Автор рисунка: Stinkehund
Глава 2.4 Глава 2.6

Глава 2.5

http://www.youtube.com/watch?v=C1oF2C7iN_A

— Еще раз, точно всех убрали с территории? И сверху, сверху точно проверили?

— Да, у нас пегасы дежурят на двух эшелонах по всему периметру, на земле тем более никого нет.

Спитфайр еще раз оглядела горизонт – точки пегасов виднелись лишь в точно оговоренных местах. Как начальнице летучей гвардии, ей очень хотелось произвести впечатление на людей, чья организация была очень похожа, разве что куда больше и сложнее. Например, эта машина, около которой они вместе с начальником людей сейчас шли. Двенадцать колес, каждое в два пони размером, длина – просто невероятная. Казалось, поставь три таких в ряд, и колонна будет больше чем Клаудсдейл в диаметре. И это только машина, которая, похоже, была специально создана, чтобы перевозить гигантского размера трубу. Люди собирались что-то с этой трубой сделать – Спитфайр к собственному стыду так и не поняла, что же именно. Будто бы отправить её к Солнцу. Чушь конечно – без магии это невозможно, все помнят истории про маленького пегаса, который хотел долететь до самого солнца. Ну, или луны, как эту сказку рассказывают у ночных пони. Заканчивалось там все плачевно, сразу отбивая у молодежи самую очевидную мечту. У подавляющего большинства. Иногда все же случались жертвы – на определенной высоте пони просто засыпал прямо в полете и падал вниз. А учитывая, насколько там было холодно, у земли успевали поймать уже замерзшего насмерть. Но все-таки? Люди уже не раз делали невозможные вещи своей техникой. Вдруг и сейчас у них получится то, чего у пегасов не получилось никогда.

К ним подошел еще один человек. Сопровождающий Спитфайр, Цешин тут же с улыбкой пожал своему старому знакомому руку – очень интересный ритуал, который потихоньку проникал и в общество пони, которые частенько щелкались копытами просто при встрече, чего раньше не наблюдалось.

— А товарищ Заренко! Так как, выведет наша красавица нам первый спутник?

— Судя по всему, что мы знаем, должна. Хотя я не совсем согласен с вашим решением, что лучше на месте зачаровать мобильный комплекс, а не собрать тут нормальную ракету, из этого может что-то получиться. Вы знаете, что местные верят в то, что их правительница поднимает и опускает Солнце и Луну.

— Они действительно это делают. – Спитфайр вмешалась в разговор. – Вы у себя там живете в каком-то подобии Вечнодикого леса, где все само по себе происходит. У нас не так.

— Вот мы и проверим. В конце концов, ваша планета, если убрать магию, работает ровно по тем же законам, что и наша. А если так – то мы сможем увидеть её с несколько неожиданного для вас ракурса.

— Но как?

— А вот скоро и увидите. Мы площадку для зрителей не просто так организовали, с неё вам все будет отлично видно. – Полковник посмотрел на часы. Черт, опять остановились: безупречная память гебиста вечно давала сбой в такой, казалось бы, простой вещи как завод часов. – Товарищ Заренко, который час?

— Без трех минут четыре. – Ученый с улыбкой смотрел на подкручивающего часы начальника. – Идите на трибуну, мы тут дальше сами, запуск через час всего.

— Ладно. Спитфайр, пройдемте – им действительно тут лучше не мешать.

Желто-оранжевый пегас и человек в черном пальто направились в сторону трибуны, где уже начинали собираться пони и люди, которые хотели понаблюдать за пуском. Идея самого пуска зрела уже давно – картографировать с вертолетов это конечно хорошо, но спутника это не заменит. А как запустить спутник? Строить космодром? Дорого, даже слишком, при сомнительной прибыли. Кто-то предложил использовать мобильную МБР из запасов, все равно их скоро собирались списывать, так пусть послужат родине напоследок.

С ракеты сняли специальную боевую часть, добавили спутник: коммуникации, камера, несколько датчиков для науки. Ничего особенного, все прекрасно понимали, что долго он на орбите не провисит – ракета не предназначалась для космонавтики, тем более что гравитация на планете пони была даже чуть выше, чем на Земле. Не так сильно, чтобы это было заметно человеку – хотя вечером народ уставал сильнее, отчего рабочий день в Эквестрии был сокращен на час, по сравнению с земным. Видимо и местные были невысокими и опирались на четыре ноги по этой причине – за миллионы лет эволюция пришла к выводу, что лучше твердо стоять на четырех, чем кое-как на двух.

Для ракеты это имело схожее значение – на всей траектории полета требовалось преодолевать дополнительное усилие, а значит, дальность его была еще меньше, что ставило крест на всякой попытке использовать мобильные носители. Но магия местных как всегда пришла на выручку – уменьшим массу до нужного значения, так что теперь ракета должна была все же вывести спутник на орбиту. Правда, даже магия обладала известными пределами, и вероятнее всего, спутник в итоге упадет, но за несколько витков он расскажет о мире больше, чем удалось узнать до этого момента.

Трибуна была довольно обширной – на несколько сотен мест. Все они вряд ли будут заполнены, но лучше было оставить запас, чем вынуждать кого-то сидеть на траве или висеть в воздухе. Последнее, кстати, было строго запрещено – никто не знал, как ракета отреагирует на все изменения, произошедшие с ней, и на всякий случай на трибуну пригласили даже пару специалистов по постановке волшебного щита.

Начальство заняло свои места, как раз вовремя, чтобы увидеть, как установка, утопив свои выдвижные ножки в землю, поднимает ракету в вертикальное положение. Даже издалека зрелище впечатляло.

Через несколько десятков минут снующие вокруг установки ученые и солдаты погрузились в подъехавший уазик, оставив внутри машины лишь операторов.

Спитфайр смотрела на всю эту суету с некоторым недоумением. Эта штука как-то должна взлететь, но у неё крыльев даже близко нет. У человеческих железных драконов есть хотя бы этот винт с лопастями, как они их называли. А тут просто огромная труба. Хотя, то, что её очень настоятельно просили обеспечить, чтобы никто даже близко не подходил к этой штуке, да и сами люди особенно не стремились быть рядом в момент пуска, вызывало опасения.

— Внимание, всем надеть очки, старт через минуту. – Голос из репродуктора разрезал тишину замерших в ожидании зрителей.

Все тут же достали выданные заранее очки, меру предосторожности: яркий свет от ракеты мог оказаться неожиданно болезненным для больших глаз пони.

Яркая вспышка подтвердила правильность ожиданий, а грохот, через несколько секунд ударивший по ушам, поставил нежную шерстку местных обитателей дыбом.

Ракета, сверкая огненным хвостом, стремительно уходила в безоблачно голубое небо, а около пусковой установки виднелись две точки выбравшихся из неё операторов. Шум затих, завороженные зрелищем пони все еще смотрели в небо, надеясь увидеть там что-то еще.

— Ну, вот и все на сегодня! – весело произнес гебист, радуясь успешному пуску, и, что более важно, впечатлению, произведенному на пони.

— Впечатляет. – Спитфайр изо всех сил старалась оставаться спокойной, не выдать эмоций, которые переполняли её.

Рядом опустился один из пегасов-наблюдателей, он уже, к немалому неудовольствию начальницы спокойствие сохранять даже не пытался.

— Там, оно! Оно просто рвануло вверх быстрее любого пегаса! Невероятно!

Улыбка Цешина, казалось, дотягивается до ушей.

~~~

http://www.youtube.com/watch?v=pcaSuoIiW5c

Происшествия подобного характера случались на Земле каждый день. И не однократно, а в количестве, доходящем до нескольких десятков. Когда в таких случаях гибли люди, даже новости обращали на это внимание, лишь в случаях чем-то выделяющихся из общей массы. Например, злостностью нарушения, приведшего к катастрофе, или же количеством жертв – если трупов получилось больше пяти, то путевка в вечерние новости обеспечена. Тут ситуация была куда проще и сложнее одновременно.

С одной стороны, водитель ничего не нарушал – скорость не самого нового грузовика даже при желании не доставала до установленных в правилах 70км/ч. Но и тех 55, на которых, по словам водителя, он двигался, хватило для летального исхода.

Михалыча теперь уже никто не называл по отчеству. Только фамилия, причем довольно быстро обращение «товарищ» уступило место подчеркнуто-официальному «гражданин». Среди следователей оказались не только люди. Привлеченные к процессу пони тоже упорно работали над случаем, который, как все понимали, рано или поздно произошел бы.

Картина вырисовывалась обнадеживающая – по показаниям свидетеля, пони-экспедитора, погибшая выскочила на дорогу абсолютно неожиданно. Сам водитель тоже говорил, что если бы у него была еще секунда, он бы успел отвернуть – а словам его можно было верить, стаж более десятка лет давал все основания считать что вина лежит на потерпевшей.

В оправдание людям так же служило то, что перед тем как пускать по трассе грузовой поток была проведена соответствующая работа с населением – всем были розданы листовки, объясняющие, что автомобиль на самом деле довольно опасная штука и стоит соблюдать определенные правила во взаимодействии с ним. А на дорогах первое время дежурили солдаты, которые должны были обеспечивать безопасность. Через месяц их убрали, и, как оказалось, напрасно.

В итоге, дело должен был решать суд – и так как верховенство в судебной власти было у Селестии как монарха, от пони прибыла именно она. С человеческой стороны это был Владимир Иванович Теребилов, председатель верховного суда. Хоть это и было некоторым нарушением протокола, но ситуация не позволяла в пару к Селестии присылать кого-то из местного районного суда. Статус дела не тот.

Заседание было единственным и прошло довольно быстро – по настоянию Селестии обвиняемого оправдали. Только оправдание это ему не помогло.

Собственное начальство его не простило – прямо на выходе из здания кантерлотского суда ему было настоятельно предложено покинуть Эквестрию в шестичасовой срок. Что он и сделал. На родине радостных вестей ждать тоже не приходилось. Со всеми допусками к секретам работы на другой планете работать в родном Ленинграде его никто бы не пустил. Да и никому не было дело до человека, буквально за пару недель превратившегося в старика. То, что для него самого подобное событие оказалось тяжелейшим ударом, никто не заметил – всем было важно соблюсти все формальности, чтобы ни в коем случае не задеть, не оскорбить инопланетян, которые делают сверхпрочную сталь. А заменить водителя проблемой никогда не было. Его и заменили, выбросив старого на обочину.

~~~

— Привет Твайлайт! Не ожидала меня тут увидеть? Прекрасно, обожаю сюрпризы! Наверно, тебе интересно, как я тут внезапно оказался? О, это просто, я же, в конце концов, дух, а не каменная статуя, как вам приятно думать. Спасибо, что взяла меня в это путешествие, ты же знаешь, я всегда любил путешествовать, куда глаза глядят, наугад, ха! Как взяла? Так я же дух хаоса, кажется, я повторяюсь, и даже в тебе самой порядочной пони есть частичка хаоса, в которой я легко помещусь! Дивный новый мир! Тебе он понравился, да? А по-моему какой-то скучный и однообразный. Порядок, план, пффф… Вот на другой его стороне куда веселей! Свобода! Представляешь, они называют хаос свободой! Мне было даже немного неловко! И ведь знаешь что, как нечестно получилось. Вы сейчас вместе с вашей Эквестрией лишаете этот мир законного права на свободу. Ха-ха! Тут ведь тоже тех, кому не нравится скучный порядок, в камень закатывают. Только тут всех закатать силенок не хватило, представляешь, как замечательно? Теперь твой порядок тут считают за рабство, а к хаосу тянутся! Шоколадный дождь и гора попкорна оказались посильней всех ваших элементов! А, ты же его еще не видела, местный хаос-то. Но тебе и не покажут, они же боятся – уже давно сами в свой порядок не верят, а на публику играют, разве это не уморительно? Будет смешно посмотреть, как вся эта мишура слетит с твоих новых друзей, и они бросят тебя, как и старые, мне даже помогать им не придется! Вот умора, я думал только вы, пони, смешные, но оказывается люди это просто находка! Полмира играют один большой спектакль, забыв, ради чего строили сцену. Я тут погулял по округе, тут столько всего такого хаотичного, аж в дрожь бросает! Так что удачи, надеюсь ты успеешь вернуться в свою уютную Эквестрию до того как опустится занавес, хи-хи! А пока я покажу тебе этот мир без этого скучного «порядка»…

— Твайлайт! Что с тобой? – Света чуть ли не спрыгнула с верхней полки. Твайлайт будто отмахивалась от кого-то, беззвучно крича во сне, из глаз её текли слезы, а рог светился бледным светом, хотя никакой магии до этого Твай сотворить не могла.

— АААА… Where am I?! Nno, no!

— Твай, все в порядке! Тебе плохо? Твай! – Света встряхнула всхлипывающую единорожку. – Смотри на меня, мы здесь, все хорошо!

— А? Света? Это был сон… — Твай будто вернулась в реальный мир. Единорожка прижалась к девушке, все еще дрожа.

— Ничего, ничего, бывает. Может это от того что у нас тут магии нет, ты так привыкаешь. Не бойся, все в порядке. – Девушка обняла подругу, поглаживая её по взъерошенной гриве. – Что ты такое увидела, что так напугалась?

— Не знаю… Я не помню. Только страшно, очень страшно. Посиди со мной тут, пока мы не приедем. – Пони еще крепче прижалась к подруге.

— Ну ладно, только не плачь больше. – Твай выглядела сейчас как испуганный ребенок. – Ложись, спи.

Света уселась на лавку, взяв со стола книгу – вторую часть «Лунной радуги» Павлова, чтение которой было прервано командировкой в Эквестрию. Твай положила голову и передние лапки ей на колени, словно большой котенок, через минуту снова уснув спокойным сном.