Нерыцарственные рыцари

Рыцарь-грифон, это вам не сияющий герой в доспехах. Рыцарь-грифон это то, что и рыцарем назвать трудно, но как назвались, так и живут. У них нет мыслей о великих подвигах, а лишь жажда приключений и наживы. За ваши деньги, они делают работу, где годятся мышцы, крылья, клюв, сталь и смекалка. Но вам стоит помнить: где грифоны там проблемы.

Гильда Диамонд Тиара

От первого лица

Несколько зарисовок, в которых повествование ведётся от лица второстепенных персонажей.

Другие пони

О новый чудный мир!

Беда пришла в Эквестрию откуда не ждали. Новая правительница страны сделала всё что в её силах, но странный жемчужный туман оказался сильнее. И теперь у неё есть только один выход - спасти всех, кого ещё можно, уведя жителей страны в новый, неизвестный мир.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Колгейт Сестра Рэдхарт Чейнджлинги

Противоречие

Пусть они все говорят, что ты мертв. Но я не перестану надеяться, что когда-нибудь дверь скрипнет, и в углу комнаты появятся зеленые прорези твоих глаз. Страшных, вгоняющих в ужас, но таких желанных, таких...родных...

ОС - пони Король Сомбра

Удар молнии в механические крылья

Полёт на многокилометровой высоте на высокой скорости в разреженной атмосфере, когда малейшая ошибка может стоить жизни пилота. Потеряешь компьютер — рухнешь вниз камнем. Рэйнбоу Дэш учили не доверять чувствам, но когда техника подводит, остаётся верить только в собственные силы.

Рэйнбоу Дэш

"Дружба Не Для Нас"

Преимущества и недостатки жизни в волшебной машине.

Твайлайт Спаркл

Дымный цикл

Маленький сборник зарисовок, ничем особо между собой не связанных — кроме того, что важную роль в них играют курящие поняшки. Ничего не знаю, у всех свои фетиши... и вообще, одними носочками сыт не будешь!

Рэйнбоу Дэш Трикси, Великая и Могучая Другие пони Человеки

Тёмная Луна

Альтернативная история самого начала мультсериала. Приближается тысячный день Летнего Солнцестояния, день, когда на свободу должна выйти Найтмэр Мун. Тайный Орден Тёмной Луны, основанный ещё до её изгнания, начинает действовать, чтобы Найтмэр Мун могла добиться своего и над Эквестрией воцарилась вечная ночь...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Навёрстывая упущенное

Насколько притягательной для двух друзей жеребячества, чьи дороги давно разошлись, окажется мысль вернуть всё назад?

Другие пони

Последний урок магии дружбы

Небольшой рассказ о бессмертии, старости и о самом тяжёлом уроке магии дружбы.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: MurDareik
Пролог Глава 2

Глава 1

Пришлось перезалить...

Обещание… То, что нельзя нарушить в моем мире. Древний договор с самой сущностью моего мира. Оно сильнее смерти, оно несет в себе власть. Слова… мой мир состоит из слов, они связывают его в единое целое. Это ничем не хуже и не лучше магии, веры или любви, что объединяет иные миры, просто другой вид первичной сущности, что лежит в начале всего.

Одно слово, сказанное в нужное время в нужном месте способно изменить саму сущность мироздания, но если в других мирах это всего лишь мимолетные звуки, в моем они имеют форму. Кристаллы или осколки — могущественные артефакты, дающие власть над нашим миром. И я его отдал… Я тот, кто, возможно, обрек мой родной мир на медленную и мучительную гибель от рук снежной ведьмы, а впрочем… мне плевать. Меня здесь ничего уже не держит, ведь ведьма… тоже дала обещание.

Слова обещания превратились в свет, теперь нет обратного пути, а впрочем, его никогда и не было. То, что предначертано обязательно свершится… Да, кажется, именно так говорится в священном писании, что Фрейя всегда носила с собой. Она была слишком чистой для этого мира, ей просто не было здесь места, среди этой грязи, среди таких, как я.

— Джениус… — позвала меня ведьма. — Нет, не так, я буду звать тебя воином, ведь имя должно отражать твою сущность. — она неприятно ухмыльнулась. — Так знай же, воин, в том мире нет места для тебя, твое сердце омыто кровью, а твоя душа истерзана. Для них ты не более чем ночной кошмар, но есть способ это исправить, — голос ведьмы завораживал, заставлял забыть о том, что происходит вокруг.

Мир давно потерял краски, свет размывал очертания предметов, уничтожал тени, полутона, превращая все в беспросветное белое марево. Неизвестно откуда налетевший ветер растрепал волосы ведьмы, делая ее все больше похожей на какого-то снежного демона. А может, она и была им? Потрескавшиеся белые губы что-то беспрерывно шептали, белые глаза смотрели сквозь меня.

— Будет больно, — предупреждение? Если бы я не знал, кто передо мной, поверил бы в ее заботу.

— Я не боюсь боли, — ее было слишком много в моей жизни.

Она резко вскинула голову, теперь я видел, что свет шел от нее.

— Я ставлю печать на твою сущность, ибо нет ему места в ином мире, — по венам как будто пустили раскаленный металл. Больно? Боль ничто по сравнению с этим. Я молча терпел, когда меня пытали, но сейчас…

— Я ставлю печать на твои уста, ибо слова твои принесут лишь печаль, — я слышу ее, но не понимаю, боль застилает мой разум…

— Я ставлю печать на твою волю, ибо воину не место там, где нет войны, — слова, почему я слышу их так отчетливо, они как будто звучат у меня в голове.

— Я ставлю печать на твою память, ибо принесет она лишь разочарования, — каждая печать сопровождалась новой вспышкой боли, как будто действительно клеймили, а может, так оно и было.

— Я ставлю печать на твое имя, ему не прозвучать в новом мире, — «имя»? Что еще она заберет у меня? Неужели еще хоть что-то осталось? Смешно… странная реакция, но я знаю, что чтобы она не отняла, я получу гораздо больше.

— Я ставлю печать на твою веру, скованная цепями, она больше не воспарит, — боль слабеет, или я просто привык к ней? Не знаю, да и есть ли разница? Дышать по-прежнему тяжело. Грудь как будто стянули стальные канаты…

— Я ставлю печать на твое сердце...

— Постой, ведьма, — я снова могу связно говорить, а не стонать от боли? Даже не надеялся, впрочем, это сейчас как никогда кстати. — Если ты заберешь все это, что останется от меня?

Она замерла, подняв на меня свои белые глаза.

— Кошмары, — ответила снежная дева. — Я оставлю тебе кошмары, воин. Это то, чем ты являешься, для мира Света, то, чем для тебя являюсь я, — она улыбнулась, по-настоящему. Теперь мне действительно страшно… Как в детстве, не думал, что когда-нибудь снова это испытаю, но я все же улыбаюсь ей, сам не знаю почему.

— Теперь меня ждет новый мир?

— Да, врата открыты, — она взяла меня за руку. — Мы не встретимся больше.

— Я не буду скучать, — она весело рассмеялась.

— Не будь так уверен в своих словах. И, воин, помни — печати хрупки, даже я не знаю, что произойдет, когда сломается последняя. Но знай, теперь тебе некуда возвращаться.