Автор рисунка: aJVL
Глава 23. Аудиенция и экспресс-прогулка к Ночному Замку. Глава 25. Ночные гости и возвращение

Глава 24. Вечерняя встреча и Ночной замок

!

Глава 24. Вечерняя встреча и Ночной замок.
****

Кантерлот. Город. Вечер.
Выйдя за пределы замка, Эндрю Арзес Новер, стал искать часы. Раньше, будучи

человеком, он не задумываясь поглядел-бы на руку, или достал-бы сотовый. А

теперь? А теперь надо искать часы, либо на столбах с фонарями, которые ещё не

горели, но скоро должны были их зажечь, так как вечерело, или спросить у

прохожих, которых у дворца, по вполне понятным причинам, почти не было.

Некоторое время Арзес понаблюдал за сменой караула у внешних ворот замка.
"Откуда они стырили этот ритуал? Как пить дать видели смену наших часовых у

Могилы Неизвестного Солдата." — подумал белый аликорн глядя на сам процесс.
"Стоп! Если я был приглашен к шести на аудиенцию, смена постов вечером либо в

семь, либо в восемь! Так какого Дискорда я здесь стою? В кафе, там-же меня этот

купец ждёт!" — и Эндрю рванул галопом к тому кафе-бару, где ещё утречком у него

была такая интересная встреча.

****

Белый аликорн нёсся как метель, во время ураганного ветра зимой, по улицам

Кантерлота. Наконец, вот и кафе-бар. Чуть продышавшись, Арзес, телекинезом

открыл дверь и вошел в кафе.

 — Я же говорил, что этот айсберг прилетит! — проорал кто-то с дальнего стола.

****

Эндрю повернулся в сторону "сильношумящего". На него, с самого дальнего стола,

вытаращились семь пар грифоньих глаз. И их выражение, не предвещало ничего

хорошего. Внимание белого аликорна было приковано к тому столу, а вот то что

творилось рядом, Арзес не заметил. А между тем, всё было очень банально. За

ближним столом тоже сидело два грифона, только этот стол не попадал в угол

обзора аликорна и естественно Эндрю не заметил, как приличного размера дубинка,

свистнула вдоль пола, и Арзес, почувствовав сильную боль в копытах, рухнул на

пол. Но никто из грифонов не догадывался, что падать, Арзес тоже умел. Падая,

аликорн вытянул задние копыта, хоть они и отозвались болью, и вот уже один из

обидчиков, валится под стол вместе со своей дубиной, получив копытом точно в

мышцу бедра. Вспышка рога, и комок плотного и колючего снега, летит в клюв

второго. Пока комок снега был в воздухе, ещё одна вспышка рога осветила зал.

И вроде-бы безобидный комок снега, чуть изменив форму, превратился в плотный,

кусок льда. Грифон был быстр, но недостаточно быстр. Он успел лишь чуть

отвернуться, но ледяной снаряд, как запущенный профессионалом бейсбольный мяч,

с хрустом и звоном ударил грифона в голову.

****

Все, кто наблюдал дальнейшее действие, не могли точно сказать что там

произошло дальше. Свет в помещении потух, лишь красным отсветом светился рог

аликорна. Вокруг его тела появилась огненная аура, потом она стала плотнее,

и этот шар огня, прямо по воздуху метнулся к столу где, уже повскакав со своих

мест, находились семь грифонов. Аура распалась, а на шеях грифонов возникли

каменные ошейники, которые со скрипом начали сжиматься. Глаза белого аликорна

темнели, как будто они заполнялись смолой. Рог светился оранжевым светом,

а от самого Арзеса несло жаром, в котором сгорали потрескивая невидимые

пылинки.

****

 — Вы, пернатые ублюдки, — громко произнёс белый аликорн. — Я тут пыжусь,

хочу мир спасти, а вы тут мстить мне вздумали? У вас вообще мозги повысыхали?

Вы всего двух дюймах от превращения в объекты для таксидермиста. Кому это я

ТАК дорогу перешел, что вы меня вдевятером решили ухайдокать? А ну, отвечай,

когда я спрашиваю! — рявкнул Арзес, рог сверкнул и в зале опять загорелся свет.

Каменные ошейники ещё чуть сжались.

 — Ты... хы... обидел дочь посла... — еле выговорил чуть более тёмный, по

отношению к другим, грифон, пытаясь передними лапами освободить горло от этого

каменного ошейника.

 — Ха, — аликорн чуть повеселел, жар пропал, но ошейнки продолжали держать

грифонов в своих объятиях. — Передайте послу, которого пока я ещё никуда не

посылал, что иммунитет посла, данный ему, не даёт иммунитета его дочери,

особенно за воровство. Ошейники, исчезнут за пределами помещения, попугаи.

Заберите тех двоих что у входа. И запомните, я Эндрю Арзес Новер, не для того

пришел в этот мир, что бы каждая пернатая тварь мне угрожала. — Арзес повернул

голову к стойке бара, где, полными ужаса глазами, на него глядел владелец

заведения. — Хозяин, ты извини за этот бардак, но ты сам видишь, какое у тебя

здесь, — Эндрю повернул голову к грифонам. — "Дружелюбное" гостеприимство.

Стоп, кошатины! — прервал шевеление грифонов Эндрю. — По пять бит скинулись

за этот бардак. Я свои тоже вложу. И за тех двоих у входа вложите. — когда

на столе появилось сорок пять бит, Арзес, телекинезом выудил из поясной сумки

пятибитный "пятак" и добавил его к общей куче. — Как видите, я честен.

Свободны!

****

 — Всем оставаться на местах! — прогремела команда от двери кафе. — Городской

патруль Кантерлота!

****

Арзес, делая фейсхуф, заметил, что этот жест сделали и хозяин заведения и

несколько посетителей. "Пора этот бардак возглавлять, если не можешь его

предотвратить." — подумал Арзес, мгновенно телепортировавшись к стоящим на

пороге гвардейцам. Только тут Эндрю заметил, что это был не совсем обычный

патруль. Четыре единорога, три пегаса. Явно усиленная группа, вот только Арзес

не мог сообразить для чего.

****

 — Хаюшки. — поприветствовал он старшего. — Извините, лейтенант, но у нас тут

уже всё закончилось, и вы пропустили самое интересное. Разрешите представиться...

 — Я уже знаю как вас зовут. — грубо ответил начальник патруля. — Я вас видел

с нашим капитаном. Что здесь произошло? — спросил серый единорог уже строже.

 — Если коротко, — Эндрю решил всего не говорить. — Кто-то выпил лишнего,

пришлось надеть ошейники. — и белый аликорн указал на медленно приближающуюся

группу окольцованных вокруг шей грифонов. — Мне пришлось это сделать, кстати,

не из-за вашей-ли медлительности, лейтенант?

 — Вообще-то это охрана посла! — строго сказал единорог справа от лейтенанта.

 — Да хоть самого императора грифонов. — став серьёзным ответил Арзес. — Если

в чужой столице они так себя ведут, то что говорить про провинцию? Пришли в

гости, пусть ведут себя как гости. Или вы не согласны, лейтенант? Ко мне лично

у хозяина заведения претензий нет. — белый аликорн посмотрел на владельца кафе

за стойкой и спросил. — Я ведь правду говорю? — и подмигнул глазом незаметно

для патрульных.

 — Да, да... — коротко ответил тот.

 — Ну вот, — продолжил Арзес повернувшись к патрульным. — Так что тут всё

впорядке.

 — Ладно. — ответил начальник патруля. — Мы их с собой всех заберём. Только,

сэр, вы не могли-бы снять эти ошейники?

 — Как только они переступят порог этого заведения, — Эндрю хихикнул, и

продолжил. — Ошейники сами исчезнут. Так что вам, лейтенант, осталось только

довести их до резиденции посла. Простите, вы моё имя знаете, а вы себя не

назвали.

 — Лейтенант гвардии, Хоргас Хартстрингс. — ответил серый единорог. Потом он

переключился на зал. — Все грифоны арестованы! На выход строго по одному!

 — Лейтенант, тут под столом, ещё коллекция. — ехидно заметил белый, стоящий

слева, единорог-патрульный. Некоторое время телекинезом вытаскивая побитых,

и ругаясь, патрульные попытались поднять попавших под раздачу. Это было

сделать тяжело, так как у одного грифона, было сотрясение мозга и он не мог

самостоятельно стоять, у второго не слушалась задняя лапа, и ему тоже нужна

была помощь.

 — Это вы их так? — тихо спросил один из белых единорогов-патрульных у аликорна.

 — Буйные слишком были. — так-же тихо ответил Арзес и подмигнул вопрошающему.

 — А ты крут, двоих разом... Хорошо, я забыл. — улыбнулся в ответ единорог и

продолжил помогать другим своим сослуживцам.

****

Один из грифонов с ошейником, попытался, раскрыв клюв, начать вопить о

справедливости типа: "Или арестуйте всех, или освободите нас!", но закончить

ему не дали. Один из патрульных-единорогов, не оборачиваясь, лягнул его куда-то

в район солнечного сплетения и грифон-правдоискатель сразу затих.

 — Клюв раскроешь тогда, — начальник патруля глядел на согнувшегося грифона

и улыбался. — Когда я тебе разрешу. — повернулся к патрульному. — Сержант, блок

на клюв и на передние лапы. — и офицер пошел смотреть, как эту нестройную толпу

выводят на улицу. Там скорее всего появился ещё один патруль, и грифонов плотно

окружили. Получивший приказ сержант, сверкнул рогом и пытающийся дышать грифон,

остался в скрюченной позе с невидимыми блокираторами.

****

Когда весь этот перьевой и копытно-шерстяной табор исчез за дверью, белый

аликорн, повернувшись к хозяину заведения, заметил:

 — У тебя утром был уже инцидент с грифонами, — Арзес весело глядел уже

синими глазами на белого единорога, с чаплинскими усами, который так всё и

стоял за стойкой. — Тебе было мало? Зачем таких в заведение пускаешь?

 — Пока ты не пришел, было тихо. — ответил угрюмо единорог. — Но ты прав,

надо было догадаться что они кого-то ждали. Слишком много их было. И это,

спасибо что так быстро почти без разгрома всё уладили.

 — Вот там. — белый аликорн указал на опустевший стол, где лежало пятьдесят

бит. — Лежит компенсация за твои страдания. Забери. — и Эндрю стал внимательно

высматривать посетителей за столами в поисках знакомого купца.

****

Взгляд аликорна Арзеса, скользил по присутствующим посетителям. Большинство,

встретившись взглядом, одобрительно моргали или подмигивали, одобряя поступок

Эндрю, правда находились и те, кто испуганно прятал взгляд. И лишь один, белый

единорог, смотрел на Арзеса несколько по другому. Аликорн зафиксировал на нём

взгляд, и как белый ледокол двинулся в его направлении.

 — У вас здесь не сидят? — улыбаясь спросил Арзес, остановившись рядом со

столом где сидел купец Бур Рокфельд.

 — Нет. — тихо ответил белый единорог, он ещё не знал, что Арзес тоже умел
"словами играть".

 — И даже в темницах? — уточнил белый аликорн, наклонившись к единорогу.

****

Только теперь, единорог поняв, что именно его спросили про "сидят", даже

засмеялся.

 — Не знаю, пока там не бывал. — отсмеявшись ответил он. — Стол занял я,

давай, присаживайся.

 — Ну здравствуй, Бур. — поздоровался Арзес, сев на скамью и ткнув копытом в

копыто Рокфельда. — Давно здесь?

 — Примерно минут сорок. — ответил Бур. — Я хотел встретить тебя снаружи, я

сразу этих пернатых вычислил, для чего они тут сидели. Но не хватило духу. Один

из них меня видел с тобой. И дал мне понять, чтоб я не дёргался.

 — Да, бывает. — подтвердил Арзес, ещё раз оглядывая кафе. На аликорна уже

никто не глядел, все забыли тот инцидент что случился минут десять назад.

 — Я вот что хотел узнать, — робко начал купец. — Эта магия, что у тебя, что

это?

 — Магия шести стихий. — коротко ответил Эндрю.

 — Вода, холод, воздух, земля, природа, — начал перечислять единорог, потом

осёкся, и с вытаращенными глазами уставился на Арзеса. — И...

 — Огонь. — закончил за купца белый аликорн.

 — Но ведь это запрещено! — полушепотом, полукрича возмутился Бур.

 — У меня привилегия. — ответил белый аликорн. — И давай это не обсуждать.

 — Хорошо. — тихо согласился единорог, пряча взгляд.

 — Ну и чудненько! — Арзес повернулся к хозяину кафе. — Дружище! Два эля, без

закуски, сюда! Пожалуйста побыстрее! — потом повернулся к купцу. — Я сдержал

слово. — Бур Рокфельд поднял взгляд, а аликорн, телекинезом раскрыв сумку и

вытащив пропуск во дворец, небрежно бросил его на стол. — Это тебе.

 — Что это? — удивлённо спросил единорог.

 — После десяти, сегодня, тебя ждёт её высочество Селестия. — ответил Эндрю.

Примчалась единорожка, та самая, что была утром, поставила две кружки, но,

даже не спросив про деньги, слиняла.

 — Ну ты даёшь! — восторженно произнёс Бур Рокфельд. — Ты такой важный?

 — Я не важный, я центровой. — подмигнув, ответил белый аликорн, приступая к

выпиванию напитка. Оторвавшись от кружки, он продолжил. — Говори ей всё, что

рассказывал мне. О том, что я навешал твоим обидчикам, тоже расскажи. — Арзес

снова припал к кружке, доканчивая её. Потом, допив, посмотрел на купца строго

и без сентиментов. — А вот о том что ты видел за эти сорок минут, рассказывать

не нужно. Ну всё, — белый аликорн встал из-за стола. — Пойду я. Если придёшь в

гости, ищи дом-пейзаж, он здесь, рядом. Догадаешься. — и Эндрю направился к

выходу.

Уже стоя в дверях, Арзес услышал громкий возглас Бура: "До встречи, Эндрю!

Спасибо тебе!", и обернулся. Он увидел взгляд единорога, не напряженный, не

просто весёлый, а взгляд, в котором была радость и надежда, что наконец-то

его проблемы закончились. Белый аликорн лишь слегка кивнул в ответ, и вышел

на улицу.

На улице был поздний вечер. Быстро дойдя до крыльца своего нового дома, белый

аликорн прислушался к ощущениям и осмотрелся. Прохладный горный ветерок продувал

улицу, гоня прочь духоту городской жизни и привнося запахи свежести и влаги.

Как расплавленное красное золото растекалось зарево заката по крышам белого

Кантерлота. В небе, летали птицы, и редкие облака, подсвеченные, ещё не ушедшим

за горизонт, дневным светилом, создавали изумительную по красоте картину. Как

долго простоял Арзес любуясь пейзажем, он сам не заметил. Время летело быстро.

Ещё раз окинув взглядом великолепие пейзажа, шумно втянув ноздрями свежий воздух,

Эндрю расхохотался неизвестно почему. Прохожие, идущие мимо его дома, беспокойно

оглядывались, на этого странного жителя.

"Вать машу! Ведь действительно, охренительная красота." — подумал белый

аликорн. "Такого на Земле не увидишь, там всё тучами и грязной атмосферой всё

закрывается, а тут?!...". Арзес оглянулся на замок, точнее на башню принцесс,

что была прекрасно видна с крыльца его дома. Там, в вышине, на малом балконе

стояли два аликорна. Одна, кажущаяся розовой, в лучах заходящей дневной звезды,

принцесса Селестия, чуть подсвечивая своим рогом, направленным на Солнце,

поторапливала дневное светило. Рядом, прижимаясь к своей старшей сестре, стояла

темно-синяя принцесса ночи, Луна. Она тоже светила рогом, но направлен он был на

восток. Именно оттуда, Арзесу мешали дома, должно было подниматься ночное

светило.

Мимо Арзеса торопились местные жители, день заканчивался, и наступало тёмное

время суток, а большинство пони спешили лечь спать с наступлением ночи. Так было

заведено ещё тысячилетия назад, и теперешний уклад жизни, почти не менялся.

****

Прошло несколько минут и Солнце, направляемое могучей энергией правительницы,

ушло за горизонт. Но оно ещё долго отсвечивало, не позволяя ночи мгновенно взять

власть над небом. Огромная, белая луна взошла над городом и страной. Медленно,

как проявляются снимки на фотобумаге, начали загораться звёзды. Арзес всё стоял

и смотрел, на это огромное, уже ночное великолепие. Переведя взгляд на башню, он

увидел одну лишь принцессу ночи, Селестия ушла, оставив свою сестру на ночном

посту. Там в вышине, в окружении только своего неба и ночного света, обдуваемая

лёгким, прохладным ветром, стояла та, которая силой своего, чуть светящегося

рога зажигала в быстротемнеющем небе, десятки и сотни звёзд, складывая из них

причудливые узоры созвездий.

"Всё, ща свихнусь!" — подумал Эндрю и повернулся к входной двери, приложил

копыто к двери, уже зная в каком месте, и снова, с музыкальным сопровождением,

сработал магический замок. Белый аликорн, не зажигая света, прошел на второй

этаж. Постояв над огромной кроватью, или как Дэн назвал-бы — "траходромом",

которую строители поставили почти рядом с балконом, Арзес рухнул в неё, как

подкошенный. "Спокойной ночи тебе, Тия. Счастливой тебе ночи, Луна." — подумал

Эндрю и сон, быстро принял его в свои объятия.

****

****

Замок Найтмер Мун. Ночь.

Два аликорна шли по каменистой площадке, теряющейся в ночном тумане. Одна

была тёмно-синяя, цвета ночного неба, с серебрянными накопытниками и тёмной

тиарой, другая ярко-синяя, без каких-либо регалий. Идущая чуть впереди,

тёмно-синяя аликорн, она-же принцесса Луна, чуть засветила рогом и остатки

тумана, скрывавшие огромные, величественные руины Ночного замка, улетучились

открывая всё сооружение. Второму аликорну, Лэре Фёст, не нужна была эта лёгкая

демонстрация погодного контроля. Её зрение, усиленное с помощью сенсоров и

расширенное за пределы видимого спектра, позволяло видеть замок даже в тумане,

причём во всех подробностях. Киборг-аликорн, лишь улыбнулась, такому "сервису"

от ночной принцссы. Лэра остановилась. Какое-то слабое, не изученное излучение

шло от этих серых стен, и чем ближе приближалась киборг к этим стенам, тем

тревожнее вели себя датчики не стандартных излучений. Принцесса Луна обернулась,

она сама вызвалась быть "гидом" по этому замку, но остановка Лэры, была не

запланированной.

 — Чего ты испугалась, Лэра Фёст? — тревожно спросила Луна.

 — Мои датчики показывают непонятную активность неизвестной энергии. — тихо

ответила ярко-синяя аликорн. — И, уважаемая принцесса, мне неведом страх. Просто

в меня заложены инструкции, как действовать, если сталкиваюсь с тем, что совсем

неизвестно моим архивам и, возможно, несёт опасность.

 — Это древняя магия. Магия Найтмер Мун. — грустно сказала принцесса. — Идём,

препятствий и опасности нет, как нет и самой Найтмер Мун. — и, чуть поникнув

головой, Луна направилась ко входу в замок.

ИИ: "Я бы не пошла."
ЗЛ: "Гы. Цифровые боятся?"
СА: "Опять до скандала хотите?"
ИИ: "Хорошо! Идём. Защиту и напряжение на рог на максимум! Знаю что расход

энергии большой, но лучше не рисковать."
Вокруг Лэры возникло слабое свечение, а рог слегка резонировал и по нему

пробегали маленькие искорки. Киборг медленно, будто ощупью, как можно тише,

направилась за принцессой Луной.

Ночная принцесса скрылась от визуального наблюдения внутри руин, но Лэре

и не нужен визуальный контакт. Радар и сканер прекрасно сообщали где именно

находится "их ночное высочество". Следом за принцессой ночи, в здание вошла

ярко-синяя аликорн. Короткий обзор во всех спектрах, проверка радаром каждого

угла, и вот уже полная картина здания во всех проекциях и отцифровках ложится

в архив в виде виртуальной модели. Темно-синяя аликорн, с грустным взглядом

осматривала зал. Вот одиноко, по середине зала, уже без контейнеров, хранящих

когда-то Элементы Гармонии, стоит причудливое сооружение. Дальше, у самой стены,

на высоком постаменте стоит памятник, копия Найтмер Мун в натуральную величину.

Статуя передавала всё: от величественности и силы персонажа, до его красоты

и страха, вселяющегося в души пони, которые видели Найтмер Мун.

Мимо принцессы прошла Лэра Фёст, которая вроде-бы осматривала стены и

частично уже осыпавшуюся мозайку на стенах. На самом деле киборг вела съёмку

внутреннего помещения, составляла виртуальную экскурсию, будет что посмотреть

после монтажа и перевода на плёнку. Ощутив, что опасности уже нет, Лэра Фёст

убрала своё энергетическое поле.

 — Добро пожаловать в МОЙ ЗАМОК! — донёсся до звуковых сенсоров Лэры, голос

принцессы усиленный эхом от стен и особенностью произношения.

Ярко-синяя аликорн обернулась. И увидела, как быстро меняется тело принцессы,

как она становится выше ростом, меняется цвет шубки с тёмно-синего на чёрный,

как меняются её глаза, изменились накопытники, появился шлем. Во рту, теперь

уже пасти, блеснули острые зубы.

ЗЛ: "Вот это да! Круто. Ты всё записала?"
ИИ: "Я сама в ступоре! Но съёмка идёт. Потом покадрово разберём."
 — ТЫ ХОТЕЛА ОГРАБИТЬ МОЙ ЗАМОК, НИЧТОЖЕСТВО?! — другим, более глубоким

голосом, который должен был вселять страх, заговорила преображенная принцесса,

точнее уже не она, а королева вечной ночи — Найтмер Мун.

 — Принцесса, вы прекрасно знаете что я пришла сюда не для этого. — ответила

киборг изобразив улыбку. — Ваше преображение выглядет эффектно, возможно что

вас в таком виде боятся все. Но в данный момент, вы интересуете меня только с

точки зрения красоты образа.

 — Ты можешь ценить красоту? — всё ещё другим голосом, но уже без давления

спросила преображенная принцесса. — Как?

 — Вы меня не совсем поняли, ваше темное высочество, — опять изобразив улыбку,

ответила Лэра. — Я сравниваю ваш облик со всеми известными мне красивыми

портретами, статуями, что признаны произведениями искусства, и вы занимаете

среди них достойное место. Могу-ли я вас попросить об одной услуге, ваше

высочество?

 — Проси. — внутри Луны боролись темная и светлая сторона. Она не понимала,

как, этой, не обладающей магией пони, удаётся разговаривать с ней, великой

повелительницей ночи так, что она, принцесса, сама хочет выполнить какую либо

просьбу этой Лэры Фёст.

 — Вот там, — ярко-синяя аликорн махнула головой в сторону статуи Найтмер

Мун. — Я видела статую, очень похожую на ваш облик. Можете-ли вы встать рядом,

я хочу сохранить в архиве ваше сходство.

Принцесса ночи чуть пожала плечами, но послушно пошла к своей статуе, встала

рядом и попыталась изобразить то-же движение что было отражено в монументе.

Потом, опустившись на передние копыта, чуть наклонив голову, оскалила клыки

и спросила, слегка покраснев:

 — Ну, Лэра, как? Похоже?

 — Всё, снято! — коротко ответила киборг, сделав шаг к принцессе. — Это было

действительно великолепно. — Лэра Фёст опустилась на одно колено и

добавила. — Покорнейше благодарю вас, ваше королевское высочество.

****

Принцесса вернулась к своему обычному облику, и уже весело поглядела на Лэру

Фёст.

 — Встань, чудо другого мира. — тихо произнесла принцесса ночи. — Я вижу ты

не боялась меня, хотя ты и говоришь что не чувствуешь страха. А ведь ОНА могла

превратить тебя в пыль, одним ударом своей магии.

 — Вы бы этого не сделали, ваше высочество. — ответила Лэра, смотря себе под

копыта. — Внутри вас доброе сердце и вообще, по моим данным у каждого живого

существа бывают моменты, когда он становится своим антиподом, но внутри, даже

в минуты страшного помешательства, у каждого что-то остаётся светлое и чистое,

пусть и спрятанное очень глубоко.

 — Лэра, — удивлённо спросила принцесса. — Ты сейчас говоришь как живая пони,

а ведь ты...

 — Да, я автомат, механизм, — в который раз киборг объясняла своё поведение,

но она не раздражалась этим, ей это даже нравилось. — Но в меня заложена

личность, которая когда-то была живой. И её понятия о добре, зле и чувствах,

перенесены в меня. Трудно перевести мир в логику действий машины, но я стараюсь

поступать и действовать так, как действовала бы живая пони. — и киборг, в

который раз, изобразив улыбку, посмотрела на принцессу своими не мигающими

глазами.

Принцесса ночи задумалась, очень сложно понять то, что не имеет аналогов в

мире Эквестрии. Но доля истины в словах Лэры есть, и Луна, уже улыбнувшись

в ответ, спросила уже по другому:

 — Что ты хотела узнать об этом замке, Лэра?

 — Мне, если позволите, — киборг чуть поклонилась. — Нужно взять образцы

материалов из замка.

 — Пожалуйста. — ответила принцесса ночи. — Только как ты возьмёшь образец

камня, если у тебя нет магии, и тебе нечем его расколоть?

Лера не ответила. Она подошла к тёмно серой глыбе, наверное свалившейся с

потолка и встала в трёх футах о неё. Прицелилась в край камня и включила мощный

генератор ультразвука, с узкой, направленной полосой.

Принцесса не могла поверить своим глазам, на вершине камня, возникла красная

точка разогретого материала, постепенно она увеличивалась в длину и тонкая

красная линия пересекла камень. Линия медленно продолжала удлиняться, пока не

достигла нижнего края глыбы. Ярко-синяя аликорн, обошла камень и дымка пыли

появилась над другой стороной. Через некоторое время, Лэра, обошла глыбу ещё

раз, посмотрела на принцессу, подмигнула и со всей силы ударила по краю камня.

Как лёд под ударами топора, часть камня, почти без звука откололась от основной

массы и упала на пол. Пораженная увиденным, принцесса, медленно, с опаской

подошла к киборгу.

 — Что это? — спросила Луна у загадочной путешественницы.

 — Высокочастотный ультразвук направленного действия. — честно ответила Лэра.

Луна перевела взгляд на ровный, как отполированная столешница, срез камня.

Это было невероятно! Так можно сделать только магией и то, сначала отрезав, и

лишь потом отполировав этот камень.

 — Но это ведь оружие! — возмутилась принцесса.

 — На три фута? — спросила в ответ киборг, чуть наклонив голову. — Не думаю.

Во первых, это действует только на твердые поверхности. Во вторых, что бы его

применить, мне нужно семь-восемь секунд на подготовку и цель должна быть

неподвижна. В третьих, такая глубина резки мгновенно не достигается. Максимум

четверть дюйма за семь секунд. Так что это назвать оружием можно лишь с большой

натяжкой. — и Лэра посмотрела на результат своей работы. Потом добавила, с

кривой усмешкой. — Но вскрыть амбарный замок можно тихо и быстро.

 — Ну, хорошо. Допустим. — согласилась Луна, чуть улыбнувшись. — А что теперь?

Естественно на этом сюрпризы для принцессы не кончились. Лэра, наклонилась

головой к ровной поверхности и чуть приоткрыла рот и, принцесса вздрогнула:

из открытого рта киборга, чуть слева, выдвинулась маленькая, едва заметная игла,

на конце которой что-то светилось. Игла, коснулась отполированной поверхности,

и быстро убралась обратно. Ярко-синяя аликорн выпрямилась, постояла, замерев,

обрабатывая результаты.

 — Что это такое было? — спросила Луна.

 — Щуп, анализатор химического состава. — киборг говорила заученными фразами.

Принцесса переводила взгляд то на камень, то на Лэру Фёст. Закрыла глаза,

потрясла головой прогоняя какие-то мысли, и опять с удивлением взглянула на

киборга. Интерес перед страхом взял верх и Луна спросила:

 — Что ты узнала, Лэра?

 — Базальт с вкраплениями никеля и перестроенной атомарной решеткой для

увеличения прочности. — ответила киборг и опять отвесила поклон принцессе.

 — Сколько лет этому материалу? — спросила принцесса ночи.

 — Приблизительно одна тысяча девятьсот девяносто три года, плюс минус два

года. — проинформировала Лэра Фёст. Потом, добавила немного другим

тоном. — Скоро юбилей.

У Луны отпала челюсть. Такой точности определения даты строительства замка

не могли похвастаться никакие единороги: ни маги, ни историки, ни археологи.

 — Вы не удивляйтесь, ваше высочество, — мягко успокаивала Луну ярко-синяя

аликорн. — У вас магия, у меня технологии. Не все технологии реализуемы в этом

мире. А большинство других реализовывать не стоит, так как у вас есть им

замена — магические заклинания.

Принцесса пришла в себя и осмотрелась. Через пролом в крыше, зал озаряло

ночное светило, придавая замку, тревожные и грустные очертания. Принцесса

глядела на её бывшую тюрьму: мысли, чувства, воспоминания о ссылке. Всё

смешалось и Луна, напрочь забыла зачем она здесь и кто стоит рядом.

Лэра проследила за взглядом ночной принцессы. Максимально приблизив к себе,

с помощью "миллионного зума", спутник планеты, киборг визуально быстро

пробежала по его поверхности.

ИИ: "По историческим данным, она там тысячу лет провела. Врут наверное."
ЗЛ: "Тысяча лет и там? Невероятно!"
ИИ: "Нам там делать нечего. Забыли. Пора прощаться."
 — Ваше высочество! — обратилась киборг к ночной принцессе. — Спасибо за

интересно проведённое время. С вами очень интересно и познавательно. — Лэра

погрустнела. — Мне очень жаль, но мне надо следовать моему плану на

сегодня: движение по лесу строго на юг, до кромки леса, и обходя лес по

внешнему периметру, вернуться в Понивиль к рассвету.

 — Постой! — Луна вернулась из воспоминаний. — Ты действительно хочешь

пересечь Вечнодикий лес в такую ночь в одиночку?

 — Это не проблема, ваше высочество. — ответила киборг. — Нет такого живого

существа, которое сможет меня догнать.

 — Но ведь темно... — начала ночная принцесса и осеклась. Она поняла как

Лэра оказалсь у её замка ночью, а зрение... Да, нет предела развитию науки.

Принцесса одобрительно качнула головой, распахнула свои темно-синие, как

ночное небо, крылья и, взмахнув ими, взлетела к проломленной крыше, и оттуда,

сверху, пожелала:

 — Тогда, успешного тебе возвращения в Понивиль, Лэра Фёст! — последние

слова Луна прокричала уже снаружи замка.

Проводив системой слежения принцессу, киборг, сделав несколько шагов, вышла

через пролом в стене на улицу. Проделав щупом манипуляции с почвой под

копытами, Лэра записала данные о составе почвы в архив и ещё раз осмотрелась

радаром и в инфракрасном диапазоне вокруг себя. Медленно обошла весь замок по

периметру, снимая его с миниподсветкой в видеофайл для архива.

ЗЛ: "Тут бы не помешал капремонт."
ИИ: "Ну предложи местным."
ЗЛ: "Да иди-ты, ничего ты не понимаешь!"
ИИ: "Да мы сейчас его виртуально реконструируем, знаешь как выглядеть в

архиве будет!"
Подойдя к тыльной стороне замка, Лэра натолкнулась на очень крутой спуск

с горы. Это конечно была не пропасть, с вертикальными стенами, но наклон

в шестьдесят семь и три десятых градуса делал почти невозможным спуск на

четырёх копытах.

ИИ: "Спускаемся здесь. Придётся работать крыльями. Иначе потеряем контроль

над спуском."
ЗЛ: "Согласна. Работаем!"
Прыжок! Быстрый полёт в свободном падении, с хлопком, как шелковый парашют,

распахиваются огромные ярко-синие крылья, и планируя, Лэра устремляется к

зарослям Вечнодикого леса, что растёт у подножья горы. За пять метров до

поверхности, крылья складываются и как огромный, ярко-синий снаряд, тело

аликорна падает в чащу, с хрустом обламывая ветки ближайших деревьев и

кустарников. Лэра приземлилась на четыре копыта, механические ноги спружинили

и киборг, переключив зрение на термооптику, снова взяла темп в семьдесят пять

миль в час по пересечённой местности заросшей лесом.

****

Бешенная скачка по тёмному лесу. Мелкая живность, разбуженная приближающимся

дробным топотом, сотрясением почвы и треском ломаемых сучьев, в ужасе

разбегалась. Те кто покрупнее, стремились рассмотреть сего ночного гостя, но

увы, скорость потенциальной жертвы была настолько стремительной, что даже

древесные волки были в замешательстве.

Наконец, среди деревьев, показался просвет. Но Лэра уже знала что это не

конец леса, это было небольшое, круглое по форме озерцо. Киборгу пришлось

слегка изменить маршрут, что бы обойти водную преграду, и вот, ярко-синяя

аликорн, мчится по берегу озера. Из под копыт, срываемые мощными и быстрыми

ногами, летят ошмётки прибрежного дёрна, взлетая на высоту до двух метров.

Лэра, не выходя из термооптического диапазона, осмотрела озеро. Там, в глубине,

двигались какие-то неясные очертания живых существ.

ИИ: "Изучение фауны мы отложим на потом."
ЗЛ: "Купаться, я думаю, не стоит."
Вдруг, "бревно", лежащие поперёк дороги, резко "прыгнуло" на встречу копытам

киборга. Скорость аликорна была приличной и ИИ, успев выше подобрать передние

копыта, не успела поднять задние, что бы перескочить, столь неожиданно возникшую

преграду. Мощнейший удар, тело киборга закрутило, и Лэра Фёст, едва успев

сгруппироваться, что бы не повредить себе ничего при падении, с хрустом и шумом,

пролетев ближайшие кусты, врезалась в дерево. Раздался глухой удар и скрип, и

высокое, кудрявое дерево, чем-то напоминающее большую земную лиственницу, с

грохотом упало в глубь чащи, поднимая страшный треск ломаемых сучьев и веток

от соседних деревьев, и долгий, продолжительный шорох осыпающийся листвы,

напоминал о только что случившеся ночной катастрофе.

Медленно, как ленивый червяк, бывшее бревно, присыпанное дерном, а теперь

хвост хладнокровного неизвестного существа, обитающего в глубинах лесного озера,

начал втягиваться в воду. Птицы и мелкие животные, столь неожиданно разбуженные

по среди ночи, ещё несколько минут, криками, уханьем, писком и гамом оглашали

окрестности, но постепенно ночь брала своё, голоса утихали, под тихие трели

цикад, и лишь ровная гладь озера слегка всколыхнулась, когда кончик хвоста,

столь резко остановивший киборга, булькнул, скрывшись под, отражающей ночное

небо, поверхностью водоёма.

Вечнодикий лес вновь погрузился в ночную тишину.