Автор рисунка: Siansaar
Вот тебе и мирный обед. Пфле, какой же тут затхлый воздух

Пришла пора идти дальше!

Словами не передать, как я взволнован! Наконец-то будут ответы!

Солнце взошло, и вновь Флаттершай готовила всем нам завтрак. Снова те превосходные оладушки и прочие вкусности. К тому времени, как я выковылял из палатки, Плюшка Сдобная уже был на ногах, и, судя по виду, в лучшем расположении духа, чем вчера. Вероятнее всего потому, что он избавился-таки от своих косичек.

Не поймите превратно, это хорошо, что он их распутал. Они выглядели довольно таки неопрятно, особенно после обмакивания в реку. И всё же… я скучал по ним. Я поинтересовался у него, не мог бы он закрутить по новой косички, на что получил в ответ колкое: "Уши трубочкой себе закрути". Что, к удивлению... не было ругательством, честно говоря.

Ну и ладно, все-пони этим утром были в более чем отличном настроении. Не знаю, было ли это из-за всех тех ночных ностальгических рассказов, или, может, потому, что цель нашего путешествия теперь виднелась как на копыте. Да всё равно, какая причина, мне разрешили петь, пока мы идём!

Я знал наизусть пару-другую песен Пинки Пай, но не все они были достаточно длинными, чтобы петь их всем вместе, например “Смех”. Ах да, я ещё спел поняшам заглавную тему сериала. Дыа! И я даже смог уговорить их подпевать мне на втором круге. Даже объяснил им, кому какие слова песни петь! Ну там, чтобы Рейнбоу Дэш пела “Приключение!”, Флаттершай часть про доброту и так далее. И это было потрясно!

Но как только им и эта песня наскучила, мне пришлось думать, что бы ещё завести. На мгновение я чуть было не поддался искушению научить спутниц петь “Never Gonna Give You Up”, но решил, что лучше не надо. Даже моё чувство юмора такого больше не выдержит!

Я долго рылся в своей памяти, пытаясь выудить песню, которая поднимала бы дух, и чтобы её было весело петь. Наконец я остановился на одной. Песня была, пожалуй, чуточку заезженной, но ей и сейчас удавалось заводить людей.

Жаль, но поначалу лишь Эплджек с Рейнбоу Дэш вызвались помочь мне по части ритма. Я велел им топать копытами особым способом на ходу.

И вот, представьте себе: Эплджек и Рейнбоу Дэш топают вместе со мной, пока мы продвигаемся через в целом скудную равнину в сторону зловещего замка, где нас ожидало… а кто его знает, что? И ритм, который мы отбивали, был вот таким:

Топ томп томп! Топ томп томп!

И я запеваю:

  Buddy you’re a boy make a big noise

  Playin’ in the street gonna be a big man some day

  You got mud on yo’ face

  You big disgrace

  Kickin’ your can all over the place!

И хором.

  We will we will rock you!

  We will we will rock you!

(Link*)

К моменту, когда мы закончили с первым “rock you”, остальные кобылки тоже начали отбивать ритм и петь хором. И теперь мы вшестером (всемером, если считать Плюшку Сдобную, верхом ехавшего на Флаттершай и цокавшего копытами в ритм) вовсю распевали эту песню.

Просто. Эпик.

Конечно, мы не только эту песню спели. Следующей стала “Tubthumping” от группы Chumbawumba. Однако, не волнуйтесь. Я убрал все упоминания алкогольных напитков и заменил их всякими фруктовыми напитками и тому подобным. Нечего маленьких пони развращать!

Смеха ради, я завёл “Everybody Have Fun Tonight”. Мда, это не помогло убедить остальных, что я ни капли не безумен! Я попытался уговорить Флаттершай исполнить “I'm Too Sexy” дуэтом со мной, но она решительно отказалась, из-за чего я стал грустной пони секунд этак на десять, пока она не согласилась спеть “My Favorite Things”, к которой она даже прибавила свои строчки, вроде: “Милые кролики с большими ушами”.

А ещё было довольно забавно, когда мы вместе с Рейнбоу пели “I'm Gonna Be (500 Miles)”. Мы поменяли текст и вообще всё!

— О, я пройду пять сотен миль, — пропел я, а следом за мной Дэши, — ну а потом ещё пятьсот!

— Лишь только б стать кобылкой той, что на порог твой упадёт! — протянули мы обе.

И тут же принялись по-очереди горланить “Да-ди-да-даа” во всю глотку. Ещё пару дней назад одного этого хватило бы, чтобы словить нагоняй от Твайлайт. Но теперь она лишь хихикала над представлением, как и все остальные.

Я нашёл в Дэш идеальную партнёршу для пения, такую, что не боялась опробовать новый мотив. И посовещавшись шёпотом по поводу текста, мы попробовали ещё одну парную песню.

— Пе! — завёл я и Дэши подхватила:

— Йеа!

— Ре!

— Йеа!

— Смеш!

— Йеа!

— Ни...(Link*)

— Постойте, — Твайлайт бесцеремонным манером растоптала наш ритм. — Мы почти на месте. Может, лучше будет, если мы пройдём остаток пути в тишине?

— Ауу... — проскулили мы с Дэш, но замолкли.

Всё это жеребячество по дороге было признаком того, что я вообще не смотрел по сторонам. Мы и в самом деле были очень близко к замку. Так, давайте-ка я вам попытаюсь его описать. Позвольте мне зачитать это драматичным голосом:

Гора возвышалась над равниной как одинокий столп из камня, чёрного как ночь, направленный в самое небо словно указующий перст. У основания она заметно расширялась, принимая форму полумесяца. И в самом этом лунном серпе укрывался замок, подобных которому я не видел и не воображал себе никогда в жизни. Весь из блестящего темного камня без единой трещинки, он будто не был построен, но вырос в этом месте.

Сам замок был высоким и широким, со множеством шпилей вдоль головокружительно высоких стен. Светящиеся кристаллы располагались вдоль верха стены и в самих шпилях, создавая пульсирующий белый свет, что отбрасывал странные танцующие тени по земле и другим поверхностям. Одна единственная громадная дверь, сделанная, видимо, из черного обсидиана, занимала центральную стену.

И в довесок, у меня разыгралось какое-то странное Пинки-чувство, значение которого я не знал. Дёргающееся заднее левое копыто и зудящая голова. Может это была реакция Пинки на “до чертиков жуткий замок”?

— Ну, никаких укрытий я тут не вижу, — подметила Эплджек, — поэтому не вижу особого смысла в скрытности. Я так то предлагаю просто пойти в наглую и в дверь постучать.

— Может быть, нам лучше вернуться домой? — предложила Флаттершай. Не могу винить ее за это; моё “до чёртиков жуткий замок”-чувство становилось с каждым шагом сильнее и сильнее.

— Нет, мы должны завершить дело. Это ради Пинки, — произнесла Твайлайт.

— Может я мог бы остаться тут? — спросил Плюшка. — То есть, мы бы с Флаттершай могли бы остаться здесь. А я… присмотрю за ней. Пока она будет тут. Да?

— Никого не одурачишь, — съязвила Рейнбоу Дэш, подпихнув его в бок копытом.

— Ладно, народ. Помните, мы пришли как друзья. Давайте просто пойдём и поговорим с ней, всем ясно? — сказала Твайлайт.

Мы согласились и погнали вперёд. С осторожностью, ясное дело, но всё же открыто и не пытаясь прятаться. Будто бы тут было, за чем прятаться. Единственным укрытием на мили вокруг были лишь кустарники прямо под стенами замка, которые я в первый раз и не приметил.

Нам оставалось примерно два десятка шагов до дверей, когда неожиданно зазвенел голос.

Ах, как приятно видеть вас, мои маленькие пони, — пророкотал он, звуча угрожающе и женственно одновременно. — Прошу, подойдите ближе... если хотите встретить свою погибель!

Голос, который, к слову, был настолько громким и ужасающим, что я чуть не обмочился, а Флаттершай и вовсе рухнула на землю в страхе, гнетуще разразился по всей равнине. Это был довольно знакомый голос, и злой умысел буквально сочился из него.

Конечно же, мы остановились. Мы же не дураки.

— Мы здесь, чтобы увидеть Скайджи, Ведьму Теней, — крикнула Твайлайт в ответ. — Мы пришли с миром, и хотим лишь попросить ее о помощи.

— Неужели? — заехидничал голос, — Если вы подойдёте ближе, то не найдёте Скайджи, только лишь свою... погибель!

Ёшки. Не слишком ли напыщенно? А ещё я подметил, что этот голос прям любит повторять “погибель!” часто.

Нет больше Ведьмы Теней. Этот замок отныне принадлежит мне! Нарушите границу, и вам наступит…

— Погибель? — предложил я.

Это была опасно долгая пауза.

— Ах ты дурная выскочка! — Голос прям закипел от злости. — Ты посмела перебить меня?!

Пурпурное облако дыма сформировалось пред нами, и тёмный силуэт начал возникать в центре.

— Придётся показать тебе истинное значение слова... Кошмар!

Силуэт вышел из облака, громадный и смертоносный. Крылья полыхали на закованном в броню теле, и длинный рог на ее голове блистал смертельной остротой. Так, хорошо, я её узнал.

— Найтмер Мун! — воскликнули одновременно все пони вокруг меня. Не считая Плюшки Сдобной, который одновременно находился в непонятках и в укрытии из Флаттершай.

Эта Найтмер Мун была ещё тем кошмаром! И если честно, она выглядела В РАЗЫ больше, чем я предполагал; с легкостью могла оказаться раза в четыре выше кого бы то ни было. Длинные клыки торчали из ее рта, а глаза ее горели зеленым и смертью. Она выглядела словно злая карикатура на пони, что должна была олицетворять… ну, “кошмар”.

С внезапной вспышкой озарения, что-то щелкнуло у меня в голове, и до меня дошло, что же означает моё новое Пинки-чувство. И попутно я разобрался, почему для Пинки было нормально “смеяться над ужасным”, и в то же время замирать в страхе перед, ну например, гигантской гидрой, топающей навстречу.

— У-а-а, — зевнул я, усевшись на землю и изо всех сил стараясь выглядеть так, будто мне смертельно скучно. — Не думаешь, что ты чуток перестаралась?

Твайлайт аж рот раскрыла, решив, что я спятил. А пони-чудище перед мною сконфузилась, но быстро отошло от этого.

— Я Найтмер Мун! — вскрикнула она, взмахивая этими огромными крыльями. — Королева Тьмы! Все должны склоняться предо мною! Бегите, и, может быть, я дарую вам жизнь!

— Ты не Найтмер Мун. Она была частью Луны, а Луна в Кантерлоте. Попытка номер два?

Последовал до неудобного долгий момент нерешительности, после которого чудище вновь заговорило, на этот раз саркастичным мужским басом.

— Ну и, ладно, ты меня раскусила. — Пурпурный дым рассеялся, и Найтмер Мун дрогнула, становясь существом, будто сделанным из десятка деталей различных зверей.

— Отличная работа, мои маленькие пони! — плавно произнесла тварь. — На самом деле это я, Ди…

— И не Дискорд ты, — подметил я. Создание предо мною лишь молча пялилось в ответ. — Так, что дальше? Собираешься прикинуться Кризалис? Тиреком? Сму-ууу-узом? — спросил я, заметно выделив “у” в последней фразе. — Гильда материализуется из ниоткуда, и тут же начнёт бесить нас и обзывать скучными лузерами? Трикси прячется в кустах, готовая выпрыгнуть из засады?

“Дискорд” с громким хлопком испарился, и синяя единорожка с серебрянного цвета гривой вышла из-за кустов у входной двери замка.

— Как ты узнала, что это я? — спросила Великая и Могущественная Трикси. И теперь я был уверен, что это в самом деле она, а не очередная иллюзия, потому что моё новое Пинки-чувство перестало в панике орать и теперь лишь зудело на заднем фоне, как до того момента, пока поддельная Найтмер Мун не возникла.

— Трикси?! — воскликнули все пони, кроме нас с Плюшкой Сдобной.

— Ну? Трикси задала тебе вопрос! — заявила фокусница, цокая ко мне. — Что выдало меня? Как ты узнала, где я пряталась? Как ты узнала, что это Я?

— Ну, у меня есть свои методы, — загадочно произнёс я. Вот только я забыл добавить, что в этом случае “метод” заключался в “ткнуть копытом в небо на удачу”. — Но всё же, чего ты здесь забыла?

— Я величайшая иллюзионистка из живущих на земле! — принялась хвалиться Трикси. — Однако, я прознала о той, чьи иллюзионные способности превышают даже мои собственные. Скайджи, Ведьма Теней! Я пришла к ней и обратилась с просьбой, чтобы она стала моей наставницей. И, как вы сами видели, мои навыки иллюзий теперь поистине несравненны!

Она подошла вплотную и впёрлась взглядом в мои глаза.

— И потому я должна знать: что выдало Трикси? — прорычала кобылка.

— Ну... Для начала, твоя Найтмер Мун была слишком страшной. Ясно, что ты создала эту модель по её образу в Ночь Кошмаров, а не по подлинной, из легенд. Она была чересчур огромной, грозной, чересчур... уродливой, если говорить начистоту. Настоящая Найтмер Мун была смертоносной, но и прекрасной в то же время, так как являлась отражением тёмной стороны Луны, и той, кем она в тайне всегда желала быть.

Остальные пони смотрели на меня как на шизофреника, пока я выкладывал одну фанатскую теорию за другой. Я не виню их ни капли. Потому что честно не знаю, была ли хоть половина из мною сказанного правдой.

— И ещё, — добавил я, ибо Трикси, по-видимому, не была удовлетворена ответом, — кажется у Пинки есть Пинки-чувство, обнаруживающее иллюзии.

— Пинки... чувство? — переспросила Трикси в замешательстве.

— Агась. К примеру, я знаю, что на самом деле этот замок выглядит по другому. Он такая же иллюзия, — радостно ответил я.

— Технически, нет. Иллюзия – это когда ты создаешь изображение, не имеющее под собой основы. А это изображение наложено поверх существующего объекта, и правильнее его будет называть...

Заряд чистой магической энергии вылетел из рога Твайлайт Спаркл и ударил по замку, который задрожал и исчез.

— ...Чарами, — понизив голос, закончила фразу Трикси, уставившись на замок в полнейшем потрясении.

— А это было заклинание для развеивания иллюзий, — чуть самодовольно заявила Твайлайт. — И на чарах работает ничуть не хуже.

Моё новое Пинки-чувство тут же прекратилось, как только внушительное и липовое строение пропало. Настоящий Замок Пенумбра, без всех этих впечатляющих чар, оказался приземистой и унылой на вид башенкой, высотой примерно в три этажа и с чуть покосившейся деревянной дверью.

— Скайджи лично навела эти чары, — с трепетом в голосе прошептала Трикси.

— Итак, Трикси, почему ты пыталась напугать и прогнать нас? — непринуждённо бросила Твайлайт.

Трикси вернулась назад на землю.

— Кх-кхем. Ладно. Трикси хотела не дать вам встретиться с её госпожой. Она… принимает гостей. И сейчас неудачное время для встречи с ней, особенно для вас шестерых.

— Почему нет? — с вызовом спросила Рейнбоу Дэш. — Здесь тебе не сцена, Трикси. Будешь трепаться не по делу, и мы умывает твоей мордой пол, какие бы трюки ты там ни припрятала.

— В иное время я бы упрекнула Рейнбоу Дэш за её варварские угрозы, — проговорила обманчиво весёлым тоном Рарити. — Однако, я тоже помню то представление. И зелёные волосы, — закончила едироножка с нотками угрозы.

— Я считаю, что в твоих же интересах дать нам пройти, Трикси, — подала голос Эплджек, — у меня нет желания драться, но мы прошли слишком далеко, чтобы сейчас сдаваться. К тому же, наша подруга, вероятно, в беде. Мы обязаны увидеть Скайджи.

— Я те дам леденец, если пропустишь, — сказал я, протягивая ей один. Большой и с радужными завитушками, какой обычно только в мультиках увидишь.

— Откуда ты вытащила… — спросила Трикси, уставившись на крупногабаритное кондитерское изделие. — Неважно, нет. Я не могу позволить вам пройти. Вы не понимаете! Она в опасности, и всё это из-за вас! Если вы пройдёте… Я даже представить не могу, что станется с нею!

— Почему это она в опасности? — удивилась Твайлайт. И тут дверь башни распахнулась. Трикси вздрогнула и отошла от нас подальше.

— Из-за меня, — произнёс раздражающе знакомый голос.

Я вздохнул. Ну серьёзно, это начинает утомлять.

— Приветик, Доктор Страшноморд, — устало промычал я.

— Меня не так зовут, — отозвался он, сверкая глазами от ярости. И пафосно добавил: — И не “Доктор Шприц”.

— Серьёзно? Ты значит чейнджлинг или что-то в этом духе? — удивился я.

— Чейнджлинг? — спросил он, крайне удивленный этим изобличением. — Едва ли. Эти глупцы слабы, убоги. Я ни то, ни другое. И тем не менее я всего лишь презренный слуга своей королевы, и ничего больше.

— Нет, ты больше, — возразил я. — Ты ещё самый надоедливый и фиговый злодей из существующих.

Прищурив глаза, жеребец уставился на меня. Я мог разглядеть пульсирующую вену у него на лбу.

— Фиговый злодей? — повторил он, тихим, угрожающим тоном. — Не думай, что мои предыдущие поражения что-либо говорят о моей настоящей силе. Я использовал лишь малую долю своей истиной мощи и над чем ты смеёшься?!

Ох, я не мог сдержаться! Это было просто невообразимым клише!

— “Лишь… малую… долю...” — повторил я, захлёбываясь в приступе истерического смеха. — Блин, ты будто вычитал это всё в “пособии для злодеев из сёнэн-манги”! Это делает тебя убер-фиговым! Ты, типа, используешь лишь малую долю своей истиной фиговости!

Глаз пони начал дёргаться, а затем его лицом завладела маниакальная улыбка.

— Да неужели, — промурлыкал он с явной угрозой. — Может ты хочешь увидеть мои истинные способности?

— Да валяй, почему нет? — обронил я с улыбкой.

— Эм, Пинки… — с тревогой начала говорить Твайлайт, но я поднял копыто, не переставая хихикать.

— Подожди, Твайлайт. Я хочу увидеть, как сильно мне стоит жалеть этого беднягу.

Его рог засветился, и внезапно десятки, может даже сотни шприцев возникли, все удерживаемые в его магическом захвате, двигаясь и подрагивая, словно стайка невероятно остроносых рыбок. Пони позади меня ахнули в ужасе, и меня самого это чуток отрезвило. Как минимум, настолько, что я перестал посмеиваться.

— Смог бы “фиговый” злодей сотворить такое?! — триумфально воскликнул он.

— Ну… — задумался я, почесав подбородок копытом. — Раз ты только что смог, то, я думаю, что «да».

Он несколько секунд смотрел на меня, прежде чем заорать в ярости.

— Ты.. Агх!... Дя я тебя… Гррааагх!

Уууу, он та-ак разозлился, что еле связывал слова! Доктор сделал шаг вперёд и шприцы двинулись следом, мельтеша подобно разгневанным пчёлам.

— Я тебя до комы затыкаю! — завопил он, бурля от гнева. — Несносная маленькая пони! В тебе сейчас будет больше дырок, чем в подушечке для булавок! А после я...

— Усни! — велел я ему. Глаза жеребца на секунду стали размером с блюдца.

— Вот дерь...

*шлёп!*

Все шприцы попадали на землю вокруг него. И словно в знак превосходной иронии, часть из них воткнулась в его шкуру.

— Проще пареной репы, — улыбнулся я потрясённым поняшкам позади. — А теперь идём на встречу с этой ведьмой!

И с этим я развернулся и поцокал внутрь замка.