S03E05
Часть седьмая Эпилог

Часть восьмая

Селестия открывает ход в Обратную Башню, в которой Твайлайт обнаруживает одно из самых мощных заклинаний Старсвирла Бородатого. Эффект от этого заклятья оказывается несколько шокирующим, но времени удивляться нет. Хранители Элементов Гармонии отправляются на помощь Селестии и Луне, чтобы не допустить проникновения пожирателя миров в Эквестрию.

На сей раз телепортация прошла без неприятных последствий. Как только копыта всей честной компании ткнулись в мягкую лесную подстилку, над их головами взвился всполох солнечного света. Теперь заклинание, освещающее пони путь, было полностью подвластно Селестии. Твайлайт и остальные живо обежали взглядами окружающее пространство. Они находились в обширной, но неглубокой ложбине посреди лесной чащи. Великанские кедры окружали их со всех сторон, словно колонны, подпиравшие ночное небо, в котором терялись их верхушки. Земля под ногами была устлана хвоей и сухой корой. Ноздри приятно оглаживал аромат сосновой смолы. Находиться здесь было приятно, но всё же было не совсем ясно, чем была вызвана такая кардинальная смена географии. Прежде чем Твайлайт задала вопрос, Селестия заговорила:

– Мои милые друзья! Опасность, грозящая нашему миру, столь близка и столь велика, что у нас нет времени для того, чтобы и дальше гадать и исследовать. Чужеродная магия должна быть исторгнута прочь, а порождение потустороннего зла, известное под именем Абхот, не должно найти путь в наше измерение. Для этого мы вправе использовать любые средства. Поэтому сейчас в ваше распоряжение я отдаю ключ от силы, которая упрочит вашу связь с Элементами Гармонии и позволит спасти Эквестрию.

Поняши изумленно зашептались между собой.

– Будь очень внимательной, Твайлайт, – обратилась принцесса к своей ученице, – ибо только твой дар Магии способен явить миру эту силу. Мы находимся на северо-западе страны, на окраинах древних владений королевства единорогов. Именно здесь, в этом самом месте сокрыт от посторонних глаз вход в последнее обиталище Старсвирла Бородатого – Обратную Башню.

Из всех присутствующих только Твайлайт могла по достоинству оценить важность события. Для жительниц Понивилля произнесенное Селестией название было просто ещё одной экзотической диковинкой.

– Чегой-то я не вижу тут никаких башен, – проговорила усталая Эпплджек.

– Ой, Эй-Джей, и где только твоё воображение? – развела копытами Пинки Пай. – Ведь явно же неспроста она так называется. Раз она Обратная, значит, почти наверняка спрятана под землей и похожа на колодец.

– Пинки права, – улыбнулась Селестия. – Отчасти. Башня действительно находится в толще земли, но, тем не менее, является башней. И вам придётся на неё взойти.

– Как это?

Вместо ответа Дневная Принцесса отдала мысленный приказ, и обширный круг, чуть ли не пяти ярдов в поперечнике, принялся освобождаться от почвы и древесного сора. Земля отползла в сторону, обнажив гладкую непроницаемую поверхность гранитной плиты, испещренной руническим письмом. Селестия вставила кончик рога в незаметное на первый взгляд углубление и вновь пустила в ход магию. Раздался гулкий скрежет, и плита скользнула каким-то странным манером вниз и наискосок, словно бы она потонула в затхлом мраке, до краёв заполонившем отворившийся проём.

– Вы не пойдёте с нами, Принцесса? – взволнованно проговорила Флаттершай, с недоверием заглядывая в бездонную тьму.

Селестия отрицательно качнула головой:

– Осталось ещё одно важное дело, которое я обязана завершить до вашего возвращения оттуда. Но я обязательно встречу вас, когда вы будете готовы.

– Но… К чему именно готовы? – вопросила Твайлайт, путаясь в собственных мыслях о череде событий, которые развивались со стремительной быстротой в течение каких-то трёх дней.

– К тому, чтобы спасти от гибели всех и каждого пони в Эквестрии, – сердечно откликнулась Селестия. – Для этого ты, Твайлайт, должна прочесть заклинание, которое Старсвирл оставил как настенную гравюру в своём тайном убежище. Это не совсем та магия, которая тебе привычна. Как я уже говорила, этот древний мудрец обладал способностью необычайно точно предвидеть важные события, а потому оставил нам не только страшное пророчество, но и способ его обойти!

– Неужели?! Тогда мы спасены!

– Да. – Принцесса сделала краткую паузу, прикрыв глаза, затем продолжила прежним голосом: – Но чтобы это произошло, один из сильных магов должен прочесть заклинание особого рода, заклинание, которое подобно математической формуле было выведено для того, чтобы с заданными исходными условиями неизменно получать требуемый результат.

– Одно из Великих Уравнений! – почти прокричала ученица принцессы, спортивный интерес внутри неё вел бескомпромиссную борьбу с чувством ответственности. – И вы хотите, чтобы я одолела его? Я справлюсь. – Она вдруг выпрямилась и засверкала глазами: – Клянусь, во имя всей Эквестрии, я сделаю это!

Она очень хотела вдохновить неуверенно топчущихся на краю гранитной двери друзей. Вот только хвост её предательски подёргивался, выдавая сомнение и боязнь.

– Конечно справишься, – участливо улыбнулась Селестия. – И потом, ведь при вас Элементы Гармонии, которые склоняют чашу весов в вашу сторону. Теперь, до скорой встречи, мои маленькие друзья. – Рог Принцессы снова засветился. – Будьте внимательны, и никуда не отходите от башни. Твайлайт Спаркл!

От неожиданности единорожка даже вздрогнула. Ей показалось, что Селестия весело подмигнула ей, растворяясь в сиянии телепортирующей сферы.

– Я верю в твои силы, моя верная ученица. Помни: в Пророчестве ничего не сказано о самой Эквестрии!..

С этими словами она пропала из виду. Твайлайт так и замерла: с чего бы вдруг Селестии самой начать говорить загадками? Как будто недостаточно тайн уже вставало у них на пути.

– Ну так чего же мы ждём?! – озорно гаркнула Рэйнбоу Дэш. – Вперёд! То есть… Вниз!..

Она в один момент скользнула в зияющий провал, резко взмахнув крыльями, и…

БАЦ!..

– Ой-й-й!.. Голова моя, голова!.. – жалобно застонала пегаска изнутри. – Что это было щас?!

– Рэйнбоу, ты в порядке? – взволнованно воскликнула Флаттершай. – Я сейчас тебе помогу!.. – и она потянулась вниз, пытаясь нащупать хоть какую-нибудь опору, как вдруг оступилась и исчезла в темноте проёма. Сперва раздался её отчаянный писк, потом глухой шлепок падения, а затем Дэш саркастически хмыкнула:

– Ну да, так гораздо мягче лежать. Хотя шишка у меня на лбу ныть не перестала.

– Ой, это уже становится интересно, – принялась скакать на месте Пинки, – Я! Я следующая! Уи-и-и! – Она подскочила к дыре и полетела в неё хвостом вниз, нелепо ухватившись за собственные задние копыта.

– Э-э! – недовольно отозвалась Рэйнбоу. – Я, конечно, люблю кучи-малы, но не по три штуки за день!

– Девочки! Девочки! – заливалась смехом розовая пони. – Вам это понравится! Давайте скорее сюда!

Эй-Джей и Рэрити переглянулись и стоически развели передними копытами. Вдвоём они помогли Твайлайт пересечь гранитный порог, а затем стали пособлять друг дружке. Но то, как вошли последние двое, Твайлайт уже не видела, поскольку была под слишком сильным впечатлением от того, как переменилась действительность, стоило ей только перейти незримую черту, отделявшую внутренность башни от окружающего мира.

Твайлайт зажгла собственный магический свет и ещё раз огляделась по сторонам. Словно откликнувшись на её сигнал, в окружающих стенах вспыхнули сотни огоньков всех оттенков синевы. Зрелище было просто невероятным. За порогом открывалась просторная пещера. Это название больше ей подходило, чем “коридор” или “комната”, несмотря на то, что создана она была явно искусственно. И это потому, что коридоры и комнаты, как правило, не скручиваются в тугую спираль, пригибающую конец к началу, делая по пути крутой вираж. Твайлайт осторожно ступала вперед, звонко цокая по гранитной скале копытцами, и вертела во все стороны головой, пытаясь постичь устройство этого помещения. Равномерно усеянная огоньками поверхность совершала плавный изгиб, словно стенка гигантской раковины. Расстояния и направления по ходу продвижения плавно преобразовывались одно в другое, вызывая столь же восторженное чувство, как и высокие морские волны, наблюдаемые с безопасного расстояния – восхищение и гипнотическую мечтательность, а не страх и панику. В начале пути Твайлайт могла видеть троицу пони, пересёкших этот удивительный порог первыми, прямо перед собой, на расстоянии каких-то пяти ярдов. Но чем дальше она продвигалась по гладкому полу, постепенно заменяющему собой ближнюю стену, тем дальше в сторону и вниз уплывали от неё три пары их удивлённых глаз. Обернувшись назад, Твайлайт увидела, как по отвесной стене шагают Эпплджек и Рэрити, раскрывшие от изумления рты, глазеющие во все стороны. Полотнище из синих огоньков проплывало над единорожкой, и под ней, и вокруг неё, мерцая чарующе и умиротворённо. Пространство совершило очередной эффектный поворот, и юная волшебница с удивлением обнаружила то, что чуть ранее нисколько не бросалось в глаза: первые вошедшие в пещеру не просто сидели в её центре, они расположились у подножия широкой и длинной витой лестницы, неизвестно как спрятанной до сей поры в полумраке закруглённой вокруг самой себя волшебной пещеры.

“Невероятно… Потрясающе! Грандиозно! – думала про себя Твайлайт. – Старсвирл был настолько могущественен, что сумел таким непостижимым образом изменить пространство внутри пещеры. И это заклинание продолжает функционировать спустя тысячелетия!”

Уже всей группой они взбирались по многочисленным ступеням лестницы, которая, вопреки здравому смыслу, вела их не обратно на поверхность земли, в её глубину, в таинственное пристанище всеведущего мага.

Пýстынь Старсвирла Бородатого, видимо, не отличалась убранством и в прежние времена, когда была обитаема. Сейчас же она больше походила на обширный, тёмный и пустой музейный зал, центр которого заставлен скудной мебелью. Если только бывают музейные залы с таким высоким, и таким необычным потолком, сужающимся по мере подъёма в крохотную точку. Все принялись изумлённо осматриваться и принюхиваться. Воздух был сухим, словно пушистый хлóпок, а все звуки бесследно гасли в странном пористом материале, покрывавшем пол. В мерцающем магическом свете Рэрити пригляделась и, к немалому удивлению, обнаружила, что шершавая поверхность под их ногами расцвечена бледными узорами. Эпплджек критически похлопала по крышке стола, стоящего в середине помещения.

– У этого старикана был тот ещё характер, если он сделал себе мебель из камня. Даже кровать… Гляньте только! – она принялась постукивать тут и там. Твайлайт осенила моментальная догадка.

– Фоссилизация! – провозгласила она с восторгом удачливого естествоиспытателя. – Это не всегда было камнем, Эпплджек, взгляни на узор на поверхности. Это дерево, но дерево окаменевшее, вместо того чтобы рассыпаться в труху.

Затем открыла рот, чтобы поведать ещё что-то, но тут увидела нечто заинтересовавшее её на разделенной каменной колонной надвое дальней стене. Другие пони подошли и столпились подле Твайлайт . В последнюю очередь к ним присоединилась Рэрити, с подозрением ковырявшая копытцем пол и ворчавшая: “Видимо, это было когда-то ковром? Как бесхозяйственно…”

Твайлайт глядела то на одну, то на другую половину стены. В левой её части глубокими засечками, слагающимися в старомодные рунические письмена, был увековечен пугающий текст Пророчества, который как песнь судьбы ни на минуту не прекращал звучать в разуме Твайлайт. Правая же часть стены…

Огромная площадь гранитной скорлупы была покрыта замысловатой схемой. Соединительные линии между чётко очерченными блоками, объединявшими плотные строчки магических шифров, делали всю эту экстравагантную гравюру похожей на огромное высохшее дерево с тонюсенькими ветвями и скопищами колючих терний вместо листьев.

– Великое Уравнение, – взволнованно прошептала Твайлайт Спаркл.

– Отлично, – подавив зевок, откликнулась лишённая такта Рэйнбоу Дэш. – Полагаю ты сможешь сотворить это заклятье, чтобы мы уже наконец выпнули пару-тройку космических крупов вон из Эквестрии и вернулись к нормальной жизни?

Глаза Твайлайт забегали по схеме. И чем дольше она читала, тем ниже прижимались её ушки и тем недоверчивее она трясла гривой.

– Что-то не так, дорогая? – озабоченно спросила Рэрити.

– Я н-не понимаю… Не понимаю! – Твайлайт резко обернулась и нервно забила копытом, не глядя на подруг. – Магическое уравнение такого рода все равно что математическая формула. Подставь в него нужное значение и путем простых преобразований получи результат… И я была уверена, что, верно интерпретируя суть Элементов Гармонии, я получу способ обойти Пророчество. Но!..

– Но?! – хором спросили поняши.

– Но в этом уравнении Пророчество и есть условие! – Твайлайт выглядела абсолютно несчастной, она бешено жестикулировала передними ногами, указывая на разные части схемы. – Какой бы исход не был выбран для нашей страны – печальный, или благоприятный, Пророчество просто обязано сбыться, даже если вот сюда подставить Элементы Гармонии! И я совершенно не представляю, что получится на выходе, поэтому… Я… Я боюсь. – Она сникла и прикрыла глаза.

Эпплджек первая подошла к отчаявшейся подруге и ободряюще погладила её.

– Всё нормально, Твайли, всё хорошо. Я не смыслю в ваших магических премудростях, но готова побиться о любой заклад, что ты во всём разберёшься как никто другой. Мы в тебя верим, сахарочек. Главное, не бойся выложиться на все сто, а там будь что будет. Я вот как считаю.

– Да-да, смелее, Твайлайт! Покажи класс, подружка! Мы с тобой, Твайлайт! – зазвучали наперебой ободряющие голоса. Лучшая ученица Солнечной Принцессы сжала губы, еще раз окинула взглядом испещренную магическими формулами полуокружность и врубила магическое поле на полную.

Облако радужных всполохов окружило волшебницу, заплясало, поплыло во все стороны, окутывая чародейку ярким свечением. Свечение клубилось и переливалось, однако, сохраняло расплывчатые очертания самой Твайлайт. Как только в дело пошла следующая часть формулы, облако вспыхнуло, издав мелодичный аккорд, и перекинулось на Рэйнбоу Дэш. Пегаска вздрогнула от неожиданности, но и не вздумала хотя бы видом показать, что её беспокоит поведение магического облака. Оно же, спустя несколько мгновений, приняло очертания Дэш и с новым мелодичным звуком перескочило на вытянувшуюся от любопытства Пинки, которая тут же весело засмеялась, оказавшись в самом центре волшебного фейерверка. Не медля, облако перебросилось к следующей поняше, потом к следующей, и так по кругу, во всё ускоряющемся темпе, вскрикивая тревожными, но нежными музыкальными фразами, всё изменяя и изменяя свою форму под внешность каждой из хозяек. Скорость перемещения все возрастала, пока звуки не слились в один хор, а сверкающее облако не заметалось со скоростью молнии, заслоняя собой все вокруг. И стало слишком ярко, чтобы глядеть…

Когда Твайлайт, спустя примерно полчаса, приоткрыла глаза, голова её шла кругом от перенапряжения. Единорожка буквально не чувствовала пола под копытами. Бросив всё ещё отказывающийся фокусироваться взгляд вниз, она увидела, что висит в воздухе, футах в пяти над гранитной площадкой. Мысленно усмехнувшись тому как, сама того не заметив, она заставила себя левитировать, Твайлайт направилась к твёрдой поверхности и приземлилась на неё, сложив крылья.

КРЫЛЬЯ?! Твайлайт оступилась на ровном месте и упала, и непременно бы стукнулась мордочкой о пол, если бы не вывернула голову назад в отчаянной попытке разглядеть то, что теперь хлопало и трепетало у нее на спине. Крылья! Настоящие крылья пегаса! Совершенно потерявшись, маленькая волшебница проявила, наконец, интерес к тому, что творилось вокруг. А творилось немало.

– Девочки, смотрите! Кто над нами вверх ногами? Это Пинки Па-ай! Хи-хи-хи-хи! – Пинки отбивала чечетку на нависающем выступе колонны, вися вниз головой. От неутомимой придумщицы можно было, конечно, ожидать ещё и не такого, но только с условием, что на спинке у неё не будет пары трепещущих розовых крылышек, а из кудряшек на лбу не будет торчать похожий на прилипшее мороженое рожок!

– Классно! Классно! Классно! – Рэйнбоу выделывала множественные сальто в воздухе, сопровождая их вспышками радужного свечения, которое разбегалось волнами от невесть откуда взявшегося острого рога на её голове!

– Как, ради всего съестного, вы управляетесь с ентими штуками? – охала обзаведшаяся рогом Эпплджек, зигзагами пролетая над Твайлайт и неуклюже размахивая крыльями.

– Доверься своему врождённому чувству точности, дорогая. Бери пример с меня. – Рэрити плыла в воздухе в позе балерины при помощи пары аккуратных белоснежных крыльев.

Флаттершай сидела в углу и что-то невнятно вопрошала у окружающих, по губам можно было прочесть: «Девочки? Вы уверены, что все в порядке?..» И золотистая пони с некоторой опаской косилась на возвышающийся среди сплошного водопада розовой гривы её собственный рог!

– ДА ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?! – будучи не в силах вынести напряжения от столь невероятного зрелища, Твайлайт закричала на весь зал. Остальные пони успокоились и собрались вокруг своей начинающей паниковать подруги.

– По-моему, нечто совершенно потрясное! – С мордочки Рэйнбоу Дэш не сходила широкая улыбка.

– Кажется, Твайлайт всех нас превратила в принцесс, хи-хи! – опять начала веселиться Пинки. – Интересно, а к этим крылышкам и рогу также положен и дворец? Я бы не отказалась от такого, который был бы из чистого пряника, с бисквитными коврами и башенками из зефира! Надеюсь, Селестия и Луна не будут против…

– Что??? Невозможно! Ведь заклинание должно было обезопасить Эквестрию с помощью Элементов Гармонии! При чём тут мы? Отчего у нас вдруг по набору крыльев с рогом на каждую, и… – Глаза Твайлайт округлились. – Девочки, где же сами Элементы?!..

Пони сперва посмотрели друг на друга, потом заозирались по сторонам.

– Не волнуйся, Твайлайт, – изящно выступила вперед Рэрити. – Я полагаю, что твоё волшебство совершилось успешно. Я чувствую, что мой Элемент никуда не делся, хотя этого милого ожерелья больше не видно. Он прямо здесь, – и она прижала переднее копытце к груди.

– И то верно, – закивала Эпплджек, – стоит мне о нём подумать, и я ощущаю его!

– Точно! Именно так! – убедились и остальные.

Взгляд Твайлайт приобрел решительность, и она прошлась по кругу, вновь перечитывая замысловатые магические знаки.

– Итак, – сказала она, – заклинание Старсвирла позволило Элементам Гармонии слиться со своими носителями и даже… – тут она запнулась, – даже дало им… нам… возможности, находящиеся далеко за нашими пределами, способности, сравнимые с тем, чем наделены принце-э-э…

Она всё-таки не закончила фразу, еще не способная осознать саму возможность приблизиться по уровню к своей наставнице. Разве может быть кто-то, сравнимый по могуществу с самой Селестией?

– Да о таком же можно было только мечтать! – Радужная и розовая пони носились кругами, не в силах скрывать восторга. – Ой, какие я теперь смогу устраивать красочные вечеринки! – кричала Пинки Пай. – А какое шикарное сопровождение я смогу теперь сделать для своих трюков с помощью этой маленькой штучки! – голосила Дэш.

– Погодите, девочки! – Твайлайт остановилась и слегка притопнула. – Нельзя отвлекаться на возможности использования магии и полетов в наших обычных делах! Разве не идет сейчас речь о будущем всей Эквестрии и о жизнях всех других пони? Мы наконец-то получили то средство, с помощью которого предотвратим проникновение Абхота в наш мир. Раз мы теперь и есть это заклинание, то мы спасём Эквестрию сами! Скорее обратно!

В следующее мгновение она расправила крылья и стремительно, хотя и несколько неуклюже, скользнула по лестничному пролету вниз, ко входу в башню.. Пятёрка последовала за ней. «Ну и как мне теперь толкать тележки с такой-то штукой на голове?» – проворчала тем не менее Эпплджек, пока они спускались. «Поучишься магии у Твайлайт, глупенькая, и тележки сами по себе ездить станут!» – шепнула ей в ответ окрылённая Пинки.

Увидев очертания знакомой фигуры, юная волшебница даже не обратила внимания на цвет неба, совсем не подходившего глубокой ночи, она бросилась навстречу своей повелительнице.

– О, Принцесса Селестия!.. – Твайлайт не знала, с чего начать говорить, и тут только увидела, насколько измождённой и мрачной выглядит Солнечная Правительница Эквестрии. – Принцесса, – уже тише повторила крылатая отныне единорожка, – мы готовы выступить на борьбу со злом, грозящим поглотить наш мир. Пожалуйста, скажите, что нам делать.

– Я знала, что вам потребуется время, – взгляд принцессы все больше и больше беспокоил её верную ученицу, – но мы уже почти потеряли всякую надежду.

– О чём вы, Принцесса? – пролепетала Твайлайт, проталкивая в горло непонятный комок. Взор Селестии пламенел, в то время как её шерсть и оперение, казалось, потускнели, приспособившись к скудному освещению.

– Друзья! – провозгласила она, – какой бы ужасной ни была правда, сейчас не время играть в дипломатию. Итак: вы провели в Обратной Башне почти полных два дня!

– Два дня! – вскричала Твайлайт. – Это значит, не только пространство, но и время внутри башни было изменено! Но ведь тогда портал…

– Да! – ответила Селестия, – несмотря на все наши с Луной усилия, портал открыт уже довольно долго, и прямо сейчас его внутренность сжимается, неотвратимо приближая тот запредельный сгусток пространства, ту межзвездную берлогу, по дну которой растёкся бесформенной массой вечно порождающий безобразные отродья и вечно пожирающий же их, терзаемый нескончаемым голодом гнусный губитель миров Абхот!

Пони потупили взгляды, они были шокированы новостью, но ещё больше им было стыдно за своё недавнее веселье. Глаза Флаттершай наполнились слезами.

– Теперь, мои маленькие пони, – сказала Селестия уже ласково, – приготовьтесь презреть свой страх, ведь мне понадобится вся ваша помощь, вся ваша поддержка. Мы не имеем ни малейшего права на ошибку, и мы не можем позволить себе попробовать дважды!..

– Мы с вами, Принцесса! – шесть крылатых единорогов как один выступили вперед и посмотрели в глаза Селестии со всей преданностью, на которую способны только настоящие друзья.

Скалы, обрамляющие вход в Тартар, больше не существовали. Их место заняло приплюснутое облако, свитое из чёрного, маслянистого тумана. Оно было диаметром ненамного меньше, чем стадион в Клаудсдейле, и, истончаясь по краям, в середине образовывало сплошной провал в непроглядную тьму самой ужасной части космического пространства, не ставшего ни вместилищем звездных россыпей, ни приютом пылевых туманностей – прародителей планет. Вместо этого чёрная бездна являлась пристанищем бесформенного чудовища, обладавшего циклопическими размерами и столь же беспредельным безумием, дикостью и прожорливостью.

Пони, походившие на миниатюрных принцесс, старались не смотреть на это средоточие невообразимой, неистовой силы; силы, в природное происхождение которой казалось невозможным поверить, будучи в здравом рассудке; силы, воплощение которой теперь бурлило, извивалось, клокотало и выворачивалось наизнанку, приобретая тысячи неописуемо мерзких очертаний, глубоко в центре портала. Ещё большим кошмаром являлось осознание того, что в каждое мельчайшее мгновение времени портал чуть увеличивался в размерах, а гнусное отродье межзвёздных пространств перетекало чуть ближе к его краю. Еще пара часов, и кишащая гнилостная масса перевалится через край, и тогда… От мысли о том, что будет тогда, Твайлайт стало дурно. Она и пять её подруг телепортировались вместе с Селестией и сейчас приблизились к самому жерлу портала. Они были не одни, их уже ждал кое-кто.

– Принцесса Луна! – срывающимся от волнения голосом воскликнула Твайлайт Спаркл.

Принцесса Ночи не произнесла ни слова, лишь кивнула и вновь устремила взгляд в центр космического безумия, надвигавшегося на их мир. Селестия подошла к сестре и они, не оборачиваясь на своих подданных, обменялись двумя-тремя словами. Твайлайт не решалась спросить у подруг – видели ли они то же, что, как показалось, видела она. Две тёмные, отливающие солёным серебром дорожки, сбегающие вниз от глаз младшей принцессы… Возможно ли это?

В это же время Эпплджек и Пинки еле-еле сумели успокоить Флаттершай, которой хватило бросить один только взгляд на содержимое портала, чтобы свернуться в комочек и, дрожа, начать шептать: «Я не могу глядеть на это… Не могу…» Твайлайт тоже посмотрела прямо на источник своих недавних страхов. Тогда, на холме за городской окраиной, облик Абхота вгрызался прямиком в разум Твайлайт, и лишь поэтому смог парализовать её волю. Сейчас вид омерзительного воплощения вселенского хаоса, будучи пропущенным через призму зрительного восприятия, уже не вызывал оторопи, лишь отвращение и ненависть. Единорожке показалось, что среди бесчисленных недооформившихся отродий Абхота, из которых состояло его тело, промелькнули черты Уилли Уоттла, но поклясться в этом она бы не смогла.

Селестия медленно развернулась к хранителям Элементов Гармонии.

– Мои маленькие друзья! Сейчас я попрошу вас безотлагательно и в точности исполнить то, что я скажу. Если вы этого не сделаете, то, клянусь всеми небесными светилами, нам никогда больше не увидеть Эквестрии. Все вы только-только получили новые силы, которые сконцентрируют и приумножат мощь Гармонии, но среди вас есть одна пони, которая поможет вам верно овладеть этими силами и направит их так, как то потребуется. Я говорю, конечно, о Твайлайт Спаркл, которая была моей лучшей ученицей…

При этих словах Твайлайт почувствовала, как мертвенный холод поднимается от земли по её ногам и заползает в самое сердце. То есть, как это БЫЛА? Как понять это «БЫЛА»?!

– …И вместе удержите защитный барьер вокруг портала, вне зависимости от того, что будет происходить внутри. Понимаете? Это самое важное, что вы сделаете в своей жизни!

Твайлайт попыталась проговорить: «Погодите, Принцесса, пожалуйста, погодите!» – но губы не слушались её. Селестия подошла к Луне и коснулась её рога кончиком собственного. «ДА СВЕРШИТСЯ ТО, ЧТО ДОЛЖНО!» – разнеслось в прогорклом воздухе под порталом. Мисс Спаркл была так потрясена, впервые услышав Кантерлотский Королевский Голос Селестии, что даже забыла о своем испуге.

А потом произошло Это. Голубое пламя охватило изящную фигурку Принцессы Луны, напряженно вытянувшейся и зажмурившейся. Пламя заплеталось в косы и собиралось в один пучок, который оборачивался теперь вокруг рога ночной правительницы. Селестия сделала что-то – не то неуловимо повела головой, не то издала короткий, неслышимый крик – и рог Луны выстрелил в неё самым мощным разрядом молнии, который только можно увидеть, не ослепнув. Голубое пламя теперь окутало тело Селестии, а Луна, дрожа, наблюдала как её собственный прекрасный рог стекленеет, трескается, и, наконец, с отчаянным звоном разлетается в мелкие осколки!

Твайлайт была не в силах сдвинуться с места. Какому ужасному зрелищу они только что стали свидетелями?

– Что вы делаете, Принцесса Селестия?! – вдруг услышала она собственный срывающийся от слёз голос, и только сейчас посмотрела прямо на ту, с которой говорила.

Это была не Селестия. По крайней мере, не та, кого Твайлайт привыкла называть своей наставницей. Под чернеющим сводом портала диким звёздным пламенем приплясывало неведомое существо, прекрасное чудовище, разумное воплощение магической силы. Она сохраняла кобыльи черты, но они размывались из-за закручивающихся вокруг её ног, шеи и спины огненных спиралей. Через это живое пламя прямо из глубины тела, похожего на приоткрытое в ночное небо окно, поднимались плеяды призрачных лунных огней, и смешивались с бурлящей плазмой гривы, и размётывались метеоритными потоками оперения крыльев. Глаза походили на две эклиптические луны, увенчанные солнечными коронами. И только улыбка, улыбка доброй старшей подруги, осталась узнаваемой. Сейчас в этой улыбке были скорбь расставания, радость за спасённых друзей и гордость исполненным долгом.

– ЭТО ЧАСТЬ ПРЕДСКАЗАНИЯ О НАС С СЕСТРОЙ, ТВАЙЛАЙТ. ОДИН-ЕДИНСТВЕННЫЙ РАЗ, РАДИ СПАСЕНИЯ ТЕХ, КОГО ЛЮБИМ, МЫ ДОЛЖНЫ ОБЪЕДИНИТЬ НАШИ МАГИЧЕСКИЕ СИЛЫ ВНУТРИ ОДНОЙ ИЗ НАС. НО ВРЕМЕНИ МАЛО – Я С ТРУДОМ МОГУ УДЕРЖИВАТЬ ЭТУ МОЩЬ В СЕБЕ. НЕ ПОДВЕДИ МЕНЯ, ЛЮБИМАЯ УЧЕНИЦА. ЗАЩИТИ ЭКВЕСТРИЮ, ДАБЫ МОЙ ГНЕВ НЕ НАВРЕДИЛ И ЕЙ ТОЖЕ.

– Принцесса, пожалуйста, нет! – Твайлайт бросилась вперёд, оглянувшись на подруг, которые молчаливыми взглядами поддержали её. – Ну должен же быть какой-то другой способ! Должен быть! У нас есть Элементы Гармонии, они усмирят монстра, и он уберётся! Умоляю вас, не делайте того, что задумали!

– ЭЛЕМЕНТЫ ГАРМОНИИ НЕ ПОДЕЙСТВУЮТ НА ТО, ЧТО НАХОДИТСЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ НАШЕГО ПРОСТРАНСТВА. ВПУСТИТЬ ЖЕ АБХОТА СЮДА МЫ НЕ ИМЕЕМ НИКАКОГО ПРАВА, НИ НА КРОШЕЧНУЮ СЕКУНДУ!

Преобразовавшаяся Селестия приподнялась над землёй, начиная погружаться в клубы портального смога, заслоняя своим огненным телом корчившегося внутри космического выродка.

– ТВАЙЛАЙТ СПАРКЛ! НА ПРОЩАНИЕ ТЫ ДОЛЖНА СКАЗАТЬ МНЕ, ЧТО ТЫ УЗНАЛА СЕГОДНЯ О МАГИИ ДРУЖБЫ! НУ ЖЕ!..

Слёзы, не переставая, текли по мордочке сиреневой пони, пока она говорила, стараясь придать своему голосу твёрдость уверенного в ответе отличника:

– Иногда… мы должны быть готовы… пожертвовать жизнью ради друга! Этот поступок сильнее, чем любое колдовство во Вселенной, и именно поэтому… могущественнее, чем Магия Дружбы, нет ничего на свете!

Прекрасный монстр кивнул.

– ВЕРНО, МИЛАЯ ТВАЙЛАЙТ. ЭТО БЫЛ ПОСЛЕДНИЙ УРОК ДРУЖБЫ. ТЕПЕРЬ ТЫ ЗНАЕШЬ О НЕЙ ВСЁ. ПРОЩАЙ!

Она взмыла вверх и скользнула в зловонную глотку портала, загораживая сверкающими крыльями путь гнусным ветвящимся щупальцам, уже приблизившимся к границе миров.

– Давай, Твайлайт! – не помнящая себя от горя волшебница услышала позади непривычно дрожащий голос Рэйнбоу Дэш. – Мы должны помочь Принцессе!

Твайлайт стряхнула оцепенение. Теперь она уже не горевала об утраченном друге, не искала изъяны в замысле Селестии, и не жалела себя. Она была готова: средоточие тепла и строгости; нежности к тому, что любила, и беспощадности к тому, что было этому угрозой. Она начала. Носители остальных Элементов сразу же подключились к потоку её волшебной силы, подпитывая его и наполняя невиданной доселе мощью. Вскоре вокруг портала заплясала радужная плёнка, которая затем стала скорлупой, бронёй, и, наконец, стеной из многоцветной россыпи магических огоньков. Наблюдавшая за ними изнутри портала сверх-Селестия облегчённо улыбнулась. Она почувствовала себя так, словно сбросила многовековую тяжесть. Затем, холодно подобравшись, развернулась к бурлящему океану дряни и уродства.

– ТЫ ЛЮБИШЬ ПОЖИРАТЬ БЕЗЗАЩИТНЫЕ МИРЫ, ЛИШЬ ТОЛЬКО ПРЕДСТАВИТСЯ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ? ПОСМОТРИМ, КАК ТЫ СОЖРЁШЬ ВОТ ЭТО!!!

И переродившаяся Принцесса, переполненная магией двух стихий, взорвалась.

Вспышка была настолько мощной и горячей, что свет её был даже не белый, а какой-то переливающийся, жемчужный, не имеющий постоянного оттенка и глубины. Острые жала термоядерных реакций разили во все стороны, отбрасывая исчадье космического ада прочь, и обрушая своды нечестивого портала. Только одно направление удара осталось нетронутым. Огонь звёздного взрыва рвал радужную защиту Гармонии в клочья. Не будь её, и весь материк превратился бы в оплавленный камень, а окружающие моря – в гигантские облака пара. Но шесть маленьких аликорнов, сковавшие несокрушимый щит Гармонии, восполняли и восполняли защитное поле, пока не выгорело термоядерное пламя внутри него, и не захлопнулся портал, закрыв ход в мерзкие провалы межзвёздных глубин, в которых корчился обожжённый и лишённый добычи, безумный и бесформенный космический выродок Абхот.