Автор рисунка: Stinkehund
Глава 7 Глава 9

Глава 8

Спайк уже начинал волноваться. Действительно, Твайлайт с друзьями ушли в этот Вечнодикий Лес (его еще называли Вечносвободным, но Спайк в нем никакой свободы не видел, а вот дикости – сколько угодно), и до сих пор не вернулись, хотя время уже близилось к вечеру. Если к ночи не вернутся – надо будет писать Селестии.

Вечно Твайлайт берет на себя больше, чем может утащить, стесняясь обратиться за помощью. Еще и Рерити с собой туда утащила! Её, самую красивую, и в этот проклятый лес!

Спайк уже успел в очередной раз протереть пыль в библиотеке-дереве, переставить пару книг, стоявших не в том порядке. Надо было натаскать воды из колонки – запасы дома уже почти подошли к концу.

Дракончик вышел на крыльцо, чуть зажмурившись от закатного солнца, отражающегося от домиков пони, даруя теплоту их и без того мягким цветам, делая город настоящей сказкой, которую не хочется покидать. Но дракончик любил такую погоду не за волшебные краски, а потому что за закатом следует ночь. Ночью – надо спать, а спать Спайк любил, наверно, больше всего на свете. Правда, сейчас он уже довольно сильно волновался, так что вряд ли смог бы быстро уснуть. Вот и колонка – не далеко, в паре десятков шагов.

Спайк повесил ведро на крючок у крана и нажал на рычаг. Раз, второй, и вот уже поток чистой, артезианской воды наполнил небольшое ведерко доверху.

От дел Спайка отвлек странный шум. Будто хлопанье стаи птиц, очень большой стаи, приближалось к городку. Щурясь от слепящих желто-оранжевых лучей, маленький дракон осмотрелся – ничего! Но шум все нарастал, приближаясь с юга. К удивлению дракончика стаи никакой не наблюдалась, но маленькая черная точка в небе, стремительно увеличивалась. Звук, похоже, исходил от неё, хотя, как она умудрялась махать крыльями сразу за сотню птиц, Спайк не понимал. Точка стремительно увеличивалась.

Спайк пригляделся. Это что-то походило на дракона, только какого-то странного – полупрозрачный круг, еле заметный, и испускал, похоже это странное хлопанье. И у этого дракона были какие-то уж слишком короткие крылья, которые ко всему прочему не делали ни единого взмаха.

Маленький дракончик не испугался – он уже встречался со своими более взрослыми сородичами, найти общий язык хоть и с некоторым трудом, но удалось.

Или не дракон? Странное создание, уже почти вплотную, повисло над полем у самой городской черты. Изо всех окон высовывались удивленные, иногда сонные лица пони, разбуженных неожиданным шумом. Вблизи дракон-не дракон выглядел совсем удивительно – пузатый, с длинным хвостом, на конце которого был такой же серый круг, только поменьше. И глаза – множество маленьких сбоку, выстроенных в ряд, и спереди – два больших, расположенных один над другим. Спайк хоть и считал себя смельчаком, но на деле было мало вещей, способных вытащить эту смелость из тех глубин подсознания дракончика, где та ждала своего часа. Одной из этих причин была Рерити, его давняя любовь. Которая пошла вместе с Твайлайт. Которая наверняка была похищена этим драконом, пришедшим требовать выкуп. Золотом, как же иначе. Ну, или драгоценными камнями, Спайк неплохо знал, что нравится его сородичам.

Но не тут то было. Спайк набрал в легкие воздуха, чтобы казаться больше – некоторый эффект все же был достигнут, по пропорциям миниатюрный дракон приблизился к мячику. Сейчас он подойдет к этому дракону и скажет ему, да, ему, освободи мою ненаглядную, а не то… Ну и Твай, и остальных, конечно. А если он вдруг не согласится, то он его каааак…

Из пуза дракона высунулись три ножки, увенчанные черными кругляшами, и дракон, медленно, грузно опустился на них. Трава вокруг ужасного создания колыхалась, будто при шторме, сильный ветер, как от табуна пегасов, крутящих ураган, норовил сбить маленького дракончика с ног, но он упорно шел, не страшась ничего ради своей любви.

Ветер ослаб, а серый круг разбился на множество тонких полосок, медленно вращающихся над тушей. А в самой туше открылась дверь.

— Это было офигенно! – голос Радуги Спайк не мог спутать ни с чем.

~~~

Пятерка пони вышла из домика, где им довелось отведать не всем приятную трапезу. В сопровождении троицы местных они направились в сторону от деревеньки пришельцев.

— И куда они нас теперь ведут?

— Твайлайт сказала, что сказала им, чтобы они отвели нас домой.

— А откуда они вообще знают, где Понивилль? Она им сказала?

— Не помню…

— Ой! Смотрите! – земля под копытами поняш внезапно перестала быть землей, став жесткой будто плитка, но при этом не гладкой, как залы в Кантерлоте, а шершавой, поняши даже не знали с чем сравнить. Посмотрев под ноги, они увидели, что стоял на странном прямоугольнике, около семи-восьми шагов в длину, и вдвое меньше в ширину. По углам в этот камень были вбиты железные скобы, но самым удивительным было то, что такими прямоугольниками было заложено внушительное количество земли – чуть поодаль поняши увидели очередную повозку из которой гигантская рука, с тонкими как нить пальцами, брала эти камни и укладывала их рядом с остальными.

— So, comrades that’s the way we’ll take you home! – Пришелец, с явной радостью на лице, смотрел на огромное чудище, которое медленно катилось по этой каменной площади в их сторону.

Флаттершай, в обнимку с Пинки, спрятались за Радугой, а та, с расширившимися от удивления глазами, попыталась попятиться, но парочка подруг не дали этого сделать.

— Ч-что это такое? – поток ветра чуть не сдул поняш с ног, хотя и пришельцу-сопровождающему тоже пришлось придержать свой головной убор и немного наклониться вперед.

— Follow me! — пришелец махнул правой лапой, левой придерживая свою шапочку с козырьком. – You’re lucky today, we’ve got a nice airlift here.

Поняши несмело, двинулись следом – Твай же просила слушаться местных, да и не желали они поняшам зла, по крайней мере, пока. В брюхе чудища открылась дверь, в которую этот человек, как их назвала Твай, ловко запрыгнул.

— Я-я не хочу туда. – Флатти испуганно легла на землю, точнее на камень, которым была вымощена поляна. – Я долечу. Сама. Ладно?

— Ох, Флатти, не бойся! – Рерити хоть и волновалась, но как истинная леди не подавала виду. – Они же не боятся этой штуки. Может это повозка такая… мерзкая, всю прическу растрепала.

— Ладно! Где наша не пропадала! — Эпплджек, придерживая шляпу, запрыгнула внутрь чудища.

– Эй, девчонки, хватит тянуть уже, все тут пучком! – голос оранжевой пони из нутра чудища был еле слышен, но раз этот голос был вполне довольным и кричал ровно в той мере, чтобы обеспечить проникновение сообщения сквозь шум, поняши одна за другой забрались в эту чудную повозку.

— Ух, ну и тесно тут. – Радуга устроилась на одной из скамеек. – О, окошки! Хоть не так скучно сидеть будет. Эй! Смотрите!

Когда провожающий закрыл дверь, шум вначале стих, но потом вернулся, хоть и слабее чем в начале. Ветер снаружи тоже усилился, подняв облака пыли, лишившие Радугу всякого обзора из маленького оконца. Когда пыль рассеялась, поняша к удивлению обнаружила, что они уже в воздухе и стремительно летят. Не менее стремительно, чем она сама!

— Мы летим! – Пегаска не могла поверить своим глазам. Полет без крыльев, да еще на такой здоровенной повозке. Хотя крылья то вроде у чудища были, но их было видно через окно, и взмахов они не делали. А скорость! Надо будет посоревноваться с этой штукой! – Летим!

Остальные тоже с интересом прильнули к окнам – под ними стремительно мчались деревья леса, деревенька пришельцев уже скрылась из виду. Оставалось надеяться, что чудище знает куда лететь. Хотя, отсюда уже должно быть видно Понивилль. А уж сверкающие за ним шпили Кантерлота тем более.

— Ох, что-то мне нехорошо. – Сквозь оранжевую шерстку Эпплджек проступил зеленоватый оттенок. – Никогда не любила полеты…

Пинки, однако не разделяла упаднических настроений, и вопреки стереотипам прыгала от одного окошка у другому, пытаясь углядеть все-все, что происходит снаружи, отчего чудище чуть качалось.

— Ух! Прямо как мой летающий велосипед, только большой! Я видела двоих чужаков спереди, наверно они крутят педали. Эйджей, ты в порядке? – Розовая поняша обратила внимание на плохое самочувствие подруги, и селя рядом с ней, приобняв.

Рерити немного посокрушалась над неказистым убранством брюха – пара скамеек, да и все, стен даже нормальных нет, железные ребра твари выпирали из стенок, и, как подозревала белая единорожка, если не держаться за веревки, в беспорядке висевшие по обе стороны, чуть что, можно было больно удариться о них. Сопровождающий, кстати, именно так и делал, крепко вцепившись в веревку своей лапой.

Лишь Флаттершай обратила внимание на небольшую штуковину с глазом, которую их невольный спутник достал из коробочки из своего мешка. Подержав этот глаз наставленным на них десяток-полтора минут, он тихо щелкнул ею, и убрал штуковину обратно в коробочку, а её – в мешок.

Вот и Понивилль! Чудище пролетело над городом, видимо ища ровную поляну для посадки. Как только таковая была найдена, Рарити пришлось применить магию, дабы непривычная к полетам земнопони не испачкала пол – снижение было довольно резким.

Мягким толчком чудище село на свои коротенькие ножки. Сопровождающий тут же оживился – распахнув дверь, он приглашающим жестом предложил пассажирам выйти.

Первой, опередив даже не мало желавшую того Эпплджек, наружу выскочила Радуга.

— Это было офигенно! – Даже не приземлившись на землю, пегаска сразу взмыла вверх, желая полетать сама, после полета на странном чудище.

Эпплджек, переваливаясь с ноги за ногу, выбралась следом.

— А-апчхи! – прямо перед поняшей стоял Спайк, круглыми, то-ли от ужаса, то ли от удивления глазами, смотревший вверх. Туда, откуда медленно опускалась разноцветная взвесь мелко порубленных волос.