Автор рисунка: MurDareik
II. Генерал-трубач IV. Морковный вопрос

III. Sonic Brainboom

В тексте использована понифицированная версия песни "Somebody to Love" группы Jefferson Airplane. Эта группа в свое время была таким же символом эпохи наравне с Пацификой, Джими Хендриксом и фестивалем в Вудстоке

-Мнда, это проблема, — задумчиво сказала Кросс, выжимая длинные полы своего простого белого халата, выдаваемого каждому пациенту – пегаска случайно вляпалась по пути в небольшой ручеек. Шайнблизз оглядывалась, пытаясь понять, откуда они пришли, и куда теперь идут.

Ситуация не была безнадежной. Им светила Луна. Тускло, но светила, и неяркие очертания кустов и проселочной дорожки еще были видны в кромешной темноте. Но чаща казалась настолько непролазной, что у маленькой кобылки невольно захватило дух.

-И как нам выбраться? – спросила она у Ред.

-Хм… ну, если подумать, что мы всё время шли вперед, а позади нас была клиника, то…

И они свернули по тропе, оказавшись у хорошо знакомого ручейка. До Кросс наконец дошло, что они идут кругами.

-Конская лепешка, — буркнула она, оглянувшись.

-Может быть, вы бы взлетели? У вас же крылья есть…

Доктор Кросс улыбнулась. И правда же.

-Вот что, малышка, — пегаска резко расправила свои белоснежные крылья. Подол халата свалился ей на голову.

-Я сейчас разведаю обстановку. А ты стой здесь, и никуда не уходи. Хорошо?

-Хорошо, — кивнула Шайнблизз. Наблюдая за тем, как Кросс отряхнулась и взмыла над Вечнодиким лесом, маленькая кобылка почувствовала, что её оставили. Снова. Но в глубине души, она всё же надеялась на возвращение доктора Кросс.

***

Сверху Кросс смогла оценить маршрут. Да, так и есть – Понивилль находился в совершенно обратной стороне от той, по которой они бежали из клиники. Правда, пегаска не ожидала, что они так далеко забредут вглубь леса…

Вдруг её зоркий глаз заметил копошение. Совсем недалеко от клиники. Похоже, что там бежал какой-то жеребец.

-Элфи? – она подлетела к нему. Конечно, было бы слишком опасно снова подлетать к клинике – кто знает, может, их отсутствие заметили, и теперь за ним неотступно следовала погоня.

Но нет. Элфи Твитч бодро бежал по направлению к лесу. Увидев Кросс, он заулыбался и помахал ей копытом. Он был весь в зеленой краске, а вот «шлем» был безвозвратно утерян.

-Кросс! Я уж думал, не догоню…

-Как ты убежал? – спросила она, опустившись на копыта. Всё-таки на земле она чувствовала себя гораздо привычнее, чем на небе.

-О. Меня запихнули в палату, а я выпрыгнул через окно, и…

-Окно?! – Кросс чуть не задохнулась от ужаса, — это же третий этаж!

-Ага, — заулыбался во весь рот Элфи.

-Ты ничего не сломал? – она обеспокоенно осмотрела его. Вроде цел. Да и судя по его размеренному галопу, он даже не поранился. Целый, здоровый, крепкий… идиот.

-Не-а. Там какая-то тряпка висела, я на неё упал и спрыгнул. Здорово, правда?

-Да уж… — Кросс перевела дух. Мысль о том, что из-за неё этот дурачок мог переломать себе все кости, была невыносимой. Зачем она вообще его за собой потащила? Дрых бы себе спокойно, под успокоительными в палате, и всё… а там бы уже врачи заметили, что она и Шайнблизз исчезли.

-Так. Маршрут я запомнила, — задумчиво произнесла Кросс, — осталось только забрать Шайни и выбираться из этого леса как можно дальше.

-Веди меня, белая пони! – и они вместе поскакали по незримой дорожке, которую Кросс приметила для себя, чтобы снова не заблудиться в этих темных лесах.

***

Они не так уж и долго блуждали. Но придя в нужное место, Шайнблизз они не застали.

-Это то самое место! – недоумевала Кросс, — я точно помню, что она осталась здесь!

Теперь чувство вины раздирало её еще сильнее. Оставила кобылку на произвол судьбы в темной чаще, в которой испокон веков творится всякая гадость. Ну, просто блеск.

-Может, она куда-то ушла? – спросил Элфи. Кросс в гневе пересмотрела каждый пенек и заглянула в каждое дупло без всякой надежды отыскать её там.

-Я же просила её никуда не уходить! А что, если с ней что-нибудь случилось? Это же Вечнодикий лес! Тут такие кошмары происходят, что…

-Смотри, — показал ей жеребец копытом на землю. Присмотревшись, Кросс увидела маленькие следы от копыт, ведущие в самую глубь чащи. Зачем крошка Шайни пошла туда? Что её заставило это сделать? Не похоже, что эта кобылка чересчур любопытна. Тем более, в лесу, где за каждым шагом подстерегает опасность.

***

Но Шайнблизз не могла ждать. Она видела, как вдали загорелся маленький огонек. И чувствуя, что просто обязана быть там, она следовала по своему пути. Стоит объяснить, что на самом деле, она всё это уже видела. В одном из своих снов, которые ей снились не так уж и часто, она так же ясно, как сейчас, шла в темноте на яркий свет, который был где-то за бесконечной чередой из мрачных, сухих деревьев.

Пытаясь побороть в себе чрезмерное любопытство, она тем не менее, направилась туда, к своей судьбе. Всё же Шайнблизз надеялась, что не сможет далеко уйти от того места, где она должна была ждать Кросс. Огонек едва приблизился, но она уже не смогла бы найти дорогу обратно.

…Наконец, огонек стал гореть всё ярче и ярче в её глазах, пока перед кобылкой не предстала небольшая хижина. Свет из её окна периодически разбавлялся разноцветными вспышками. Там определенно что-то происходило. И следуя зову своего сердца, кобылка робко подошла к двери и постучалась.

***

-Привет тебе, Та, что блуждает во снах. Скажи мне, что ищешь ты в этих враждебных лесах?

Шайнблизз никогда раньше не видела зебр. Ей казалось, что это существа придуманные, фантастические, вроде драконов или мантикор. Кхм… видите ли, поскольку все эти существа в Эквестрии существуют, но всё же – Шайнблизз их видела только на картинках детских книжек. Конечно, врачи на редкость болтливы, и она слышала о таинственной колдунье, чья хижина находилась где-то в глуши Вечнодикого леса. Но она бы и не подумала, что её сон приведет именно к ней. Колдунья выглядела очень красиво, хотя и необычно – и голос её, мягкий и с легким зебринским акцентом казался ей экзотичным. Что уж действительно любопытно – зебра очень ловко рифмовала слова, что придавало даже обыденной фразе немалую поэтичность.

Обстановка хижины главной знахарки Понивилля была… соответствующей. Чтобы не обижать хозяйку, Шайни старалась не заострять своё внимание на зловещих масках, которые были развешены на стенах. И на огромный котел, который стоял посреди её хижины, в котором булькала какая-то странная субстанция ярко-зеленого цвета.

Видимо, и зебра поняла смущенность маленькой пони. Поэтому она решила представиться, чтобы загладить все неудобства:

-Меня зовут Зикора, и это мой дом. Скажи мне, юная пони, тебе нравится в нем?

-Здесь красиво, — скромно ответила единорожка, — меня зовут Шайнблизз.

-О да, всё идёт так, как сказали мне звёзды, — Зикора прильнула к своему котлу. Шайнблизз неуверенно пошла за ней.

-Когда на небо выглянет Луна,

И звезды примут правильную форму,

И в сны всех пони закрадется тьма,

Одна лишь пони в эту ночь увидит знак,

Который приведет её сюда.

Не бойся, маленькая Шайнблизз – посмотри,

В котёл, где варится Прозрения отвар.

И звезды тебе скажут, как твоя судьба

Ведет тебя в пути твоем нелегком...

Шайнблизз неуверенно посмотрела в котелок. Зелье продолжало булькать, но даю копыто на отсечение – маленькая кобылка там что-то видела. Что именно – боюсь, ответ на этот вопрос могла дать лишь она. Но то, что в этом зелье запечатлела древняя магия зебр, несколько преобразило её.

-И всё будет именно так? – спросила она. Зикора в ответ покачала головой.

-Судьба той пони, у которой знаков нет отличья,

Сложна в её свободе выбора, и как ей с этим жить.

Но если недовольна ты судьбой, что зелье показало,

Её, малышка Шайни, ты вольна изменить.

***

В этот момент дверь хижины распахнулась. На пороге стояла доктор Кросс.

-Эм… — она недоуменно посмотрела на зебру. Тут же в голове у пегаски возникла незамысловатая фраза приветствия – просто, к стыду своему, она не знала, как правильно разговаривать с зебрами.

-Меня зовут Кросс, и я пегас. И… — конец своего приветствия она не придумала.

Малышка Ред не умеет сочинять стихи. Я вам это, как её особенный пони говорю.

Зикора заулыбалась. Шайнблизз подошла к ней, и они обменялись легкими кивками.

-Я за тебя волновалась, малышка. Зачем ты ушла? – спросила у неё Кросс.

-Простите, я больше не буду, — опустила она голову.

-Замётано, — улыбнулась ей пегаска. И тут же подошла к зебре, — погоди-ка… кажется, я помню тебя. Ты Зикора, верно?

Зебра с улыбкой кивнула ей в ответ. Всё же, это правильно – когда не знаешь, какую рифму придумать в ответ, лучше всего промолчать. Ред Кросс приходилось уже и раньше видеть её, правда, на всех этих встречах Зикора сохраняла анонимность, набрасывая на себя капюшон. Ей не очень хотелось появляться в клинике, однако когда медицина официальная была бессильна, её талант врачевания был оценён прошлыми заведующими по достоинству.

-Ну, что, Шайни, ты гото… — вдруг взгляд Кросс остановился на стене. Вернее, на полке, которая была к ней прибита. На ней, помимо бутылочек с зельями и пучков разнообразных трав, лежала трубка. Обычная деревянная трубка для курения.

-Ух ты, — прошептала она, подойдя поближе. Кросс с трепетом смотрела на это маленькое произведение искусства из матового дерева. Её ручка была украшена переплетающимися драконами.

-Трубка мира интересует тебя? – спросила у неё Зикора. И сама же с гордостью продолжила: — однажды на юге я долго блуждала, и с племенем буйволов встреча была. Вождь их болел очень страшной болезнью, и я своим зельем ему помогла. За это мне вождь очень был благодарен, и так эту трубку вручил мне, как дар…

-Скипидар! – вырвалось у Кросс. Зикора непонимающе на неё посмотрела. Кросс осеклась:

-Я хотела подобрать тебе рифму. Извини.

-В память о встрече великой такой, позволь её дым разделить мне с тобой, — предложила Зикора. Мордочка Кросс озарилась настолько тупой улыбкой, что ей мог и Элфи Твитч позавидовать.

-Ага, — кивнула она, — но есть у меня такая идея. Давай мы её выкурим в память об этой встрече… по нашей, медицинской традиции.

И Ред бегло осмотрела припасы зебры в поисках нужных ингредиентов. Память редко её подводила, особенно в таких случаях. Конечно, пегаска не была знахаркой – тем более, не была она и аптекарем. Но таким простейшим вещам её с легкостью могли научить еще на втором курсе. Да и познакомиться с аптекарями несложно.

-Не знала, что пони традиции знают. Не знала, что пони их так соблюдают, — подняла глаза Зикора, глядя на то, как Кросс забивает её травами трубку.

-Когда я была молодой, пони очень ценили чужие традиции. Мы очень уважали буйволов и зебр за их верования. Особенно те, которые… относились к природе.

-К природе? – спросила Шайнблизз.

-О, малышка, — улыбнулась ей Ред, — в мои времена пони очень сильно ценили дружбу. Мы дружили, как могли. Мы дружили со всеми: зебры, грифоны, буйволы – не имело никакого значения. Мы смотрели на них, как на друзей. И они для нас были как пони.

Наконец забив трубку, она аккуратно поднесла чашечку к костру, придерживая её копытцем, чтобы не рассыпать содержимое. В предвкушении воспоминаний она осторожно поднесла рот к загубнику…

И каааак втянулась! Да так, что из её ушей пошел дым. Зикора даже вздрогнула. А Элфи Твитч, который в этот момент выглянул из-за двери, рассмеялся.

Кросс отложила трубку. Один её глаз смотрел вверх. Второй смотрел вниз, приобретя явное сходство с одной пегаской, которая разносила почту здесь, в Понивилле.

-Мы дружили с пони как только могли, — продолжила она, глупо улыбаясь и не глядя ни на кого, — мы дружили их все ночи напролёт…

***

When the truth is found

To be… lies.

And all the joy

Within you… dies!

Don't you want somepony to love?

Don't you need somepony to love?

Wouldn't you love somepony to love?

You better find somepony to love…

В пурпурной дымке, перед доктором Кросс предстаёт её молодость. Кентерлот, в который она приехала по обмену опытом, чтобы учиться и познавать новое. Её не зря выбрали для такой ответственной миссии – одна из лучших студенток своего курса, пегас с безупречной репутацией, добрая и очень застенчивая… ну что с такой плохого может произойти?

Но хорошая доктор всегда может побыть плохой пони – самую малость. Перед ней стоит город великих возможностей, город свободы, в котором даже Принцессы смотрят на некоторые шалости местных обитателей сквозь дырявые бока королевы Кризалис. Кентерлотская медицинская академия, у дворика которой земные пони бродят вокруг да около, махая антивоенными плакатиками с их незамысловатым символом, ставшим их знаменем в борьбе за мир: «Любовь, Дружба, Магия!». За такое в суровом Клаудсдейле их бы закидали тухлыми овощами. Здесь же молодые поняши, одетые в соответствии со студенческой модой, включавшей в себя любовь к природе и легкому, свободному душевному состоянию, не ограничиваемому глупыми рамками, жили и веселились.

Она сидит в комнате, в окружении своих друзей. Всё вокруг в сплошном дыму. На стенах висят яркие плакаты довольно странного содержания – в трезвом состоянии они кажутся мазнёй какого-нибудь талантливого умалишенного.

«Hoofstock Festval: три дня любви, дружбы и магии под открытым небом».

А пони… её друзья наслаждаются каждым моментом приходящего кайфа. Все пони затягиваются из «трубки мира», точь в точь такой, как у Зикоры. Подруга Кросс привалилась рядом с ней со сладострастным выражением лица, бормоча что-то бессвязное и изредка подрагивая копытцами.

В тот самый момент, когда Ред передали трубку, она хорошенько затянулась… и почувствовала, как мир уходит из её копыт. Она не верит ни своим глазам, ни своему разуму, потому что они нагло ей лгут. Кросс отделилась от своего тела, отправившись душой и сознанием в свободный полёт по миру хаоса и иллюзий.

Мерно покачиваясь под мелодичную музыку, она видела перед собой донельзя яркие образы, настолько близкие к реальным, что невольно хотелось их потрогать. Огромный змей-Дискорд, дух Хаоса и Дисгармонии, кружит перед её глазами, переливаясь яркими красками всех цветов. Он медленно-медленно проплывает в радужных мечтах, огибая их кровати и стол.

Пролетев несколько кругов, Дискорд на глазах у поплывшей Кросс вдруг резко изогнулся, приняв округлую форму. Свесив свои передние и задние лапки, он превратился в символ мира, который взорвался в голове пегаски ярким фейерверком из сотен огней. Нельзя, впрочем, отрицать, что и она сама была в своем сознании связкой динамита, которая вот-вот рванёт и забросает окружающих ошметками сознания. И куски превратятся в радужных кроликов и золотой дождь, осыпающий всех вокруг своей благодатью. Она была дождем, она была стадом разноцветных кроликов, которые бегали по галлюциногенным полям из страшного сна каждого, кто страдает эпилепсией.

Это было круче, чем полёт. И не на жалкие 20%, а на все 200. Кросс это чувствовала, когда её голова разорвалась в экстазе Сверхзвукового Радужного Удара. Вернуться в эти воспоминания для неё было… чем-то поистине ценным. Как получение кьютимарки, как день рождения, как выпускной вечер в школе… этот день был незабываем.

Элфи Твитч тащил на своей спине бессознательную пегаску. Рядом с ним шла Шайнблизз, которая изредка поглядывала на пегаску. А также на карту, набросанную ей Зикорой, как выбраться в Понивилль.

Они топали по направлению к городу. Молча. Звуки леса изредка нарушали бессвязные бормотания Кросс, которая что-то напевала себе под нос.

Don't you want somepony to love?..