Автор рисунка: BonesWolbach
Знаете, а здесь страшновато. Вот так я уснул. Снова...

Ура, настало время ЭпичноКрутенного Приключения!

Но вы же сами знаете, что каждое Невероятное Эпичное Приключение начинается со Скучного Унылого Похода. Ничего, дальше будет веселее!

Твайлайт сдержала своё слово: остальные пони снарядились и собрались у хижины Зекоры незадолго до полудня. И любезная зебра отдала мне свои седельные сумки, под завязку забитые зельями, мазями и всякой подобной всячиной. На случай, если что непредвиденное случится, сказала она. Но в рифму.

Как только все были в сборе, мы устроили небольшой брифинг. И начался он с речи Твайлайт и... неприятных новостей.

— Начнём с неприятных новостей, — начала она, — как выяснилось, Доктор Шприц вместе с местной поницией обыскивает все дома в поисках Пинки. Он показался в доме Флаттершай, за несколько минут до того, как мы вышли. Пониция потребовала у нас разрешения на обыск её хижины. Думаю, кто-то из горожан заметил вас вчера, несмотря на маскировку.

Мда, видимо, даже в платье я не становлюсь менее неприметным. Эй, постойте минутку...

— Погодите, — начал я, — того пони врача и правда зовут Шприц?

— Как бы да? — Твайлайт очень смутилась, когда увидела, как я расстроился от услышанного.

— Кошмар! И всё это время я называл его так, потому что думал, что это звучит как уничижительное прозвище! Это его настоящее имя?

Твай кивнула в ответ.

— Я та-а-а-ак разочарован. Думаю, с этого момента я буду называть его только Доктором Врушкой-Хрюшкой Страшномордом и никак иначе.

— Эээ... ладно... — сказала единорожка, после чего попыталась вернуться к теме брифинга: — Мы отправляемся на поиски некой Скайджи, также известной как «Ведьма Теней».

— Я уверен, что это она во всём виновата! — заявил я. — С таким прозвищем, как «Ведьма Теней», она просто обязана быть злодейкой!

— Да! Давайте навестим эту ведьму! — с энтузиазмом согласилась Рейнбоу Дэш.

— Я ещё раз говорю вам, что нет в ней зла, — вставила своё слово зебра, снова разрушив мои фантазии. — Просто заклинания иллюзий её стезя.

Дэш тут же спустилась на пол, надувшись.

— Ненавижу, когда всё становится так запутанно, — проворчала пегасочка. — Уж лучше бы был какой-нибудь злодей, которого бы я отлягала по морде как следует и всё на этом закончилось.

И хочу заметить, что я тогда согласился с Дэши.

«Ничего, каждый шаг вперёд приближает тебя к возвращению домой», — напомнил мне ТихийГолосВГолове.

— А почему мы просто не нападём на этого врача из засады и не схватим? — спросил я, на что получил в ответ шокированные взгляды от всех пони. Кроме Дэш. Она даже приободрилась, услыхав это.

— Зачем нам делать подобное? — задала вопрос Твайлайт.

— Мы можем заставить его сказать, на кого он работает!

Видно было, что единорожка не уверенна в этой затее.

— И как ты собираешься его разговорить?

— Ты можешь наложить на него заклятие «детектор лжи»!

— Что? Я не знаю таких заклинаний!

— Не знаешь?

— Нет! С чего мне может понадобиться такое заклинание?

— Без понятий, — ответил я, чувствуя себя раздосадованным. — Просто мне казалось, что это один из видов заклинаний, которые есть в твоём наборе.

— Так вот, у меня такого нет. Можем мы теперь сосредоточиться на нашем походе?

Все мы выразили общее согласие, и Твайлайт вытащила на свет нарисованную Зекорой грубую карту, которая по сути состояла из мелкого треугольника, обозначавшего хижину зебры, линии, идущей на запад, и пары волнистых линий – рек. Ещё на карте был «Х», на месте, где находился замок, и куча заметок обо всех вещах, с которыми мы могли бы столкнуться в пути (прямо поэма вышла).

Примерно в первом часу дня мы вышли в поход. Тропа была вся заросшая и чуточку грязная, а ранее дружелюбный лес ожил и наполонился жужжанием насекомых. Маленьких, жужжащих, кусачих насекомых, которые по-видимому наслаждались деликатесом из понятины.

Я сильно недолюбливаю Вечнодикий лес.

Даже удивительно, что ни одна пони не жаловалась. Даже Рарити, которая, как я в глубине души был уверен, будет всё время ныть о своей гриве. Она даже пошла на некоторые уступки. Например, вместо привычной каскадной причёски, её грива была собрана на затылке в... хвостик. Это было невыносимо мило!

И всё же, несмотря на все неудобства, я пребывал в прекрасном расположении духа. А могло быть иначе? Вот он я, путешествую в поисках ответов, да не один, а с самими носительницами Элементов Гармонии! Как это может не быть офигенно?

И вообще, я был так безмерно рад, что решил специально спеть в честь путешествия! Набрав побольше воздуха в лёгкие, я затянул:

 — Оооооооо...!

— Нет! — отрезала Твайлайт Спаркл, развернувшись на месте и вонзившись в меня стальным взглядом. — Никакого пения!

— Ну блиииин...

— Прости Пинки... или как тебя там. Я просто сейчас не в настроении для песен. Понятно?

— Конечно, Твайлайт, — согласился я, постаравшись скрыть своё разочарование.

После этого мы несколько минут шли в тишине. Ну, в относительной тишине.

— Пинки, — подала вскоре голос лавандовая пони, — под нос напевать тоже не надо.

— Упс, прости.

Ещё несколько минут прошло, и вздохнув, Твайлайт снова заговорила:

— Думаю, мне не нужно говорить, что свистеть тоже не лучший вариант.

— Ой, ну простите меня за то, что у меня отличное настроение, и что я пытаюсь хоть как то растормошить вас! — ответил я, чуточку раздражённо. — У нас ещё долгий путь впереди, и мы что, собираемся пройти его в полной тишине? В смысле, даже разговаривать не будем, вообще ничего?

— Ну... — начала было Твай, засомневавшись.

— Знаете, а по моему Пинки Пай-рень прав, — заявила Рейнбоу Дэш, — это будет очень долгое путешествие, так почему бы не попытаться насладиться им?

Пинки Пай-рень? Что за бред?

— Пожалуйста, не называй меня так, Дэши. — Но пегаска проигнорировала меня.

— А я не против песен, — сказала Флаттершай, — и я всегда считала, что у Пинки прелестный певческий голос.

— Мы могли б рассказывать истории, — заговорила Эпплджек. — Я например знаю несколько уморительных историй о Биг Макинтоше, когда он был ещё жеребёнком.

— Ой-ой, правда? — переспросила Флаттершай с плохо скрываемой заинтересованностью.

— Или, возможно, нам не помешало бы узнать немного больше о нашем спутнике, — предложила Рарити, — если, конечно, он будет искренне отвечать на наши вопросы.

— Ладно, — сдалась Твайлайт, хотя по её лёгкой улыбке можно было предположить, что она не против этой затеи. — Давайте рассказывать истории. И ты начинаешь... Пинки Пай-рень.

Судя по тому, как она фыркнула, пока произносила эту кличку, было понятно, что её всё это очень забавляет. Закатив глаза, я ответил:

— Ладно. Что вы хотели бы узнать?

— Ну для начала ты мог бы рассказать нам о себе. Ты очень много знаешь о каждой из нас, но про тебя мы не знаем ничегошеньки.

— Вы всерьёз собираетесь потакать прихотям мисс Пай? — раздался знакомый голос впереди нас.

Доктор в сопровождении двух офицеров вышел из-за кустов прямо на тропу. Это западня! Вроде бы. Две группы пони глазели друг на друга несколько секунд, пока у меня вдруг не возникло желание что-то сказать.

— Берегитесь! — выпалил я (абсолютно излишне). — Это же Доктор Врушка-Хрюшка Страшноморд!

Твайлайт лишь обернулась в мою сторону, закатив глаза.

— Да, мы его видим, — подметила она.

— Как ты меня назвала? — спросил сбитый с толку доктор.

— Пройдёмте с нами, и никто из вас не пострадает, — сказал один из офицеров, тот что с замогильным, хриплым голосом.

— Вы смеётесь? — выкрикнула Рейнбоу Дэш с вызовом. — Если не ошибаюсь, нас тут шестеро против вас троих.

— Я не думаю, что драться с поницией это хорошая идея, — яростно зашептала Твай на Рейнбоу.

— Вы пятеро уже давно в больших неприятностях, — подал голос другой офицер, — и если вы будете продолжать, то нам придётся применить силу.

Мда, пора с этим кончать.

— Стоп! Народ, остановитесь, — сказал я — Я не могу допустить этого. Не позволю вам попасть в неприятности из-за того, что вы помогаете мне.

Я сделал шаг вперёд, посмотрел на трёх жеребцов и спросил:

— Если они не будут пытаться остановить вас от захвата меня, то вы честно-честно клянётесь оставить их в покое и не применять силу?

— Пинки, нет! — запротестовала Дэши. Остальные четверо тоже не одобрили мой план. Я повернулся к ним и поднял копыто.

— Расслабьтесь. Я всё улажу, — обратился я к ним и подмигнул.

Поницейские переглянулись, а после повернулись ко мне.

— Конечно, мы оставим их в покое. А теперь, почему бы тебе не пойти тихо и спокойно вместе с нами назад в клинику.

— Мне нужна клятва, — подчеркнул я, подойдя ближе к парочке. Оба пони в униформе немного поёжились от этого.

— Ладно, мы клянёмся, — сказал хрипло-голосый, — а теперь давай, идём.

— Девочки? — обратился я к пятёрке кобыл, всё ещё идя в сторону доктора и офицеров. — Увидимся там, куда мы направлялись, лады?

— Нет, ты идёшь с нами, — выступил доктор, видимо думая, что говорит успокаивающе и разумно. — Ты клялась, помнишь?

— Ой, а разве я обещал пойди с вами? — прощебетал я самым невинным голоском. — Что-то не припомню.

— Ты сказала, что если мы оставим твоих друзей в покое... — начал злиться хрипло-голосый, но я остановил его, глубоко вздохнув.

— Не-а, это вы сказали, что оставите их в покое, если они не будут мешать вам при аресте, — подметил я — Но не волнуйтесь, я вполне вменяемый. Вот, я даже специально для вас сложу копыта за головой.

Я не спятил. По крайней мере я думал, что не спятил. У меня был план. Ну, в каком-то смысле. Просто... чёрт, я понятия не имел, сработает он или нет.

Так что я уселся на земле, сложив передние ноги за головой, удачно для офицеров, и сосредоточился. «Внутренняя Пинки», все дела. Прошло немного времени, прежде чем я почувствовал то странное ощущение, что захватило меня ранее во время пения в Понивилле. То самое ощущение энергии, того, что я нахожусь в эпицентре шторма, как это было во время погони за Рейнбоу Дэш

Это было приятное чувство, и моя мордашка начала расплываться в улыбке. Я просто знал, что план сработает. А пара поницейских, стоявшая молча, занервничала от одного взгляда на моё лицо.

— Ну... хорошо, — сказал нормально-голосый пони, пытаясь скрыть свои сомнения и вести себя храбро. Они оба беспокойно переглянулись, прежде чем пошли вперёд, очевидно с целью скрутить меня и отнести в дурку.

— Не волнуйтесь, — обратился я к офицерам, — я не доставлю вам никаких неприятностей. Просто собираюсь подарить вам в башку пирог!

И тут мои копыта запустили непонятно-откуда-появившиеся-пироги-с-кокосовым-кремом в морды этим поницейским! Пироги-двойняшки, описав пируэт в воздухе, с густым шлепком попали им прямо промеж глаз.

Хихикая, я помахал испуганным кобылкам за спиной, бесцеремонно показал язык доктору и прыгнул в ближайшие кусты.

— За ней! — выкрикнул Доктор Врушка (Я отказываюсь называть его настоящим именем!)

— Тебе бы поработать над своими «злодейскими» фразами, док! — выкрикнул я, продираясь через заросли ежевики. — Это же невероятный штамп!

Бранясь и вытирая остатки крема с глаз, поницейские погнались за мной. И я определённо слышал, как хрипло-голосый сказал что-то вроде: «Знаешь, а пирог очень даже вкусный.»

Так началась игра в салки, которая длилась... даже не знаю, может несколько часов? Был вечер, когда началась погоня, и закончилось всё лишь к закату солнца. Я устроил пони весёлую гонку с препятствиями в виде кустов и ручьёв. Но также я пытался двигаться в сторону замка Скайджи, потому что не было ничего умного в том, чтобы двигаться в другую сторону.

Ужасная тройка на удивление неплохо умудрялась не отставать от меня, хотя это не так уж и странно, ведь я часто возвращался назад, чтобы разыгрывать их. К примеру, натягивал веревки меж деревьев на высоте копыт, отправляя жеребцов в полёт. Или прятался в кустах, ждал когда они пробегут, а после выскакивал, прилеплял на круп дока бумажку с «Пни меня» и снова убегал.

Ещё я наткнулся на несколько тыквоподобных растений, о которых предупреждала Зекора. «Испортишь плод – возникнет дым вонючий, попав в который неделю будешь пахучей», — да, вроде так она говорила. Поэтому не трудно догадаться, что я сразу же сорвал несколько тыквочек и запустил в преследователей, а после продолжил убегать и хихикать, пока они зажимали рты и носы копытами, учуяв запашок.

После этого я нашёл полянку с цветами ядошутки, обежал её с краю и дождался, когда прибегут офицеры с доктором . И как я и планировал, они забежали в заросли! Я сидел и улыбался от уха до уха, пока они меня чуть было не поймали. К счастью, я вовремя вспомнил, что ядошутка срабатывает только на следующее утро, и снова пустился наутёк.

Я и сейчас не знаю, откуда смог достать ту бочку клея и мешок стразиков, но погоня, как и сами преследователи, после этого стала намного более блистательной.

И всё же они не собирались сдаваться. Думаю, я никогда не оторвусь от них, если только не налечу случайно на очередную мантикору или другого зверя...

— Рррар!

— ААааа! Берегитесь, мантикора!

«Ладненько, очередная заметка на память: сама Эквестрия обожает драматичную иронию.»

Блистательные поницейские завизжали в панике, когда крылатое создание встало на дыбы перед ними, и я, вздохнув, развернулся на месте. Я то думал, что фразы Врушки шаблонны, но уже во второй раз я сталкиваюсь с мантикорой в Вечнодиком! (Третий, если учитывать вчерашний сон). Счётчик клише уже начинает зашкаливать!

В любом случае, я не могу оставить этих пони на съедение, даже если они пытались отправить меня в дурку. Какое счастье, что Зекора выдала мне целую банку с отпугивателем мантикор. Хотя, если быть точным, то это был отпугиватель почти для всего, так как образовывал облако едкого, жгучего дыма, способного прогнать всё, у чего есть нос, так что на мантикору тоже должно подействовать.

Я побежал в сторону визжащих пони и вышел на открытое место, увидев как они начали пятиться от ужасного создания.

— Эй! — накричал я на мантикору. — Нечестно! Я всё ещё играю с ними!

И после этого, я отправил отпугиватель в голову твари. И к моему большому удивлению, банка пролетела насквозь!

— Попалась! — раздался крик, и внезапно я во второй раз был пойман в магический захват и оторван от земли. Мантикора замерцала и испарилась, полностью запутав меня.

— Я же говорил вам, что она вернётся, если увидит, что нам угрожает опасность, — позлорадствовал Доктор Врушка, — и для этого потребовалась лишь убедительная иллюзия. Так, где я оставил транквилизатор?

— Эй, это не по правилам! — начал я протестовать и махать при этом беспорядочно ногами. — Я ведь пришёл для того, чтобы спасти вас от участи стать обедом!

— И мы благодарим тебя за это, — самодовольно заявил доктор, сверкая в лучах заходящего солнца. — Ага, нашёл.

— Нееееет! — Я пытался сопротивляться, когда игла в очередной раз вонзилась в мой зад. Знаете, это уже начинает меня раздражать!

В этот момент я почувствовал странное комбо Пинки Чувства. Определённо был знакомый трясущийся хвост, но к нему прибавились чешущееся копыто и трясущаяся нога. Я не был уверен, что они все вместе могут означать.

Может это значит, что сейчас произойдёт неожиданный сюжетный поворот?









А, нет, вообще то это значит, что Рейнбоу Дэш подобно ракете появится в небе и сшибёт трёх пони с ног, как кегли в боулинге (Страйк!). Магическое поле Доктора Страшноморда спало, и я рухнул на землю, издав «уф!» при приземлении.

— Все сюда! — гаркнула пегаска, пока плохие, покрытые блёстками пони поднимались на ноги.

Хрипло-голосый оклемался первым и начал двигаться в мою сторону, лишь чтобы быть связанным по копытам удачным броском лассо Эпплджек. Рарити подняла второго офицера магией и оторвала от твёрдой земли, несмотря на его протесты и дрыганье конечностями. ЭйДжей решительно направилась к нему с ещё одним мотком верёвки, чтобы связать.

К этому времени доктор уже встал на ноги, хмурый как туча, и рог единорога засветился. То, что свет от его магической ауры отражался в блёстках, сделало его похожим на диско-шар! Твайлайт Спаркл вышла навстречу доктору, с не менее сердитым видом, после чего между ними произошла эпическая магическая битва, длившаяся не более двух секунд, за которые Твайлайт схватила дока и выбила землю из под его ног.

Вот честно, я бы даже пожалел сейчас этого пони, если бы он не продолжал тыкать иглы в заднюю часть моего тела. Ему только что дала магией по щщам очаровательно милая единорожка на голову ниже меня!

— Ты в порядке, Пинки? — поинтересовалась Рейнбоу Дэш. В её глазах была видна тревога.

— Ага, — промямлил я небрежно. А в это время моё зрение начало туманиться из-за снотворного. — Мне никлогда не блывло флутче.

— Чё? — переспросила непонятно чему удивившаяся Рейнбоу.

— Флеро? Фя вуказал шло уфё хлорм...

— Кхм, девочки? С Пинки что-то не так, — сказала кобыла, и остальные пони тут же собрались вокруг меня.

Эй, может быть ты сама попробуешь говорить с крупом, накачанным транквилизаторами?! Тьма начала обступать меня, и я почувствовал ещё одно комбо: колющиеся десны и дёргающаяся левая задняя нога. А, наверное вот это и есть сигнал Пинки-Чувства на неожиданные сюжетные повороты!

Хорошо, что я это выяснил. Отключаюсь.