Автор рисунка: BonesWolbach
Еда здесь просто ужасна. Ладно, забейте.

Ну что же, я сбежал!

И бьюсь об заклад, вы хотите узнать, как я выбрался, да? Да? Ну тогда пристегнитесь... потому что это будет зубодробительная история!

А может и нет. Я не знаю. Но как по мне, это было потрясающе!

Я узнал немного больше о том, что происходит. Да, вместе с телом Пинки ко мне перешли и некоторые особенности её характера, но я не Пинки Пай. Я определённо был... не важно, какое на самом деле у меня было имя. Главное, что кто-то сделал всё это со мной. Может быть тот докторишка, может кто-то ещё. И я обязан разузнать, кто, как и зачем!

И для этого мне понадобятся союзники. К счастью для меня, у Пинки Пай целый отряд этих союзников! И к несчастью для меня, трое из них, вероятно, считают меня умалишённым. Поэтому в списке «пони, которые может быть выслушают меня, прежде чем сдадут властям» остаются лишь Рарити и Флаттершай.

ТихийГолосВГолове посоветовал мне начать с Флаттершай. Она определённо подходила на роль первой союзницы, и отнюдь не потому, что их с Пинки Пай озвучивала одна актриса. Но главная проблема в том... что я без понятия, где находится домик Флаттершай относительно Понивилля! Хех, я даже не знаю, где находится эта больница!

Но обо всём этом я буду волноваться позже. А сейчас... мне необходимо было выбраться из этой чёртовой палаты! Вот только у меня не было никаких идей, как это сделать.

Пинки Пай легко смогла бы сбежать, я в этом уверен. Эта пони выкинула бы что-нибудь дурацкое, дабы выбраться. Пробила бы, к примеру, стены палаты, или заболтала бы всех до смерти, или сделала ещё что-нибудь безумное. Вот только я не был Пинки, и поэтому ни на что из этого не был способен.

«Но может быть я способен, — подумал я. — Может мне для этого нужно всего лишь прикоснуться к своей внутренней «Пинки Пай»?»

И я начал медитировать. Я думал о вечеринках. Думал о веселье, радости и смехе. О моих друзьях на Земле и друзьях Пинки тут. Тортиках и мороженом, вечеринках с воздушными шариками и весёлых играх... Я даже не замечал (видимо, потому что сидел с закрытыми глазами), как медленно, но верно Пинкины хвост и грива завивались обратно, пока я был с головой погружён в размышления.

И внезапно, у меня возник план. И в его первом пункте было: выбраться из этой смирительной рубашки!

Как выяснилось, тело Пинки и в самом деле невероятно гибкое. Эта гуттаперчевая пони будто из ирисок сделана, или ещё чего. После недолгого катания по палате, пары матерных фразочек, «Свити Белльского елозанья по полу» в исполнении Пинки Пай, ну и ещё неистового ёрзанья, я смог наконец вылезти из чёртовой смирительной рубашки. Та-даа! Сам Гарри Гудини ничто по сравнению со мной!

Следующий этап плана был довольно прост. Нужно всего лишь собрать несколько элементарных вещей. Вырвать пучок волос из моего кудрявого хвостика и смести пыль на полу в кучку заняло немного времени, и я принялся за поиски бунзеновской горелки, когда услышал скрежет поворачивающегося в дверном замке ключа.

«О нет! Я же ещё совсем-совсем не готов! Мне ещё нужно найти тыкву, три свечки, банку рассола и шапочку с пропеллером!»

Двери открылись, и в палату вошёл санитар, неся в зубах поднос с моим ужином. Он не заметил меня, поэтому я решил сымпровизировать!

— План Б! — выкрикнул я, прыгнув на пони. Шокированный жеребец выронил поднос, и я тут же напялил смирительную рубашку ему на голову. Он отчаянно пытался стряхнуть её, и когда ему это удалось, я запихнул целую пригоршню (как копытами можно зачерпнуть пригоршню?) своего ужина в рот пони.

С глазами, полным сожаления, я опустил свой взгляд на лежащего санитара. Он еле дёргался, чувствуя во рту ужасный вкус размятого в пюре гороха.

— Мне жаль, — произнёс я с грустью, — но лучше ты, чем я.

Я покинул палату, тихо прикрыв дверь за собой. Операция: «Валим Из Дурдома» началась! Любой успешный план – хороший план, и всё такое!

И ясен понь, следующим этапом моего плана было: свалить из больницы. Шизо-пони-псина загавкала, когда я проходил мимо её палаты, но так как она и до этого гавкала почти без передышки, то я не слишком беспокоился насчёт того, что она могла меня выдать.

Я незаметно юркнул на ближайший лестничный пролёт в надежде добраться до первого этажа незамеченным. И только начал спускаться, как вдруг мой хвост задёргался как безумный. Этого было достаточно, чтобы споткнуться, вверх-тормашками перевернуться и кувырком вниз покатиться.

И ты, Пинки-Чувство? Грёбаное загадочное по-своей-воле-появляющееся чувство!

Но видимо я везунчик, потому что моё падение остановило что-то мягкое, что стояло в самом низу лестницы и издало «Ууф!» во время моего приземлении. Я поднялся на ноги и посмотрел вниз, увидев самого Доктора Врушку-Хрюшку, напоминавшего сейчас помятый мешок!

— Мисс Пай? — спросил остолбеневший доктор. Я тут же драпанул, не давая изумлённому пони возможности начать преследовать меня. Мои сумасбродные земнопоньские скоростные ноги быстро унесли меня из радиуса действия его ещё более сумасбродной единорогопоньской магии. Однако спустя буквально несколько секунд я услышал, как пони позади меня поднимает тревогу.

Нехорошо! И определённо не входит в мой план! В смысле, оригинальный план был прост:

1. Свалить из палаты

2. Свалить из больницы

3. Всё исправить

4. Пойти домой

Преследование санитарами не было частью моего плана. Конечно, я мог добавить это туда, например как «1.1. Преследование санитарами», но тогда нужно придумать, как освободить немного места для этого пункта. А хотя, это может будет не так уж и трудно: весь план и так лишь в моей голове... Стоп, почему я волнуюсь об этом именно сейчас? У меня ведь есть дела и поважнее!

Например, убегать от этих санитаров!

Три дня в крохотной палате не слишком сильно навредили Пинкиному быстрому бегу, поэтому я на полную использовал её способности, держась от преследователей на порядочном расстоянии. Я добрался до входных дверей больницы и выбежал наружу. Солнце ещё только начало клониться к закату. Разглядев вдалеке залитый предвечерним светом Понивилль, я врубил нитро и помчался, оставляя за собой лишь пыльный след.

Я слышал самые различные крики, исходившие от преследователей-санитаров, типа «Вон она!», «За ней!», или «Нам за это премию выдадут?», когда начал приближаться к окраине города. И, добежав до первых домов, тут же сбавил скорость, чтобы не привлекать ещё больше внимания.

Я всё продолжал улыбаться, но это была искренняя и радостная улыбка, полная противоположность той страшнющей улыбке, с которой я гонялся за бедной Дэш. Горожане улыбались мне в ответ, а некоторые даже махали копытами, пока я делал свой путь через городок! Либо у них память такая же короткая, как у золотых рыбок, либо никто им не удосужился сообщить, что я «безумен». Мне это кажется очень странным.

Тут же я встал столбом, а затем быстро юркнул в ближайший переулок, спрятавшись за бочкой с дождевой водой, потому что санитары во главе с Доктором Шприцем наконец прибежали и теперь в недоумении пытались понять, где я скрылся. Мне пришлось заткнуть рот копытом, чтобы не рассмеяться от растерянных выражений их мордашек!

И неожиданно на меня нахлынуло желание устроить небольшой розыгрыш. Я быстро одел на себя фетровую шляпку, шинель и напялил на лицо очки с носом и усами. Удостоверившись в том, что достаточно хорошо смог замаскироваться, я вышел из укрытия и подошёл к недоумевающим санитарам.

— Она побежала туда! — воскликнул я как можно более грубым и низким голосом. — Скорее, а не то сбежит!

Пони удивлённо уставились на меня, после чего доктор закричал:

— Лови её!

И санитары дружною толпой побежали в ту сторону, куда я указал копытом.

Блин, это было так весело! Я упал на спину, задрыгав ногами и рассмеявшись так сильно, что начал икать!

С хихиканьем и икотой, я продолжил свой путь по Понивиллю. Эти пони из больницы и Доктор Страшноморд вероятно будут искать меня по всему городу, поэтому лучше всего убраться отсюда как можно скорее. Тогда я смогу приняться за поиски домика Флаттершай! Вот только я не планировал снова заблудиться в этом до сих пор не слишком-то знакомом мне городе!

Я уже был готов бурчать в отчаянии, как вдруг увидел саму Флаттершай, медленно шедшую по улице. Какая удача! Такое чувство, что кто-то приглядывает за мной там, наверху, и следит, чтобы всё шло как надо!

Так что я перешёл в режим скрытности и начал следить за кобылкой. Мне как-то не хотелось столкнуться с ней посреди улицы: она ведь может запаниковать и привлечь к нам внимание. Поэтому я решил в тот момент, что лучше всего дождусь, когда она выйдет за черту города, и проследую за ней до её хижины. И вот там я попытаюсь поговорить с этой пони обо всём, что со мной приключилось.

Если мне удастся сделать Флаттершай своей союзницей, то она поможет мне убедить остальных пони. Одну за другой, я переведу всех подруг Пинки Пай на свою сторону, а после мы отправимся на борьбу со злодеем. Кем бы он\она ни был\была!

Я думал, что она пришла в город за покупками, но пегаска просто шла по городу. Я незаметно следил за нею, не снимая маскировку. Я прятался за разными вещами: почтовым ящиком, фонарём на верхушке фонарного столба, тележкой и под одним очень знакомым земным пони коричневого цвета, с кьютимаркой в виде песочных часов и торчащими как иголки у ёжика гривой и хвостом.

— Кхм, извините? — спросил жеребец, посмотрев на меня с тревогой.

— Не сейчас, Доктор! Я пытаюсь изображать заправского ниндзю!

— Но я не доктор. Меня зовут Тай...

— А ну цыц! — заявил я, заткнув копытом рот пони. — Если твоё имя не «Доктор», то я знать его ни желаю!

С ворчанием, он ушёл прочь, оставив меня без укрытия, так что я тут же нырнул в ближайший цветочный горшок.

Вот в этот момент я точно узнал окрестность. Определённо, Флаттершай направлялась в Дерево-теку, которую я так долго и мучительно искал в свой первый день!

Приблизившись к библиотеке, я пополз вдоль ствола дерева, пока не наткнулся на подходящее окно. Быстренько заглянув в него, я разглядел главную шестёрку (точнее пятерку) персонажей сериала, стоявшую внутри. Только что прибывшая Флаттершай получила кружку чая от улыбавшейся Рарити, в то время как хмурая Эпплджек стояла в сторонке, Рейнбоу Дэш висела в воздухе, скрестив передние ноги, а Твайлайт Спаркл что-то говорила.

Я прислонил ухо к стеклу и начал подслушивать.

— ...в любом случае, это всё, что я могу сейчас сказать, — сказала Твайлайт. — Да и то, что они не позволяют нам видеться с нею... как минимум странно! И все эти разговоры о прерывании её терапевтического курса... это же бессмыслица!

— Несмотря на то, что она сделала, безусловно, эти врачи зашли слишком далеко, — добавила Рарити.

— Я очень сильно волнуюсь за неё, — пробормотала Флаттершай. — Одна одинёшенька, заперта в этом месте...

Чувствительная пегасочка начала рыдать, и Рарити нежно похлопала её по спине.

Я вот задумался, а о ком они вообще говорят? Судя по всему, какая-то пони в беде!

— Мы должны сами взять и вызволить её оттуда, — сказала Рейнбоу Дэш. — В смысле, да, эта пони меня не слабо напугала, но она мой друг, и я не собираюсь просто оставлять её там!

— А я вот волнуюсь насчёт всей этой истории с «пришельцами», — хмуро произнесла Эпплджек. — Если это всё неправда, и она на самом деле верит в это, то да, ей нужна помощь. Но если она не врёт, то что тогда случилось с нашей Пинки Пай? Нам нужны ответы, и они не дают нам возможности их получить.

Они говорят о Пинки? Ой, да это же я! Ну, в каком-то смысле...

— Но мы не можем просто вломиться туда, — сказала так же нахмурившаяся Твайлайт. — Есть определённые правила и процедуры. Давайте я напишу письмо Принцессе; уверена, она сможет нам помочь.

— Три дня уже прошло. У нас нет времени на подобную волокиту! — заявила резко Рейнбоу Дэш. — Давайте просто ворвёмся туда, надерём крупы всем, кто попытается нас остановить и докопаемся до истины!

— Уху, ты офигенна, Дешуся!

— Эй, кто это крикнул?

У-уу-упс. Я это вслух сказал? Сдёрнув маскировку, я высунул голову в окно и посмотрел на пятерых пони, чьи эмоции варьировались от «в недоумении» до «сбита с толку».

— Привет всем пони! — поздоровался я, помахивая копытом. — Угадайте, кто сбежал из больницы?

Я торопливо запрыгнул через окно вовнутрь библиотеки и плюхнулся в кресло к тому моменту, когда эти несколько странных секунд неловкого молчания прошли.

— Пинки Пай! Как ты сюда попала? — удивлённо выговорила Твайлайт.

— Как заправский ниндзя!

— Нет, я в смысле... Забудь, — Единорожка посмотрела на меня тем взглядом, которым всегда одаривала выкрутасы Пинки. — Так, во первых... ты в порядке?

— Угу, на все сто, Твайлайт!

— Это хорошо. И... ты всё ещё утверждаешь, что являешься пришельцем?

— Агась! Хоть я и понимаю, что звучит безумно.

Твай вздохнула и начала тереть виски копытом.

— Должен быть какой-то способ узнать, правду она говорит, или на самом деле рехнулась, — сказала Дэш.

— Соглашусь, вся ситуация звучит слегка парадоксально, — вставила своё напыщенно большое словцо Рарити, — но после всего, через что мы прошли, однозначно есть вероятность того, что это не ложь. Помните Дискорда?

— Но я на самом деле говорю правду, народ! Пинки-Клятву даю!

— Ага, но если ты безумна, то фактически не будешь лгать, считая весь этот вымысел с перемещением в чужое тело правдой! — заметила Рейнбоу Дэш. Какая удивительная проницательность. Видимо чтение пошло ей на пользу.

— Уууу, точно подмечено, Дэши. Но я то знаю, что не безумен!

— Пожалуйста, перестань использовать слово «безумна», — сказала раздражённая Твай. — Я собираюсь осмотреть тебя, Пинки Пай, или какое там у тебя имя. Не против?

— Да без проблем. И... Твайлайт?

— Да?

— Спасибо тебе за то, что готова попытаться и поверить мне, даже несмотря на свои сомнения, — сказал я с радостной улыбкой на губах. Немного поколебавшись, кобылка улыбнулась в ответ.

А после легонько прикоснулась своим рогом к моему лбу, и фиолетовая аура окружила меня. Вся такая волнистая! Спустя примерно минуту, Твайлайт с задумчивым видом отступила на шаг от меня.

— Ну так что? — спросила Рейнбоу. — Она пришелец или правда безу... кхм... чокнулась?

— «Чокнулась» ничем не лучше слова «безумна», Рейнбоу Дэш, — заметила Твайлайт, — и... я не уверена. Я чувствую что-то не то, но... Нет, не могу определить точно.

— Она определённо ведёт себя как Пинки Пай, — с сомнением произнесла Эпплджек, — Не, я конечно не говорю, что она врёт, но я прост думаю, что раз она из другого мира, то и вести себя должна... скажем так, по другому.

— Эй, может быть я и пришелец, но мозги у меня Пинки Пайкины, — отметил я. По крайней мере, именно к этому оправданию пришёл я, когда пытался осмыслить причину своего странного поведения.

Твай вздрогнула от одной этой мысли, Рарити пробормотала что-то утешительное в мою сторону, а Флаттершай, прикрыв копытом рот, ахнула, явно в ужасе от произнесённого.

А вот Рейнбоу лишь залилась смехом.

— И каково это, а? — спросила с издёвкой фыркавшая от смеха пегаска.

— Ну как минимум интересно, — буркнул я. — Слушайте, может мне лучше рассказать свою историю? Так может быть вы сможете получить некоторые ответы.

Все пони согласились, что это хорошая идея. Я попросил какой-нибудь еды у Твай, перед тем как начать свой рассказ, и вверг в шок всю пятерку кобыл описанием еды, которой меня кормили эти несколько дней. И в мгновение ока, передо мной появились тарелка печенья, пара кусков торта, буханка хлеба и огромное блюдо с салатом.

Ровно двадцать секунд спустя я откинулся на спинку стула со счастливым вздохом и в удовлетворении похлопал себя по сытому животику.

— Она и ест точь в точь как Пинки, — сказала Рейнбоу Дэш, уставившись на пустые тарелки передо мною с чем-то, напоминавшим благоговейный трепет.

Я улыбнулся пегаске и принялся рассказывать свою историю, начав с...

Эй, подождите-ка секундочку. Я только сейчас задумался: откуда у меня появилась та маскировка?!