиппо. Но Ред его не слушала. Пони-библиотекарь в её голове виновато развернула ей книгу с полным описанием болезни на нужной странице и ушла, чтобы вытереть слёзы, оставив её наедине со страшным приговором.

Пони не понимали, что с ней происходит. Почему глаза Кросс медленно начинают наполняться слезами.

-Это… это не может быть правдой, — прошептала она.

-Я… перепроверил анализы Шайни в лаборатории. Четыре раза. Всё сходится.

-Но она же еще жеребенок… она даже не пожила толком…

Гиппо Мэй молчал. Глотая слёзы, Кросс посмотрела на него.

-Это несправедливо, — сказала она, опустив голову.

-Кросс,- примирительно сказал ей старый пегас, — в этом нет ничьей вины. Твоей тем более, ты…

-ЭТО НЕСПРАВЕДЛИВО!!! – заорала Кросс. Все в ужасе вздрогнули. Ред с силой пнула копытом себя в сердце, лишь бы заглушить эту страшную боль.

-Эй, да что происходит-то? – непонимающе спросила Солин.

-Всё в порядке. Вечеринка закончилась,- сурово сказал Гиппо Мэй,- Шайнблизз нужно вернуться в клинику…

-Я сама её отведу, — тихо сказала Кросс,- Гиппо, подготовь нам палату, окей? Элфи?

-Всегда к вашим услугам! – махнул ей копытом зеленый пони.

-Пойдем, дружок. Нужно забрать Шайни.

Гиппо Мэй кивнул и снова расправил крылья. Кросс проводила его, летящего в сторону клиники, и развернулась к друзьям. Они выглядели встревоженными.

-Солин, Кэррот, Брэйбёрн… — она вздохнула, — простите, но нам нужно идти. Сами слышали…

-Ну да, — понимающе кивнула Солин, — Увидишь там Талипа, скажи ему, чтобы возвращался сюда, ладно?

-Да, конечно, — кивнула Кросс. Она и Элфи дружно зашагали в ту сторону, где некогда сиял золотистый свет, рассеивая черные тучи…

***

По дороге они столкнулись с Талипом. Черный пегас бежал ручейку, собирая цветы. Заметив Кросс, он смутился и выронил их.

-Ой… тетя Кросс.

-Привет, Талип, — грустно улыбнулась она, — а где Шайни?

-Я ей как раз цветы несу. Вы видели это? Ну, свет золотой и тучи… а потом как бабахнет!.. и…

-Мы всё видели, дорогой, — ласково сказала ему Ред, — пойдем, проведешь нас к ней.

Талип послушно пошел с ней, по дороге рассказав о том, как она смогла поднять минотавра, как она поднимала тучи, и…

-Она получила кьютимарку! – наконец выдохся он. И удивленно посмотрел на Кросс, — с вами всё нормально?

Кросс, чьи карие глаза снова наполнялись слезами, посмотрела на него.

-Это… просто прекрасно, — прошептала она.

***

Талип привел её к Шайнблизз.

Маленькая единорожка спала, прижав к себе игрушечного минотавра. Кросс увидела на её боку её кьютимарку – тучку, которая разламывается на две части под ярким лучом света.

Кросс улыбнулась. И помрачнела, подойдя к ней поближе. Листок Гиппо Мэя сокрушил все её надежды. Она знала, что этот славный день подошел к концу. Он был слишком хорошим, слишком коротким, и…

Уж слишком несправедливым выглядел мир в её глазах.

-Шайни, малышка… — Кросс подпихнула её мордочкой в спинку, — просыпайся.

Шайнблизз не реагировала. Ред, думая, что она слишком крепко уснула, подтолкнула её копытцем. Ноль реакции.

Что-то не так… Кросс подскочила к ней и нащупала пульс. Он есть. Но слишком слабый. Шайнблизз не дышала.

Кросс простояла лишь несколько мгновений. Она не собиралась паниковать. Врач в ней требовал решительных действий.

Белая пегаска быстро подняла единорожку. Элфи подбежал к ней и помог взвалить Шайни ей на спину.

-Элфи, отведи Талипа к Солин. Встретимся в клинике, — крикнула Кросс, расправляя крылья. Твитч кивнул и подвязал Шайни к ней, отвязав ремешок от её сумки.

Кросс быстро взмахнула крыльями и взлетела. Она чувствовала на себе тяжесть маленького тела кобылки. Но она держалась хорошо – сказался её многолетний опыт по перетягиванию раненых. Ветер свистел в её ушах. Крылья свободно парили в вольном полёте. Под ней промелькнули яркие домики Понивилля, отражавшиеся в переливах заката.

Кросс увидела клинику. Аккуратно подлетев вниз, она приземлилась у входа. Подбежав к белым дверям, она с силой их раскрыла.

Перед ней предстало до боли знакомое место – как в первый раз, когда её саму привезли сюда санитары, аккуратно придерживая её за копыта. Белоснежные стены, ярко горящая лампа…

И Гиппо Мэй. Увидев Шайнблизз на её спине, старый пегас всё понял. Редхарт подкатывала к ней кушетку на колесиках.

-Реаниматолога сюда, быстро! – Несколько врачей подбежали к нему. Дружными усилиями они положили бесчувственную Шайнблизз на кушетку. Медсестры спешили откатить её. Гиппо Мэй засунул в уши стетоскоп и приложил её к сердцу кобылки.

-Пульс слабый, аритмия. Редхарт! – крикнул он, — готовьте кардиостимулятор!

Кросс стояла и наблюдала за работой своих коллег. Она не могла больше ничего сделать. Её жизнь была в копытах настоящий врачей, которые везли её в палату для реанимации. Кросс туда не пустили. Она только и проводила их взглядом, когда кушетка исчезла за большими белыми дверями, над которыми горела лампа — красный крест.

Самый лучший день закончился.