Параллель

Два мира, столь похожие и столь разные одновременно. У них было единое начало , но они пошли разными путями. И вот отнажды , после долгих лет разлуки они вновь встретились....

Five Nights at Pinkie's. Марионетка.

Не все так просто, как кажется.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Ксенофилия: Блюз Кантерлот

Принц Блюблад — бесполезный дворянин. Он всегда был бесполезным дворянином. Но Блеклое Поветрие ненадолго сделало его полезным дворянином. Ему нужно с кем-то это обсудить, но где найти кого-то, достаточно знатного? А как насчёт наместника Кантерлота? И пойдет ли этот разговор на пользу? В конце-концов, это же Блюблад… События рассказа происходят после "Исхода Блеклого Поветрия".

Принц Блюблад Человеки

Творожная загадка Стойла Два

Один из эпизодов жизни Литлпип в Стойле во время, когда она еще не получила кьютимарку, в котором также объясняется, откуда в Стойле Два брался творог и другие кисломолочные продукты.

ОС - пони

Сад красных цветов.

Над спокойно существующим царством нависает угроза уничтожения. Что должна сделать главная героиня, чтобы предотвратить всё это?

Хроники семьи Джей: Сила потомков

Спокойная жизнь в Эквестрии вновь нарушена. Единорог-изобретатель, многие тысячелетия назад сосланный в Тартар, снова вернулся в мир магии,намереваясь захватить власть! Элементы гармонии утеряны, принцессы Селестия, Луна, Каденс и Твайлайт бессильны перед злодеем. И внезапно раскрывается секрет талантливого единорога, который может повернуть ход великой битвы за Эквестрию...

ОС - пони

Страшный лес или как Эйнджел сошел с ума

Эйнджел заболевает и сбегает от Флаттершай.Ей придется пойти в Вечнодикий Лес чтобы отыскать и вылечить его.....Но это только начало!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Энджел

Doctor Whooves

Попав в очередную передрягу, Доктор обнаруживает себя в неизвестном ему мире, регенерировавшим в пони...

DJ PON-3 Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия

Аллагро Кин

Герой рассказа - ихтиопони, чья жизнь должна проходить в океанах, вдали от поселений. Но он рожден на суше. Как же живет он, к чему стремится, что преодолевает? Возможно, в будущем Аллагро еще поделится с нами воспоминаниями о своих приключениях и достижениях.

ОС - пони

Берри Панч и подруги

Берри Панч как всегда сидела в своем баре в Понивилле и вдруг встретила старых знакомых.

Трикси, Великая и Могучая Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия Бэрри Пунш Колгейт

Автор рисунка: MurDareik
Ну что же, я сбежал! Знаете, а здесь страшновато.

Ладно, забейте.

Серьёзно. Забудьте о той маскировке. Я не знаю, откуда она появилась. И мне плевать, как она у меня появилась! Я собираюсь просто забыть об этом на время и удовлетвориться простым ответом: «Это всё Пинки Пай, и я не обязан объяснять дерьничего.»

И поэтому вместо того, чтобы париться о камуфляже, я начал рассказывать пятёрке кобыл о всех трудностях и лишениях, что пережил за эти дни. О походе в магазин, катастрофической нехватке лампочки, всей истории с «Посмотрел в зеркало на стенде и...»

И конечно Твайлайт почти сразу отметила, как много я знаю о них и о Эквестрии, и спросила, как такое возможно. Мне пришлось объяснить, что такое «телевизор». Я описал это устройство как окно, сквозь которое можно было наблюдать за другими мирами. Знаю, это не совсем правда, но мне не хотелось устраивать диспут на тему мультсериала и всего остального.

Я решил, что если расскажу этой пятёрке о том, что в нашем мире они являются вымышленными персонажами, то пони ужасно переволнуются. Но я не ожидал, что мысль о том, как за каждым их шагом следит инопланетная раса, перепугает их ничуть не меньше. Мне пришлось добавить, что нет, мы могли наблюдать за ними... где-то двадцать две минуты в неделю, и только двадцать шесть недель в год, да и когда они занимаются чем-то интересным. Не знаю точно, как сильно утешит кобылок эта новость.

«Не, ну серьёзно. Я что, смог добраться до межпространственной кладовки, в которой Пинки Пай хранила свои маскировки? Или может я создаю материю из ничего с помощью силы своего воображения?»

Они были не до конца убеждены, да и Дэш со своим весомым аргументом, что сбрендившая Пинки Пай может нарушить Пинки-Клятву заставляла их ещё больше сомневаться в моей искренности. Но я не отчаивался, потому что пони согласились помочь мне разобраться со всем и держать подальше от больницы.

Вот с тем, что поведение местного доктора Шприцетыка было немного странным, согласились все без исключения. Кобылки узнали о каких-то «людях» только с моих слов, но им тоже показалось очень подозрительным, что он расспрашивал обо мне всех, кроме ближайших друзей Пинки.

Рарити лучше всего выразилась, когда сказала:

— Кажется, будто он пытался отыскать достаточное количество доказательств в пользу своей надуманной причины, по которой тебя держали взаперти.

Да! Всё было именно так! Молодец, Рарити!

«И кстати, а что ещё есть в этой межпространственной кладовке? Дневник Пинки Пай? Бесконечный источник печенек? Пати-пушка?»

Ну и конечно, вся пятёрка волновалась о том, что же случилось с настоящей Пинки Пай, если вся эта история с пришельцами на самом деле была не выдумкой. Я заверил всех, что в физическом плане мой мир довольно безопасный: никаких хищников, чудищ и других тварей. И добавил, что у меня с собой были деньги, которых Пинки хватит на покупку еды на несколько дней. Так что если предположить, что она не станет искать приключений на свою голову, то она будет более-менее в порядке.

Сказать, что поняшки сомневались во мне, значит ничего не сказать, но я ни капельки не винил их за это.

«И что насчёт тех очков с усами и шнобелем? Не, ну шапку я могу понять, да и шинель более-менее вписывалась, но зачем пони могут понадобиться очки Граучо Маркса?»

Да будь ты проклят, мозг-мятежник! Я не хочу думать об этом!

Как бы там ни было, мы обсудили наши дальнейшие действия и составили подобие плана. Вскоре Рейнбоу Дэш улетела в направлении Вечнодикого леса. Её задача заключалась в том, чтобы наведаться к Зекоре и убедиться, что там всё в порядке, и что я могу остаться у неё на день-два. Это нужно было, чтобы держать меня подальше от Понивилля на то время, пока Твайлайт пишет письмо Принцессе и ждёт её помощи в «урегулировании данной ситуации».

Вот теперь я вынужден думать об этом! Не могу же я просто взять и выйти в люди (то есть в пони), мне нужно моё прикрытие!

Я попытался силой мысли вызвать свою шикарнейшую маскировку и понял, что не могу! В прошлый раз мне она даже не требовалась, я просто хотел разыграть санитаров, но сейчас, когда она была мне жизненно важна, я понятия не имел, как её достать!

Я вкратце рассмотрел как вариант «прикоснуться к своей внутренней Пинки Пай» ещё раз, но если честно, то хотел бы воздержаться от этого, если только не будет крайней необходимости. Просто я до сих пор боюсь, что потеряю из-за этого свою личность и совсем пинкнусь!

«А вот интересно, ты на самом деле поступаешь как Пинки, или просто пытаешься вести себя как она?» — язвительно спросил вновь появившийся ТихийГолосВГолове.

Точно подмечено, Голос. Очень точно. И я собираюсь засунуть этот твой вопрос прямо сюда, в список «вещи, о которых лучше не думать, потому что от них голова болит», но я всё равно потерплю неудачу и буду о нём думать.

Ах да, и ещё кое-что. Я решил не рассказывать подругам Пинки Пай о ГолосеВГолове. Зачем предоставлять им ещё одно доказательство того, что «Пинки ку-ку»?

Рарити великодушно (хе-хе-хе) предложила достать одежду, чтобы спрятать мою очень розовую, бросающуюся в глаза натуру. И всё закончилось тем, что меня нарядили в синенькое платьишко с рюшечками, которое скрывало почти всё тело. У него, кстати, был очень высокий воротник, закрывавший большую часть мордашки, по крайней мере с боков. И в довершение образа, модельерша нахлобучила на меня шляпку, похожую на обезумевший свадебный торт.

Тот факт, что я уже несколько дней провёл в теле ярко-розовой кобылки, подразумевал, что моя мужская гордость давным давно сдалась и перестала протестовать против подобных унижений, а сейчас просто хныкала в уголке в моей голове, пока я одевал на себя модненькое платьице.

— Ты выглядишь просто обворожительно, дорогуша! — произнесла очень гордая за себя единорожка.

— Спасибо Рарити, — сказал я. И тут же: — Ай!

Не проделав и двух шагов, я тут же шмякнулся мордой об пол.

— АААААА! Это психо-платье сейчас сожрёт мои ноги!! Снимиего, снимиего, снимиего!!! — завопил я, панически закружившись и перепугав Флаттершай, быстро спрятавшуюся за укрытием в лице Эпплджек.

— Стой! Ты его испортишь! — Рарити скомандовала, и я тут же перестал размахивать конечностями и почувствовал стыд за своё поведение. Пони аккуратно помогла мне выпутаться из злополучного платья и подняться на ноги.

— Простите, — робко начал я извиняться, — просто я совсем не привык к этой одежде.

— Там, откуда ты родом, вы совсем не носите платья? — спросила Эпплджек, с осторожно выглядывавшей из-за её спины Флатти.

— Не-а. Ну то есть... представительницы женского пола... моего вида... иногда носят такие наряды, но не мужчины.

— Постой постой, — сказала Твай, косо посмотрев на меня. — Так ты не только пришелец, да ещё и пришелец жеребец?

Флаттершай потихонечку начала прятаться обратно за ЭйДжей.

— Не жеребец, а парень, но... Да?

— Агрх! Это уже слишком чудно! — заявила Твайлайт, снова начав тереть виски копытом.

— Слушай, я сам это знаю. Ты только представь каково мне!

— Ой, не надо, — проворчала единорожка.

— Ну что сказать, я не осознавала, что заставляю тебя насильно наряжаться в платье, но ты всё равно выглядишь превосходно, дорогуша! — сказала неожиданно поднявшаяся с пола Рарити.

Стоп, а какого сена она вообще там внизу делала? А, подождите-ка, она выправила подол моего платья-убийцы, чтобы оно не смогло в следующий раз взять и поймать меня за ноги. Мило!

Вскоре Рейнбоу Дэш вернулась и после того, как достаточно поржала надо мной в платье с рюшем и шапочкой-тортиком, сообщила, что Зекора будет только рада предоставить мне приют в своей хижине на столько, сколько нужно.

Ура, я отправляюсь в жуткий лес смерти!

Флаттершай смогла пересилить свою стеснительность и разрешила мне вернуться вместе с ней в её дом. Рарити решила присоединиться к нам и составить компанию. По крайней мере, она так сказала, но думаю, она вызвалась, чтобы присмотреть за Флатти и своим платьем, что одолжила мне.

Прогулка по вечернему Понивиллю оказалась занимательным опытом. Пони закрывали магазины, мимоходом болтали друг с другом, и всё сбавляло обороты. Это был другой вид деятельности, более спокойный по сравнению с тем, что был утром.

Рарити и Флаттершай шли по обе стороны от меня и прижимались так близко, что напоминали мне яркие держатели книг. Ну а я в это время взволнованно осматривался по сторонам. Не буду вам врать, но даже после всего случившегося, я всё равно был в восторге от того, что находился в Понивилле! И если бы я не был заперт в Пинкином теле, и по пятам за мной не гонялся бы шизик шприцелюб, то с радостью провёл бы здесь несколько деньков, слоняясь по улицам и любуясь местностью. Это же так здорово!

— Пинки, прекрати! — шикнула вдруг Рарити, вырвав меня из транса. — Ты привлекаешь внимание!

— Прекратить что? — спросил я, искренне недоумевая.

— Ты... хм... подпрыгиваешь, — ответила Флаттершай.

Ах да... Упс! Пока мы шли, я полностью перешёл с обычного шага на обычные скачки Пинки. Думаю, это объясняет, почему некоторые так смотрят на нас. И почему у меня сквозит под платьем. И почему дома прыгают вверх-вниз. «Не пались, чувак!»

Я изо всех сил сосредоточился на том, чтобы идти как можно спокойнее, но стереть широкую улыбку с мордашки у меня не получилось.

— Ты определённо рад тому, что находишься здесь, — заметила Рарити. — Даже не знаю, почему. Это ведь всё тот же старый, добрый Понивилль.

— Вот именно. Это же Понивилль! Ты даже представить себе не можешь! В смысле, я хотел любоваться этим местом по телевизору круглые сутки, но никогда не думал, что на самом деле попаду сюда! Это настолько суперски-невероятно, что я еле сдерживаю себя!

Единорожка посмотрела на меня как на какого-то психа.

— Это всего лишь Понивилль, — снова она заметила, — а вот если говорить о Кантерлоте...

Я застыл как столб и подумал: «Уууу, Кантерлот! Пока я здесь, я должен обязательно смотаться туда и посмотреть...»

«Нет, просто нет, — сказал я самому себе, — мы ни на что не отвлекаемся. Ни на какие достопримечательности не заглядываемся. Помни план! Ты сейчас на пункте 3: «Всё исправить», понятно тебе?»

Мы продолжили наш путь и очень скоро дошли до миниатюрного домика Флаттершай. И, честно, народ, я даже не знаю, что сказать вам. Это был определённо её дом, и выглядел он именно так, как я и представлял, но... да что скрывать, тут ужасно воняло! Прямо как на скотном дворе, хоть я ни разу и не бывал на скотных дворах, и поэтому не знаю, какой на самом деле там запах. Но я предполагаю, что там попахивает ничуть не лучше.

— Тут... миленько, — выдавил я, пытаясь сдержать рвотные порывы из-за стойкого запаха животных, которые делали свои «дела» по всему хорошо удобренному двору при доме.

«Заметка на память: Пока ты здесь, смотри под ноги!»

— Спасибо тебе, — улыбаясь, вымолвила жёлтая пегаска.

Ааа, ладно, ради этой её улыбки я бы вытерпел любую гадость. Она была такая... не знаю. Согревающая душу. Мне хотелось обнять стеснительную пегаску. А еще стошнить от запашка. И зайти наконец в хижину! Я очень надеялся, что там смрад будет намного меньше.

Так мы прошли вовнутрь, и мои надежды оправдались: запашок был намного лучше, хоть и с примесью пуха и перьев. Эй, а я только сейчас понял: у Пинки Пай нет аллергии на животных! Если бы я был тут в своём человеческом теле, то лежал бы на полу с опухшими глазищами и задыхался!

Но конечно, если бы я был в своём теле, то давно бы отправился домой и ни о чём не волновался.

Внутри нас ждала целая куча зверюшек, и все они смотрели на нас, выглядывали из скворечников, и нор в стенах, и клеток, и много чего. Кажется, они застеснялись при виде гостей. Я увидел много разных животных, большинство из которых мне были незнакомы (Эй, я простой парень, а не какой-нибудь натуралист! Я даже походы ненавижу!). Ой, у Флатти был даже малюсенький крокодильчик! Который выглядел прямо как... постойте секунду...

— Гамми! — закричал я от радости, после чего подбежал к крокодилёнышу и попытался погладить. За это беззубая мелочь укусила мою ногу. — Ты решила приютить его у себя? — спросил я.

— Ну... хм... да. — Пегаска уставилась в пол и начала ковырять его копытом. — Надеюсь, ты не возражаешь?

— Конечно нет! — сказал я ей. — Я так ужасно волновался за него! Спасибо, что позаботилась о малыше, пока я был... ну, ты знаешь, взаперти.

— Ох, да ничего. Это было не хлопотно, — ответила она и ещё раз улыбнулась мне.

Н-няя!

— Так, давай теперь снимем с тебя этот наряд, — сказала Рарити, магией оторвав крокодильчика от моей передней ноги.

— Почему бы и нет, Рарити! Давай, вперёд! — произнёс я, захлопав ресницами перед её носом.

Она удивлённо остановилась, а потом уставилась на меня.

— А ну прекрати, — скомандовала пони, после чего начала вынимать меня из платьица с рюшками с помощью телекинеза.

— О нет! — наигранно завизжал я. — Т-ты не должна! Нет, только не перед Флаттершай! Рарити! Куда ты там полезла? Иии-ик! Только не надо ещё и юбку задира-а-ать! Аах, тебе не нужно быть такой настойчивой! Подумай только обо всех малюсеньких невинных зверьках, что будут на нас глазеть!

И с каждой моей фразой мордашка Рарити сменяла цвет на всё более и более глубокие оттенки красного, но я уверен, что это от злости, а не со стыда. Ну а Флаттершай просто стояла и... хихикала втихаря. Ура! Я заставил Флаттершай рассмеяться! Это стоило телекинетического подзатыльника от возмущённой Рарити, который она дала мне после того, как вытрясла из платья.

— А шапочку можно оставить? — спросил я, указав копытом на белую чудную штуковину, всё ещё покоившуюся на моей голове. Рарити отобрала её без лишних слов.

— Ну блиииин...

— Иногда мне кажется, что я тут единственная разумная пони, — проворчала единорожка, но я успел заметить улыбку в уголках её рта, пока она клала шляпку в коробку, которую модница захватила с собой.

Флаттершай выдала мне комплект запасных седельных сумок, которые были набиты водой и едой. Они отправляли меня на встречу с дикой природой не с пустыми копытами, радость то какая! Мы вышли наружу, и жёлтая кобылка показала мне нужную тропу.

— Так, если ты пойдёшь прямо сейчас и не будешь сворачивать с тропы, то доберёшься до Зекоры к заходу солнца. — сказала она. — Ты уверен, что не хочешь провести ночь тут? Днём лес намного безопаснее.

— Уверен, на все сто, — ответил я. Как бы мне ни нравилась Флаттершай, ночёвка в зверинце звучала... не слишком приятно. — Да и в конце концов, Эпплблум же навещает иногда Зекору, так? А я человек в теле взрослой кобылы! Уверен, со мной ничего не случится!

Она сомневалась, но решила обнять меня на прощание. Рарити тоже обняла меня, видимо уже оправившись от инцидента с платьем.

— Будь осторожен там.

— Не волнуйся, Рарити, я буду в полном порядке!

Заверив пони, я пошёл по тропе в лес. И десяти минут не прошло, как я убегал от мантикоры, спасая свою шкуру.

— Ааааааа! — орал я в ужасе, сматываясь на всех скоростях.

Что-то задёргалось в моём теле, и у меня возникло желание отпрыгнуть влево. Я последовал инстинкту, и мантикора вонзилась когтями туда, где я был мгновение назад. Зарычав, тварь встряхнулась и продолжила погоню.

Уже темнело, и я еле-еле мог различить тропу в траве. Наверное именно поэтому я споткнулся об корень и растянулся на земле. Зверюга рявкнула и начала угрожающе приближаться.

Я знаю, о чём вы сейчас подумали, потому что я подумал о том же самом: Пинки меня никогда не простит, если её тело сожрёт мантикора на ужин!

В этот момент какое-то зелёное облако обволокло дикую тварь. Она завизжала и помчалась прочь, не успев отведать моего многострадального крупа.

— Судьбу благодари за то, что я тебя нашла, — сказала моя спасительница. — Друзей бы огорчила весть о том, что ты мертва.

Зекора! Ох, я никогда в жизни так не радовался при виде зебры! Она помогла мне подняться, за что я поблагодарил её, и она ответила «да без проблем» (но другими словами и в рифму).

Прогулка по лесу с Зекорой до её дома была наверное самым не-кульминационным моментом моей истории, поэтому даже описывать её не буду.