S03E05
Ура, настало время ЭпичноКрутенного Приключения! Сегодня ночью я узнал кое-что новое...

Вот так я уснул. Снова...

...я бродил по царству беспамятства, превратившись в подобие трясущегося пони-желе. Неуверенно блуждал в зефирной стране чудес, состоящей из ярких, переливающихся пятен и изощрённо изменяющихся фигур.

Не знаю, чем меня там накачал доктор, но это явно была какая-то ядрёная штучка!

— Похоже, что это был наркотик, — подал голос потрёпанно выглядевший человек с тросточкой, дохромав до меня. — Возможно, что-то из группы опиатов.

— Хех... — подивился я, — я понятия не имею, о чём ты.

— Без разницы, — сказал он раздражённо, — будто мне не наплевать.

Он побрёл от меня и медленно, шаг за шагом, начал скрываться за холмом, похожим на круглый леденец, пока его голова не исчезла окончательно из виду.

— Нарик какой-то, — хмыкнул я.

— Ещё бы, — поддакнула кошка, сидевшая на ближайшей ветке искрящегося дерева.

Я тяжело вздохнул. Это была последняя стадия безумства.

— Прекрати говорить. Кошки не умеют разговаривать.

— Пони тоже, — заметила она.

Ладно, тут она меня подловила, признаю.

— Ну так, киска, что творится?

— Ничего особого. Тебе снится очень странный сон, вызванный тем, что тебя накачал лекарствами... Как его там? Подожди минутку...

Кошка тут же из ниоткуда достала записную книжку и крошечную пару очков для чтения.

— Доктор Страшноморд Врушка-Хрюшка?

— Да, так его зовут, — подтвердил я, — Редкостная сволочь. Всё время тыкает в меня шприцами. Я не подушечка для иголок!

— Да ты и не пони, к слову, — добавила она, — и тебе лучше разобраться с этим.

— Пытаюсь, крошка, — сказал я, продолжив свой путь вдоль дороги. — Изо всех сил пытаюсь.

Я моргнул, а когда открыл глаза, то был уже на подобии деревянного парусного судна; кошка сидела на ближайших перилах. Корабль плавно качался вверх-вниз, что слегка дезориентировало меня.

— Грр, ненавижу море, — проворчал я, — всё в нём пытается либо отравить тебя, либо съесть, либо заразить какой-нибудь болезнью.

— Тогда не лезь в воду, — посоветовала кошка, после чего начала вылизываться под хвостом. Я тут же отвернулся, чтобы не стеснять её, хотя ей, видимо, было всё фиолетово.

Двери капитанской каюты широко распахнулись, и мятно-зелёного цвета пятно промелькнуло перед моим носом.

— Свистать всэх наверррх! Мнэ нужна каждая свабодная пара рук! — прорычала Капитан Лира, гроза Семи Морей.

— Ага, как же, «не лезь в воду», — пробормотал я, проигнорировав Капитана. — Без проблем, если не учитывать, что тут повсюду вода.

— Отставить ррразговорчики! — огрызнулась Капитан Лира, глядя на меня из под смехотворно гигантской пиратской шляпы. Не менее огромное перо колыхалось на опасно близком расстоянии от моей мордочки, так что мне пришлось отойти назад, просто чтобы обезопасить себя.

— Извиняюсь, Капитан! — крикнул я в ответ. — Просто болтал малость вот с этой кошкой!

— Ты чё, на солнце перррегрелась, юнга? Здэсь нет никаких кошек!

Я посмотрел в ту сторону и ясное дело, кошка исчезла.

— С воображаемой, — ляпнул я.

— Я не пазволяю на сваём корррабле никаких психических откланэний! — завопила Капитан. — Если прадолжишь разгаваривать с призрачными кошарами, то я тя оставлю в лодкэ, и ты будэшь дррррэйфовать сам по себе!

Ого, акцент Капитана Лиры качался туда-сюда от терпимого до смехотворного похлеще её корабля, но я решил, что лучше не говорить это вслух.

— Слушаюсь, Капитан!

— Судно по борту! — крикнула Боцман Бон-Бон, после чего все (т.е. Капитан, я и Бон-Бон) как безумные начали занимать места и готовиться, пока наш корабль подходил к судну полному пони, испуганно глазевших на нас.

— Пакажите этим мошэнникам всю ужасающую мощь Пиррратов Багровой Руки! — гаркнула Капитан Лира, — Потопите этих наглэцов силой наших гррромогласных орудий!

— Слушаюсь! — крикнул я, отсалютировав и зарядив пушку.

Я был более чем наполовину уверен в том, что пушка выстрелит в бедных, обречённых пони с другого корабля лишь конфетти да серпантином. И собственно, я настолько был в этом уверен, что перед выстрелом попытался убедить себя, что это никоим образом не может случиться, потому что это слишком невероятно и потому что мир не устроен таким образом.

И поэтому когда пушка дала залп и раскидала предметы для вечеринки и декорации по всему кораблю жертв, Капитан Лира была лишь ненамного более удивлённой, чем я сам. Зато намного злее.

— Што. Это. Было?! — прорычала она, наступая на меня.

— Эм... пати-пушка?

— Эта пушка вообще пушка! — пискнула Бон-Бон.

— Я тя на корм рррыбам атправлю! — завопила Лира и сбросила меня за борт.

Отлично, сейчас меня наверняка сожрёт акула. Я зажмурился в преддверии укуса, которого так и не последовало.

Не торопясь, я открыл свои глаза, чувствуя себя ошалело и окосело и, что странно, так, будто я всё ещё был на том качавшемся корабле. Вид, открывшийся передо мной, не имел никакого смысла: полоса голубого неба, еле видимая за верхушками деревьев. Сами деревья, расположенные по обе стороны от меня, неторопливо двигались, создавая ощущение того, что я медленно двигаюсь вперёд, лёжа на спине.

Ничего странного со мной в это время не происходило, хоть я и ожидал чего-то этакого. Я просто лежал на спине, приняв со спокойствием то, что с минуты на минуту что-то произойдёт. И внезапно прямо передо мной промелькнуло что-то жёлтое и волосатое, вначале в одну сторону, а затем в другую.

Меня захлестнул заряд адреналина, когда сам я запаниковал от мыслей, что это за тварь могла быть. Огромный жёлтый паук? Прожорливый волк? Я просто не знал!

И поэтому я с криком вскочил на ноги, зацепился о грубые импровизированные носилки, сделанные из двух палок и куска ткани, натянутого между ними, в которых меня тащили всё это время, и налетел на что-то тёплое и пушистое.

— Какого сена?! — воскликнула Эпплджек, когда я оторвал своё лицо от её... хвостовой части.

Только что до меня дошло, что всё это реально. А ещё то, что в приступе паники я слишком бурно отреагировал на жёлтый хвост ЭйДжей, махавший перед моей мордашкой, пока она тащила моё бессознательное тело на носилках через лес.

Она глазела на меня через плечо, всё больше закипая, и я не могу её за это винить. И нет, она не пахнет яблоками.

— Ох, прости, Эпплджек. Я был немного сбит с толку и запаниковал.

Эпплджек хмуро смотрела на меня, пока я стоял тут, одурельно шатаясь из-за того, что действие адреналина закончилось. Пони фыркнула и откинула «только что, от её удара сломавшиеся» носилки в сторону.

А Рейнбоу Дэш, стоявшая позади, кажется всё видела. Либо так, либо на неё нашёл неожиданный прилив беспричинного смеха. Я обернулся в её сторону и удивился, увидев, что она тоже держала носилки, на которых улёгся...

— Это же Доктор Страшноморд Врушка-Хрюшка! — взвизгнул я, указав копытом. — Смотри, он прямо за тобой!

Дэш скептично посмотрела на меня, издала «Пфффт!» и снова принялась ржать, на этот раз буквально катаясь по земле и слабо дрыгая ногами в воздухе.

Я прям почувствовал, как краснею. Я определённо выпалил что-то глупое. Чтобы отвлечься, я начал осматриваться по сторонам в попытке сориентироваться. Кроме Эпплджек, которая деловито краснела и хмурилась около дерева, тут была Твайлайт, стоявшая неподалёку и взволнованно оглядывавшаяся.

Рарити стояла рядом с Твайлайт, с плохо скрываемой улыбкой на губах, а рядом с ней стояла очень странно выглядевшая особа.

— Ааа... а откуда появилась эта малышка? — вымолвил я, указав в сторону премилейшего создания. У неё была шкурка нежно-розового оттенка и белокурая грива, заплетённая в две косички с бантиками. Хвост её тоже был завязан в бант красной ленточкой.

Молодая кобылка одарила меня самым недоброжелательным взглядом из всех, которые я только получал от пони.

— Хоть одной живой душе проболтаешься, и клянусь, я тебя на тряпки порву, — сказала она легко узнаваемым хриплым голосом.

Я смотрел на неё несколько секунд, прежде чем не начал судорожно смеяться до боли в рёбрах и не упал на землю, присоединившись к Рейнбоу Дэш! Спасибо тебе, ядошутка! Флаттергай-наоборот – классика!

Хриплоголосая кобылка посылала глазами смертоносные лучи чистейшей ненависти в меня, лежавшего на земле и забывшегося в приступе хихиканья. Наконец я достаточно оправился, чтобы самостоятельно подняться на ослабевшие копыта.

— А где ещё один? — просопел я, вставая на подкашивающиеся от парного эффекта снотворного и весёлого смеха ноги.

— Эм. Он прямо тут, — вымолвил тихий голос позади меня, и обернувшись, я заметил Флаттершай, стоявшую в одиночестве. Она повернула голову в сторону пустого места и произнесла: — Может быть ты повернёшься к ней боком? Если ты не против, конечно?

Неожиданно из воздуха появился пони, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.

— Чего... как?

— Он плоский, — сказала Твай, встав рядом со мной.

— Я знаю, — заявил я, — у вас, пони, вообще нет нормального чувства юмора... ОО! В смысле, он буквально плоский?!

Вот это было реально круто. Со стороны он выглядел как нормальный пони. Спереди же он буквально исчезал! Так необычно!

Так, теперь я знаю, что ядошутка сделала с двумя поницейскими. Пора узнать, что стряслось с Доктором Страшно-(и так далее), лежавшим позади Рейнбоу Дэш.

— А что тогда случилось с доктором?

— Смотри, — сказала Рейнбоу Дэш, после чего наклонилась к единорогу, пока её рот не оказался напротив его уха, вдохнула поглубже и крикнула:

— Проснись!

Доктор фыркнул и взбрыкнул всеми четырьмя ногами. Единорог моргал несколько секунд в замешательстве, прежде чем начал медленно подниматься.

— Вы совершили ужаснейшую ошибку из всех, что можете себе представить, — злобно зарычал пони с блеском в глазах. — Когда мы разберёмся с вами...

— Усни, — сказала Рейнбоу, и доктор, закатив глаза, упал без сознания обратно на носилки, в которых Дэш его тащила.

— Это... так круто! — провизжал я радостно, после чего сам подошёл к носилкам.

— Проснись! — приказал я.

— Вы нажили себе могущественного..!

— Усни!

*шлёп!*

— Проснись!

— Вы проклянёте тот день..!

— Усни!

*шлёп!*

— Проснись!

— Вы пожалеете об этом, когда она...

— Усни!

*шлёп!*

— Прос..!

— Пинки! — Не выдержала Твайлайт. — Хватит над ним издеваться!

— Нууу...

В который раз Твайлайт испортила всё веселье. Такое чувство, что это её работа: быть брюзгой и кайфоломщицей.

— Я просто расплачиваюсь с ним за все те разы, когда он вырубал меня, — оправдался я. — У меня был очень бредовый сон из-за того, что он сделал.

— Это плохо, — сказала Твай.

— Ясное дело, что это очень плохо! А, постой... Ты имеешь ввиду, что плохо издеваться над ним в таком состоянии?

— Ага.

— Ладно, — буркнул я, — но почему они с нами?

Флаттершай ответила раньше Твайлайт, перебив её.

— Мы не могли просто оставить их! — отрезала она.

— Это правда, — подтвердила Твайлайт. — С двухмерным может быть ничего бы и не случилось, но малышка или врач с нарколепсией обязательно попали бы в беду.

— Я вам не малышка! — разозлилась Хриплоголосая.

— Ооооой, она такааая симпатичная! — протянула Рейнбоу Дэш, пытаясь не смеяться (что у неё выходило не очень хорошо)

— Захлопнись! — взбесилась он/она, со злости ударив о земь своим прелестным копытцем.

— Оооох, — изрекла Флаттершай, искренне и без капли иронии. — Так мило!

— Никто из вас не смеялся бы, если бы вы понимали, каково это: внезапно оказаться в шкуре розовой кобылки! — разбушевалась пони.

— Йоу. — Я поднял копыто в воздух. — Я по себе знаю, каково это, чувак, и всё равно нахожу это забавным.

Снова лучи ненависти из глаз! Скажу вам, что это практически уничтожило шансы на то, что мы подружимся, несмотря на то, что мы пережили почти одно и то же и оба в мгновение ока оказались без самого дорогого.

— Мы должны идти, — отчеканила Твайлайт, прилагая колоссальные усилия, чтобы не дать появиться на своём лице даже улыбке.

— Ты должна признать, Твайлайт, что быть по эту сторону ядошутки намного веселее, — сказал я.

Единорожка фыркнула со смеху и тут же попыталась это скрыть, начав тереть нос копытом и делать вид, что она чуть было не чихнула.

— Я... ненавижу... вас всех... — выдавила из себя прелестно нахмурившаяся жеребёнок-малышка. — Очень-очень сильно.

— Ладно, — призналась Твай, усмехнувшись, — это и правда немного забавно... ты что делаешь?

Я виновато посмотрел, пойманный за тем, что начал опускать левое переднее копыто Доктора Врушки в пиалу с тёплой водой.

— Ничего! — соврал я, уронив копыто.

— Откуда ты достал... А, не бери в голову, — буркнула Твайлайт. — Нам надо идти.

Все пони согласились (кроме «пленников», конечно же), и мы пошли дальше по тропе.

Как выяснилось, я пробыл в отключке большую часть дня, и мы были в двух-трёх днях пути от Замка Пенумбры. Зависит от того, какое расстояние мы преодолеем за эти дни. Я был рад тому, что пони не стали пытаться разбудить меня, так как они бы потратили понапрасну кучу времени.

Хорошие новости: Эпплджек простила меня за то несанкционированное вторжение в её личное пространство. Хотя может быть она просто хотела разрешить этот вопрос из-за Рейнбоу Дэш, которая не переставала её подкалывать.

Остальные кобылы поведали мне оставшееся, пока мы шли к замку. После того, как меня вырубили, пони с легкостью скрутили эту троицу. Они держали их под стражей, поначалу только чтобы убедиться, что они не устроят нам ещё одну засаду.

Однако, после первой ночи они поняли, что группа злодеев, должно быть, прошла сквозь заросли ядошутки, и решили взять их с собой, вместо того, чтобы оставить в одиночестве, лицом к лицу с ужасами Вечнодикого леса.

— Вы ещё пожалеете, — сказала Хриплоголосая.

— Постой, постой минутку, — оборвал я её. — Слушай, я не могу продолжать думать о тебе, как о «хриплоголосой». Как насчёт того, чтобы я начал называть тебя по имени?

— Забудь, — прорычала он/она.

— Ой, ну да ладно тебе, — настоял я. Кобылка лишь хмуро посмотрела на меня.

— Слушай, мне нужно как-то тебя называть. Так что либо ты говоришь мне своё настоящее имя, либо отныне ты будешь у нас Принцесса Одуванчик.

— Ты не посмеешь!

— А ты смотри!

— Ладно... я *невнятный шёпот*

— Повтори, кто?

*снова невнятный шёпот*

— Можешь немного погромче, пожалуйста?

— Плюшкой зовут! Понятно?! Меня зовут Плюшка Сдобная!

На этот раз даже Твайлайт не выдержала и покатилась.

— Ржите сколько влезет, — проворчал он сердито. — Когда вернёмся в Понивилль, я вас так заарестую...

Второго поницейского, того что стал плоским, звали просто – Тэррас. Неплохое, нормальное имя для земного пони. Ску-у-у-ука! Я решил назвать его «Блинчиком». Бедный пони не мог говорить. В смысле, он двигал ртом и всё такое, но не мог издать ни звука. Мне было даже жалко его, но он вроде не испытывал ни боли, ни дискомфорта.

Мы неплохо провели оставшуюся часть вечера и начали ставить лагерь до того, как стемнело. У нас было всё: большой костёр, палатки, зефир с вафлями для запекания на костре на ужин, девять ярдов! Мы даже ненадолго разбудили доктора, позволив ему перекусить и утолить жажду, прежде чем снова вырубить.

И к слову, у Доктора Страшноморда очень грязный рот. Просто решил, что вам будет интересно узнать.

Наконец, пришло время сна. ЭйДжей и я были первыми на карауле, потому что делили одну палатку на двоих. Она единственная принесла палатку, вмещавшую больше одного пони, а я даже не думал засыпать после того, как выспался днём. Поэтому мы с Эпплджек стояли на стрёме, просудачив о разных вещах несколько часов напролёт, после чего пришла очередь Флаттершай и Рарити.

Вот и всё. Это всё, что случилось в этот день нашего похода. И пока что это был мой первый день в лесу, когда со мной не приключилось ничего плохого или страшного.

Я улёгся спать, напуганный, потому что знал, что Вечнодикий лес любит драматичную иронию... полночи я провёл бодрствуя, ожидая чего угодно, начиная от нападения дракона и заканчивая землетрясением или лесным пожаром.

И вы знаете, что было потом? Ничего. Ни одного грёбаного происшествия не случилось!

Глупый, противоречивый лес…

…стоп, а почему я жалуюсь?