Автор рисунка: Siansaar
Глава 2.5 Глава 2.7

Глава 2.6

http://www.youtube.com/watch?v=HSCQ9nbPoq4

Импровизированный ЦУП, уместившийся в одной из казарм военной базы, недалеко от РЛС, был встревожен не на шутку. Первый спутник запустить все-таки удалось, причем, несмотря на все сомнения, он даже вышел на орбиту. Ни магия, ни технология на этот раз не подвели. Оснащенный несколькими фотоаппаратами и датчиками, спутник уже на втором витке рассказал о планете больше, чем все общение с местными с самого первого дня.

Для начала, планета, которую вслед за пони начали называть Эквестрией, в честь первой и крупнейшей страны, с которой удалось наладить контакт, оказалась шарообразной. Серьезно, после всех магических и волшебных штучек увиденных здесь, были опасения, что ракета либо разобьется о небесную твердь, либо улетит вдаль от плоского мира. Ну, или снимет на камеры черепах с китами, удерживающих его.

К счастью ничего подобного не случилось. Планета была хоть и меньше земли в диаметре, но значительно плотнее, чем объяснялось множество легкодоступных кристаллов, начиная от рубинов, заканчивая алмазами. По звездному небу велись ожесточенные дискуссии: с одной стороны полоса из звезд, пересекающих небо, могла быть Млечным путем, и в этом случае Эквестрия оказывалась не просто еще одной обитаемой планетой, но и практически соседкой Земли. В масштабах вселенной, одна галактика это даже не одна улица – один дом.

К несчастью, обнаружить какие-то сходства по пульсарам, космическим маякам, пока не получалось, во многом из-за того, что не было достаточно точных приборов. Точнее, чтобы собрать качественный радиотелескоп, способный решить такую задачу, потребовался бы год времени и сокращение товарооборота между народами двух планет в полтора раза. А на основе чисто визуальных данных фотографий довольно низкого разрешения, и даже довольно качественной и подробной карты звездного неба, которая обнаружилась в архивах единорогов понять, где относительно Земли находится Эквестрия, было невозможно.

А Солнце, освещавшее новый мир, действительно было интересным – белый карлик, такой, в какой когда-нибудь превратится и человеческое солнце, но светящий куда ярче положенного – его света хватало, чтобы согревать сине-зеленый шарик Эквестрии не хуже «настоящего» Солнца. Правда, радиация на орбите, за пределами сильно сплющенного мощнейшим солнечным ветром магнитного поля оказалась столь сильной, что уже через несколько часов связь со спутником была потеряна, а львиную долю фотографий, переданных им, пришлось упорно восстанавливать от интенсивной засветки. Еще более-менее полезную информацию успели получить о спутнике – местной Луне, которую, в отличие от земной, все как-то сами собой начали называть с ударением на первый слог. Спутник как спутник, довольно большой, относительно своей планеты-хозяйки.

— Интересно. Она его, получается, разогревает до нужного уровня? Местные легенды, выходит, похожи на правду. – Семиров заглянул за отчетом в научный отдел, где поинтересовавшись судьбой недавно запущенного спутника, тут же получил лекцию о том, насколько же чужой и одновременно свой, настоящий космос находится за тонкой пленкой местной атмосферы.

— Не совсем разогревает – скорее сжимает, до запуска там остаточных реакций. Мы тут как раз получили результаты спектрографов, это практически выгоревшая звезда. Если бы не воздействие с планеты, она бы уже расширилась даже не до красного гиганта, а лишь до размеров нашего Солнца, или вообще потеряла бы остатки водорода. А местная «принцесса» искусственно поддерживает нужное равновесие. На самом деле это действительно чудо – не будь у них подобной возможности, планета уже бы полностью замерзла, во время первого же скачка светимости. С чудовищной радиацией на орбите это прекрасно сходится – перегруженная звезда испускает такой поток тяжелых элементов, вплоть до железа, что сплющило магнитное поле до предела, и мгновенно уничтожает все живое и электронное на орбите. Космонавтикой нам тут, в общем, не побаловаться никак. – Ученый задумался. – А вообще, товарищ Семиров, меня больше удивило то, что имея такие колоссальные возможности, они просто не перелетели куда-нибудь, где не надо сидеть на сломанном термоядерном реакторе.

— М-да. Не так просты наши новые друзья. Если они умеют зажигать звезды, значит, наверняка могут гасить их. А на первый взгляд так и не скажешь…

— Ну, не совсем. – Молодой ученый, Семиров не знал его фамилии, а подсаженное временем и бумажной работой зрение не позволяло разглядеть надпись чуть ли не врачебного почерка на бейджике, висевшем на груди собеседника, вышел из за стола, заваленного бумагами и фотоснимками. – Такое ощущение, что эта их магия — не магия, в смысле не что-то нематериально из ниоткуда, а какой-то метод воздействия на мир, которого мы пока не знаем. Причем теория этой штуки для нас пока даже близко недосягаема. А то, что в соседний отдел приходило от самих этих пони, было лишь сказками. Они либо сами не знают, откуда они могут все, либо скрывают.

— Так по нашему договору у вас свободный доступ в их библиотеку. Ваших коллег куда-то не пускали, или в чем проблема-то?

— Да проста проблема. У нас переводчиков на все человечество полтора десятка, и те, когда сталкиваются с древними письменами, тут же в ступор впадают. Это как если вы вчера выучите русский, а сегодня от вас требуется читать берестяные грамоты на старославянском. Библиотекари и лингвисты от местных нам помогают, но их тоже немного, да и нацелено все больше не на сиюминутное извлечение какой-то информации, а на обучение тех, кто когда-нибудь переведет на русский весь этот архив. А он у них поистине впечатляет, кабы не больше Ленинки оказался. У них к тому же с учетом беда, книги рассованы очень приблизительно, точно никто ничего найти не может. Так что с местными источниками работа фактически стоит, и это не на один месяц. Впрочем, зайдите к «чародеям» и лингвистам, они вместе в пятом корпусе в городе сидят. Там вам все расскажут куда подробнее, я то так, понаслышке.

— Понятно… И со спутником провал, и с литературой болото. У нас тут наука хоть каких-то успехов добивается?

— Не-а. – Человек в белом халате растерянно развел руками. – Мы бы и сами рады что-то выдать, но весь местный мир работает по указке. Как конструктор какой-то, который к тому же сам собирает, что от него попросишь. Вот яблоки местные. Дома таких яблок я нигде не видел. Во всем нашем дачном городке, ни в одном хозяйстве. Не говоря уже о магазине. Даже в кулинарной книге и те похуже выглядят, да что я рассказываю, вы сами видели. Безупречно, природа так не делает. А у них каждое, как на подбор, никакая селекция так не сделает. И как работает этот конструктор нам не разобраться, слишком уж мелкие детали. Инструкцию к нему местный народец, похоже, потерял.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=edifQBdfb8g

— Просыпайся, соня, уже приехали! – Твайлайт чуть с запозданием открыла правый глаз. Из под занавесок пробивался яркий солнечный свет, подсвечивая каждую пылинку в воздухе их купе, покрывая невесомой позолотой каждый кусочек их временного пристанища.

И попадая в глаз, от чего его тут же пришлось зажмурить обратно.

— Вставай, ты же все пропустишь! – Света, а голос, выдергивающий из приятной пелены сна, принадлежал ей, дернула на себя одеяло, заставив поняшку поежиться от уже не по-осеннему холодного воздуха, понемногу пробиравшегося внутрь сквозь окно в вагоне.

Хотя Твайлайт уже не первый год жила в Понивилле, но все же оставалась аристократкой, не привыкшей такому обращению. Это оказалось и к лучшему — сон как рукой сняло. Твайлайт вскочила с лавки.

— Уже приехали? – Пони отодвинула одну из занавесок. За окном неторопливо сменялись десятки, сотни зданий. Человеческий город, казалось, был бесконечен – до самого горизонта, казалось, высились творения человеческих рук. Из труб заводов шли столбы дыма, словно колонны, поддерживающие небесную твердь. Дома разглядеть не удавалось, высокий забор скрывал их стены, оставляя доступными лишь крыши. Только самые высокие, в десяток-полтора этажей были заметны среди относительно ровного моря города. Но их количества хватало, чтобы оценить масштаб места, в которое поезд, сбавляя скорость, уже почти прибыл. Десятки линий железной дороги по обе стороны, поезда, иногда бесконечными цепочками поматывающиеся в стороне, многочисленные решетчатые конструкции, столбы с проводами со всех сторон окружающие дорогу буквально заворожили Твайлайт. Ей казалось, что это какой-то сон, волшебный мир, в котором все, каждая деталь пейзажа подчинена огромной, всемогущей силе, выстраивающей все в единую схему, единый план, благодаря которому она едет сейчас и прибудет на место точно по расписанию.

 — Твайлайт! Ты теперь спишь с открытыми глазами? – Света, смеясь, махнула рукой перед лицом пони, снимая наваждение от вида за окном. – Пойдем, я помогу тебе умыться, а потом тебя надо будет одеть, на улице довольно прохладно.

— Да, да, конечно. Извини, пожалуйста. Я немного увлеклась. – Твайлайт вместе с подругой направились в туалетную комнату, чтобы через несколько минут выйти оттуда умытой и расчесанной, такой, какой и подобает быть посланнице Эквестрии.

Мужская часть коллектива в лице Петра была уже готова. Собрав все в сумки, он задумчиво сидел у окна, что-то высматривая вдалеке. Улыбнувшись вернувшимся девушкам, он вышел из купе. Ему, уже одетому во вполне гражданский плащ, брюки и шляпу, хоть и немного выбивавшиеся из современной моды, но, похоже, навязанные начальством сверху, было не прилично мешать спутницам нормально одеться.

Когда поезд, пару раз дернувшись, замер у перрона, троица была уже в полной готовности. Для Твайлайт Рерити сделала замечательный костюм – что-то вроде шубки, вместе с высокими ботинками на «ноги», полностью закрывавший тело пони от холода, а на «руки» — нечто среднее между перчатками и ботинками – более тонкая работа, из мягкой кожи, не стесняла движения, хотя, без магии толку от этого было все равно не много. Вязаная шапка с пухлым помпоном на макушке дополняла образ укутанной по самое не могу пони.

Хотя, о чрезмерности говорить не приходилось: на улице утренняя прохлада уже уверенно преодолела рубеж в ноль градусов и старалась подобраться в минус пяти, пока слабеющее осеннее солнце не вернет столбик термометра в положительную область.

На вокзале было шумно, сновали туда-сюда люди, правда, это было где-то в стороне. Поезд прибыл на крайнюю платформу, которая и так была не очень-то и заметна, а после наскоро дополненных ограждений и вовсе была отделена от основной части вокзала.

— Это Льеньинграт? – Твайлайт попыталась выговорить очень сложное название человеческого города

— Да. Наша Северная Столица. Мы сейчас на Московском вокзале, нас отведут в гостиницу, и, если ты не против, то вечером у нас будет небольшая экскурсия. Тебе же интересно посмотреть на город?

— Да! – Твайлайт еще раз огляделась, привыкая к холодному воздуху и облачкам пара, вылетавшим из её ноздрей. – Вы как будто отгородили нашу платформу от всех остальных. Вы не хотите, чтобы жители города меня заметили? Что-то не так?

— Ну, в общем-то да. В городе больше четырех с половиной миллионов жителей. Представь, какую толпу создаст новость о том, что инопланетянка приехала в город. Мы же просто никуда не попадем, все захотят хотя бы посмотреть на тебя!

— Да, понимаю…- Пони немного приуныла, прятаться за стенами не входило в её привычки уже довольно давно. – А как же вы тогда будете проводить экскурсии, показывать город? Меня же, так или иначе, увидят, а значит…

— О, не беспокойся. В городе это уже не будет такой большой проблемой. Это на вокзале из-за нас могут возникнуть какие-то проблемы, а в центре города… Нет, в конце концов он и так большей частью место туристическое. Так что, Твайлайт, ты может, станешь звездой Ленинграда. – Петр усмехнулся. — Ладно, пойдем – наш багаж уже наверняка погрузили, так что лучше нам устроиться побыстрее, чтобы вечером нас ничто не отвлекало.

На улицу они вышли сразу, минуя помещения вокзала, чтобы не блокировать его работу. На улице их ожидала «Чайка», к удивлению Твайлайт имевшая на капоте флаг Эквестрии в дополнение к советскому. Дипломатический протокол соблюдался.

В центре огромной площади была огорожена стройплощадка, судя по торчащей оттуда стреле крана. Увидев направление взгляда пони, Петр, было, хотел рассказать ей что-то но в ту же секунду закрыл рот, будто одернув себя. Твайлайт удивленно взглянула на человека, сделавшего вид, будто ничего не случилось, но промолчала. Видимо, так было нужно. Просто так люди пока, на её памяти, ничего не делали.

Машина внутри оказалась очень вместительной и удобной. Твайлайт и Света уселись на заднем диване, Петр – рядом с водителем, как и в прошлый раз. Правда теперь поговорить им особенно не получалось – расстояние между сидениями внутри салона было немаленьким.

За окном мелькали высокие здания, каждое – не меньше пяти этажей, затейливо украшенные, выглядели, будто из другой эпохи, словно те люди, что пришли в Эквестрию, когда-то пришли и сюда, заселив эти дома. Иногда, редко, встречались и привычные Твай серые дома из блоков. Когда машина проезжала по огромному, чуть ли не с весь Понивилль размером, мосту, Твай в очередной раз поразилась умениям людей. Такая огромная река в Эквестрии, вероятнее всего, послужила бы естественной границей страны, а здесь она, как ни в чем ни бывало, течет внутри города, а через неё перекинуты мосты.

По краям дорог, не обращая внимания на поток машин, шли люди, тысячи, десятки тысяч людей. Их одежда была не менее разнообразна, чем расцветка пони, хотя преобладали коричневые и серые оттенки. Кстати и сам поток машин тоже немало поразил пони: дома повозки и кареты были скорее чем-то необычным, а уж самодвижущиеся экипажи и вовсе единичными случаями, привлекавшими внимание всего города, а здесь людей на машинах было не меньше, чем пешком. Поток словно подчинялся единым правилам. Их машина останавливалась вместе с остальными, вместе же все начинали ехать. На перекрестках им уступали дорогу, и можно было видеть, что пешие люди переходят широченные полосы лишь в определенные моменты. Твай догадывалась, что это как-то связано с цветными столбами на каждом перекрестке, но машина ехала слишком быстро, чтоб пони успела рассмотреть, как же именно устроены эти штуки.

Около гостиницы, вытянутого здания, больше похожего на белоснежную стену на

берегу реки, машина остановилась.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=hWTFG3J1CP8

— И что нам теперь делать? Скоро этот их праздник, на котором они обещают предъявить миру инопланетянина. Живого и говорящего. А их новые космические проекты хоронят наши многие годы работы за жалкий месяц. Я так думаю, на наши экономические санкции им теперь тоже наплевать, у них есть куда более интересный партнер. А вот для нас это угроза.

— Сэр, не волнуйтесь. Мы вполне были самодостаточны, а насчет экономики… Не думаю, что они так просто все исправят. У нас есть значительные преимущества и, возможно, настало время использовать их по полной. Военная гонка их истощает, значит надо наращивать присутствие в Европе. Отталкивать союзников, например, окончательно утащить Китай – товарищ Дэн ориентируется на нас куда больше, чем на своих «идеологических союзников». К тому же, их политики тоже не едины. То, что у них даже не смогли единогласно избрать нового секретаря, хорошо показывает, как сильно ударил этот контакт по самому Союзу. Я думаю, они скоро сами предложат нам за кредиты и прочую экономическую помощь участвовать в освоении нового мира. Иначе они просто умрут с голоду, оставшись на Земле одни со своими восточноевропейскими неудачниками, от которых вреда больше, чем пользы.

— Да? Ну ладно. Но вот то, что Франция готовит свою заявку в СЭВ, это вы как назовете? Окончательный план своего выхода из НАТО они уже прислали нам буквально пару дней назад. Вместе с Финляндией, которая стала наблюдателем в Варшавском договоре. Что вы будете делать, когда вся Европа сама поднимет красные флаги? Или волнения в Германии? Наши базы там сейчас постоянно пикетируют, на демонстрациях появились восточногерманские флаги. А если ФРГ внезапно откажет вам в размещении войск? Введете силой, по праву победителя?

— Насчет Франции мы уже работаем. Не думаю, что они пойдут дальше экономических заигрываний, а если мы начнем расширять санкции на всех, кто присоединяется к красным, то желающих посмотреть ту сторону железного занавеса уже не будет. Спровоцируем еще одно восстание на востоке, чтобы охладить пыл тех, кому тесно на одной планете. Холодная война не проиграна, она лишь сейчас обретает черты равного столкновения. А вы уже боитесь проиграть. В конце концов, у нас всегда остается военный вариант. Наша экономика сильнее, людских резервов больше. Если Европа по настоящему начнет ускользать из наших рук, на помощь очередной «пражской весне» могут двинуться наши войска.

— Я все равно сомневаюсь в вашей уверенности. Надеюсь, что вы правы и это лишь временная неудача. Я дам Конгрессу проекты новых санкций. Пусть Французы тоже попробуют дефицит на вкус. А войска в Германию и Британию мы перебросим, не сомневайтесь.