Автор рисунка: aJVL
Сильверхарт Луна по расписанию

Нерон

Собственно, отсюда и начинается все действие. Я очень торопился закончить хотя бы несколько глав до начала третьего сезона, чтобы новые факты и персонажи не интерферировали с сюжетом фанфика, но авторы сериала оказали мне "услугу" в этом отношении.

I

Принцесса Селестия, вылетела из окна тронного зала и, облетев главный корпус дворца, опустилась перед Залом Истории. Твайлайт спрыгнула с её спины, на которую принцесса любезно её усадила. Она непонимающе уставилась на две ледяные статуи стражей у входа.

— Что это?

— Я так и знала! – вскричала Селестия. – Он здесь!

— Кто?!

— Долго объяснять, быстрее внутрь!

— Вы говорите о Сильверхарте? Он заморозил стражу?!

— Нет времени! Хранилище защищено, но надолго ли.

Они пробежали длинный коридор, вдоль которого застыли замороженные стражи: многие из них замерли, словно пытаясь от чего-то защититься. Наконец – пред их взором появились двери Зала Истории. Они распахнуты, а внутри…

…Сильверхарт стоял перед дверями хранилища и внимательно изучал магический замок, ключом к которому, был рог принцессы Селестии. Его грива колебалась, хотя все окна были закрыты. Зал наполнял тот самый странный холод, который почувствовали пони два дня назад, когда Сильверхарт пришел в Понивилль. И теперь его источник стал ясен. Сердце Твайлайт сжалось в страшной тревоге.

— Носитель! – крикнула Селестия Королевским Голосом Кантерлота, от которого содрогнулись стены.

Сильверхарт лениво повернул голову.

— Ненавижу это звание, оно… звучит глупо, — сказал он.

— С-сильверхарт… что это все такое? – дрожащим голосом спросила Твайлайт.

— А что это, по-твоему? – иронично спросил в ответ Сильверхарт. – Селестия, только не говори мне, что ты и эту легенду утаила от своей лучшей ученицы?

— Значит, вот ты какой, — Селестия сделала шаг вперед. Она слегка улыбнулась. – Не открывается?

— Как будто твоя ущербная магия будет преградой, — зевнул Сильверхарт. – Ты прекрасно знаешь, что эти двери уже открыты нам.

— О чем он говорит? – спросила Твайлайт.

— Ох, ты знаешь о чем! – ответил Сильверхарт. – «Недавний» пример: она отправила родную сестру на Луну.

— Это была Найтмер Мун! – воскликнула Твайлайт.

— Ой ли?! Селестия, это правда была Найтмер Мун?

— Хватит болтовни! – резко сказала Селестия, медленно двигаясь к Сильверхарту. – Ты пришел за своим хозяином, так попробуй до него добраться.

— Твайлайт, милая, тебе не стоит верить сказкам, записанным в толстые книги, — сказал Сильверхарт, идя навстречу принцессе. – Ведь все они печатаются в Кантерлоте.

— Что ты делаешь?! – вскрикнула Твайлайт.

— Восстанавливаю справедливость, которую нарушили несколько тысяч лет назад. Монстр на фреске – это Нерон. Слышала? Конечно же, нет! Ты про Дискорда и то последней узнала…

— Хватит! – крикнула Селестия.

— Да-да, ты права, у нас мало времени, — покачал головой Сильверхарт. — Откроешь двери сама или мне воткнуть тебя в них?

— Ты слишком самонадеян, как и твой хозяин, — усмехнулась Селестия.

— Он мне не хозяин! – Сильверхарт встал на дыбы. Его рог засветился. – Я стал им, чтобы вы все почувствовали то, что чувствую я!

Его рог побелел, и тело его преобразилось. Оно стало темно-серым, грива обратилась в черный цвет, но глаза… они не были карими, они светились бледно-голубым светом. Исходящая от Сильверхарта энергия была столь сильна, что аликорн сделал шаг назад. Твайлайт могла только наблюдать за тем, что произошло дальше.

Из пола поднялся ледяной вихрь и окутал Селестию. Принцесса едва успела окружить себя щитом, как вихрь запустил её прямо в витраж с изображением Элементов Гармонии. Аликорн, объятая осколками, исчезла в бреши.

— Видишь?! – Сильверхарт повернулся к Твайлайт. – Она уже наша! И её ты избрала учителем?

— Я не знаю что ты такое, но ты… ты мне ответишь! Я тебе верила! Я думала, ты искренен! Я думала, что… ты хочешь быть со мной!

— С тобой?! – расхохотался Сильверхарт. – Жеребенок, я был с сотнями таких как ты и каждая думала, что я буду её избранником. Как наивно! Моя любовь умерла семь тысяч лет назад. А ты – всего лишь мой свободный проход сюда.

— Ты просто использовал меня!

— О, до тебя только сейчас дошло! Конечно! Это было так просто. И если бы не заклинание перевертыша, которое не работает на закате и восходе, я бы назвал это одним из самых моих скучных обманов. Но хватит бесед…

Он подошел к дверям Хранилища и опустил голову, собирая силу для разрыва магического барьера.

— Не выйдет! – раздался голос Селестии. Она влетела в разбитое окно. Её рог пылал солнечным светом, столь ярким, что Твайлайт зажмурилась, а Сильверхарт закрыл морду копытом.

— Во имя Эквестрии – ты не пройдешь!

Луч света сорвался с рога солнечной принцессы. Такой энергии должно было хватить, чтобы превратить обычного пони в кучку пепла, но Сильверхарт не являлся обычным. На пути всесжигающего пламени встал ледяной щит.

Оба мага не жалели сил для победы. По морде Селестии от напряжения скатилось несколько слез; зубы Сильверхарта сжались так, что казалось, они раскрошатся, как крошился его щит. Ледяной покров трещал, от него откалывались и отлетали прочь куски льда, но на их месте вырастали новые. Зал заволокло паром. Твайлайт поспешно отбежала к дверям, но они оказались заперты – Сильверхарт позаботился о том, чтобы его с Селестией поединку никто не мешал. Дуэлянтов скрыла стена горячего тумана. Лишь слышался грохот да звон разбитого стекла, когда очередной отлетевший кусок льда попадал в витраж.

Внезапно все стихло. Слышалось лишь шипение луж кипятка. Но кто победил? Твайлайт протерла глаза и осторожно пошла через зал.

Пар рассеялся, и она увидела их. Селестия лежала, положив голову на пол. Сильверхарт сидел, прижавшись спиной к дверям вожделенного Хранилища. Оба противника тяжело дышали, но выглядели невредимыми.

— Надо отдать тебе должное, ты хорошо сопротивляешься, — сказал Сильверхарт, фыркая и поднимаясь.

— То ли еще будет, — ответила Селестия, тоже вставая на ноги.

— Не будет, — сказал Сильверхарт. — Стоит ли тратить последние силы? Ты ненавидишь нас.

— Тогда тебе придется иметь дело и со мной! – воскликнула Твайлайт.

— О, конские яблоки! – засмеялся Сильверхарт. – Элемент Магии себя проявляет! Одна беда – без своих подруг ты абсолютно бесполезна.

— Твайлайт Спаркл, не вмешивайся, — строго сказала Селестия.

— Хм, а почему бы и нет, — Сильверхарт поднял брови. Он поднял Твайлайт в воздух и с криком «лови!» швырнул её в окно.

— Нет! – воскликнула Селестия и рванулась вслед.

 — Та-да-да-а!!! – пропел Сильверхарт, оставшись один. – Безотказный способ! Ну, а теперь…

Он немного отошел и встал мордой к дверям Хранилища.

— Тысячи лет и мы снова – одно целое. Нерон! Возродись!

И словно в ответ на его призыв, массивные двери слетели с петель как бумажные и рухнули к ногам Сильверхарта. В открывшемся проеме стал виден пьедестал с Элементами Гармонии, а за ним…

Огромная ледяная глыба, бесформенная и в то же время, каждым своим углом напоминающая невероятное лицо. Казалось бы, недвижимое, лицо меняло выражения, от искаженного ненавистью, до преисполненного счастьем. И казалось, то ли свет играет в сотнях острых граней древнего льда, то ли в глубине ледяных глаз горит желтый огонь.

Когда принцесса Селестия, бережно неся икающую от испуга Твайлайт, влетела в зал, было уже поздно. Сильверхарт шел навстречу ледяному чудовищу.

— Все кончено, — упавшим голосом сказала Селестия. Она опустилась на пол рядом со своей ученицей и закрыла глаза.

Стало очень холодно. По стенам Зала Истории поползли инеевые узоры. Покрылись льдом уцелевшие витражи и разбитые заменились толстой коркой льда. Туман заполнил зал. А затем наступила тишина.

В густом холодном тумане неподвижно стояла Твайлайт. Её разум отказывался воспринимать все произошедшее. Полчаса назад она, преисполненная счастья, поднималась с новым лучшим другом во дворец. А теперь она постигла правду: Сильверхарт был тем самым древним монстром с фрески. И она становится свидетелем возрождения древнего ужаса. Глубоко внутри нее, в самых дальних уголках разума и сердца зародилась… ненависть?

Со стороны Хранилища раздался скрежет. Туман, приведённый в движение безмолвным заклинанием, начал расходится. Твайлайт накрыло теплое крыло. Она подняла голову и увидела Селестию.

— Что бы оттуда не появилось, я не дам ему тебя тронуть, — вымученно улыбаясь, сказала принцесса.

Их глазам предстала довольно сюрреалистичная картина, которую открыл рассеявшийся туман. Небольшое, размером с пони, существо темно-синего окраса стояло на задних ногах, и… точило когти о косяк отсутствующих дверей. Передние конечности его представляли собой лапы с короткими, аккуратными коготками. Голова была похожей на кошачью, с острыми, загнутыми друг к другу ушами-рогами. Задняя же часть этого дивного существа была от пони и лишь хвост больше походил на львиный, чем на лошадиный.

Нерон явно получал удовольствие от точения когтей. Он тихо мурлыкал, его глаза были закрыты. Обе пони явно не ожидали увидеть творца ненависти в таком обличие и делающего такое дело. Наконец, ободрав косяк почти наполовину, он потянулся и открыл глаза: ярко-желтые, с узкими щелками зрачков.

— Пони! – громко сказал Нерон. – Какая прелесть! Целая принцесса и единорожек! Вечность прошла с тех пор, как я видел пони.

Говорил он приятным, низким голосом, довольно громко, делая акцент на твердых согласных и, местами, неправильно расставляя ударения.

В зале заметно потеплело. Иней поплыл со стен тяжелыми каплями. На полу появилось несколько луж.

— Прошу прощения, что заморозил тут все, — сказал Нерон. – Я нечаянно.

— Нерон?! – в один голос воскликнули удивленные пони.

— Да, это я, — самодовольно ответил Нерон, обходя их кругом. – А ты – принцесса Селестия. Я тебя помню. Тогда ты была еще такой маленькой!

— Ты явился и говоришь… таким образом?

— Ха-ха! – рассмеялся Нерон. – Да, точно, я забыл.

Он скорчил страшную физиономию и выпустил когти.

— Я пожру ваши души и ваш десерт! – сообщил он иронично. – Банально. Но где это я? А, Зал Истории. Много вы тут построили.

Он пошел вдоль витражей, внимательно разглядывая их, тогда как принцесса Селестия и Твайлайт Спаркл следили за ним, все еще не веря своим глазам.

— Ты отправила сестру на Луну? – Нерон в восхищении повернул голову. – Чудесно! Если б у меня был брат, я бы отправил его в ад. Слышали про ад? Забавное место. Я побывал там лет так четыре тысячи назад. Нет, ну не торчать же мне все время с той стороны портала! Ага, Элементы Гармонии! Это последнее что я увидел в этом мире. И одна из первых вещей, которую увидел по возвращении в него. Ирония достойная Дискорда! А, вот и он сам. Неудачник. Лорд Хаоса, хех. Эм… — он остановился возле выбитого витража. – А что тут было? Зачем вы выбили?

— Ты… ты издеваешься над нами? – резко спросила Селестия.

— Плохо, что ты была слишком маленькой, когда я покинул ваш мир, — ответил Нерон. – Иначе бы ты знала, что я не издеваюсь. Вы наверно думаете «это же повелитель ненависти, он должен исторгать пламя и злобно рычать». Во-первых, я не повелитель ненависти. Я её главный слуга. Проводник. Распространитель. Во-вторых: огонь и рык – это к драконам. Я не люблю пафоса. Вот что я люблю, так это возвращаться спустя семь тысяч лет в мир и обнаруживать богатейшее поле для деятельности.

— Ты не смеешь угрожать… — начала Селестия.

— Не продолжай, — оборвал её Нерон. – Тебя, кажется, только что выкинул в окно простой единорог. С вами, идеалистами, надо разбираться сразу и без компромиссов. Вот так!

Нерон поднял лапу и щелкнул пальцами. В ту же секунду принцесса Селестия стала пони Селестией. Её рог и крылья растворились в воздухе, а грива из колышущейся и переливающейся стала обыкновенной, розовой. И вместе с атрибутами аликорна исчезла и кьютимарка принцессы.

— Ой, смотрите… розовая Селестия! – Нерон захохотал и затопал копытом.

— Ты… я… как?! – только и успела произнести пони и упала в обморок.

— Обожаю так делать, — сказал Нерон.

— Принцесса?! – Твайлайт попыталась привести теперь уже земную пони в чувство. Это привлекло к ней внимание Нерона.

— Элемент Магии – Твайлайт Спаркл, — сказал он, подходя к ней и озабоченно оглядывая Селестию.

— Что ты с ней сделал?! – Твайлайт испуганно пятилась, по мере того, как Нерон приближался к ней.

— Она давно потеряла права на свою силу, — туманно пояснил Нерон.

Он встал над Селестий, и цокнув языком, сказал:

– Тут, думаю, нужна Флаттершай. Ветеринары всегда востребованы.

— Ты знаешь о нас? – Твайлайт хмуро посмотрела на Нерона.

— Конечно, — ответил тот. – Я получил память Сильверхарта и знаю все, что произошло за мое отсутствие. Я впечатлен вашими успехами. Такая дружба. Такая взаимопомощь. Такая любовь. Поэтому, я дам вам фору.

— Фору? – непонимающе переспросила Твайлайт.

— Ну да, — пожал плечами Нерон. – Я же дух пороков. Я должен заново научить вас ненавидеть. Конечно, вам это сейчас не нужно. Поэтому я даю время вам что-нибудь сделать, чтобы меня остановить.

— Ты шутишь, – решила Твайлайт.

— Лгу, — поправил Нерон, прохаживаясь как лев, грациозно переставляя лапы. – Будет правильно сообщить тебе, что я также покровительствую предательствам, цинизму, жестокости, коварству, заговорам, похоти, убийствам и, конечно же, лжи. Но весь вопрос в том, лгу ли я, когда говорю, что я лгу?

Он покосился на Твайлайт, оценивая эффект от произнесенного парадокса.

— Ха-ха! Посмотри на свою мордашку!

Нерон остановился. Он поглядел на Твайлайт с доброй улыбкой. Она до сих пор поверить не могла, что перед ней – тот самый монстр, возвращения которого так боялась Селестия.

— Но фору я тебе все-таки дам, — сказал он, наконец. – Это не великодушие, это обстоятельства. Вы, пони, стали слишком добрые и любящие.

— Вот именно! – воскликнула Твайлайт собираясь с духом. — Мы прошли через сотни лет единства и взаимной любви. Мы – одно целое. Тебе не разрушить Эквестрию.

— Тю, я ничего и не сделаю с Эквестрией, — махнул лапой Нерон. – Я просто буду в нужном месте в нужное время и вы сами уничтожите это ваше единство и… пфф, любовь, — последнее слово было сказано Нероном так, будто это было ругательство. – Ты поймешь, что в мире ненависти и взаимной вражды есть свои теплые места. Главное вовремя их занять. Ты еще постигнешь эту науку.

— Не постигну, — ответила Твайлайт. – Никогда!

— Нехорошее слово «никогда», — заметил Нерон. – Истинный путь в тупик – это неумение свернуть. Подумай об этом. У тебя есть время. Забирай свою «принцессу» и иди домой.

— «Иди домой»? – в недоумении переспросила Твайлайт. – Вот так просто?

— Да, — ответил Нерон. – А ты ожидаешь подвоха?

В этот момент за дверями зала кто-то громко закричал. Снаружи раздался грохот падающего льда – это обрушился ледяной щит, покрывший снаружи двери Зала Истории.

— А-а… вот и подвох.

В раскрывшихся дверях появился Шайнинг Армор в окружении десятка стражей. Его рог светился в полной боевой готовности.

— Что происходит?! – грозно спросил он. – Принцесса Селестия! Тва…

Тут Шайнинг Армор заметил Нерона.

— А ты еще кто?! Что ты здесь делаешь?

— Я еще ничего здесь не делаю, — сказал Нерон невинно.

— Где принцесса Селестия?! Твайли, ты в порядке? Кто этот… монстр? И эта пони?

— Эта пони и есть принцесса Селестия, — ответил Нерон. – Ну, то есть, была, — он хихикнул.

— Что?! – теперь пришла очередь Шайнинг Армор удивляться. Стражи позади него взволнованно зашумели. – Как?!

— Мой маленький секрет, — сказал Нерон. – Нас не представили, кстати. Ты, должно быть, капитан королевской стражи и брат этой очаровательной единорожки?

— Клянусь Эквестрией, не знаю кто ты, но я засуну тебя обратно в тот тартар, из который ты вылез! – вскричал Шайнин Армо. Его рог вспыхнул.

Нерон заслонил лицо лапой и стал медленно отходить назад. Атака капитана королевской стражи не застала его врасплох, но явно оказалась не по нраву.

— Любовь, нежность, преданность… эти чувства достойны безмозглых… — услышала Твайлайт, когда Нерон проходил мимо нее.

— Верни принцессе её облик! – приказал Шайнинг Армор, чувствуя превосходство.

— Заставь меня, — ответил Нерон мрачно, вставая на задние лапы.

— Я дважды повторять не буду. Если ради принцессы Селестии придется стереть тебя с лица Эквестрии, я это сделаю.

— Твоя сила впечатляет, — сказал Нерон. – Но это пока.

Он повернул голову к Твайлайт и подмигнул. И в следующую секунду исчез, оставив на месте себя лишь вихрь снежинок.

— Э? – в недоумении поднял голову Шайнинг Армор. – Куда он делся? Твайли, ты в порядке?

— Да! – воскликнула та. – Но принцесса… он лишил её сил.

— Как такое возможно?! Лишить сил принцессу Селестию?! Что это вообще за тип был?

— Его зовут Нерон, он дух пороков. Сильверхарт все это время был его слугой.

 — Я так и знал, — хмуро сказал Шайнинг Армор. – Хорошо, что я успел, прежде чем он и с тобой что-нибудь бы сделал.

— Вообще-то, он собирался нас отпустить, — сказала Твайлайт.

— Отпустить? Почему?

— Не знаю. Боюсь даже представить, что у него на уме.

— Но я же его победил, — уверенно сказал Шайнинг Армор.

— Сомневаюсь, — ответила Твайлайт. – Возможно это хитрость, а возможно что-то другое.

— Что бы ни случилось, Селестия по-прежнему наша принцесса, — сказал Шайнинг Армор и приказал стражам. – Отнесите её в лазарет.

Бережно поднятая магией стражей-единорогов, Селестия плавно поплыла по воздуху. Остальные разошлись по залу, взволнованно переговариваясь.

— Нельзя допустить, чтобы об этом узнали пони, — сказала Твайлайт – Поднимется паника. Нерон может быть где угодно.

— Это будет трудно, — ответил Шайнинг Армор. – Без Селестии солнце не зайдет и это вызовет массу вопросов.

— Принцесса Луна может нам помочь, — сказала Твайлайт.

— Даже не знаю, — засомневался Шайнинг Армор. – Принцесса Луна редко бывает в Кантерлоте, она живет в своем замке, в Вечнодиком лесу. И вообще, она меня пугает.

— Прекрати! — воскликнула Твайлайт. – Сейчас она нам нужна как никогда! Если принцесса Селестия когда-то смогла взять управление над обоими светилами, значит, и принцесса Луна тоже сможет.

— Да, ты права, — нахмурившись, ответил Шайнинг Армор. – Я немедленно этим займусь.

В этот момент они оба заметили, что их внимательно слушает Каденс, которая незаметно вошла в зал ранее. Она выглядела очень уставшей. Шайнинг Армор моментально забыл про все, кроме своей супруги.

— Каденс! Что ты тут делаешь? Ты должна отдыхать!

— Я ощутила Нерона, — сказала Каденс печально. – Как будто весь свет в мире погас.

— Ты не должна была спускаться сюда, если так чувствительна к его присутствию, — возмущался Шайнинг Армор. — Что если он все еще где-то здесь?!

— Его нет здесь больше, — ответила Каденс. – Я чувствую себя намного лучше. Твайлайт! Жаль, что мы снова встречаемся при дурных обстоятельствах.

— Поверить не могу! – фыркнула Твайлайт. – Сильверхарт просто воспользовался мной!

— Успокойся, своим гневом ты только окажешь ему услугу, — сказала Каденс. – Твоя задача сейчас собрать Элементы Гармонии и быть готовой снова применить их.

— Да! – Твайлайт обернулась и увидела невредимый ящик с Элементами. – Мне надо вернуться в Понивилль!

— Будь осторожна, сестренка, — сказал Шайнинг Армор.

— Буду, — пообещала Твайлайт.

II

Эпплджек традиционно убирала яблоки, когда ощутила холодное дуновение. До вечерней прохлады было еще далеко, до зимних холодов – еще дальше. Может это Рэинбоу Дэш так шутит? Но на небе не облачка. Тогда откуда холод?

Недоуменно оглядываясь, Эпплджек прошла вокруг фермы, но не нашла источника холода. В этот момент кто-то громко и некультурно зевнул. Звук исходил сверху и подняв голову, Эпплджек испуганно ойкнула.

На крыше сарая возлежало странное существо с головой кота и телом пони и наблюдало за ней. Мурашки побежали по телу Эпплджек, но совсем не от холода.

— Эй ты! Что ты делаешь на моем сарае?! – закричала на монстра земная пони.

— Я люблю сидеть наверху и наблюдать, — ответил тот. – Отличный удар, Эпплджек! Не хотел бы я быть на месте этих деревьев.

— Мы знакомы?

— Пока нет, но всегда можем познакомиться. Я слышал, Эпплы – очень гостеприимная семья.

— Это так, — ответила Эпплджек. – Смотря, кто гость.

— Меня зовут Нерон, — представился монстр, легко соскользнув с крыши на землю. – Я друг принцессы Селестии.

— Ты выглядишь как-то… странно, — заметила Эпплджек.

— У каждого свои недостатки, — махнул лапой Нерон. – Зебры, например, рождаются полосатыми.

— Да… — смутилась Эпплджек. – У нас есть знакомая зебра.

— Ну, вот видишь, — улыбнулся Нерон. Обнажились его блестящие клыки. – Мне нравится твоя честность. Это, безусловно, прекрасная черта для пони.

— Конечно! – гордо ответила Эпплджек. – По-другому у нас не бывает.

— Похвально, — улыбка Нерона исчезла. – Можно вопрос?

— Конечно, — Эпплджек насторожилась.

— Я видел у вас свиней. Зачем они вам?

— Ну… свиньи они… э-э… едят. И еще… едят. В грязи валяются. Мы же ферма, на ферме должны быть свиньи! Им нужен дом и трюфеля.

— Ты не знаешь, — вздохнул Нерон. – Вряд ли кто-то из пони знает, зачем вы держите свиней.

— И зачем? – недоверчиво спросила Эпплджек.

— Чтобы есть, — просто ответил Нерон.

— А разве я не так сказала, — ответила Эпплджек, косо глядя на странного гостя.

Нерон загадочно повел глазами.

— А что если я попробую? – сказал он внезапно, подходя к ближайшей неубранной яблоне. Он повернулся спиной и быстро лягнул дерево. От мощного толчка почти все яблоки сорвались с веток и с глухой дробью попадали оземь.

— Отлично! – восхитилась Эпплджек.

— Я старался, — улыбнулся Нерон. – Но, боюсь, мне пора идти. Много дел, столько всего надо сделать, столько пони повидать.

— Ну, до свидания! – помахала удаляющемуся Нерону Эпплджек. К ней подошла Эпплблум.

— Кто это был? Он жуткий.

— Нерон. Сказал, что друг принцессы Селестии.

— А по-моему, он врет.

— Эпплблум, нельзя обвинять кого-то, только потому, что он странный! – Эпплджек подняла голову, собираясь поучить сестру правилам приличия. – Ты же помнишь, когда мы встретили Зекору…

— …то забрели в заросли «ядовитой шутки» и решили, что Зекора вас прокляла, — со смехом закончила Эппблум.

— Ох… — Эпплджек покраснела и виновато почесала затылок.

— И все-таки, Нерон врет.

— С чего ты решила?

— Разве друг принцессы Селестии мог бы сделать такое? – спросила Эпплблум, указывая на результаты работы Нерона.

— Какого сена?!– Эпплджек не поверила своим глазам.

Под внезапно пожелтевшей, осенней яблоней, лежали сморщенные, утратившие цвет и покрытые инеем гнилые яблоки.

III

А Нерон, представляя лица Эпплов и слегка посмеиваясь, двигался по направлению к бутику «Карусель». Он заметил это роскошное здание и немедленно обратился к своему справочнику по Понивиллю – памяти Сильверхарта.

— Фу, неженка, — скривился Нерон. – Разозлить проще простого. Даже неинтересно.

Он подошел к двери и заглянул внутрь.

Рэрити наряжала манекен в шикарный бирюзовый костюм, явно предназначавшийся Сильверхарту. Осталось только аккуратно надеть бабочку и… отлично! Рэрити сделал шаг назад, оценивая презентабельность наряда.

— Отлично!

— Прекрасное платье, — отметил Нерон.

— Конечно, оно… ааайййййй! – реакция Рэрити на Нерона была предсказуема. Она вскочила на табурет, маша на незваного гостя копытом.

— Успокойтесь, очаровательная мисс, — Нерон отвесил поклон. – Не хотел вас напугать.

— Вам определенно не стоит подкрадываться к пони, — недовольно сказала Рэрити, соскакивая с табурета.

— Не имел ничего дурного на уме, — сказал Нерон, многозначительно отводя взгляд. – Я заглянул, чтобы узреть прекрасные наряды от не менее прекрасного модельера. Должен признать, слухи несколько… преуменьшены!

— О, спасибо, — гордо зардевшись, ответила Рэрити, поправляя гриву. – Очень приятно, что в… откуда вы там пришли, наслышаны о моем бутике. Кстати, как вы сказали, вас зовут?

— Нерон, милая леди. Я друг принцессы Селестии!

— О неужели! Мы знакомы с принцессой, я создавала наряды для кантерлотской элиты.

— Поэтому я здесь, — Нерон вальяжно направился к Рэрити с нехорошей улыбкой. – Не могу не попробовать такую прекрасную пони.

— Вы очень милы… что значит попробовать?!

Нерон подошел к Рэрити вплотную.

— Вы вторгаетесь в мое личное пространство, — возмутилась Рэрити, одолеваемая нехорошим предчувствием.

Нерон, проигнорировав замечание, высунул длинный, шершавый язык и с громким «мннняяяям» провел им по шее Рэрити.

— Йййааааааааааа, — завопила Рэрити, отпрыгивая. Нерон пару секунд стоял причмокивая и глядя в потолок.

— Зефир… — сказал он задумчиво.

— Мерзавец! Вон из моего бутика! – Рэрити магическим образом подняла цветочный горшок с целью опустить его на голову нахалу.

— Я всего лишь попробовал тебя, — невозмутимо сказал Нерон. – Обычное дело. Для меня, конечно. У каждой пони свой вкус, ты не знала?

— Во-он! – вопила Рэрити, угрожающе левитируя горшок.

— Да ладно… я же тебя не съем… прости… секунду… — Нерон резко нагнулся, кашлянул и отрыгнул комок шерсти прямо на ковер. – Прошу прощения, у меня такое постоянно. Впрочем, у тебя же есть кошка, так что ты должна быть в курсе.

Горшок со свистом полетел в Нерона. Тот поймал его лапами, сгрыз цветок и осторожно поставил на пол.

— Ну, все! ТЫ САМ НАПРОСИЛСЯ! – воскликнула Рэрити, поднимая несколько пустых манекенов.

— А вот это уже зря, — Нерон едва успел отпрыгнуть, как в паре дюймов от него пролетела деревянная голова. Не дожидаясь следующего снаряда, он покинул бутик.

— Истеричка! – воскликнул Нерон, отбегая на некоторое расстояние.

— Получай!!!

Нерон пригнулся, чтобы избежать болезненного столкновения с деревянной болванкой.

— И ты еще шила платья для элиты Кантерлота?! – возмущался Нерон, бегая туда-сюда. – Да ты же мул!

— Хам! – Рэрити в горячке подняла мусорный бак и метнула его в хихикающего Нерона.

Бак не долетел до цели, упал и перевернулся, выворачивая все содержимое на траву.

— Счастье есть! – воскликнул Нерон и с удовольствием запустил лапы в мусор. Рэрити заткнула рот копытом, чувствуя приступ тошноты.

— Носочки! – воскликнул Нерон, размахивая находкой. – Носочки! Носочки! Носочки!

— Что тут происходит? – раздался задорный, хрипловатый голос Рэинбоу Дэш, которую привлек шум. Она опустилась на лужайку между Рэрити и Нероном.

— Дэш, сделай что-нибудь! Он меня облизывал!

— Он тебя облизывал? – переспросила Дэш, расправляя крылья.

— Я её попробовал, — сказал Нерон, увлеченно растягивая носочек. – Она на вкус как зефирка. А ты Рэинбоу Дэш? Самый быстрая пегас в Эквестрии?

— Во плоти! – грубо сказал Дэш. — А кто ты?

— Нерон, дух пороков… с плотью, — гордо объявил себя котопонь. Он сделал большой прыжок и внезапно оказался нос к носу с Рэинбоу Дэш. И так же резко и бесцеремонно провел языком по её морде.

— Хм… сладкий перец, – удовлетворенно произнес Нерон.

Без лишних криков и драмы Рэинбоу Дэш подхватила его под лапы и они вместе взмыли в воздух.

— Эй, ты что делаешь?! – возмутился Нерон. – Я же не пегас, я не летаю!

— Это твои проблемы, — сурово ответила Дэш и направилась к озеру.

— Нет! Только не в воду! Не надо в воду! Нет!!!

Но пегас была неумолима. Нерон с истерическим воплем полетел вниз. Наблюдая сверху, Дэш увидела, как синий демон шлепнулся в воду и тотчас, большая часть озера накрылась ледяной коркой.

— Никто не смеет лизать меня! – самодовольно крикнула Дэш и описав круг над озером, полетела к Понивиллю.

Она опустилась у «Карусели», когда Рэрити закончила собирать разбросанный Нероном мусор.

— Будет знать, как связываться с Рэинбоу Дэш!

— Спасибо, — сказала Рэрити, одолеваемая нервным тиком. – Я у тебя в долгу. Никогда еще не встречала такого омерзительного монстра. Он отрыгнул шерсть прямо на мой ковер.

— Да откуда он взялся?! – Дэш возмущенно фыркнула.

— Понятия не имею, он заявился в бутик несколько минут назад, съел мой цветок, рылся в моем мусоре… облизывал меня! Мне надо принять ванну.

— Я лечу к Твайлайт, — сказала Дэш. – Кем бы он себя не называл, Твай должна знать, что с ним делать.

— Но Твайлайт уехала с Сильверхартом в Кантерлот, — возразила Рэрити.

— Долететь до Кантерлота — как два яблока сжевать, — уверенно сказала Дэш, собираясь взлетать. – А ты предупреди остальных, что у нас проблема.

В мгновение ока пегас исчезла в облаках.

А тем временем, на берегу озера раздвинулся камыш и появился Нерон, покрытый водорослями и грязью.

— Семь тысяч лет назад пони даже посмотреть на меня боялись, — проворчал он, отряхиваясь. – А теперь они обзывают меня, бросают в меня мусор и топят в озере, — внезапно он рассмеялся. – Какой потенциал!

Сейчас он походил на монстра как никогда. На фоне почерневшей от влаги шерсти горели пламенем два желтых глаза с узкими щелками зрачков да белозубый оскал. Нерон был доволен. Он встал на задние лапы, выпрямился и поднял голову. Черная лапа протянулась к Солнцу и оно, застывшее на небосводе с момента потери хозяйки, плавно двинулось дальше по своему дневному пути. А на боку Нерона проявилась кьютимарка Селестии.