Ad Astra Per Aspera

Твайлайт Спаркл стала принцессой, но готова ли она к этому? В своё время принцессы Эквестрии прошли через жестокие испытания дабы получить свой титул, готова ли ученица Селестия пройти своё? Как себя поведёт дочь миролюбивой в Эквестрии, когда всё будет против неё? Сможет ли она вернутся домой, а если вернётся, то какой ценой?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Хрупкое сердце

Короткая история об ожидании, жареном сене и о том, как опасны молчание и одиночество для сердца. Действие происходит на заднем плане в серии «Время с Твайлайт» (S4E15)

Пинки Пай ОС - пони

Сап анон, ты попал в Эквестрию...

Вспышка "попаданцев" в Эквестрии за последние пять лет, не осталась незамеченной. Правительство открыло массовую ловлю людей. Ты простой парень с пакетом молока совершенно случайно попавший в Эквестрию, сможешь ли ты выбраться из этой ситуации?

Лира Другие пони Человеки

Фанфик о том, как пони писали фанфики

Аннотация к фанфику с таким названием кажется излишней.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Последний урок магии дружбы

Небольшой рассказ о бессмертии, старости и о самом тяжёлом уроке магии дружбы.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дипломатия

Воспоминания отставного стражника о маленьком инциденте с Принцессой Луной и грифонами. Внеконкурсное к Осеннему Забегу.

Принцесса Луна Стража Дворца

Почему принцессе Твайлайт не нужна охрана

Что может быть легче, чем обчистить замок, который никто не охраняет? Даже его хозяйка, принцесса Твайлайт Спаркл, болтается неизвестно где. Но, как и всегда, всё почему-то пошло не так…

Спайк Старлайт Глиммер

Восхождение Тьмы

Эра гармонии ушла. Времена единства остались в прошлом и в будущем есть только война. То было кровавое, но легендарное время. Настала эпоха новых героев и новых свершений. Великий Объединительный Поход несет свет единства и гармонии заблудшим душам, объединяя вновь разрозненные земли Эквестрии, погрязшие в ереси и отступничестве и стирая неисчислимых врагов королевства с лица земли. По воле древних Диархов, решивших отойти от ратных дел, бразды правления этой беспримерной и грандиозной кампанией были вручены Твайлайт Спаркл, принцессе Магии и ученице Принцессы Селестии, командующей Орденом. Защитнице Королевства. Так говорят летописи, скрытые в глубинах архивов, но ни в одной из них нет ответа на вопрос – когда и где были посеяны первые семена Великого Раздора, который привел к возрождению зла куда более древнего чем сам народ пони. Может быть, обратный отсчет тех страшных событий был дан в тот день, когда Защитница убила Гармонию…

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Remastered

Ещё один фик мне выложить не дали, так что будем редачить этот~

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Шайнинг Армор

Алмазная лихорадка

Вы никогда не думали о том, что происходит с обычными пони во время войны? Перед вами рассказ о двух заклятых друзьях, чьи жизни полностью изменились после нападения армии алмазных псов на Эквестрию. Адвенчура, мрачная история о том, как страхи не дают достичь желаемого. Как противоположные взгляды влияют на дружбу. Как опасности сплочают и меняют отношение к вещам и самому себе. Двум пони предстоит долгое и опасное путешествие через всю Эквестрию.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 1: "Кобыльи сказки" Глава 3: "Намёки"

Глава 2: "Лес"

Ветер свистел в ушах Брайт Глау

Вперёд!

Её грива развивалась

Назад!

Брайт мотнула головой, чтоб отряхнуть волосы

Назад!

Она как будто летела!

Вперёд!

Тот, кто придумал качели – был гением!

С этой мыслью кобылка последний раз качнулась и спрыгнула в песок.

«И что, что говорят, что нельзя прыгать. Надо же и мне хоть чуть-чуть полетать!»

Кобылка отряхнулась и только задумалась, что ей делать дальше, как вдруг сзади её окликнул голос жеребёнка. Глау обернулась.

Сзади стоял Филд Раннер – жеребёнок-земной из её класса. Через спину у него были перекинуты седельные сумки. Он махнул ей копытом.

Кобылка подошла.

— Слушай, Брай, эм… ты хочешь со мной… сходить?

— Сходить? Куда?

В голове кобылки вихрем пронеслись мысли

Сейчас он пригласит меня в кафе, есть мороженное, а у меня копыта в песке… И грива нечёсана!

— Да в лес. У мамы завтра день рождения.

Она цветы очень любит. Лилии. А у нас в городе их не продают. Ну, продают, но некрасивые. А вот в лесу, там, прямо за речкой, — Филд махнул копытом в сторону небольшой реки, тёкшей неподалёку от игровой площадки, — я бы сам сходил, но… вместе интереснее! Да и одному мне в лес ходить не разрешают. Но если одному нельзя – то вместе точно можно!

— Конечно. Здорово будет принести домой свежий букет.

И два жеребёнка поспешили к мосту. Солнце медленно опускалось к горизонту. Жеребята с важным видом шли навстречу закату, по пути разговаривая о важных жеребячьих делах…

За разговорами они незаметно добрались до опушки леса. Добрались и увидели, что никаких лилий там не росло. Вместо цветов везде торчали оставшиеся от них стебли

— Ну вот. Пока собирался – всё сорвали уже

— Но, может, это только здесь. Мы же в самом лесу не были. Вдруг там цветов полно?

— Конечно, полно. Но разве ты не боишься туда идти?

— А чего мне бояться? Лес у нас обычный, далеко нам заходить не надо. Да и путь находить, если что, я умею.

Цветов действительно было много. Жеребята перебегали от одной поляны цветов к другой, не зная, какие цветы выбрать.

— Лилии… Лилии. Мне нужны лилии.

— Филд, вот!, — Глау указала жеребёнку на куст странных цветов с редкими выгнутыми лепестками и торчащими тычинками.

— Что это?

— Как же? Лилии.

— Какие же это лилии?

— Дикие.

— Хм, дикие. Мне нормальные нужны. Наверное, нормальные дальше будут.


Наступили сумерки, пони, споря и собирая цветы, успели уйти далеко в глубь леса.

Они вышли из-под полога леса на поляну, за которой начиналась гряда холмов, окружавшая город. На поляне росли ромашки и васильки, и, она казалась, совсем обычной. А на её краю стоял маленький покосившийся дом.

— Филд, Филд! Смотри!

— А? Что это там?

-Дом. Какой-то старый. Наверное, в нём жили древние пони.

— Или лесник

— Да всё равно, пойдём посмотрим!

Жеребята подошли к дому. Вблизи оказалось, что это было не столь большое одноэтажное строение. Двери у дома не было. Жеребята вошли внутрь. Брайт слабо засветила рог. Они прошли сени и встали на пороге жилой комнаты.

В углу её лежали какие-то доски вперемежку с соломой. У окна — остатки стола и, по-видимому, шкафа. Очевидно, эта комната использовалась хозяином и как спальня и как столовая. Из комнаты две двери вели в другие помещения.

— Да уж. Тут точно давно никто не живёт. И ничего интересного нет.

— Почему это?

-Ты не видишь, тут сгнило всё. А что не сгнило – забрали.

Не, тут что-то должно быть. Может, в других комнатах?

Пони аккуратно прошли к левой двери.

— Ну вот, тут вообще потолок упал., — Филд оглядел слабо освещённую Глау комнату, — что мы тут найдём?

— Погоди, — Брайт пригляделась. В дальнем углу комнаты, присыпанный каким-то хламом, стоял… сундук! Точнее, ящик, оббитый металлом, с ручкой на боку.

— Филд, гляди! Там у стены. Ящик. Сундук древних пони!

— Хм… Давай мы сейчас его достанем. Что там древние припасли?

Филд сгрёб хлам с крышки сундука, потом схватил торчащую ручку зубами и потащил. Брайт пыталась помочь ему телекинезом, а, когда показался второй край, стала подталкивать его. Наконец пони вытащили ящик в большую комнату, где было хоть немного светло. Замка на ящике не было. Брайт открыла крышку и взглянула внутрь.

Внутри был кусок большой камень прямоугольной формы, как будто, кусок стены. А на нём – картина.

«Кажется, это называется “фреска”», — подумала Глау.

На ней была изображена пони, очень похожая на Селестию, белая и с цветными волосами. Только цветов в её гриве было два. Зато схожести с Селестией ей придавали рог и крылья.

Хотя рядом с ней была изображена другая пони, тоже и с рогом и крылями. Фиолетовая. Меньше, чем «Селестия». И с грустью на лице.

Брайт поднесла фреску к окну. И в свете восходящей луны она смогла лучше её разглядеть. Рядом с фиолетовой пони была надпись. По-эквестриански, но какая-то странная…

Хозяйка луны – медленно прочитала Глау. Холодок пробежал по её спине

— Смотри, тут ещё одна, — Филд подошёл к Глау, держа вторую фреску. На ней

— Давай их возьмём? Здесь они всё равно пылью порастут и развалятся.

— Давай. А как поделим?

— Поровну! У меня Селестия красивее, а у тебя две… пега… едино… пегарожки! Белая, наверное, Селестия – жеребёнок.

— А вторая кто? Хозяйка ночи?

-Ага, Найтмэр Мун в молодости.

— Найтмэр Мун?

— Ну да, так иногда Кобылицу в луне зовут.

Пони несколько минут простояли в тишине, глядя на их находки.

— Вот, я же говорила, тут что-нибудь интересное будет.

— Точно. Хорошо, что я тебя послушался. Давай мы эти штуки…

— Фрески

— Фрески, да, ко мне в сумки положим. Потом свою заберёшь

Филд оглянулся и посмотрел на свои сумки. Брайт аккуратно, копытами, помогая ртом и телекинезом, укладывала эти фрески рядом с цветами.

«А они увядать начали. Поздно уже. Но ничего, сейчас быстро до дома дойдём», — подумал жеребёнок.

— Ну, тут, конечно, интересно, но… темно уже стало. Пойдём отсюда.

— Пошли.

Жеребята вышли из дома. Уже наступила ночь.

Кобылка в нерешительности замерла. А куда отсюда идти… Домой, ясно дело. Но где он? Вроде тут тропинка. Единорожка пошла вперёд, вглядываясь в землю и стараясь разглядеть в слабом свете, создаваемом рогом, их следы.

— Ну что, идём. Нам же туда? Включай свет.

-Эм, что?

— Рог говорю зажигай, чтоб виднее было.

— А… А я уже.

Филд обернулся.

— В смысле. Я видел, вы, единороги, такой свет создавать можете, яркий. Как от фонаря.

— Это, это взрослые могут. А я не научилась ещё. Пыталась, но… Вот…, — Брайт напряглась и её рог засветился чуточку ярче, — всё, что могу.

— И как мы выберемся по-твоему? Я то думал, ты единорог, а ты… — Филд фыркнул.

— Да выберемся…

Глау посмотрела на небо. Звёзды, казалось, смеялись над ними. А Что ж им не смеяться. И, главное, мы не так уж и далеко от дома. Вот только где? Брайт смотрела вверх в глубокой задумчивости. На востоке луна уже поднялась довольно-таки высоко. Пятно-кобылица пристально смотрела на неё.

-Луна! Она восходит, как солнце! На востоке. А мы шли на закат, на запад. Туда! – И, полная энтузиазма, Брайт направилась в ту сторону, откуда должно было подняться ночное светило.

— Ещё немного осталось. Город уже совсем близко… Должен быть.

Пони, казалось, шли по лесу целый час и уже начали уставать.

— Где он, твой город?

— Ты что, боишься, что чудовище Тёмного оврага вылезет, — с улыбкой ответила ему Брайт.

— Ох… Оно не вылезет точно. Его выкурили оттуда на днях. Селестия присылала отряд стражей. А папа им помогал. Он храбрый… — ответил Филд, — Но не любит, когда я по ночам гуляю. Очень. – добавил он вполголоса.

— А? Ч-чудовище по настоящему было в овраге?

— Было – сплыло. Думай, что дальше делать.

— Дальше… дальше… Идти дальше надо. Тут речка была.

— Ладно. Идём, путеводительница.

И жеребята отправились дальше в лес.

-Ай! – Филд запнулся и упал.

— Тебе помочь? – Брайт подскочила к нему.

Филд только отмахнулся.

— Дурацкий дом твой, — пробормотал он: И магия твоя дурацкая! Я бы, если б единорогом был, и свет и телекинез и превращение что-то во что-то выучил! Я думал, ты мне поможешь, посветишь, дорогу запомнишь. А ты… Ты. Тупая! – в сердцах крикнул Филд. – и цветы тупые, и камни крашенные!

Брайт отшатнулась, осела на землю. Слёзы навернулись на её глазах.

Вспомнился старый стишок,

«Найтмер Мун тебя найдёт!

И в свой замок унесёт!

Будешь плакать ты, крича — Съест с копытами тебя!»

Точно… Не раскисать! Но… Филд её ненавидит. И они окончательно потерялись!

Как хочется домой, к маме, папе и тёте Глайд! Даже кажется, что слышен её голос… Нет, не кажется!

— Брайт! Бра-аа-йт!

Кобылка подняла глаза вверх. Над ними пролетел пегас с лампой, прикрепленной к ноге.

— Глайд! Тётя Глайд! Мы здесь!

-Что ты кричишь? – сидевший, насупившись до этого, Филд повернулся к ней.

— Моя тётя! Она только что пролетела над нами! Я слышала её голос!

— Точно?

-Точно, точно!

— Эй! Эй!!! – Замахал он в воздухе ногами

Огонь в небе повернул к ним. Брайт, напрягшись, заставила свой рог светиться ещё ярче и стала прыгать на месте.

И, вскоре, перед жеребятами приземлилась молодая пегасочка.

— Глайд! – крикнула единорожка и крепко обняла свою тётю.

— Ух… Ну и напугала ты всех нас! Ваши родители с ног сбились. Что вас сюда занесло-то?

— Мы за цветами ходили… Это я Брайт увёл – Филд вышел из-за спины Брайт

— О! Ты, как я понимаю, Филд. Ты честен. Это благородно. Дай, я пожму тебе копыто! Удачного ты себе спутника выбрала, Брайти!

Маленькая единорожка зарделась.

— Ладно, приключенцы. Пойдёмте в город. Тут недалеко. Вы, практически, уже дошли. Так что можете считать, что вы не терялись, а просто задержались в походе. Только больше так не делайте, о’кей?

— Хорошо – хором ответили жеребята и троица направилась к городу.

Вскоре они вышли к мосту. Родители Филда и Брайт уже ждали их там.

Брайти и Филд со всех ног поскакали к ним. Мамы заключили своих жеребят в объятья.

До ушей Брайт донеслось, как отец Филда сухо сказал — Поговорим дома, — и повёл семью к городу.

— Спасибо ещё раз, что помогла!

— Нет проблем! Как же я могла позволить потеряться любимой племяннице! – ответила Глайд – Ладно, я полетела. Заскочу к вам на днях, отпразднуем возвращение.

И пегаска взмыла в ночное небо.

Семья Глау направилась к дому.

— Ну что, путешественница. – обратился к Брайт её отец. – и где вы так долго гуляли?

— В лесу… Цветы собирали. А потом чей-то дом нашли.

— Вы так могли дойти и до Вечнодикого!

— Как, он же за горами!

— Вы бы и через горы прошли бы. Лучше бы училась, чем с жеребятами по лесам шастать… — смотря прямо перед собой, проговорил жеребец.

Слёзы опять навернулись на глазах Брайт.

Стар Глау укоризненно посмотрела на мужа.

— Извини. Просто… Просто мы волновались. И я никак не привыкну к нормальным лесам. Зато я теперь знаю, что у меня самая храбрая дочь. Я в твоём возрасте совсем перепугался бы. А ты только дрожишь.

— Это от холода, — проговорила Брайт, — так я вообще не испугалась.

— Ладно. Пойдём в дом, я тебе ванну сделаю