Автор рисунка: Stinkehund
11 Замок Кошмара 13 Слава Королеве

12 Матерь Кошмара

— Даж не верится, что Никс оказалась Найтмэр Мун. Это... Это как если бы мои яблочки поголубели — такая же чушь,— прокомментировала Эпплджек.

— А я не могу поверить, что ты всё это время была в курсе и ничего нам не сказала! — распалялась Рэйнбоу Дэш, обвиняюще указывая на Рэрити.

— Такой тон совершенно ни к чему, Рэйнбоу Дэш! — защищалась модельерша. — Твайлайт заставила меня пообещать, что я никому не расскажу. Что я должна была сделать? Предать её доверие? Мы не думали, что Никс способна на что-то подобное, и вы не единственные, для кого случившееся стало ударом, — она повернулась к библиотечной лестнице и более мягким тоном продолжила: — Твайлайт... она просто раздавлена. Она не перестаёт плакать с тех пор, как Найтмэр исчезла. Мне пришлось нести бедняжку всю дорогу до дома и самой уложить её в постель.

— Думаешь, она оправится? — спросила Флаттершай.

— Я... Я не знаю, — призналась Рэрити. — Она слишком тяжело переживает случившееся.

— Я б удивилась, если б было иначе. Она любила эту кобылку, будто та была её родня, — заметила Эпплджек.

— Я бы попыталась её взбодрить, но я умею взбадривать пони только вечеринками, а Твайлайт вечеринка сейчас не нужна... — сказала Пинки Пай голосом, которому заметно недоставало её обыкновенного энтузиазма.

— Это точно, — согласилась Рэрити. — Сейчас Твайлайт нужно лишь время. Но я уверена, что она скоро снова придёт в норму.

— Лучше бы уж так! — пробурчала Рэйнбоу Дэш, порхая над головами подруг. — Найтмэр Мун ожила! Значит, мы снова должны её остановить, а Элементы Гармонии без Твайлайт не сработают!

— Рэйнбоу! Тсссс, она ж тебя услышит! — осадила подругу Эпплджек. Тем не менее даже несмотря на то, что подруги начали говорить тише, эхо их разговора свободно разлеталось по тишине в домике-дереве. Проносясь по лестнице, их слова достигали и спальни, и ушей её хозяйки.

Твайлайт лежала в изголовье своей кровати. Её глаза отекли и покраснели, а подушка промокла от слёз. Глядя в окно на далёкую луну, она сжимала в объятиях фиолетовый жилет, погнутый ободок и разбитые очки. Эти три вещицы — всё, что осталось в центре Понивилля после того, как Никс превратилась в Найтмэр Мун; всё, что осталось от неё у Твайлайт. Это было слабым утешением.

Твайлайт знала, почему она это сделала — почему согласилась, чтобы Селестия забрала Никс, и правда терзала её, как параспрайты корзинку с яблоками. Принцесса Селестия была её наставником. Иные сказали бы, что она относилась к принцессе как ко второй матери, принимая во внимание то, как близки они были в её школьные годы.

И когда одна из пони, которым ты доверяешь сильнее всего на свете; пони, которая, кажется, всегда права, говорит тебе, что ты должна расстаться с дорогой тебе кобылкой, отказаться не получается. Она пыталась возражать, но Принцесса Селестия была непреклонна. Спорить с ней было всё равно, что пытаться сдвинуть само солнце — непосильная для неё задача.

Так что какая-то часть Твайлайт подчинилась. Какая-то её часть согласилась со словами принцессы. Но в то время, как рациональная сторона её сознания сдалась, всё остальное в ней кричало, чтобы она продолжала бороться. От этого внутреннего конфликта Твайлайт отключилась, будто контуженная.

А потом её позвала Никс — позвала свою маму, и только тогда, когда стало уже слишком поздно, Твайлайт поняла, какой же она была идиоткой. Она попыталась догнать и остановить принцессу, но Никс было уже не вернуть. А теперь... Теперь всё, что осталось от кобылки, — это пара её вещей, которые она изо всех сил прижимала к своей груди.

Но они никогда не заменят ей Никс.

Сильнее, чем вернуть эту кобылку, Твайлайт желала только одного. Она хотела сказать, что сожалеет. Она просто хотела произнести эти слова, и не важно, будет она прощена или нет. При этом единственной пони, которой она могла бы их сказать, была Найтмэр Мун, а Твайлайт не имела ни малейшего представления о том, где та находится. Она просто исчезла. Поисковая операция эквестрийской армии не принесла никаких результатов: Найтмэр Мун и культисты не оставили никаких следов. Будто они просто растворились в воздухе.

Твайлайт и сама испробовала несколько заклинаний, пытаясь отыскать Найтмэр: магический кристалл, заклинания поиска — ничего не помогло. Ей оставалось только предположить, что культ намеренно скрывает местонахождение Найтмэр Мун, чтобы их укрытие не отыскали принцессы.

— Эй, а я говорила тебе, что узнала, кем был тот шпион? — донёсся с первого этажа голос Пинки Пай, возвращая её внимание обратно к разговору подруг.

— Шпион? Что за шпион? — спросила Эпплджек.

— На Дне учёбы и игр был шпион, — ответила Рэйнбоу Дэш. — Пинки гонялась за ним, пока он не заморозил её своим Взглядом.

— Ага, — кивнула Пинки, — а знаете, кто это был? Тот пони официант из кафе, Хорт Кюзин. Я видела, как он стоял среди тех гадких пони из культа. Я узнала его по гриве и тем чудо-юдским бирюзовым глазам.

— Пинки, у них... Эм... Там у всех были бирюзовые глаза, — заметила Флаттершай.

— Я знаю, но всё равно, это был он, — сказала Пинки. — Когда он на меня смотрел, у меня зачесался нос и повисли уши. Это значит, что меня кто-то узнал, а кроме него на меня никто не смотрел.

— Ну, блин, — вздохнув, покачала головой Эпплджек, — тут волей-неволей задумаешься, сколько ж пони вокруг работали на этих чокнутых.

— Я согласна, Эпплджек, но уверена, что к завтрашнему утру мы узнаем весь состав этого гадюшника, — фыркнула Рэрити. — Хотя лично я предпочла бы сейчас даже не думать об этом.

Рэйнбоу Дэш что-то ответила, но Твайлайт уже не слушала, она была сосредоточена на своей магии. Сияя рогом, она сложила несколько вещей в свои сумки, после чего открыла окно. Затем единорожка спрыгнула на небольшой балкон, и, опустившись на землю в облаке собственной магии, галопом унеслась в темноту ночи.
~~~

Через несколько минут Твайлайт была у дома Хорт Кюзина. Холостой официант жил в нескольких кварталах от ресторана, в котором работал. Единорожка знала это потому, что однажды он задержал книгу, и ей пришлось идти за ней к нему домой. Твайлайт подошла к входной двери и, даже не пытаясь как-то скрываться, пробила себе путь с помощью магии.

Изнутри дом производил приятное впечатление. Тут было тепло, уютно и очень чисто, чего Твайлайт никак не ожидала от обиталища культиста. Однако она явилась сюда не затем, чтобы осматривать интерьер. Она поднялась по лестнице, в единственную спальню в доме. Затем волшебница подошла к кровати и распахнула свои седельные сумки. Из недр сумок влекомые её магией выплыли несколько предметов: зачарованная карта Эквестрии, несколько гладких камней и книга "Мастерство поиска: магические кристаллы и заклинания поиска" — всё это единорожка разложила на кровати.

Раскрыв книгу на заложенной странице, Твайлайт прочла инструкцию, расстелила на кровати Хорта карту, и прижала её углы камнями, чтобы та не сворачивалась. Затем она стала обшаривать комнату. Она пораскрывала все ящики, проверила шкаф и обыскала каждый угол, собирая украшения, рисунки и вообще всё, что было достаточно маленьким, но при этом казалось личным.

Когда вокруг её головы собралось солидных размеров облако из различных предметов, Твайлайт снова обратила взгляд к книге и перечитала инструкцию. Она магически подготовила карту, надеясь, что хотя бы одна из собранных ею вещей имеет для Хорта большое личное значение. Этого должно быть достаточно, чтобы узнать, где сейчас находится официант.

По крайней мере, Твайлайт изо всех сил цеплялась за эту надежду. Если они защитили от магии поиска только саму Найтмэр Мун, то возможно, ей удастся выследить кого-нибудь из культистов.

Каждый из собранных ею предметов она подносила к карте и накладывала на него заклинание. Большая часть предметов отзывалась на это лёгким свечением, а некоторые даже начинали указывать на карту, однако ни один из них не дал однозначного результата.

Все опробованные предметы Твайлайт без лишних церемоний отбрасывала в сторону, пока, наконец, не получила положительную реакцию. Когда она наложила своё заклинание на старые карманные часы, от них к карте протянулась тоненькая линия света. На губах Твайлайт расцвела улыбка: заклинание указывало в точку неподалёку от Понивилля.

Бросив висевшие в воздухе предметы, Твайлайт положила часы на книгу заклинаний. Сияя рогом, она извлекла из сумки ещё одну карту и расстелила её поверх первой. На новой карте был изображён Понивилль и его окрестности. Единорожка быстро разгладила её, одновременно зачаровывая.

После этого Твайлайт схватила часы и снова наложила на них заклинание поиска. Вновь появилась линия, и теперь она указывала на окраину города. Твайлайт также заметила, что линия перемещается, а это означало, что и Хорт Кюзин тоже куда-то движется.

Наклонившись к карте, Твайлайт отмечала след Хорта — он удалялся от Понивилля. Затем, как только линия указала на заброшенные шахты, где добывались драгоценные камни, заклинание перестало работать, и линия исчезла. Твайлайт несколько раз моргнула и посмотрела на карманные часы, пытаясь понять, что она сделала не так. Она попыталась повторить заклинание, но линия появилась лишь на мгновение и снова исчезла. Всего несколько причин могли объяснить, почему заклинание начинало работать и тут же останавливалось, но правдоподобной казалась только одна.

Заклинание блокировали.

Твайлайт быстро пометила иголкой ту точку, куда указало заклинание, и собрала свои вещи. У неё было направление, предчувствие как действовать, и этого ей было достаточно. Она направилась к дверям, даже не оглянувшись на беспорядок, который остался в комнате после неё. На самом деле она даже улыбнулась, представив, как хозяин вернётся домой и увидит, что его спальню обыскали. Это была её маленькая месть за то, что он шпионил за ней, её подругами и Никс.

Впрочем, Твайлайт не стала слишком долго раздумывать о Хорте. Солнце уже начинало всходить, и ей не хотелось, чтобы её перехватили подруги или ещё какой-нибудь случайный пони. У неё были дела. Глядя строго вперёд и нахмурив брови, она зашагала в направлении старых шахт.
~~~

— Твайлайт... Сахарок, ты проснулась? — спросила Эпплджек. Она и остальные решили провести ночь в библиотеке, на случай если Твайлайт понадобится их помощь или нападёт Найтмэр Мун. Элементы Гармонии у них были при себе — их доставили в Понивилль через несколько часов после того, как у них под боком посреди ночи появилась зловещая Лунная Кобылица. Только Твайлайт была исключением. Она даже смотреть не хотела на свою тиару Элемента Магии, но Спайк положил её в прикроватный столик единорожки, чтобы она была под копытом, если понадобится.

Эпплджек подошла к кровати и обратилась к бугорку под одеялом:

— Сахарок, я знаю, ты костеришь себя за то, что случилось, но нельзя ж просто так лежать и терзать себя. Мы должны разобраться с Найтмэр Мун, пока она не напала на принцесс, а без тебя нам никак.

Твайлайт не ответила, и спустя несколько напряженных мгновений Эпплджек протянула копыто, чтобы легонько ткнуть подругу, которая, похоже, ещё спала. Но когда копыто погрузилось в бугорок глубже, чем должно было, зрачки Эпплджек сузились, и она сорвала одеяло.

На том месте, где Эпплджек ожидала увидеть Твайлайт, находилось несколько замещавших её подушек, к одной из которых была прикреплена записка:

К тому времени как вы это прочтёте, я буду уже далеко. Простите, что ушла, никому не сказав, но иначе я не могла. Я должна найти Найтм Никс мою дочь. Я должна попытаться убедить её остановиться.

И ещё мне нужно кое-что сказать, чтобы облегчить душу, а я могу сказать это только ей одной. Всё, в чём она меня обвиняла прошлой ночью, — правда. Я предала её. Я её подвела. Я ошиблась.

Я не знаю, куда пойду, и сомневаюсь, что вернусь. Я не жду, что вы поймёте, почему я так поступаю, но я должна ещё раз увидеть Никс. Я должна убедить её остановиться и сказать, как сильно я сожалею, даже если она мне не поверит.

Искренне ваша,

Твайлайт Спаркл

— Конские пёрышки! — выругалась Эпплджек. — Твайлайт, девочка моя, что ж это ты вбила себе в голову?!
~~~

Твайлайт выглянула за угол и увидела в тоннеле двоих стражников. После того как Твайлайт добралась до опустевших шахт на окраине Понивилля, она быстро сообразила, что ей нужно спуститься вниз по обширной сети вырытых алмазными псами тоннелей. Несколько часов проплутав по шахтам, она чуть было не наткнулась на пару патрульных стражников. Её чуть не засекли, но зато теперь она знала, что попала куда нужно.

Сами стражники были грубой пародией на дворцовую стражу Кантерлота. Броня у них была такого же типа и цвета, как у ночной стражи, хотя и выглядела более мрачной благодаря удачным вкраплениям чёрного. Кроме того, как и у солдат Принцессы Селестии, эти доспехи были зачарованы на изменение внешности пони, которые их носят. Шкурки крепко сбитых жеребцов были неприятного, почти болезненного серого цвета, а их глаза имели такой же заострённый вертикальный зрачок, как у Найтмэр.

После этого чуть не состоявшегося столкновения Твайлайт шла очень осторожно, боясь натолкнуться на новый патруль. Теперь, однако, на её пути стояли двое бдительных стражников, которые охраняли дверь, преграждавшую проход в тоннель. И Твайлайт понятия не имела, что за этой дверью. Там могло быть логово Найтмэр Мун, или казармы стражи с целым взводом солдат.

Твайлайт спряталась обратно за угол. Через пару секунд, которые понадобились ей, чтобы проглотить ком, вставший у неё в горле, и собрать всю свою храбрость, она выдернула торчавший из стены драгоценный камень и швырнула его дальше в тоннель. Камень ударился о каменный свод и издал бряцающий звук, за которым последовало, как ей показалось, бесконечное эхо.

Когда несколько напряженных мгновений спустя стражники не пришли поглядеть, в чём дело, Твайлайт рискнула ещё раз высунуться из своего укрытия и увидела, что единороги даже не шелохнулись. Они стояли неподвижные, как статуи; двинулись только их уши — в этот раз они стояли торчком и смотрели вперёд. Её попытка отвлечь солдат от двери только насторожила их, и от осознания этого факта Твайлайт раздраженно стиснула зубы.

— Хорошо, попробуем по-другому, — прошептала Твайлайт, зажигая рог. Ей придётся действовать быстро, но возможно, это сработает. В очередной раз выглянув из-за угла, Твайлайт выпустила заряд магии. Он достиг двери и, набрав силу, сработал.

Тяжелая деревянная дверь резко раскрылась внутрь и ударилась о каменную стену. Несмотря на выучку, двое стражников подскочили на месте и обернулись посмотреть, кто открыл дверь. Твайлайт тоже смотрела туда, но по другой причине. Во-первых, теперь она могла убедиться, что по ту сторону двери не было стражников. Но помимо этого, она ещё изучала коридор и как бы зарисовывала его в своей голове. Она постаралась запомнить всё до мельчайших деталей, пока стражи не закрыли дверь, и ей не пришлось снова скрыться за углом.

После этого Твайлайт выждала несколько минут в своём укрытии, чтобы убедиться, что стражники не пойдут её разыскивать, и, когда никто не пришёл, стала восстанавливать в своей голове картинку коридора с той стороны двери, пытаясь вспомнить каждую мелочь. Затем она призвала свою магию и исчезла во вспышке.

Завершив заклинание, Твайлайт не открывала глаз и не решалась сделать вдох. Она боялась, что ошиблась — переместилась не с той стороны двери, прямо перед теми двумя солдатами. Когда же она поняла, что никто не пытается её схватить, то решилась осмотреться и улыбнулась. Она телепортировалась как раз туда, куда хотела — в коридор за дверью.

Миновав стражей и освоив новый трюк на случай будущих препятствий, Твайлайт продолжила свой путь по тоннелю. Долгое время он вел прямо и заканчивался поворотом направо. Добравшись до этого изгиба, Твайлайт осторожно заглянула за угол и чуть не вскрикнула от увиденного.

Перед ней простиралась огромная выдолбленная в цельной скале пещера. Вверх она тянулась, наверное, на двадцать или тридцать этажей, а в ширину могла бы вместить несколько городских кварталов. Но ещё более впечатляющим было сооружение внутри этой пещеры. В этом огромном гроте высился замок, изящный и пугающий одновременно. Шпиль его самой высокой башни едва не касался свода пещеры.

Твайлайт почти не сомневалась в том, что нашла замок Найтмэр и уже начинала сожалеть, что не взяла с собой подруг. Однако она быстро выкинула эти мысли из головы. Приведи она сюда подруг, им бы пришлось сражаться с Найтмэр Мун и применить к ней Элементы Гармонии, а участвовать в этом ей не хотелось.

Она разыскивала Найтмэр не для того.

Не желая идти напролом, Твайлайт затаилась в тоннеле, из которого пришла, и стала наблюдать за многочисленными патрулями, выглядывавшими из бойниц высоких замковых стен. Как будто недостаточно было толщи земли над пещерой, замок окружала ещё и оборонительная стена, отчего путь Твайлайт становился только сложнее.

Она перебрала в уме множество вариантов, как подобраться к замку, но каждый из них в итоге выглядел безнадёжным из-за патрулей. Тогда Твайлайт вспомнила приём, которым пользовалась только что. Стражники скорее всего не ожидали появления пони, способной телепортироваться, поэтому она стала высматривать место, подходящее для телепортации.

Выбор единорожки пал на балкон самой высокой из башен, и за один скачок она с небольшой вспышкой переместилась в намеченное место. Завершив телепортацию, волшебница рискнула обернуться, чтобы убедиться, что её не заметили, и заодно улыбнулась всей охране замка. Если она вернётся, расскажет об этом трюке Принцессе Селестии. Её наставница без сомнений с интересом послушает о том, с какой лёгкостью пони проникла в тщательно охраняемый замок, просто скача от места к месту с помощью заклинания телепортации.

Но пока она отложила эту мысль в сторону и просунула голову в комнату, к которой примыкал балкон. Похоже, эта комната существовала лишь затем, чтобы обеспечить выход к балкону. На расписном потолке тут было изображено ночное небо, а на полу — карта Эквестрии. При этом комната была напрочь лишена всякой мебели. Досадно было видеть, как попусту простаивает такое прекрасное помещение, но Твайлайт не стала размышлять об этом слишком долго. Она пошла вперёд к лестничному колодцу и начала спускаться вниз, к остальному замку.
~~~

Твайлайт чувствовала себя уже совсем не так уверенно. Продвигаться по замку получалось медленно. Ей приходилось скрываться от проходящих мимо стражников, а идти иначе как медленным шагом она не осмеливалась. Бег галопом или даже просто громкий вздох могли привлечь внимание солдат или прислуги. Твайлайт считала простым везением то, что её до сих пор не обнаружили.

Замедлял её и тот факт, что она шарахалась каждой тени. Коридоры замка освещались зачарованными драгоценными камнями, закрепленными во вмонтированных в стены металлических держателях. Они давали неплохое освещение и подходили для этого места куда лучше факелов, которые быстро задушили бы замок своим дымом. Камни между тем имели обыкновение периодически мерцать. От этого вокруг начинали плясать тени, и Твайлайт часто подскакивала на месте, потому что ей казалось, что это на неё набросился стражник.

Но несмотря на всё это, Твайлайт находила в себе силы продолжать свои поиски. Она должна была найти Найтмэр Мун, даже если вероятность того, что её поймают, возрастала с каждым мигом.

К тому же Найтмэр вовсе не сидела на месте, ожидая, пока её найдут. Она легко могла уйти в ту часть замка, которую Твайлайт уже осмотрела, тем самым затруднив поиски ещё сильнее. Собственно, Твайлайт начинала подумывать о том, чтобы попробовать отыскать личные покои Найтмэр. Там она могла бы просто дождаться, пока Найтмэр Мун останется одна, а затем выйти из укрытия.

Твайлайт уже повернула обратно, чтобы поискать спальню Найтмэр на верхних этажах, когда до неё донёсся цокот копыт. Вращая ушами и прислушиваясь, она огляделась: шаги доносились из коридора впереди неё и приближались. Кто-то шёл; ей нужно было спрятаться.

Развернувшись, Твайлайт как можно тише и как можно быстрее направилась к ближайшей двери и открыла её. Убедившись, что в внутри никого нет, она скользнула за дверь и притворила её обратно, погрузив комнату во мрак. Какое-то время она не дышала и стояла в кромешной темноте совершенно неподвижно. Она даже не решалась зажечь свой рог, боясь, что стражники почувствуют её магию или увидят свет.

Она отошла от двери, слушая приближающиеся шаги. В этот момент её копыто чего-то коснулось, и ей пришлось прикрыть рот копытом, чтобы не вскрикнуть.

Шаги по-прежнему приближались, но Твайлайт не могла больше спотыкаться в потёмках. Она зажгла рог и повернулась посмотреть, что же она задела. Это был кусок грубой ткани, выкрашенный в оранжевый. Он выглядел почти как нога пони, но в дырке на одном конце проглядывала ватная набивка.

Но этот кусок ткани не был единственным. Свет рога Твайлайт проследовал за небольшой полоской ткани и осветил большую кучу в углу. Оттуда крестиками своих глаз на неё глядели несколько набитых ватой кукол. Почти каждая кукла была обезглавлена или искалечена как-то ещё, и все они были похожи на Твайлайт или её подруг.

Единорожка задышала чаще и отшатнулась от этой кучи, будто там были свалены останки настоящих пони. Она упёрлась задом в дверь, отчего та лязгнула петлями, и тут же прикрыла рот, чтобы не закричать. Их было так много. Солдаты Найтмэр, должно быть, тренировались на них, и они тренировались убивать.

— Что это было?

Паника Твайлайт усилилась во сто крат, когда цокот копыт стал громче. Стражники услышали её и теперь шли, чтобы сделать с ней то же, что сделали с куклами. Ей нужно было спрятаться.

Дверь в комнатку открылась спустя несколько мгновений, впустив внутрь свет из коридора. В проёме показались двое солдат Найтмэр Мун. Один их них зажёг рог и вошёл, чтобы обыскать комнату, в то время как второй остался сторожить выход.

Стражник собрал свет от своего рога в конус и стал осматривать кучу из тренировочных чучел. Он шагнул поближе и начал рыться в них копытом, но тут его позвал второй:

— Пойдём, нам нужно найти Спелл Нексуса. Королева Найтмэр Мун желает его видеть.

Первый раздражённо фыркнул, но всё-таки кивнул. Он повернулся, вышел в коридор к напарнику и закрыл дверь. Кладовку вновь поглотила тьма, но продержалась она не долго, потому что из кучи изодранных кукол вскоре пробился лучик света.

Твайлайт, чтобы спрятаться от стражи, в последнем отчаянном рывке нырнула в кучу тряпичных пони. Было жутковато лежать среди изувеченных частей кукол, похожих на неё саму и её подруг, но это был шанс остаться незамеченной. Впрочем, теперь её желание укрыться от стражников сменилось желанием последовать за той парочкой, которая чуть её не нашла.

Они сказали, что Найтмэр Мун хочет видеть Спелл Нексуса, и Твайлайт невольно задалась вопросом, что он делал в замке. Она знала его ещё со времён Школы Селестии для одарённых единорогов. Она помнила, как его повысили с профессора до директора. Единственное, что Твайлайт могла предположить — это то, что его недавно похитили. Найтмэр Мун или её солдаты, вероятно, хотели получить от него какую-то информацию. Возможно, они собирались пытками выбить из него планы магической обороны Кантерлотского замка или хотели разузнать об уязвимостях принцессы.

Выбравшись из вороха ваты и тряпок, Твайлайт быстро подошла к двери, открыла её и вышла в коридор. Она не могла позволить, чтобы Спелл Нексуса пытали. Она должна помочь ему бежать. На самом деле, его побег пошел бы на пользу. Нексус мог бы рассказать принцессам, где скрывается Найтмэр. Он мог бы помочь спланировать и подготовить их нападение. К тому же он был единорогом с талантом к магии. Возможно, он смог бы овладеть её Элементом и восполнить Элементы Гармонии, потому что Твайлайт сомневалась, что сможет покинуть замок после встречи с Найтмэр Мун.

Имея в голове только обрывки плана, Твайлайт следовала по коридору за стражниками. Она шла как можно осторожнее, стараясь не отставать от них. Она даже пошла с ними шаг в шаг. Так звук её шагов сливался с шагами жеребцов, что позволило ей преследовать их до тех пор, пока они не подошли к какой-то двери.

Спрятавшись за статуей Найтмэр Мун, Твайлайт проследила за тем, как стражники вошли внутрь. Она стала дожидаться их возвращения и тут обратила внимание на служившую ей укрытием статую. Это изваяние изображало Найтмэр Мун с жуткими, похожими на клыки зубами. Она держала жеребёнка, на лице которого был иссечён безмолвный крик. Это напомнило Твайлайт о старой небылице, которую рассказывали на Найтмэр Найт: если отдашь Найтмэр Мун часть своих конфет, тогда она тебя не сожрёт.

Твайлайт вздрогнула и помолилась про себя, чтобы Найтмэр не пала до пониедства.

Внимание Твайлайт привлёк звук закрывшейся двери. Стражники вывели Нексуса и пошли рядом по обеим сторонам от него. Они удалялись от укрытия Твайлайт, и все трое шли к ней спиной. Лучшей возможности может и не представиться.

Призвав свою магию и глубоко вдохнув, Твайлайт провела быструю атаку, состоявшую из четырёх приёмов. Сперва она телепортировалась за спину солдатам и схватила Спелл Нексуса за хвост. Потом она потянула его на себя, чтобы он не стоял между стражей. Затем, когда солдаты обернулись посмотреть, что произошло, она с помощью магии столкнула их шлемы, на что те отозвались неприятным бряцаньем. Наконец, нейтрализовав стражников и подхватив Нексуса заклинанием телекинеза, Твайлайт быстро ретировалась.

Она бежала, свернула за угол и продолжала бежать. Она всё бежала и бежала, боясь, что стражники висят прямо у неё на хвосте. Наконец, она рискнула оглянуться через плечо, чтобы проверить, нет ли за ней погони. Только тогда она сбавила темп и смогла отдышаться. После чего, воззвав к своей магии, телепортировала себя вместе с Нексусом.

Они переместились в самую высокую башню замка Найтмэр Мун, в ту же комнату, куда в первый раз переместилась Твайлайт. Как и тогда, в комнате было пусто, и, облегчённо выдохнув, она опустила Нексуса на пол.

— Хорошо, думаю, теперь мы в безопасности.

Слегка запнувшись, Спелл Нексус поднялся на ноги. Какое-то время он держал веки закрытыми, а когда открыл, взглянул на Твайлайт своими графитно-серыми глазами.

— Твайлайт Спаркл?

— Всё хорошо, — сказала Твайлайт. Она подошла к нему и положила копыто на плечо. — Я не знаю, почему вас похитили, но вам больше незачем волноваться. Я могу вытащить вас отсюда.

— Но мисс Спаркл, как, во имя Эквестрии, вы тут очутились? — спросил Спелл Нексус. — Как вы вообще нашли это место?

— Моя подруга, Пинки Пай, узнала, что один пони из Понивилля по имени Хорт Кюзин был членом этого чокнутого культа, — быстро объяснила Твайлайт, развернувшись и зашагав к балкону. — Так что я наложила на его вещи заклинание поиска и увидела, что он шёл к заброшенным шахтам, а потом вдруг исчез. Я подумала, что заклинание перестало работать, потому что его что-то блокировало, поэтому я решила осмотреть эти шахты. Оттуда я шла по тоннелям алмазных псов, пока наконец не добралась сюда.

Нексус пошёл за Твайлайт. С волнением и тревогой, звеневшими в его голосе, он спросил:

— Но как вы прошли мимо стражников?

— О, это было легко, — ответила Твайлайт. Она опёрлась передними копытами на перила и выглянула наружу. Патрульные стражники, казалось, как и прежде занимались своими обычными делами, а значит, солдаты, которых она атаковала, ещё не успели поднять тревогу. — Я знаю заклинание телепортации, поэтому, когда мне было нужно, я просто перемещалась мимо стражников. Так я и собираюсь вытащить вас отсюда. Я перенесу вас вниз, к выходу из грота. Оттуда вы попадёте в ходы алмазных псов. Вам придётся самому искать выход на поверхность, но я уверена, что вы справитесь.

— О, могу вас заверить, мисс Спракл, — надменно произнёс Нексус, — в этом нет никакой необходимости.

— Что вы имеете в...
БУМ

Твайлайт почувствовала, как что-то твёрдое ударило её по затылку, и мир в тот же миг унёсся от неё прочь. Она могла бы упасть с балкона, но Нексус подхватил её своей магией и оттащил подальше от края. Он встряхнул копытом, которым только что ударил единорожку, и тщательно убедился, что та без сознания. Тогда он обернулся и, когда его глаза снова стали бирюзовыми, закричал что было сил:

— Стража!

На крик Нексуса к балкону, на котором он стоял, взлетели шесть стражников-пегасов. Хлопая крыльями, они приземлились и склонили свои головы.

— Вы звали, брат Нексус? — спросил один из них.

Кивнув, Нексус указал копытом на двоих пегасов, что стояли слева от него.

— Вы двое, ступайте вниз и найдите этих двух жалких салаг, которые подпустили к себе Твайлайт Спаркл и дали себя оглушить. Доставить их в коридор перед моим кабинетом.

Пегасы кивнули и взлетели, а Нексус повернулся ко второй паре.

— Вы двое, разыщите наших лучших магов и скажите, что нужно доработать наши защитные заклинания. Понивилль тоже нужно закрыть от заклинаний поиска.

— А вы двое, — произнёс единорог, указывая на двух оставшихся стражников и переводя копыто на Твайлайт, — хватайте её и тащите в темницу.

Пегасы кивнули, подхватили единорожку и понесли её бессознательное тело в недра замка. Нексус шел за ними в нескольких шагах, не сводя глаз с Твайлайт и широко улыбаясь.

— Моя королева будет очень рада узнать, что тебя схватили, Твайлайт Спаркл. Однако прежде чем я преподнесу тебя ей, у нас с тобой будет долгий славный разговор. Не хотим же мы, чтобы у нас тут завелись ещё единороги вроде тебя, так ведь?
~~~

Двое слуг, стоявших у входа в тронный зал, раскрыли огромные двери и быстро поклонились вошедшей Найтмэр Мун. Потратив час на то, чтобы привести себя в порядок, прихорошиться и облачиться в доспехи, она вернулась в своём знаменитом пугающем обличье. Её шёрстка была вычищена так, что сверкала словно обсидиан. На ней снова красовалась её королевская броня, а глаза, в качестве финального штриха, были подведены фиолетовыми тенями.

Тем не менее кое-чего всё же не хватало: её кьютимарки. Бок по-прежнему пустовал, и этот факт до невозможности смущал Найтмэр Мун. Она была полновозрастным аликорном, королевой и при этом — пустобокой. Тому, конечно, были и уважительные причины, и разумные объяснения. Самая распространённая теория из тех, что предлагали Нексус и его подчинённые, гласила, что её старая кьютимарка была на самом деле кьютимаркой Принцессы Луны, а теперь они две разные пони, и таланты у них, возможно, тоже разные. Смысл в этом был, но это слабо помогало ей обуздать свой гнев.

Разумеется, Нексус не стал упускать такую возможность и непрерывно ей льстил. Он был уверен, что её кьютимаркой будет корона или что-то столь же величественное, и что метка проявится, как только она займёт своё законное место королевы Эквестрии. Временами он даже чересчур старался ей угодить, но Найтмэр Мун не могла не признать, что от его слов ей становилось легче. Кьютимарка появится в своё время, а пока у неё были другие важные заботы.

Например выяснить, почему Нексус так широко улыбается.

— Моя королева, в ваших новых доспехах вы выглядите просто блистательно, — любезно заметил Спелл Нексус, когда Найтмэр Мун села на трон.

— Благодарю, — безразлично ответила Найтмэр. — Ваши кузнецы отлично поработали.

 — Превосходно поработали, моя Королева. Это меньшее, чего вы заслуживаете.

— Бросьте эту вашу лесть, Нексус, — ответила Найтмэр Мун, закатив глаза. — Лучше расскажите, остались ли у меня ещё какие-нибудь дела на сегодня?

— Только один вопрос, Ваше Высочество, — ответил Нексус, улыбаясь во весь рот. — Вернее не вопрос, а приятные новости.

— Новости? — вскинула бровь Найтмэр Мун.

— Привести её!

По сигналу Нексуса двери в боковой стене тронного зала открылись, и в зал вошли двое стражников. Между ними волочилось тело. Пони была ещё жива, но вся в следах от побоев. Солдаты бесцеремонно положили её у подножия трона Найтмэр Мун и отошли в сторону.

— Мы поймали её в одном из коридоров замка. Судя по всему, она прокралась сюда одна, — объяснил Нексус, глядя на единорожку. — Довольно глупый поступок, особенно если учесть, что она, как говорят, самая сообразительная среди её подруг.

Нексус хихикнул над собственной колкостью, но Найтмэр Мун сидела неподвижно, словно камень. В груди у неё перехватило дыхание, а взгляд не сходил с фигуры избитой пони, лежавшей перед ней на полу. Это была Твайлайт Спаркл, и было похоже, что последний копытопашный бой она проиграла. Её грива и шёрстка были растрёпаны, а всё тело покрывали мелкие порезы и царапины. Особенно досталось её правому глазу: он сильно опух, как будто она получила тяжёлый удар по лицу.

— Встань перед своей королевой! — гаркнул Нексус, поднимая единорожку с пола своей магией. Внезапное движение, видимо, вывело Твайлайт из ступора, и она попыталась сопротивляться: начала вяло перебирать ногами и изо всех оставшихся сил тряхнула головой. Эти попытки выглядели скорее жалко, чем угрожающе, и Нексус рассмеялся. Затем ради собственного извращённого удовольствия он отпустил Твайлайт, развеяв свой магический захват, когда единорожка висела в полуметре от пола.

Твайлайт повалилась на пол как тряпичная кукла и взвыла от боли, причинённой жёстким приземлением, однако через пару мгновений попыталась подняться. Она встала перед Найтмэр Мун, хотя и только на трёх ногах. Правую переднюю ногу она держала поднятой — наступать на неё было больно.

— Итак, как вы с ней поступите, моя Королева? — нетерпеливо спросил Нексус. — Могу только представить, какие пытки вы для неё приготовили. Ох, а потом, когда вы повеселитесь, её обезглавят? Или, может, более понятным народу жестом будет повесить её?

Тон Найтмэр Мун был ровным и холодным, но её слова разлетелись по залу, будто гром во время безжалостной бури:

— Оставьте нас.

— П-простите, моя Королева? — спросил Нексус.

— Оставьте. Нас, — повторила Найтмэр Мун, метнув на Нексуса яростный взгляд. — И нас не должны тревожить, пока я не позову тебя.

— К-конечно, — пробормотал Нексус и галопом понёсся прочь. По пути он приказал выйти остальным пони, хотя большинство из них и так слышали команду Найтмэр. Примерно через минуту все они вышли, и последним вышел Нексус. Он скрылся позади дверей главного входа, прикрыл их за собой и с громким щелчком закрыл на замок.

Найтмэр Мун сидела неподвижно, пока не убедилась, что они с Твайлайт остались наедине. Тогда она встала с трона и широко расправила крылья. Тень от неё упала на Твайлайт, единорожка попятилась назад, а в её невредимом глазу показался ужас.

— Что ты тут делаешь? — с омерзением спросила Найтмэр Мун. — Ты пришла, чтобы попытаться очистить меня, как в прошлый раз? Ты пришла, чтобы воспользоваться Элементами Гармонии и спасти Эквестрию? Ты пришла уничтожить меня?

Твайлайт попятилась от грозного аликорна и прижала ушки к голове.

— Я... Я... Я...

Найтмэр Мун топнула копытом и опустила голову до уровня глаз единорожки.

— Почему ты здесь!?

— Я пришла сказать, что сожалею! — Твайлайт выпалила эти слова так быстро, насколько позволил рот.

Её слова назойливым эхом разнеслись по залу, но Найтмэр Мун осталась спокойна как скала. Какое-то время она просто смотрела на единорожку, но затем отошла назад, сложила крылья и уселась обратно на свой трон.

— Уже слишком поздно для извинений.

— Но...

— Даже не пытайся мне лгать! — закричала Найтмэр Мун. — Я насквозь вижу все ваши хитрости. К тебе прилетела Селестия, вы поговорили, и вот она уже заходит на кухню библиотеки. Она заводит сладкую песню о том, что хочет показать меня доктору, чтобы убедиться, что я здорова, и о том, как я проведу ночь в замке и даже увижу твою старую комнату. Конечно, я была достаточно наивна, чтобы поверить ей, но ты-то знала, что происходит. Ты знала и поэтому даже глаз не могла поднять, когда она вела меня к двери. Вы с ней сговорились против меня — так же, как и сейчас! Ты знала, что у неё на уме, и ты. Даже не попыталась! Её! Остановить!

— Прошу тебя, Никс, мне жаль!

— Меня зовут не Никс. Я Найтмэр Мун, — строго поправила она.

— Ты можешь звать себя, как захочешь, — успокаивающим тоном произнесла Твайлайт. — Найтмэр Мун, Королева Луна, Императрица Эквестрии. Для меня ты навсегда останешься Никс.

Слова звучали мило, искренне, но утешение, которое Твайлайт пыталась дать Найтмэр Мун, только ожесточило её взгляд.

— Ох, какие сантименты, Твайлайт Спаркл. Жаль, что ты не была столь сентиментальна, когда Селестия забирала меня. И вот что я думаю насчёт этого: тебе хотелось, чтобы она меня забрала.

— Нет, Никс, я не...

— Не марай это место своим враньём! — перебил единорожку рёв Найтмэр. — Ты видела, кем я была, и как бы ни старалась это отрицать, ты боялась той, в кого я могла превратиться. Ты позволила Селестии меня забрать, чтобы забыть обо мне и вернуться к своей мелкой счастливой жизни. Вернуться и притвориться... сделать вид, будто меня никогда и не было...

— Я боялась. Я признаю это, — начала Твайлайт, пытаясь себя оправдать. Она сделала ещё несколько неуверенных шагов к Найтмэр Мун. — Принцесса Селестия тоже боялась, и... и она убедила меня отпустить тебя с ней, чтобы она могла устроить проверку. Она просто хотела убедиться, что ты не представляешь угрозы для Эквестрии. Принцесса Селестия никогда не собиралась забирать тебя навсегда.

Найтмэр Мун отвела глаза от Твайлайт, и холодным, равнодушным, но в то же время необычно тихим голосом сказала:

— Это просто сладкая ложь и ничего больше.

— Нет, Никс, это правда, — уверяла единорожка. — Я не хотела, чтобы Селестия забирала тебя. Я услышала, как ты зовёшь меня и попыталась её остановить. Я выбежала за вами из библиотеки, но споткнулась, а потом колесница была уже слишком далеко. Я пыталась остановить её, Никс... Пыталась..

— Трогательная история, но не более того, — сухо отрезала Найтмэр Мун. — Какие бы намерения у тебя ни были, это твои поступки запустили ту цепь событий. Поступки, которые причинили мне вред, и за которые ты не получишь прощения.

— И не думай, что я забыла всю ту ложь, которой ты забивала мне голову, — продолжала Найтмэр Мун. — После того фестиваля ты сказала, что я не Найтмэр Мун, что я могла никогда и не быть ей. Что ж, будь это правдой, мы бы тут не сидели, верно? Скажи мне, ты врала ради меня или ради себя? Ты пыталась отрицать правду, которая смотрела тебе прямо в лицо, или, может, хотела меня помучить? Я угадала? Ты просто хотела помучить меня прелестями нормальной жизни перед тем, как я снова стану той, кем мне предназначено было стать?

Твайлайт покачала головой.

— Нет, Никс, я не врала. Ты не была Найтмэр Мун тогда и не обязана быть ей сейчас.

Найтмэр Мун опустила на Твайлайт полный презрения взгляд.

— Я вижу, ты до сих пор продолжаешь себя обманывать, раз можешь говорить, что я не Найтмэр Мун, мне в моём нынешнем обличье.

— Никс, пони сами решают, кем им быть, — настаивала Твайлайт, а в нотки её голоса вплелось отчаяние. — У всех у нас есть выбор. Ты будешь Найтмэр Мун, только если захочешь ей быть, а моя Никс не стала бы делать всего этого. Она бы не захотела захватывать Эквестрию и заставлять своих друзей беспокоиться.

Из губ Найтмэр вырвался пресный смешок.

— Беспокоиться? Это самая жестокая твоя шутка, Твайлайт Спаркл. Пони не так глупы, чтобы беспокоиться обо мне.

— Неужели? А мне на ум приходят целых три, — резко ответила Твайлайт и сделала ещё один шаг вперёд. — Три Метконосца — твои самые близкие подруги.

В сознании Найтмэр Мун вспыхнули воспоминания. Скуталу, как и Твайлайт, была среди толпы в ту ночь, когда завершилось её возрождение, и тоже смотрела на неё без страха. Вместо него её глаза были полны беспокойством, растерянностью и печалью.

Найтмэр фыркнула и отвела глаза от Твайлайт, не в силах больше выдержать взгляд её жалобных, умоляющих глаз.

— Им нужно уяснить, что их подруга больше никогда не вернётся, что она исчезла навсегда.

— Но она не должна исчезать, — возразила Твайлайт. — Никс, тебе не обязательно...

— Хватит! — хрипло вскрикнула Найтмэр, расправив крылья, но ей удалось сдержать порыв эмоций. Она сделала глубокий сдох, сложила крылья, села обратно на трон и взглянула поверх Твайлайт на двери тронного зала. — Нексус! Стража!

Спелл Нексус и стражники появились спустя секунду после того, как их позвали, галопом прибежали к трону и поклонились своей королеве.

— Что прикажете, Ваше Высочество?

— Если Твайлайт Спаркл останется под нашей стражей, Элементы Гармонии не будут представлять угрозы. Селестия и Луна беззащитны, — гордо произнесла Найтмэр Мун, высоко подняв голову. — Нам остаётся дождаться подходящего момента, чтобы нанести наш удар Благородным Сёстрам.

— Нет! — сказала Твайлайт с выражением паники на лице. Это было лицо пони, чей отчаянный манёвр провалился, чьи последние надежды ускользнули прямо из её копыт. Это было лицо, на которое не решалась взглянуть Найтмэр Мун и вместо этого вцепилась взглядом в Спелл Нексуса.

— Скоро я полечу в Кантерлот, чтобы захватить страну, но сегодня я хочу вернуться в свои покои и отдохнуть.

Нексус наклонился ещё ниже в своём поклоне, так, что его нос почти коснулся пола.

— Конечно, Ваше Превосходительство. А что вы прикажете делать с Твайлайт Спаркл?

— Ты уже достаточно сделал, Спелл Нексус, — вскипая от недовольства, процедила Найтмэр Мун.

Грубый тон королевы заставил Нексуса с удивлением приподнять голову.

— В-ваше Величество?

Найтмэр Мун снова встала и раскрыла крылья, только на этот раз она выпустила на волю свои мрачные тени, которые стали окружать Спелл Нексуса, заставляя его съёжиться от страха.

— Ты что, напрочь забыл о моих приказах?

— Ваше Величество, я...

— Позволь, я освежу тебе память, — резко прервала его Найтмэр Мун. — Я говорила тебе, что если вы обнаружите хоть кого-нибудь из носителей Элементов Гармонии, то их нужно схватить невредимыми, а Твайлайт Спаркл привести ко мне немедленно.

— Ваше Высочество, вы должны понять...

— Молчи, глупец! — взревела Найтмэр. — Я отдала тебе всего один простой приказ, а ты и его не смог выполнить в точности! Назови мне хоть одну причину, почему я не должна лишить тебя за это головы!

— Моя.. м-моя Королева, я... Я-я... — запинался Спелл Нексус. Он пытался найти оправдания своим действия, но язык отказывался его слушаться. Когда маг не смог справиться даже с этим, он пал ниц и поклонился так низко, как только мог. — Простите, Ваше Высочество, я лишь хотел поступить так, как было бы лучше для вас. Нам нужно было узнать, как Твайлайт Спаркл проникла в замок, но она бы ничего не сказала, если бы мы не... убедили её. Умоляю, будьте милосердны.

Какое-то мгновение Найтмэр Мун молча смотрела на Нексуса яростным взглядом. Затем она фыркнула, отвернулась от него и зашагала обратно к трону.

— Я прощу смертный грех, что ты признал, при условии, что следующий мой приказ ты выполнишь безукоризненно.

— Всё что угодно, Ваше Высочество, — отчаянно проговорил Нексус.

Найтмэр Мун развернулась и села на трон, осторожно сложив крылья.

— Отведите Твайлайт Спаркл в темницу, в одиночную камеру. Её ранами должны заняться наши лучшие врачи. Убедись, что у неё есть хорошие одеяло и подушка. Также, пока она в нашем плену, её должны хорошо кормить, и не только хлебом и водой. Ей должны приносить нормальную еду, которую ты сам стал бы есть, Нексус.

Прежде чем заговорить, единорог несколько раз растерянно моргнул.

— Н-но Ваше Высочество. Она...

— Ты оспариваешь мою волю, Нексус? — прогремела Найтмэр Мун. — Твайлайт Спаркл безнадёжно провалилась. Её глупая попытка сыграть на моих чувствах потерпела крах, и своим поражением она только приблизила нашу победу. Теперь она опасна для меня не более, чем простой муравей, и я разберусь с ней, когда у меня будет свободное время, и когда я сама захочу этого. А до тех пор ты будешь исполнять мои приказы и ухаживать за ней, как я сказала, чтобы она была в хорошем состоянии, когда я решу исполнить свою месть. А если я узнаю, что её снова избили, будь то ты или твои солдаты, то это не она пойдёт на виселицу. Я ясно выразилась?

Твайлайт побледнела и, казалось, готова была разрыдаться. Спелл Нексус тем временем быстро подбежал к трону и отвесил своей королеве очередной поклон.

— Разумеется, Ваше Высочество. Я не должен был сомневаться в вашей мудрости. Ей нужно обеспечить лучший уход, чтобы она в полной мере прочувствовала всю ту боль, что вы однажды причините ей. Я прослежу за этим лично.

— Хорошо, — ответила Найтмэр Мун, — но чтобы убедиться, что ты понял всю серьёзность своей ошибки, позволь напомнить, что случается с пони, которые мне перечат.

Из гривы Найтмэр вырвалась молния и ударила в круп Нексуса. Ему захотелось вскрикнуть, но он смог сдержаться и продолжал кланяться. Молния оставила небольшой след из обожжённых волос, и хотя она не причинила никакого реального вреда, по лицу Нексуса было прекрасно видно, что удар оказался довольно болезненным. Это место несомненно будет беспокоить его ещё несколько дней.

Как только первая волна боли отступила, Нексус поднялся и быстро зашагал к выходу из зала, чтобы довести приказ королевы до всех обитателей замка. Найтмэр Мун проводила его взглядом, и, когда он вышел, позволила себе несколько раз вздохнуть, чтобы немного успокоиться. Затем она обвела взглядом пони, которые всё ещё были в тронном зале: двух стражников и Твайлайт.

— На сегодня мой день окончен, — объявила Найтмэр Мун, поднимаясь с трона. Заставляя себя смотреть строго вперёд, она прошла мимо Твайлайт, к главным дверям зала. — Я надеюсь, вы двое отведёте Твайлайт Спаркл в её темницу и проследите, чтобы всё, что я приказала Нексусу, было исполнено. Сообщайте мне напрямую, если хоть один пони будет нарушать мои приказы.

— Да, моя Королева, — хором ответили стражники и подошли к Твайлайт. Они внесли её в зал как мешок с картошкой, а теперь обращались с ней как с самой хрупкой вещью на свете. Они провели её к выходу, осторожно придерживая, чтобы она не наступала на своё больное копыто, и делали всё, только бы не навлечь на себя гнев Найтмэр Мун.
~~~

Когда Найтмэр Мун подошла к своей спальне, злость в ней ещё кипела. На самом деле она вскипала ещё яростнее при мысли о Твайлайт или о Спелл Нексусе. Она распахнула двери в свои покои и, едва перешагнув порог, с силой их захлопнула. Затем она, вдобавок, придвинула к двери книжный шкаф, чтобы её точно никто не побеспокоил.

Обеспечив себе уединение, Найтмэр стала снимать доспехи. Они были удобными, по крайней мере для доспехов, однако её терпение было изрядно подпорчено Твайлайт и Нексусом, так что она уже не просто могла оставаться в них. Снятые части брони она швыряла в стену, и в конце они все оказались на полу, сваленные в безобразную кучу. Но к сожалению, эти её попытки выместить досаду не принесли большого облегчения.

— Как она посмела, — проревела Найтмэр Мун, подходя к своему трюмо. На трюмо, рядом с косметичкой, стояли чаша с губкой и кувшин. Из кувшина она налила немного воды в чашу. Затем смочила губку и стёрла ей тени с век, продолжая громко возмущаться перед своим отражением:

— Как посмела Твайлайт прийти ко мне со своим мерзким враньём? Как она посмела назвать меня Никс? Она что, думает, что я всё ещё глупый жеребёнок? Неужели она думает, что я снова поддамся её словам? Мне стоило уничтожить её за одну только самонадеянность.

— А Нексус, — не успокаивалась Найтмэр. Она закончила смывать макияж и бросила губку обратно в чашу. — Ему ещё повезло, что такой проступок обернулся для него всего навсего обожжённым крупом.

— Все они забывают, кто я такая, — сказала она своему отражению, — но я им напомню. Я покажу Твайлайт, что я больше не та дрожащая кобылка, которую она нашла в лесу, а Нексус научится воспринимать меня всерьёз. Они поймут, что страх Селестии передо мной и моими возможностями был более чем оправдан.

От мысли о Селестии у Найтмэр Мун сжались зубы.

— А Селестия... уж она лучше всех узнает всю глубину моего гнева, — они узнают это вместе с Твайлайт. Твайлайт — за то, что предала меня, а Селестия — за то, что меня забрала. Они обе заплатят за...

Найтмэр Мун взревела и, прежде чем успела остановиться, подняла копыто и ударила им зеркало. Его поверхность покрылась паутинкой трещин, а отражение разделилось на части. Теперь вместо одного целого изображения на неё глядело множество её собственных глаз, отраженных в разбитом зеркале.

— Нет, — прошептала Найтмэр Мун. Её слова сочились ядом. — Мне всё равно, что меня отлучили от дома посреди ночи. Мне плевать, что меня украли, и что Твайлайт ничего не сделала. Нет, их будут судить за их настоящие преступления. Селестия должна раскаяться в том, что заточила меня на луне, а Твайлайт поплатится за то, что применила против меня Элементы Гармонии. И не будет к ним ни жалости, ни милосердия.

— Я Найтмэр Мун, — сказала она разбитому отражению, — и они заплатят за то, что совершили.