Автор рисунка: BonesWolbach
Сегодня ночью я узнал кое-что новое... Пришла пора идти дальше!

Вот тебе и мирный обед.

Я всего лишь хотел поесть. А вот у Плюшки Сдобной были другие мысли на уме. Никто и крошки от обеда не успел сунуть в рот, как он принялся докучать мне и просить порыться в седельных сумках. И, будучи доброй личностью, я решил, что бурчащий животик может и потерпеть пару минут, во время которых я рылся в своих запасах, любезно предоставленных мне Зекорой.

И откровенно скажу, я вроде как не уделил должное внимание тому, чем она меня снарядила. Её рифмы с течением времени оказывают гипнотический эффект, и я просто завис тогда.

Короче говоря (не слишком поздно?), я начал всё распаковывать. Горшки и банки, склянки и бутылки с зельями, небольшие бумажные конвертики с порошками: всё было выложено и разложено на земле. К счастью для меня, Зекора написала ко всему маленькие и удобные приписки с объяснением эффектов. В рифму. Эта сумасшедшая зебра определённо обожает рифмы!

Последним, что я вытащил из сумки, была небольшая красная вычурная стеклянная бутылочка. Я собирался прочитать этикетку на ней, как вдруг меня посетила мысль.

— Эй, можно гипотетический вопрос? — поинтересовался я у нетерпеливого жеребёнка. — Предположим, что я тебя излечу. Не начнёшь ли ты причинять беспокойство нашей группе? Например, пытаться арестовать меня, или ещё чего?

— У вас численный перевес, шестеро против одного, и твои друзья доказали, что могут заступиться за тебя, так что, думаю, я не буду тебя арестовывать. Но всё же буду пытаться изо всех сил уговорить тебя мирно вернуться вместе со мною, — проскрипел он вернувшимся хриплым голосом.

— Что же, это будет докучающе, — вздохнул я, после чего прочёл приписку на сосуде.

— Ну и ладно. Не повезло. Нет у меня противоядия от ядовитой шутки, — сообщил я ему, тут же налепив на себя широкую улыбку в попытке подбодрить жеребёнка. — Да и вообще, в виде малышки ты гораздо милее!

Он просто смотрел на меня, пока я убирал красную бутылочку в сумку и после собирал обратно всё, что выложил.

— Я тебе не верю, — выдал он.

— Что?

— Дай мне посмотреть последнюю бутылку.

— Ну, ладно, но... я уже гору вещей назад сложил. Ты правда хочешь, чтобы я повторно всё распаковал?

Он просто буравил меня ледяным взглядом, после чего двинул к остальной группе, где Флаттершай выдала ему бутерброд. Пожав плечами, я положил всё назад и присоединился к остальным за обедом.

Через несколько минут Плюшка Сдобная покинул нас, отправившись “в дамские кустики” (мои слова, не его). Я не слишком парился об этом, пока не услышал вскоре шорох за спиной. Я развернулся, приметив торчащий из верха седельной сумки зад маленькой кобылки.

— Эй, что ты там удумал? — вопросил я встревоженно.

— Я воспользуюсь этим! — заявил Плюшка, выудив на свет красную бутылочку. — Не могу более терпеть то, что я маленькая кобылка!

— Эй, это не... — начал я, и в тот же момент он принялся разбивать бутылку, что держал над головой. — Стой! Не вздумай делать!

— Почему?! — ответил он с капельку безумным смехом. — Не хочешь, чтобы я расколдовался?

Жидкость из сосуда вытекла на голову кобылки, пропитывая её.

— Потому что это не лекарство от ядошутки, — с грустью пробурчал я, пока он шипел и кхеркал, — а флакон духов, которые Зекора передала мне. В подарок Скайджи.

Чего?! — взвизгнул Плюшка, снова прервавшись на кашель. У всех вокруг заслезились глаза от насыщенного цветочного аромата с нотками роз, заполнившего в миг поляну.

— Силы небесные... слишком сильный запах, — пропыхтела Рарити. — Он... довольно приятный, но может стоит чуть разбавить?

— Без проблем, — отозвался я, тут же вылив ведро воды на голову перхавшему жеребёнку.

— Э-э-эй! — слабо скрипнул он.

— Не-а, тебе нужен душ, приятель, — произнёс я медленно со всё ещё слезящимися от цветочного амбре глазами.

Вздохнув, Твайлайт отложила еду в сторону и обернула бедного кобылку-поня магическим полем, потащив к реке. А мы сидели узким кругом в неловкой тишине, продолжая обедать и тщетно пытаясь делать вид, что рядом с нами не окунали систематически в воду сквернословящую мелочь.

— Чтооо же, — протянул я, — бутерброды отличные. Кто их сделал?

— Эм… Я, перед тем как мы отправились, — пролепетала Флаттершай, вздрагивая от довольно изобретательных ругательств в адрес Твай.

Ага, а я, кажется, ощутил едва заметный привкус скотного двора.

— Ну, они великолепны! — ляпнул я, шумно пожёвывая.

— Более того скажу: просто объедение, Флаттершай, просто объедение, — громко отчеканила Эпплджек, сумев (по большей части) заглушить переполненную матами тираду в отношении родословной Твайлайт.

— Да, вполне...

— ...и можешь [цензура] себя [цензура]ым КАКТУСОМ, ты, [цензура]... — пролетело над нашей ланч-зоной.

— ...вкусные, — закончила предложение Рарити.

Не зная, о чём говорить, мы просто сидели сложа копыта, пока не вернулась Твайлайт, ясное дело злая как собака, свалив на нас мокрого и угрюмого Плюшку Сдобную.

— Жуй! — рявкнула она, телекинезом отправив бутерброд в рот малышки. — Используй свой рот не только для брани.

Плюшка выплюнул еду и вдохнул побольше воздуха в лёгкие, без сомнений готовясь к очередной филиппике с демонстрацией множества хитроумных способов использования ругательных слов для описания пони.

— Либо у тебя во рту будет бутерброд, либо этот кусок мыла, — заткнула мрачно Твайлайт малышку.

Плюшка рассмотрел мыло, парившее в магическом захвате Твай, после переведя взгляд обратно на нахмуренную единорожку. Он выдохнул и выбрал более мудрый и вкусный вариант.

С двумя злившимися друг на друга пони, наш перекус прошёл нескладно и впопыхах. Я запрягся в носилки с Дэши (везучая пегаска всё проспала), остальные сложили вещи и мы снова отправились в дорогу.

Я не буду вас утомлять деталями нашего путешествия из леса. Наверное, Вечнодикий лес осознавал, что пятеро кобыл и я шли, представляя собой самую крупо-надирательную концентрацию очешуенности во всей Эквестрии, и решил не связываться с нами более.

На другой стороне леса располагались степи да камни. Серые равнины расстилались насколько хватало глаз, с одной лишь небольшой горой в отдалении. Это была странная на вид скала, торчавшая из земли словно палец, указывавший в небо. Высокая и узкая, не сочетавшаяся с плоской пыльной равниной.

— Пик Путников, — удостоверилась Твайлайт, с удовлетворённым видом убрав карту. — Замок Скайжди должен находиться у его основания. Нам нужно добраться туда до полудня завтрашнего дня.

— А мы не можем продолжать идти? — возразил я. — В смысле, он прямо здесь! Мы сегодня можем до него добраться!

— Солнце уж садится, — заметила Эпплджек, — и пик порядошно далеко от нас. Мы дойдём до него ток ранним утром, даже если будем идти всю ночь. Я б предпочла отдохнуть, прежде чем встретиться с… чем бы нам ни пришлось там по прибытию встретиться.

— Я совершенно согласна, — прибавила Рарити — Мои копыта болят от всей этой ходьбы. Отдых будет более чем кстати.

Мы решили остановиться вблизи Вечнодикого, богатого на воду и дрова, разбив лагерь у границы леса. Вскоре мы разожгли костёр и уселись тихо вокруг него. Твай и Плюшка по прежнему не разговаривали, а их угрюмость более или менее заражала остальных из-за нехватки весёлых моментов.

— Слушайте, а почему бы мне не рассказать вам немного больше о себе? — предложил я, решив попытаться снять напряжение. — Я могу поведать вам о своей учёбе в университете, или о вещах, что делал, будучи ребёнком, или...

Я захлопнулся, с опаской оглядевшись.

— Что случилось, Пинкс? — поинтересовалась Эпплджек.

— Просто… каждый раз, когда я пытаюсь поведать вам о своём прошлом, случается что-то странное. По ходу я ожидаю того, что нечто выскочит из леса и нападёт на нас, или ещё чего.

— Всего лишь случайность, — коротко отрезала Твай, пока ещё горячившаяся из-за того, что её назвали «[цензура] дочерью [цензура] мантикоры» не так давно. — И я считаю, что мы должны узнать побольше о тебе.

— Ладно, — уступил я, решив испытать судьбу. — Так, с чего бы начать? Родился я одним холодным, зимним днём...

— Благх?! А ну слезь с меня, лакрица спятившая! — зазвучал голос за моей спиной, и я вздохнул, отметив без надобности:

— Дэш проснулась.

Мы провели некоторое время, поднимая на ноги сонную пегаску, и в первую очередь она извинилась и пьяной походкой направилась в ближайшие кусты, чтобы “позаботиться о кое-каких делах”. Через минуту она вернулась, очевидно гораздо более сосредоточенная.

— Намного лучше, — вздохнула с радостью пони. — Есть чего пожевать? Стоп, а что это воняет цветами?

Плюшка Сдобная лишь глазел на неё, пока Флаттершай передавала ей бутерброд.

— Пинки Пай-рень была... был готов рассказать свою историю, — произнесла Твайлайт, чуть улыбнувшись из-за шуточного прозвища. Брр.

— Афа, Нафиай, — сказала Дэш с набитым ртом.

Я выдохнул, попытался ещё раз, и, святые небеса, мне это удалось! Не буду томить вас фактами из своей жизни, но пони я рассказал очень много о том, каково это – расти человеком. И будучи самим собой, я не мог не поведать о некоторых... более занимательных приключениях. Может я приукрасил их, может нет. Честно, я и не помню, делал это или нет, слишком погрузился в описание. К примеру:

— Мы были настолько уверены в том, что это медведь-убийца или поехавший маньяк с топором, что тут же рванули оттуда, — излагал я один момент из истории о пошедшем наперекосяк дворовом кемпинге. Все пони, даже Плюшка Сдобная, смотрели на меня широкими глазами. — Мы добежали до крыльца, врубили свет... и до чёртиков перепугали енота, когтями рвавшего наш минихолодильник.

— Енот? Вы, ребята, испугались какого-то енота? — фыркнула Рейнбоу Дэш.

— Эй, в кромешной тьме енот казался огроменным, а воображение сделало всё остальное!

Это была банальная история о том, как мы с братом чуть не обмочились со страху после злостного нападения енота на наш холодильник, но она разрядила немного обстановку.

Я продолжал рассказывать одну байку из детства за другой, большая часть которых заканчивалась увечьями для меня, чувствуя одобрение пони, сидевших рядом.

Пока травил истории, я внезапно понял, как безумно все они звучали для непосвящённых в детали, хоть и имели смысл в то же время. Рейнбоу гудела от смеха со случая о том, как я спрыгнул с крыши в супергеройской накидке из полотенца для душа (сломанное запястье и одно ребро). Эпплджек насладилась рассказом о визите к кузине-фермерше и катании на тракторе по кругу (пришлось сделать паузу, чтобы объяснить его работу). Только вот в конечном итоге я завалил его на бок и съехал в кювет... который использовался для утилизации коровьего помёта. А ещё остался с треснутой ключицей.

— Видишь, духи ещё не самое худшее, в чём можно изваляться, — сообщил я Плюшке Сдобной, подмигнув. Вопреки себе, жеребёнок заржал со смеху и посмотрел на меня так, будто я обманом и с гнусными целями заставил его получить удовольствие.

Я ещё долго говорил, повторно всё переживая. Это чувство было... приятным. Истории напоминали мне о том, кто я на самом деле под всей этой розовостью. Моя ностальгия пробудила подобное чувство в пони, и остальные тоже заболтали. Я был восхищён. В смысле, я много знал об этих пони из мультсериала, но нам так мало известно о них самих.

Я будто попал в рай для гиков, слушая кобылок. Даже не в состоянии описать это, народ! Истории были прекрасными, и я правда хотел бы запомнить их все.

К примеру, случай о том, как Флаттершай получила работу официантки, впервые попав в Понивилль. Вот только когда она пошла к своему первому столу и заказу, она прошла мимо и не останавливалась, пока не вышла наружу, а после и за пределы городка.

Или то, как Эпплджек однажды застряла в колодце, когда была маленькой. Нет, она не упала туда, группа кобылок из её школы заверила ЭйДжей, что на его дне лежит мешок с монетами.

Или как Твайлайт неправильно сотворила заклинание и случайно вызвала ужасающее создание из другого измерения. Зубастое, клыкастое, но Селестия его укротила и теперь держит у себя как питомца. И кажется, она назвала его «Мягколапка».

Или про Рарити, которая на своём празднике кьютимарки зацепилась за ковёр и шлёпнулась лицом в торт.

— И вот она я, а вокруг ни одного удачно подвернувшегося неприятного принца, чтобы стряхнуть остатки, — закончила она, невероятно заразительно смеясь.

Рейнбоу отказалась признаваться в любых злоключениях, но Флаттершай с готовностью поделилась моментом, когда радужная пони растерялась во время лётного экзамена. Несмотря на то, что она завершила трассу в рекордное время, баллов ей не присудили... лишь потому, что она летела не в ту сторону.

— Да, да. Смейтесь. По крайней мере ко мне не прилипла кличка “Не Туда Дэш”, — вздохнула пегаска.

— Только потому, что “Рейнбоу Крэш” звучит лучше, — парировала Флаттершай с неприкрашенным намёком на самодовольство. Когда Дэш взглянула на неё, поражённая неожиданной язвительностью, она сказала в ответ: — Не надо было тебе рассказывать, что я ходила с брекетами.

Даже Плюшка Сдобная достаточно потеплел, чтобы рассказать историю из своего жеребячества. Как выяснилось, он решил пойти в поницию после того, как кто-то выкрал его рюкзак в школе. Не смешная история, как остальные, но всё же мило, что наша цветами пахнущая кобылка-талисман решила присоединиться к разговору.

В конечном счёте, пришло время отбоя. Твайлайт и Рейнбоу Дэш встали на стражу лагеря первыми, Рарити с Флаттершай – последними, а это значило, что мне придётся проснуться посреди ночи с Эпплджек и стоять на стрёме. Плюшка же, везунчик, остался в палатке Флаттершай, так как мы были уверены, что жеребёнок не сбежит, и он оказался достаточно мал, чтобы поместиться с нею в одноместной палатке.

Когда мы унялись, дабы уснуть, Эпплджек повернулась в мою сторону.

— Неплохо ты здесь поработал, — одобрила она.

— Что ты имеешь ввиду? — не понял я.

— Разговорил нас при помощи баек о себе. Путь был не из лёгких, и вспыльчивость уж доходила до предела. Думаю, сейчас дела с этим обстоят лучше.

— Ну, на самом деле я лишь желал наконец поделиться своей историей, — признался я. — Вся эта “открытость и общительность”, проявившаяся в остальных, оказалась неплохим, но лишь побочным эффектом.

— А также честность и скромность, — усмехнувшись, сказала Эпплджек. — Я хочу нашу Пинки Пай назад, но... чтоб меня, полагаю, я буду скучать по тебе, когда ты уйдёшь.

Это был контрольный в сердце, говорю вам. Абсолютно неожиданно, невероятно трогательно... я почти минуту смаргивал слёзы радости.

— Спасибо, Эпплджек, — выдохнул я, задыхаясь от переполнявших меня эмоций, — Я тоже буду скучать по вам, девчонки. Может быть Пинки заинтересуется вариантом с таймшером, чтобы я мог вас навещать!

Сказал я это в шутку, потому что безусловно был уверен, что это невозможно.

ЭйДжей рассмеялась и ответила:

— Ну, может быть. Но до тех пор, покамест ты не заставляешь нас сидеть на подобных трёхчасовых лекциях!

Я тоже рассмеялся и прижался к своему покрывалу.

— Спокойной ночи, Эпплджек. Увидимся через пару часов.

— Ночки, Пинкс, — ответила ЭйДжей, забравшись под своё одеяло. Я был готов уплыть в страну сновидений, как пони меня окликнула:

— И ещё: можешь сделать мне крошечное одолжение?

— Конечно. В чём дело?

— Ты как бы разбудил меня вчера ночью своим храпом. Можешь попытаться потише сопеть?

— Конечно, я... Стоп, что?!

А после завязалась недолгая, но оживлённая битва на подушках, во время которой мы старались не смеяться, что выходило неудачно, пока Твайлайт не засунула голову в палатку (схлопотав залётной подушкой в лицо на свою беду) и не попросила нас утихомириться.

Мы остановились, объявив перемирие, и теперь пришла мне пора немного поспать. Я продолжу это вещание утром.

Ночи!