Автор рисунка: Siansaar
Глава 35. Контакты, конфликты

Глава 36. Путешествие туда... ч.1

Глава 36. Путешествие туда... ч.1

Едва караван отошел от стен Кантерлота, Дэн, шедший за тёмно-синими братьями

пегасами, замедлил шаг и пошел впритык слева от Арзеса.

 — Эндрю, — тихо голосом начал свою прилюдию черный аликорн, наклоняясь прямо к

уху белого. — Как ты думаешь, за какое время мы дойдём таким табором до границы?

Арзес, повернув голову и смерив взглядом размер каравана, быстро повернулся к

черому аликорну и в тон, так-же негромко ответил:

 — Дня за четыре, я так думаю. — он повёл глазом и смотрел уже поверх головы,

Дэна фон Бюррена. — Ты вот ответь мне, сам-то, зачем согласился в этом балагане

участвовать? Гвардейцев ещё тренировать и тренировать, офицеров строить, а ты?

 — Обойдутся недельки две. — Дэн улыбнулся. — Перерыв. — потом он подмигнул

своему другу и добавил. — И я теперь тебя одного не оставлю.

 — Вообще-то, совсем недавно тут кое кого, всей кодлой во главе с её темным

высочеством Луной искали, — ехидно заметил в ответ белый. — Так что неизвестно;

кто кого должен "одного не оставлять"! — закончил Арзес и изобразил ехидную

и очень весёлую мордулица в стиле Ичимару Гина.

Дэн от удовольствия сей картины хрюкнул и воззрился на облака. Когда он снова

посмотрел на своего друга, взгляд черного аликорна был серьёзным и вопрошающим.

 — Кэп, ты не увлекайся. — весело подмигнув глазом, выдал Арзес. — Я вот что

тебя сейчас попрошу. — он стал серьёзным. — Давай-ка ты сейчас, мне озвучишь

текущую ситуацию, благо нам ешё топать и топать, — белый аликорн махнул головой

в сторону гор, — и расскажешь обстоятельно: что ты почерпнул из беседы с Тией и

разговором с послом и этим бешенным атташе. — Эндрю хмыкнул. — Только без своих

приколов. Факты и твои выводы, а я мысленно сравню их со своими. Потом выдам

результат своих размышлений. — Арзес улыбнулся. — Давай.

Черный как смола перепончатокрылый аликорн с белыми гривой и хвостом задумался,

уставившись в одну точку. Потом вздохнул и начал.

 — Империя грифонов, чем-то напоминающая Второй Рейх ( Германская империя —
1871 — 1918 ), — начал черный тихо, что-бы не привлекать внимания. — Вступила в

полосу политического правительственного кризиса. Нынешний правитель — Верхшовер

Пятый, доживает последние дни: рак, это рак, и тут уже ничем не поможешь. И к

своему несчастью, этот император-доходяга имеет единственного сына Лирхвира, к

ещё большему сожалению, с очень хреновым, как его, здоровьем. Таким образом, в

этой прямой ветви Тахаридов, наследников нет. Но есть родной брат текущего

императора, Таривал, который старше племянника всего лишь на два года, и

лишённый права на трон ещё при правлении деда. Есть ещё один момент. До начала

правления, Верхшовер, как бы это получше сказать... Заимел себе подружку из

бедного клана и оставил ей незаконнорождённого, но вполне здорового, сына

Альхевира. Тот, пронюхав, что "запахло горелым" в столице, решил поучаствовать

в разборках. По данным разведки он имеет уже приличное войско, лишь формально

подчинающегося лояльно настроенному к нынешнему императору герцогу Вирхсу.

Вообще-то у них там всё запутанно: Верховный совет кланов, состоящий из девяти

герцогов-правителей девяти земель, из которых состоит эта Грифонья империя,

что-то сродни Сенату при нашей такой правительнице — Анне Иоанновне. Могут

одобрить законы и указы императора, а могут и запихнуть эти указы в его глотку,

если что-то этому Совету не понравиться. — Дэн хмыкнул. — Я может невнимательно

читал справку из библиотеки, но шестьсот лет назад у них там так закончилась

династия Лархшетов. Типа тот Корлолис Третий закончил почти точь в точь как наш

Павел Первый. Конечно не от "апоплексического удара шкатулкой по компулу", но

что то сродни этому. Так вот, сейчас в Верховном Совете, пять этих герцогов

лояльны к императору, но двое из них — двоюродные братья Верхшовера, а тут ты

понимаешь, на первый план выходит уже не верность, а близкая родственность

в престолонаследии. И как бы меня и Селестию не уверял посол в их лояльности,

я не верю что эти два "страуса" не захотят половить рыбку в горных сугробах.

Теперь о брате императора. Таривал, он ещё тот фрукт. Имеет пост начальника

Генерального штаба Вооруженных Сил Империи. И является чуть-ли не единоличным

командиром элитных "бойцов неба", как брат императора. Замечу, он безземельный

герцог. То-есть не является правителем ни одной из девяти земель. Женат на

сестре жены одного из лояльных герцогов двоюродных братьев императора. Сын

этого "главкома", командир третьего батальона Личной Гвардии Императора. Причём

расквартирован сей батальон, всего лишь в полумиле от императорского дворца.

Однако вся Гвардия, в целом, верна императору до кончика хвоста. А вот на

военных постах остального военного механизма, судя по всему торчат те, кто будет

слушать начштаба как фюрера. Самое интересное, военный министр, уже не молод, но

верен императору, но кто его слушать будет? А вот личность генерал-майора фон

Персерта, начальника гвардии, очень интересна. Пойдёт на смерть, но Верхшовера

не предаст. Так что в момент прямого мятежа там весело будет.

 — Продолжай. — кивнул головой белый аликорн.

 — Так-же я сделал вывод, что исчезновение нашего посла, — фон Бюррен кивнул

головой вперёд. — Очень будет на лапу грифонам-мятежникам. Следовательно, его

захотят похитить у границы. — Дэн нахмурился. — Вот только в этой операции мы

и сопровождающие посла абсолютно лишние.

Дэн умолк. Арзес задумался.

 — Знаешь, — Эндрю криво улыбался, глядя на черного аликорна. — Ты не только

всё сказал верно, но и вывод дал правильный. Вот только... Чего теперь делать-то?

Мы ведь воевать с Империей не будем, да и сил маловато, твои соображения?

 — До границы доберёмся, а там пожуём, увидим. — Дэн смотрел на еле видневшиеся

вдали горы. — Если грифоны попытаются нашего посла "вытянуть", вмешаемся. — "фон"
весело хмыкнул. — В крайнем случае вызову демона и кое-кому оторвём лишние части

тела. — Арзес улыбнулся, а Дэн продолжил. — Ну, а как исполнителям отвесим,

дальше найдём гениального автора сценария похищения. С ним я буду беседовать

лично. Главное не лопухнуться, а дальше мы прорвёмся.

В этот момент аликорны заметили что караван медленно останавливается. То ли

посол решил немного отдохнуть, то ли что-то случилось с одной из повозок, но над

караваном прозвучала зычная команда шеф-сержанта пегаса "Стой! Стоянка полчаса."
Как будто сгустившись из воздуха, рядом с аликорнами материализовались два

тёмно-синих пегаса близнеца, личные порученцы принцесс.

 — Куда?... — начал задавать вопрос тот что слева.

 — Мы или вы?... — продолжил тот что справа.

 — Прорвёмся? — в один голос спросили они.

 — Хлопцы-синюшные, — Дэн был в своём репертуаре. — Вам принцессы не говорили

что подслушивать х... гадко и мерзко?

Два братца переглянулись с улыбкой, и снова поглядели на черного аликорна.

 — Мы с вами... — левый опять начал.

 — В одной команде. — добавил правый.

 — Так что у вас... — левый.

 — От нас секретов быть... — правый

 — Не должно! — закончили они хором.

Арзес вспомнил фильмы о Гарри Поттере. Там тоже были два таких типа, только

рыжих.

 — Вот что, шутники, — обратился к ним белый аликорн. — Как вас звать-то, а

то мне о вас принцессы сказали что "пойдут два наших порученца", а назвать вас

не удосужелись.

 — Брюс Найтлайт. — представился правый, с кинжалом вниз на кьютимарке.

 — Брис Найтлайт. — представился левый.

 — А может наоборот, — весело, в один голос добавили пегасы.

 — Вот вы всё лыбитесь, — Дэн был серьёзен. — А сложить два и два совсем не в

состоянии?

Пегасы убрали улыбки и переглянулись.

 — Чтоб вы свои лбы не морщили от напряга, — черный аликорн говорил учительским

тоном. — Я коротко вам скажу: есть вероятность, почти сто процентов, что нашего

посла на границе попытаются выкрасть, а весь наш копытно-перьевой табор, за

ненужностью свидетелей, вырежут и сделают вид что так и былО. — глаза пегасов

понимающе погрустнели. — Вижу вам знакомо понятие "вырежут". — закончил Ден с

кривой улыбкой.

Братья грустно уставились в землю.

 — Ладно, — аликорн прищурил свои красные глаза. — Хоть вы и у наших принцесс

шестерите, но мы с вами сработаемся!

 — Чего?... — обиженно протянули два синих пегаса.

 — В общем так. — "фон" стал серьёзным. — Готовы-ли вы, братья Найтлайт, не

только выполнить приказ принцесс, но послужить нашей стране верой и правдой?

Арзес едва сдерживал смех, глядя на пафосно-серьёзное выражение "мордылица"
у друга.

 — Готовы! — ответили братья, выпятив грудь.

 — Тогда так, братья-клоуны, — Дэн решил "поставить задачу". — Посол наш, хоть

и из гвардейских офицеров, но ещё тот "лопушок добра и процветания". По этому,

приказываю: первое — усилить бдительность. Второе — в населённых пунктах, через

которые будем следовать, НИЧЕГО И НИКОМУ АБСОЛЮТНО не говорить как, куда, почему,
"за каким" и "всколькером" следуем, и на все попытки выяснить у вас или у охраны
"куда" и "зачем", лучше врите, но правды — ни-ни! Третье — каждую ночь, друзья,

хотите или не хотите, но необходимо дежурить в небе; как вы это делать будете,

меня не касается: делите ночь пополам, уговаривайте пегасов охраны, но дежурьте.

Обо всех нюансах: заметили кого интересующегося караваном или "вам показалось",

о лишнем интересе местных жителей — всё быстро докладывать либо мне, либо Эндрю

Арзесу Новеру. Четвёртое — договоритесь с охраной, пусть обоз следует от нас на

расстоянии получаса ходу как отдельная единица. Если будем становится на отдых,

пусть они не приближаются. Постарайтесь где нибудь раздобыть карту окольних

дорог идущих с нашей в одном направлении: манёвр уклонения с пути, лишним не

будет, авось запутаем следы стукачам.

 — Каким... — Брюс широ раскрыл глаза.

 — Стукачам? — братец его поддержал.

Дэн даже фыркнул раздраженно, а белый аликорн хмыкнул и покачал осуждающе

головой.

 — Жеребята вы, — выдохнул грустно Арзес. — Как мы через ворота всем табором

выходили, минимум сотни четыре свидетелей было. Вы чтож думаете, в Кантерлоте

нет грифоновских шпионов?

Братья-пегасы задумались.

 — Ладно, не впадайте в депрессию. — улыбнулся "фон". — Позовите-ка к нам,

начальника охраны посла. — пегасы пулей умчались исполнять поручение.

Через минуту, рядом с идущими аликорнами нарисовался тёмно-серый пегас в

серебристых доспехах с эмблемой солнца, щита и секиры.

 — Что-то случилось, уважаемые? — приподняв бровь, обратился он к аликорнам.

 — Случится, — грубым голосом ответил Дэн. — Если будешь считать ворон или

количество пройденных шагов. — черный аликорн знал что этот лейтенант новичок

в вопросах безопасности. — В случае опасности угрожающей жизни посла, твои

действия, лейтенант Ральх Альстайм?

 — Мои пегасы телами закрывают посла и уводят в безопасное место. — ответил

пегас-начальник, с интересом разглядывая кьютимарку Дэна.

 — Во, блин, Дэн! — белый аликорн был удивлён. — А лейт знает как надо охранять

клиента.

Пегас с интересом переводил взгляд с Дэна на Арзеса и обратно.

 — Значица так, лейтенант ВВС Эквестрии, — Дэна опять потянуло на хи-хи. — Ты

приглядывай за послом. Он хоть и бывший офицер гвардии, но вот тактики и всякой

там стратегии, он не обучался, ибо был "парадником", так что ты гляди за ним,

чтоб дров не наломал. Типа голову куда не надо не совал, не болтал со "случайно"

встретившимися личностями и не бегал за кобылками.

Лейтенант скорчил недовольную гримасу, всем видом говоря: "Это я и без сопливых

знаю".

 — Ты, лейтенант, — Арзес влез в разговор тихо, но в голосе, на грани, так

сказать, были слышны командирские нотки. — Будь добр, соблюдай субординицию, и

не корчь рожи недовольные. Или ты думаешь что нас тебе "навязали" принцессы?

 — Но я возглавляю караван, охрану посла и ... — начал возмущаться пегас, но

Дэн его прервал.

 — Ты руководишь охраной посла и решаешь внутренние вопросы каравана: кто, что,

где везёт, а так же, кто, что, как и когда хавает. — "фон" смотрел строго. — На

большее, увы, ты здесь претендовать не можешь. — видя как лейтенант опять хочет
"возбухтеть", черный аликорн продолжил. — Дело не в звании и не в поставленной

задаче. Всё дело в опыте. У тебя, лейт, его несоизмеримо меньше чем у меня. Так

что не будем меряться хвостами, а просто каждый выполняет свою работу. Я — вся

безопасность в целом, ты занимаешься послом и хозчастью каравана. Это ты уяснил?

 — Да, — грустно ответил пегас. — Но ...

 — Вот же бл... Упёртый! — тихо выругался белый аликорн, с интересом взглянув

на лейтенанта. — Дружище, у тебя в роду ослов не было? — заметив гневный взгляд

пегаса, Эндрю с давлением продолжил. — Отставить, лейтенант! Ваша задача уже

прозвучала, исполнять! Если начнёшь качать права, у тебя лично завтра по службе

никаких неприятностей не произойдёт, так как не будет самой службы, ты меня

понял? — и, дождавшись стойки смирно от лейтенанта, Арзес рявкнул. — Свободен!

Пегас, развернувшись кругом, чуть-ли не строевым шагом удалился.

 — А казался таким приличным... — грустным и задумчивым взглядом проводил его

Дэн. — Эх... Ещё работать с ними и работать. — "фон" повернулся к другу. — Надо

теперь посла "обработать", только делать это будешь ты, а я пойду шеф-сержанта

напрягу с телегами, пусть отдельно следует, а то пока наши синие братья-пегасы

сообразят что и кому говорить, вперёд сам сделаешь. — и развернувшись, черный

аликорн направился к первой повозке, где сиреневый единорог-доктор, шеф-сержант

белый пегас с угрюмой физиономией и два тягловых земнопони, впряженных в

повозку, о чём-то тихо переговаривались.

Найдя посла, светло-желтого пегаса, с фиолетовой, но уже седеющей гривой,

со странным именем Люклель Бальт, что в этот момент убирал какой-то чемодан

на телегу, Арзес, уже зная его имя от Селестии, обратился к нему так:

 — Люк, бросай свой багаж, дело есть. — и белый аликорн улыбнулся.

Посол медленно повернул голову к аликорну, приподнял бровь, и тоном гордого

и оскорблённого начальника выдал:

 — Капитан-инструктор, потрудитесь обращаться ко мне моим полным титулом и

полным именем, — чемодан занял своё место в телеге, и Бальт повернулся к Эндрю,

встав в героическую позу, и даже будучи ниже аликорна, смотрел будто сверху

вниз.

Арзес выругался про себя, но решил такого "прыща" не раздражать.

 — Сэр лорд Эллигтонский Люклель Бальт, — Эндрю запомнил как его называла

солнечная принцесса. — Так как я, со своим другом, отвечаем за безопасность

всего каравана, у нас для вас, будет некоторая просьба по соблюдению, так

сказать, техники безопасности во время путешествия.

 — Что такого, — пегас-посол оттопырил нижнюю губу в знак пренебрежения, и

криво улыбнулся. — Я должен знать от двух безродных "инструкторов"?

Тут Эндрю вскипел.

 — Слышь, ты, лорд-сморчок, — глаза аликорна потемнели. — Мы в походе, и тут

нет времени выяснять кто кому и сколько раз "Ку" произносить должен. И запомни

один раз и твёрдо — не указывай мне откуда и каково моё происхождение. А не то

ты увидишь, что лорды также как и обычные пони, могут на ровном месте получить

такого леща, что не унесут. — Арзес немного успокоился. — Меня, её высочество

принцесса Селестия, лично просила посмотреть за тобой и караваном. "Как бы чего

не вышло." Ты ведь на нашей беседе до конца не досидел, дела какие-то у тебя

были. — Эндрю прищурился и продлжил. — Мы ведь к грифонам в пасть едем, а не на

прогулку. А эти летуны буйные, могут много проблем создать, как нам, так и тебе,

такому "высокородному".

К беседующим, подошел черный аликорн, и встал позади посла, прислушиваясь к

разговору.

 — Что они нам могут сделать? — опять приподняв бровь, спросил посол, немного

убрав своё пренебрежение и пропустив грубость аликорна. — Они же союзники.

 — Ты, Люклель, можешь мне не верить, — белый аликорн хмыкнул. — Но считай,

что я доктор, а ты пациент, и, следовательно, постарайся выполнять наши, пусть

и не приятные, рекомендации.

 — Хорошо, старший инструктор, Эндрю Арзес Новер, — посол криво улыбнулся. — Я

весь во внимании.

 — Значица так, — белый аликорн сменил тон. — Если вы, многоуважаемый посол,

куда-то пошли, будьте столь снисходительны и уведомите о вашем "походе за

приключениями на круп" вашу охрану, а лучше моего друга, — Арзес мотнул головой

мимо посла в сторону черного аликорна. Пегас оглянулся, хмыкнул, увидев Дэна,

и снова повернулся к белому аликорну. — Теперь, если надо остановить караван,

сначала передайте просьбу нам, а не сами там распоряжайтесь. И, наконец, мы

очень просим, при личных встречах, по дороге, так сказать, с кем-бы то ни было,

не распространяться о нашем путешествии, даже если это ваши старые друзья,

которых вы знаете с самого детства.

 — Неужели вы думаете?... — начал посол, но был перебит Дэном, подошедшим

ближе.

 — Предательство, как бы оно плохо не звучало, — черный аликорн говорил с

нажимом. — Часто бывает неосмысленным. Кто-то что-то сказал, рядом кто-то

стоял, этот второй, вдруг при разговоре своему другу расскажет что встретил

вас, и вы идёте туда-то. Так невзначай. Но тот, третий, может это запомнить

и сказать четвёртому и т.д. — "фон" строго посмотрел на посла, — Вы, лорд,

готовы поручиться за всю цепочку информации, что там не будет агентов грифонов?

Пегас-посол задумался, потом перевёл взгяд на Арзеса и спросил.

 — Откуда вы всё знаете? — лорд был удивлён. — Её королевское высочество не

распространялось на счёт вас, но всё-же. Вы кто такие, на мою голову?

 — Мы не из этого мира, дорогой, — ответил с улыбкой Дэн. — И выглядели раньше

по другому. Но там где мы жили, войн было много и почти непрерывно, так что

оттуда наши знания. — черный аликорн ткнул копытом пегаса. — Не боись, солдат

дитё не обидит. И будет лучше, если ты будешь к нам и мы к тебе, обращаться по

именам. Так короче и быстрее. А то пока выговоришь "Сэр лорд Эллигтонский

Люклель Бальт, ложитесь, а то вас пристрелят из арбалета", действительно

окажешься с болтом в голове.

 — А почему вы моё имя сократили? — уже без заносчивости спросил посол у белого

аликорна.

 — Видишь-ли, — Арзес задумался, рассказывать этому чудику о "Звёздных войнах"
или не стоит. — В нашем мире есть выдуманный герой, по имени Люк Скайуокер. Ну

я и сократил... Ты извини, если не приятно. Ты по возрасту вроде старше нас, так

что извини.

 — Да нет... — пегас отвернулся, смотря в сторону. — Всё нормально. Просто так

меня звала мать. Давно... — глаза посла погрустнели. — Очень давно. — он стал

серьёзным и собранным. — При личных встречах обращайтесь по имени, разрешаю. А

а вот в официальных встречах, будьте добры, называть мой полный титул. — он

посмотрел на Дэна. — Ладно, постараюсь выполнить ваши условия безопасности.

 — Ну, тогда успехов, "ваше высокородие". — не без ехидства пожелал пегасу Дэн,

и, пройдя мимо посла, увлёк своего друга за собой, оставив посла грустно смотреть

аликорнам вслед.

 — Ну как тебе посол? — черный аликорн прям сочился ехидством, идя рядом с

белым.

 — Перебор. — Эндрю хмыкнул. — Правда после его "требования", ты его не слышал,

я думал будет хуже. Главное, он адекватный. А это уже плюс. Да, кстати, — белый

аликорн нахмурился. — Что-то наша стоянка затянулась, ты поторопить караван не

хочешь?

Дэн быстро слинял в направлении повозок и охраны, раздался свисток пегаса

шеф-сержанта, и караван, предварительно разделившись на две части, снова

тронулся. Телеги теперь не спешили, они, по рекомендации Дэна, должны были

специально немного отстать. Три телеги скарба, с запряженными в них шестью

земнопони, три пегаса охраны во главе с шеф-сержантом, с выражением "мордылица"
напоминающего "всех заставлю сортиры чистить", не торопясь, двигались за

основной группой.

Основная группа, возглавляемая одним из сержантов, семенила по дороге к едва

видневшимся горам на горизонте. До ближайшего лесного массива, что тянулся

вплоть до гор, был примерно час перехода. Группа была достачно крупной: два

аликорна, единорог-доктор, девять пегасов охраны посла (командир, три сержанта

и пять капралов), два синих пегаса порученца принцесс, ну и наконец сам посол,

что озираясь по сторонам, шествовал в "коробочке" из четырёх охранников-пегасов.

Черный аликорн окинул всё воинство, хмыкнул, и спросил белого, причём очень

громко, чтобы все слышали:

 — Если нас много, то кто нам страшен? — и от души засмеялся.

Вечером, когда огненно-оранжевый диск солнца, в начинающем темнеть безоблачном

небе, скрылся за верхушками деревьев, и тень, отбрасываемая стволами лесных

исполинов, что росли здесь уже более ста лет, слилась в единую наползающую, как

разлившиеся из случайно опрокинутой чернильницы, черноту, по не большому каравану,

что растянулся, длинной цепью, похожей на струящуюся, разноцветную как радуга,

цепочку рабочих муравьёв, спешащих с добычей к своему муравейнику, на узкой,

лесной, грунтовой, утоптанной, но уже успевшей за лето зарасти по краям не

высокой и хиленькой, в этом лесу гигантов, травой дороге, прозвучала протяжная,

словно зов сирены, команда от черного аликорна, "Сто-о-ой! Тпру-у-у!

При-и-иплы-ы-ыли-и-и!".

Вроде-бы обычная команда, но вот продолжение весёлым тоном в виде "Всё, бл...,

жрать, бл..., и спать, бл...", окончательно развеяло сон у тех, кто собирался

именно завалиться отдыхать после перехода. Но ещё больше все встрепенулись, когда

над останавливающимся караваном прозвучал голос белого аликорна Эндрю Арзеса

Новера: "Я щас матершиннику Дэну, глаз на круп натяну, и моргать заставлю!", а

дальше ещё было интереснее и созвучнее: "Вам, лейтенант, делать нечего, раз

бесплатный цирк смотрите? Занимайтесь хозяйством."

Когда к основной группе прибыл грузовой караван, на поляне уже весело горел

костёр, потрескивая свежесобранными дровами, размечены места для палаток и

тента, куда будут ставить повозки. Шеф-сержант раздавал команды по разгрузке

каравана, ему вторили выкрики одного из сержантов. Лейтенант, начальник охраны

посла, о чём то говорил с синими пегасами порученцами принцесс, ещё два капрала,

стоя слева и справа от посла, бодро озирались по сторонам.

 — А к фигам нам посёлок? — задал вопрос чёрный аликорн Дэн фон Бюррен, серому

пегасу сержанту, что убеждал пройти ещё час и расположиться под крышами. — Меньше

народу, больше кислороду. Лес, вечернее и ночное небо, костёр, каша "с дымком",

романтика! Да и любопытных чудиков меньше. — Дэн посмотрел на сержанта иронично

прищурив глаза. — Ты хоть замечал что по дороге нас считать пытались и смотрели

по какой дороге пойдём?

 — Кто считать пытался? — пегас напрягся.

 — Я хрен знаю. — отвернулся аликорн. — Жители прошлого посёлка, часа два назад.

Пялились на меня и посла, что чуть дырку в крупе лишнюю не прожгли. — пегас

сержант хмыкнул. — Я, конечно, сделал вид что не замечаю, но два ночных пегаса

меня явно знали. А вот я их кьютимарки не видел в Кантерлоте. — пегас нахмурился

снова. — Надо "совет" собрать наш, может что дельное придумаем. — черный аликорн

свёл брови и сказал со злостью. — Бл..., поймать этих двух ночников, харю и круп

им начистить, так чтоб их мама родная не узнала, и допросить, на кого и где они

работают. Хорошо так, очень вдумчиво допросить, чтоб обделались. А если будут

упрямиться и играть в Кибальчишей, точно из их шкур абажуры для настольных

ночников понаделать. — от последних слов пегас вздрогнул в ужасе. Физиономия

черного аликорна подобрела, и он добавил с улыбкой. — Не боись, при вас я это

делать не буду. Хотя вот мне интересно, — Дэн серьёзно посмотрел на сержанта,

и тот сглотнул. — Что бы ты сделал с тем, кто живя рядом с тобой, выпивая с

тобой по выходным рюмку чая, поздравляет тебя и твою семью с днями рождения,

радуется вместе с тобой рождению сына, — пегас погрустнел, было видно что он

задумался о чём-то. — Клянётся в верности принцессам, и ради сиюминутной выгоды

продаёт сведения уровня государственной тайны тем, кто собирается вас всех

ликвидировать? — пегас встрепенулся, и взглянул в глаза аликорна требовательно

и вопрошающе. Потом, до сержанта что-то дошло, его глаза уткнулись в землю,

и он часто задышал. Дэн, копытом, дотронулся до его спины, провёл по крылу и

тихо сказал. — Надеюсь, теперь ты меня понимаешь. — и пошел к пегасам, что были

сейчас за поваров и о чём-то переругивались.

Запах гречневой каши со злаками, свежеприготовленной в котелке, да ещё с
"дымком", могут оценить только те, кто сам это пробывал в густом, диком и глухом

лесу.

Пережевывая кашу, Дэн поделился наблюдениями с Арзесом. Тот, сделал почти

человеческий жест, пожав плечами, проглотил кашу и вымолвил:

 — Я их тоже заметил. — Эндрю посмотрел в небо. — В Кантерлоте, среди ночной

стражи, эти рожи не припоминаю. — он раздражённо махнул ложкой, и посмотрел на

костёр. — Были-бы здесь сотовые с фотиками, раз и фотохари на столе у принцессы

или Шедоу. А потом поприсутствовать при их допросе. Хе-хе. Хотя хрен их знает,

может мы просто на воду дуем.

Дэн уставился в костёр.

 — Я хоть и не знаю всех нюансов этого мира, — черный аликорн говорил тихо,

отложив недоеденную кашу и ложку. — Но отчётливый импульс презрения и ненависти,

что обрушился на меня, я почувствовал. Причём именно от той парочки. — Дэн топнул

копытом. — Говорил я сам себе, надо было к ним подойти, но... Эх...

 — Снявши голову, по гриве не плачут. — язвительно заметил Арзес. — Ладно, давай

отдыхать. В собачью вахту разбужу. Я ща пойду караул накручу. — он резко поднялся

на копыта и направился к охране посла.

Вдогонку улетел вопрос от Дэна фон Бюррена:

 — Завтра с утра ещё один посёлок, что будем делать если опять?

 — Берём и пакуем... — донёсся ответ.

 — Потом шинкуем и фаршируем... — продолжил под нос Дэн, вставая и ища свободную

палатку.

Через два часа. Там-же в лесу, на высоте трёхсот футов над кромкой леса.

Брюс Найтлайт, поговорив с братом, решил, что первую половину ночи он проведёт

в воздухе над лагерем. Была заманчивая мысль притаранить облако, но вот ветрок,

дующий хоть и тихо на северо-запад, не позволял надолго зависнуть на одном

месте. Держаться в воздухе около четырёх часов, это могут все натренированные

пегасы, так что он не боялся "устать" и свалиться в пике.

Крылья наполняла сила ветра, а над застывшим в лунном свете лесом, быстро

проплывали редкие облачка. Ночное светило было чуть справа, и мешало своим светом

обзору леса в северо-западном направлении, но Брюс всё равно видел в темноте

чётко и далеко. Тёмно-синий пегас стремился слиться с ночным небом, что-бы его

нельзя было сразу обнаружить, часто применял резкое изменение положения по

высоте, просто складывая крылья и падая камнем вниз.

На границе видимости, по верхушкам деревьев что-то мелькнуло. Брюс замер и,

напрягая зрение ещё раз просмотрел кусок леса, где он заметил движение. Резкий

бросок вниз, к самим вершинам деревьев, при этом не спуская взгляда с сильно

подозрительной области. Вот опять. Там точно кто-то был, и этот странный кто-то,

используя тени от верхушек выделяющихся высотой деревьев, медленно крался в

сторону лагеря. Тень, казавшаяся одной, разделилась. Там точно двое. Опять они

замерли, пережидая порыв ветра. Порученец Селестии прищурил свои желто-янтарные

глаза, и почти перестал махать крыльями, зависнув неподвижно.

Движение воздуха сзади и, Брюс, не успев обернуться для удара копытом, услышал

тихий шепот одного из аликорнов — Эндрю Арзеса Новера:

 — Ты что-то заметил, а?

 — Да. — так же, шопотом ответил пегас, не оборачиваясь, и следя за странными

подозрительными тенями. — Две цели, неопознанные пока. — он говорил едва слышно,

но аликорн его понимал. — Заметил минут семь назад. Искусно прячутся в тенях

деревьев, но именно летят. Часто замирают. Ориентир... — пегас прикинул. — Вон

тень от раздвоенной вершины в двухстах ярдах. — он не увидел понимающего кивка

аликорна, но продолжил. — На полкопыта зрительно влево ещё тень. Они сейчас там.

 — Тогда я пошел. — услышал пегас голос сзади сопровождаемый небольшой вспышкой.

Ночные пегасы, Линд Найтррер и Бард Найтсторм, ещё восемь лет назад числились

членами тайного общества "Орден Найтмермун". Но даже разгромное возвращение

Найтмермун, её превращение в принцессу Луну, и подпольное существование их

тайного ордена, не давало двум "буйным крыльям" необходимых ощущений. И с той

ночи, он стали искать дополнительную помощь извне.

Их завербовали около года назад. Одноглазый грифон, поселившийся в посёлке,

недалеко от Кантерлота и работающий кузнецом. Именно тогда он предложил им

помощь "в их нелёгком деле", если они "немного помогут грифоновской империи

обновиться".

Задание, полученное вчера утром, было простым. "Проследить за караваном в

направлении границы. Докладывать о движении, проверить количество охраны и

состав каравана." Для связи им дали странный волшебный кристалл. Стоило его

потереть крылом и через него можно было разговаривать.

И вот теперь, разведчики пробирались к каравану. Они знали что часовые будут,

но вот то что они будут ещё и воздушные, да ещё именно "такие", увы, не

предусмотрели.

Яркая вспышка позади двух ночных пегасов, они резко обернулись и едва не

забыли как махать крыльями. Ярко-белый аликорн, что был в составе каравана и

который должен был-бы спать и видеть как минимум третий сон, завис позади

парочки. Его глаза, цвета ночного неба, метали молнии, рог светился сиреневым

цветом, грива и хвост, развевались как неосязаемые облака. И голос, немного

грубоватый, но с долей ехидства и заинтересованности.

 — Вот скажите мне, чудики, — аликорн приподнял бровь. — Почему я не должен

вас сейчас-же распылить на атомы? Один мудрый че... Один правитель, говорил

так — "Нет пони — нет проблемы."
 — Э... — протянул один из ночных пегасов, окинув пространство для манёвра.

 — Не вздумайте бежать, — в воздухе материализовалось два ледяных копья, острые

наконечники которых, недвусмысленно намекали на смертоносность этого магического
"оружия". — Иначе умрёте уставшими. — тела пегасов и их крылья сковал холод,

замедляя их движения. — СТОЯТЬ!!! — рявкнул аликорн. — У меня острое желание

распотрошить ваши внутренности. Мне объяснить почему?

Оба пегаса опустили взгляд, и беззвучно что-то шептали.

 — Вижу что объяснения, с моей стороны, не обязательны. — аликорн удовлетворённо

хмыкнул. — Тогда я слушаю вас.

 — Мы заблудил... — начал один из пегасов, но в следующее мгновение его тело

покрылось инеем, на копытах возникли ледяные накопытники размером с наковальню

и пегас, уже почти не управляя своим телом, в ужасе, баззвучно открыв рот, рухнул

сквозь кроны деревьев на землю. Аликорн посмотрел ему вслед.

 — Упс... — белый аликорн посмотрел на второго пегаса. — Ложь будет обязательно

наказываться. И причём жестоко. — копья исчезли, рог аликорна зажегся желтым и

в воздухе возник желтовато-белый шар, в котором сгорали невидимые пылинки. — Как

ты думаешь, "ночник", — аликорн спрашивал с любопытством. — Прожаренный пегас,

это вкусно? — рядом возник синий пегас, с очень хмурым выражением мордашки.

Белый аликорн, сменив тон, спросил. — Брюс, у вас в Эквестрии принято оставлять

посты?

 — Нет. — в испуге ответил Брюс Найтлайт. — Но я там разбудил охрану, сейчас все

бдят. Я на помощь прибыл.

 — Тогда вниз спустись, спеленай "подарок" и доставь его в лагерь. Дэна не буди,

мне нужен живой объект для допроса. Сам снова на пост. — тихо отдал приказ белый

аликорн, дождался когда Брюс улетит вниз, снова взглянул на ночного пегаса и,

другим тоном, спросил. — Ну, чудик, что вы тут делали?

 — Следили за караваном... — не упел пегас опомниться, как из шара, тонкая как

леска, изломанная при не правильном хранении, хлестнула минимолния, прилично

ударив в грудь ночного пегаса, оставив на его серовато-синей шерсти черное пятно.

 — Ты собираешься говорить мне то что я и так знаю? — почти без эмоций, глядя

в глаза пегаса, поинтересовался аликорн. — Тогда ты мне не нужен. — огненный шар

увеличился в размерах.

 — Остановись! — испуганно выкрикнул пегас. — Я всё скажу. — он понуро опустил

голову, уши обвисли.

 — Вижу конструктивный диалог налаживается. — белый аликорн хмыкнул. — Давай,

спустимся вниз и побеседуем. — и огненный шар сжался до размеров копыта, всё ещё

вися в воздухе. — Не вздумай улететь. Он, — аликорн, глазом повёл в сторону шара,

и хмыкнул. — Самонаводящийся. Усёк?

Ночной пегас понял, что убивать его не собираются, чуть улыбнулся своим мыслям,

и направился под деревья. Аликорн, как белая тень, последовал за ним.

В ночном лагере.

 — Фак ю вери матч. — выругался Дэн фон Бюррен и открыл глаза, когда мимо его

палатки, с очень громким топотом, промчались минимум трое охранников. Черный

аликорн добавил что-то про родственников пробегавших мимо, про всю Эквестрию в

частности, и мелкую колкость про соображалку охраны, и лишь потом, встав со

спальника, высунул голову из палатки. Первым кого он увидел, был один из двух

капралов, что должен был стоять на посту у палатки посла. Он встретился с ним

взглядом, вышел полностью из палатки, зевнул, едва не вивихнув челюсть, и с очень
"доброй", но не предвещающей ничего хорошего, улыбкой, сделал несколько шагов к

капралу и спросил того:

 — В ухо или под дых?

 — А?... — удивился капрал.

 — МУ..К! — рявкнул Дэн. — ГДЕ ТВОЙ ПОСТ, КРЕТИН? — выражение "мордылица" Дэна

обещало капралу очень "весёлую" ночь.

 — В..в..в..вот-т-т т-т-там... — пролепетал пегас-капрал, указав дрожащим

крылом в сторону палатки посла.

Выбросив вперёд копыто, черный аликорн "приласкал" капрала по уху, и когда тот

шустро поскакал на свой пост, добавил в догонку:

 — Ещё раз оставишь пост без приказа, крылья оборву!

Внимание черного аликорна от продолжения "разборки" отвлёк вопль одного из

сержантов.

 — Ха, пленного привезли!

Дэн обернулся, сфокусировал зрение на источнике шума и внимательно осмотрел

ту часть поляны. Обвязанного, словно мумия, пегаса он увидел спустя несколько

секунд. Хищная улыбка наползла на физиономию "фона". Он твёрдым шагом направился

к своей жертве. Все, кто собрался посмотреть на пойманного, быстро раступались

перед черным аликорном, как льды перед атомным ледоколом.

Черный аликорн сделал последний шаг и остановился, глядя сверху вниз на

дрожащего от холода, мокрого ночного пегаса, с которого стекали ручейки талой

воды, а на копытах у него, висело по внушительной, но уже немного подтаявшей

льдине. Пленный в испуге рассматривал кьютимарку черного аликорна, потом, замер,

как кролик перед удавом, глядя ему в глаза.

Ден посмотрел в ответ. Пристально посмотрел. Раздался хлопок, как будто отрыли

бутылку шампанского и мерзко завоняло. Посторонние зрители исчезли быстрее, чем

пыль у сопла пылесоса. Лишь пегас-сержант, с кем Дэн вёл беседу о подсматривающих,

остался смотреть дальше, не испытывая к пленному сожаления.

Дэн повернул голову к сержанту.

 — Будь другом, притащи тучку. — аликорн повернулся к пленнику. — Помыть это

чудо природы надо. — "фон" убрал улыбку, а пегас-сержант быстро ускакал искать

облако. — Ну, жертва аборта, как ты долетался до жизни такой? — грубо обратился

аликорн к пленнику, и зевнул.

 — Вы ошиба... — начал блеять ночной пегас, но выскочившее из переднего копыта

черного аликорна лезвие упёрлось пленнику в горло, заставив пегаса умолкнуть.

 — Вот что, дорогой летун, ты здесь никто и звать тебя никак. — "фон" фыркнул

и оскалился. — Ещё одна фраза не в тему, я буду делать очень больно, но ты не

умрёшь, а останешься калекой, ибо это будет неизлечимо. Чтобы не было глупых

вопросов "я не я, и я не отсюда", твоя принадлежность к вражеским агентам не

вызывает сомнения, я тебя и ещё твоего друга в посёлке срисовал. Сейчас стоит

вопрос, на сколько ты мне будешь полезен. По этому, от тебя, и твоих показаний,

будет зависить, в каком состоянии ты поедешь к своему нанимателю в качестве

предупреждения: относительно целым или по частям. — черный аликорн состроил

пренбрежительную усмешку. — Ну, ты тратишь моё время.

 — Будьте вы прокляты, — буркнул ночной пегас, и добавил. — Ладно, выбора у

меня нет... Короче, слушайте...

Кантерлот. Замок. Башня сестёр-принцесс.

На балконе, под ночным небом, с медленно проявляющимися звёздами, и неторопливо

поднимающимся ночным светилом, стояли две аликорнессы, их королевские высочества

Эквестрийские принцессы Селестия и Луна. Рог младшей принцессы едва светился,

направляя движение ночного светила, глаза у принцессы были закрыты. Старшая,

с нескрываемым чувством любви и гордости, смотрела в лицо своей сестрёнки.

 — Лу, — прервала тишину Селестия. — Можешь дальше не управлять луной, она

дальше сама. — младшая принцесса, прекратила светить рогом и открыла глаза. — Я

вижу что ты сильно напряжена, сестрёнка, что случилось?

 — Я за Дэна беспокоюсь. — насупилась Луна. — Вот скажи мне, сестра, зачем ты

ему позволила идти с группой? Это так было нужно? Арзес один не справиться? С

ним же два наших с тобой личных порученца, и ты считаешь что этого мало?

 — Лу, — принцесса Солнца улыбнулась своей мягкой завораживающей улыбкой. — Я

многое поняла прочитав память Дэна. — Селестия отвернулась, и глядела с балкона

в темноту ночи, в сторону Грифоновской империи. — Он тяготиться мирной жизнью,

он ведь выучен убивать противников, не давать им ни малейшего шанса на спасение,

а мы тут его в рамки этикета и милых улыбок. Я, конечно, понимаю что его стоит

перевоспитать, но я не хочу ломать его психику. — старшая принцесса смотрела в

глаза Луны. — Именно потому что ты его любишь именно таким. Дерзким, весёлым на

грани, жестоким к врагам, абсолютно не пугащийся боли, которую может кому-то

причинить, и готовым свернуть горы ради тебя и друзей. Каким он будет после

моего "лечения"? — Селестия опять отвернулась в ночь. — Вот я и даю ему это

чувство свободы от моих "принципов добра". Я ведь тоже не святая, как многие

хотят меня видеть. Ты же из моих записей читала что было шестьсот лет назад.

Так пусть там, в походе, Дэн делает то что умеет делать лучше всего, не взирая

на нашу мораль: защищать себя, своих друзей и тех немногих, кого ему дали

в качестве подопечных, всеми возможными способами. — белый аликорн посмотрела

на ночную принцессу. — И поэтому считаю, да, наших с тобой, братьев-пегасов,

там точно мало. Арзес не военный, а Дэн да, так что вдвоём они справятся точно.

 — Тия, ты думаешь?... — договорить вопрос младшая принцесса не успела.

 — Я не думаю, — старшая правительница снова глядела в темноту ночи. — Я знаю!

Принцесса ночи немного успокоилась, но всё равно про себя подумала: "Нет, я

так это не оставлю. Попробую телепортироваться к нему, должно получиться. Но не

здесь. Не отсюда." — Луна бросила взгляд на Селестию. — "Чтоб она не видела,

сделаю вид что летаю над городом."- и ночная принцесса, взмахнув крыльями,

исчезла во тьме ночи.

Селестия смотрела в ту точку, где пропала её младшая сестра. "Влюблённая

глупышка ты, Лу. Ну тогда удачи!" Принцесса улыбнулась, каким-то своим мыслям,

и пошла прочь с балкона.

В пятидесяти милях от Кантерлота. Ночной лагерь в лесу.

Допрос пленного подтвердил его причастность к грифоновским мятежникам и к плану

разгрома каравана. В общем Дэн ничего абсолютно нового для себя не узнал, за

исключением резидента в посёлке. Быстро подтащив тушку соглядатая под зоркие очи

охраны, черный аликорн поручил им "за этим очень переспективным чудом природы"

присматривать, и собрался поспать ещё часа полтора, как прибыл Арзес с ещё одним

пленником. Коротко перебросившись фразами по текущей ситуации и "новостям" от

пленников, Дэн направился в палатку, а Арзес стал рассматривать содержимое

седельных сумок ночных пегасов. Найдя непонятный кристалл, белый аликорн очень

торжественно и с вопросом "что это за волшебная хрень" продемонстрировал его

сидящим под арестом. Те быстро, перебивая друг друга, объяснили его назначение.

Эндрю распорядился покормить арестованных, а сам пошел проверить наземные посты.

Вспышка рядом с палаткой уже задремавшего чарного аликорна, и охрана дёрнулась

в сторону вспышки под сочную матерную триаду из палатки, по поводу экспериментов

со вспышками и намёк на судьбу целостности конечностей экспериментаторов при

повторе эксперимента. Но все замерли, когда из вспышки появилась ночная принцесса,

Луна. Ещё не стихли угрозы из палатки, когда принцесса, дав знак охране не шуметь

и не встречать её, заглянула туда.

 — Дэн, — тихо молвила принцесса ночи, не обращая уже на невнятное бормотание
"фона" по поводу того, что он сделает всяким "любителям фотосессий". — Ты тут

как?

 — Вау! — выдал Дэн, открыв глаза и увидев принцессу. — Извини что лёжа. Устал

как собака. — добавил черный аликорн, поднимаясь. — Соскучилась, моя принцесса?

 — Да, — улыбнувшись своей коронной улыбкой ответила Луна. — Пойдём, пройдёмся,

хочу кое о чём спросить. — и принцесса отошла от палатки.

Дэн фон Бюррен со вздохом сожаления вышел наружу, но когда принцесса обернулась,

тот в ответ уже улыбался.

 — Ты зачем пошел с караваном, Дэни? — тихо спросила принцесса ночи, немного

влажными глазами смотря на черного аликорна. — Тебе так захотелось приключений?

 — Нет, — честно ответил "фон". — Приключения меня сами находят. — он стал

серьёзным. — Ваш караван лопухов-охранников, вообще не представлял, с чем им

придётся иметь дело.

 — Ну так с чем? — Луна приподняла бровь.

 — С профессиональной слежкой и запланированным нападением, — черный аликорн

буквально выплёвывал слова. — Замаскированное под случайную жертву разбойников.

Я не большой знаток политических интриг, но ваш посол и все мы в караване, очень

похоже что "приговорены". И в моей силовой и моральной компетенции, так вставить

по самые помидоры этим любителям "поиграть в бандитов", чтоб только красные сопли

полетели. Неужели вы думаете, что улыбка и цветочки, остановят и в миг поменяют

мировоззрение того, кто готов зарезать спящего? — Дэн успокоился, сделал паузу,

и криво улыбнулся. — Я, мой друг, мы здесь единственные, с необходимыми знаниями,

кто научит ваших стражников противостоять таким ублюдкам. Я понятно изложил свои

мотивы, что побудили меня пойти с караваном?

 — Да... — коротко ответила ошарашенная принцесса. Не стоит конечно думать что

она "ничего не знала", но и не надо говорить о том что она была всезнайкой. Её

долгое отсутствие, наконец, не участие в управлении страной, да и узкий круг

общения, наложили свой отпечаток на момент "откровений" Дэна фон Бюррена.

 — Ну вот, моя принцесса, вы меня поняли. — и "фон" улыбнулся.

Почти сразу, рядом, материализовался белый аликорн Арзес, с уважением низко

поклонившись принцессе, он молвил:

 — Я очень рад вашему прибытию, ваше высочество.

Кивнув ему в ответ, принцесса спросила:

 — Что-нибудь случилось, раз один из вас бодрствует, а охрана усиленно бдит?

 — Угу, случилось. — Дэн улыбался. — Вот туда, пройдёмте, принцесса. — и он

приглашающе махнул копытом в сторону палатки посла. — Прошу вас, не пугайтесь и

не удивляйтесь. — группа из трёх аликорнов подошла к двум, связанным по крыльям

и копытам, ночным пегасам, у которых стоял серый пегас сержант, с копьём. — Это

у нас так называемый "уголок приключенцев". — закончил Дэн, а охранник, помня

наставления черного аликона выкрикнул:

 — Стой, кто идёт? — и угрожающе выставил копьё, и спросил "пароль", которому всю

охрану обучил Дэн. — "Одиннадцать!"
 — "Шесть"! — громко выдал "фон".

 — Проходите! — ответил пегас и снова поставил копьё вертикально.

Принцесса ночи с интересом рассматривала ночных пегасов. Наверное, она их знала

или видела когда-то, так как она нахмурилась, её рог зажёгся ярко-голубым светом,

а глаза загорелись как лампочки. Ночное светило, тут-же спряталось в тучи,

которые набежали вмиг, на только-что почти пустом ночном небосводе. Пленники,

что уже дрожали как осиновые листья на ветру, охнув, потеряли сознание от страха.

 — Упс... — выдохнула принцесса ночи, возвращая себе нормальный вид глаз. Небо

сново быстро очистилось и лунный свет снова залил поляну. Принцесса повернулась

к Дэну. — Кто они, и почему связаны, я спрашивать не буду. А вот что с ними

делать дальше? Может посоветуешь? — и младшая принцесса улыбнулась.

 — Доставьте их в застенки Кантерлота. — Дэн говорил серьёзно. — Пусть с ними

Шэдоу разбирается. Ну, а наказание, вы там сами им назначите.

 — Одну вещь с собой заберите. — добавил Арзес, засветил рогом и из его зелёной

седельной сумки выскочил "кристалл связи". — С помощью этой штуки, эти два хмыря

как-то связывались с резидентом грифоновской империи. Про наш караван, они там

прокукарекали много, но вот не всё. — белый аликорн хмыкнул. — Знаете, принцесса,

я, оказавшись здесь, был уверен на сто процентов, что такого, с чем я сталкивался

дома, эдесь нет. Да, здесь немного более мягкая форма, но за те фортели что вот

так запросто сделали эти двое, — Эндрю махнул головой на лежащих. — Я бы удавил,

честное слово. — принцесса вздрогнула, и снова перевела взгляд на ночных пегасов,

которые прийдя в себя снова смотрели на принцессу.

Её рог засветился розовым светом, младшая принцесса закрыла глаза, считывая

память пленников. В какоё-то момент лицо принцессы сморщилось в брезгливой

гримасе, рог потух, а принцесса раскрыла глаза, с гневом глядя на пленников.

 — Они свой получат. — после минутной паузы вымолвила Луна.

 — Угу, — грубо заметил "фон". — Только сколько ждать пока правосудие настигнет

этих вот... — Дэн запнулся. — Предателей? — он смягчил слово, а пленники вновь

вздрогнули.

У принцессы дёрнулось веко и она развернулась крупом к ночным пегасам. Луна

гордо подняла голову, немного повернула шею, чтоб краем глаза видеть своих

бывших последователей, её рог ярко засветился тёмно-красным светом, а глаза

вспыхнули как прожекторы, и над ночной поляной раздался кантерлотский голос:

 — ВЫ, ЛИНД НАЙТРРЕР И БАРД НАЙТСТОРМ, ЧЬИ ДЕЙСТВИЯ НЕСУТ ВРЕД НАШЕЙ СТРАНЕ И

ВАШЕЙ РОДИНЕ, ВЫ, КТО ТАЙНО ЖЕЛАЕТ ВРЕДА, НАМ, ПРАВИТЕЛЬНИЦАМ ЭКВЕСТРИИ, НАШИМ

ПОДДАНЫМ И НАШИМ ДРУЗЬЯМ, ВЫ НЕДОСТОЙНЫ БЫТЬ НАШИМИ ПОДДАНЫМИ, ВЫ НЕДОСТОЙНЫ БЫТЬ

ПЕГАСАМИ НОЧИ, ВЫ НЕДОСТОЙНЫ ДАЖЕ ТЕМНИЦЫ. — в голосе принцессы зазвучал металл,

и она, повернувшись к обвиняемым, топнула копытом. — МЫ, ПРИНЦЕССА ЭКВЕСТРИЙСКАЯ

ЛУНА, ИМЕЯ ПОЛНЫЕ ПРАВА МЛАДШЕЙ ПРАВИТЕЛЬНИЦЫ ЭКВЕСТРИИ, И ПРАВА ВЫСШЕЙ СУДЕБНОЙ

ВЛАСТИ ЭКВЕСТРИИ, ОБВИНЯЯ ВАС В ВЫШЕИЗЛОЖЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ НАШЕГО

ГОСУДАРСТВА, НАШИХ ПОДДАНЫХ, И ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ПРИЗНАЁМ ВАС ВИНОВНЫМИ ПО

ВСЕМ ПУНКТАМ ОБВИНЕНИЯ! ВЫ И БУДУЩИЕ ВАШИ ПОТОМКИ, ПРИГОВАРИВАЕТЕСЬ К ВЕЧНОМУ

ИЗГНАНИЮ В СЕВЕРНЫЕ ПУСТОШИ, ИБО ТЕПЕРЬ НЕТ И НЕ БУДЕТ У ВАС РОДИНЫ, ВЫ НЕ

ДОСТОЙНЫ ЕЁ, И, ВЫ, ОДНОВРЕМЕННО, ПРИГОВАРИВАЕТЕСЬ К ЛИШЕНИЮ СТАТУСА НОЧНЫХ

ПЕГАСОВ ПУТЁМ ЛИШЕНИЯ КРЫЛЬЕВ! ПРИГОВОР ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ И ОБЖАЛОВАНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ!!

Рог принцессы вспыхнул ярче, а пленных пегасов охватило сияние и вокруг них

заклубился тёмно-синий туман. Яркая вспышка озарившая поляну, окружающие деревья

и даже одиночные облака, туман быстро рассеивается, рог Луны гаснет, а на поляне

оказываются два тёмно-серых, невзрачных земнопони, с серыми гривами и хвостами,

со странными кьютимарками сломанных полумесяцев.

Сержант-пегас, охранявший пленников, увидев такую метаморфозу, охнул и медленно

повалился на траву, потеряв сознание.

Принцесса закрыла свои глаза, зажмурилась, тяжело дыша, и вновь открыла их, но

уже свои обычные, не светящиеся. Она, повернулась и, посмотрев на Дэна, что стоял

с отпавшей челюстью, тепло улыбнулась ему.

 — Вот и всё, — молвила принцесса. — Телепортом доставлю их во дворец, дальше

дело за стражей.

Белый аликорн, наконец подобрал челюсть.

 — Принцесса, а... это было охренительно круто! — выдал Арзес.

"Изменить геном и просто внести корректировку в организм." — думал Эндрю, всё

ещё глядя то на принцессу, то на бывших пегасов. — "Это тебе не игра с атомами и

их ядрами. Это уровень на порядок выше." — его задумчиво-восторженный взгляд

остановился на принцессе ночи. — "И это ведь младшая принцесса. Тогда что-же

может старшая?!"
Мысли черного аликорна читались прямо на его портрете. "Твою ж, Эквестрию! Это,

блин, что-то невероятное. Но как?" — думал черный аликорн. — "Делаем вывод: не

надо доводить принцесс. Плохо будет. Очень плохо будет. Даже не так. ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ

ХРЕНОВО БУДЕТ." — Дэн даже хмыкнул своим мыслям, так как сам уже того не желая

заменил слово в последнем предложении.

Когда всё немного улеглось, а два новоявленных земнопони прохныкались, вникнув

в свою судьбу, Арзес, подмигнув принцессе, предложил Дэну "привести в чувство,
`очень впечатлительного` сержанта" и идти спать ещё часа полтора. А вот принцесса

ночи, поняла сразу, что с ней хотят поговорить приватно и отошла к деревьям,

почти спрятавшись за ними.

 — Луна, — Эндрю потупил взор. — Я знаю, вы с сестрой владеете заклинаниями

барьеров и щитов. Даже Дэна Вернер научил щиту, а у меня этого нет. Да и вашему

заклинанию невидимости не мешало-бы научиться. Пригодится в будущем. Вы мне не

поможете, ваше высочество? — и белый аликорн состроил мордашку в стиле кота из

мультика "Шрэк".

 — Но время... — Луна посмотрела на небо.

 — Как говорят студенты моего мира, перед сдачей диплома, — Эндрю Арзес Новер

ехидно улыбнулся. — У нас ещё целая ночь впереди.

Принцесса хихикнула, но через мгновение, став серьёзной, молвила:

 — Учти, времени не много, а сделать нужно многое. — она хитро взглянула на

белого аликорна. — Ты готов, Эндрю Арзес Новер?

 — Всегда готов! — ответил тот, щёлкнув задними копытами, и улыбнулся. — Готовей

не бывает.

Луну это позабавило, и она с улыбкой сказала:

 — Тогда слушай, запоминай и повторяй за мной, `студент`!

Арзес оказался прилежным учеником, это тебе не учится летать, магические связки

запоминал со второго раза почти всегда, а с третьего обязательно. Но вот быстро

их произносить мысленно, увы, у него не получалось. Однако всему, чему он просил,

принцесса его научила почти под утро. Тут Эндрю решил выпендриться, и направил

свой рог на палатку Дэна. Раз, и она стала невидимой. Вместе с содержимым. А вот,

Дэн, вышедший перед этим из палатки, очень удивился, вернувшись, и не найдя своё

место ночлега. Правда принцесса ночи предупредила, что невидимость у Арзеса будет

максимум на час, да и то, у неподвижного объекта. Если объект движется — минут

двадцать, от силы. Правда Эндрю заметил, что когда он сам себя делал невидимым,

это время увеличивалось до минут сорока. Да и очень интересный эффект получался,

когда в этот момент что-то говорил. Голос шел не из точки, а из области метров

шесть на шесть. Поблагодарив принцессу, Арзес, пожелав ей успехов и передав

привет Селестии, дождался когда владычица ночи исчезнет во вспышке телепортации

с осуждёнными.

Белый аликорн, только сейчас почувствовал, как он устал, завнул, грустно

посмотрел на расплывающееся марево от телепортации ночной принцессы: "В разлуке,

три четверти грусти берёт на себя остающийся, уходящий-же уносит одну четверть".

Вздохнул ещё раз и пошел договариваться с земнопони, чтоб ему дали поспать в

телеге во время движения.

Первые лучи восходящего солнца, застали лагерь уже почти собранным, готовым

к походу. Дэн, поискав Арзеса, нашел его в одной из телег, накрывшимся какой-то

дерюжкой, крепко спящим. Вздохнув, над спящим другом, черный аликорн, попросил

земнопоней, что повезут эту телегу, постараться не трясти её. Разогрели на

костре вчерашний ужин, все поели, затушили костёр, разровняли место кострища.

Навели проядок на поляне, на котором настоял Дэн: "Вы же около своего дома мусор

убираете? Тогда почему в общественном месте бардак должен быть? Тут, в лесу,

дворников нету, да и нечего позорится перед местной живностью!"
Когда солнце поднялось над лесом, и стало проглядывать уже сквозь листья,

караван, снова разделённый получасовым интервалом, двигался по дороге в сторону

гор. Начинался новый день, впереди у аликорнов и каравана были ещё два дня пути

до границы, но даже начальник охраны посла понимал, что будет не всё так просто,

ибо если даже среди жителей Эквестрии встречаются предатели, то что было говорить

о приграничных районах?

Утром прошли посёлок. Меньше Понивиля, домов десять-пятнадцать. Есть не мэр,

а староста. Поседевший зелёный, как болотная трава, единорог с очень пышной

гривой. Он сам вышел на дорогу и спросил, "не надо-ли чего столь уважаемым

гостям". На что Дэн, шедший почти во главе каравана, и с неудовольствием заметив

интерес этого "старосты", выдал ему примерно следующее: "Надо. Чтоб никто за нами

не ходил дня два-три, и устроили пару завалов бурелома на нашей дороге." Чем

поставил в небольшой ступор как старосту, так и начальника охраны посла. Дэн

решил ничего не объяснять. Подумают, сами поймут.

На обед встали у речки, шумной, с каменистымм дном и торчащими из воды, как

мокрые панцыри черепах, одиночными камнями. Рыбы было мало, но Дэн настоял, чтоб
"повара" сварили уху. Не все пони едят рыбу, но вот от ухи никто не отказался.

К вечеру, на перекрёстке дорог, налетели на гвардейский отряд во главе с

лейтенантом единорогом Бриз Вайтером. Сорок гвардейцев, примерно поровну пегасов,

единорогов, и земнопони. Все зыркали на караван с интересом, но не подходили,

лишь лейтенант отряда долго общался с начальникоим охраны посла и бросал очень

заинтересованные взгляды на черного аликорна. Потом, заметив белого аликорна,

быстро подскачив к нему, вытянулся по стойке "смирно", представившись, спросил:

 — Какую посильную помощь могу оказать со своим отрядом, вашему каравану?

 — Выполняйте своё задание, лейтенант, — ответил Арзес. — Вы нас не видели, и

своим подчинённым это вдолбите. Нас здесь небыло.

 — Но... — единорог был удивлён.

 — Вы слышали что я сказал, лейтенант? — белый аликорн изобразил начальственное

раздражение. — Если вам так хочется помочь, поставьте на перекрёстке, дня на

два, пост. Чтоб за нами, по нашей дороге, никто не ходил. Сошлитесь на эпидемию

или карантин после эпидемии. Не мне вас учить. Всех "любопытных", задерживать и

передавать в Кантерлот.

 — Я понял... — лейтенант погрустнел.

 — Это не всё. — Арзес улыбнулся. — О том, чем интересовались задержанные и

почему вы их задержали, разрешаю говорить только их высочествам и начальнику

гвардии. Вы меня поняли, лейтенант Бриз Вайтер?

Офицер подтянулся и отчеканил:

 — Так точно, сэр старший инструктор!

Подошел Дэн.

 — Опять строишь всех? — поинтересовался он у друга.

Арзес посмотрел на черного аликорна и ответил раздраженно: — Нет, выстраиваю.

Потом белый аликорн, снова посмотрел на единорога.

 — Иди, свободен. — и лейтенант пошел к своему отряду отдавать указания.

 — Дэн, — тихо говорил Эндрю. — Ты ведь капитаном спецназа был, знаешь что такое
"субординация". Ты здесь тоже лейтенант, а я капитан. При посторонних, а этот

лейтенант в "нашу команду офицеров" не входит, значит тоже посторонний, будь

добр, не хохми и не встревай без спросу. — заметив недовольную гримасу Дэна,

Арзес уже просящим тоном продолжил, — Дэн, прекрати, я знаю что ты всё понял, но

нельзя здесь так быстро ломать их стереотипы. Тут должна быть ранговая лестница:

начальник, зам, подчинённый. Просто постарайся так больше не делать. Лады?

 — Ладно, Арзес, я понял. — покачав головой ответил черный аликорн. — Ты этого

гвардейца чем напряг?

 — Ты подойди к нему и пообщайся. — белый аликорн ухмыльнулся. — Он о тебе

только с чужих слов знает. А ты с ним и поделись своей "мудростью". Иди, иди,

дружище. Завоёвывай авторитет не только у принцесс и в Кантерлоте. Вперёд!

Ден общался с лейтенантом минут двадцать, к этому времени подошла вторая часть

каравана. Арзес, посовещавшись с Дэном, решил заночевать прям здесь и хотел уже

напомнить Бризу Вайтеру, что пора-бы ему "геть отседова". Но Бриз Вайтер развёл

бурную деятельность, выставив дополнительную охрану на ночь и уверяя Арзеса что

сам со всем отрядом постоит здесь дня два. На ночь лейтенант в воздух поднял

троих пегасов, типа "ночной дозор", так что синим порученцам принцесс дали ночь

отдохнуть полностью. Когда большинство пони отошло ко сну, Арзес некоторое время

ходил по уснувшему лагерю проверяя посты. Постоял над спящими лейтенантами, что

видать так и уснули за беседой, ушел в палатку к Дэну, лёг на свой спальник и

мгновенно отрубился, наверное начала сказываться усталость.

Продолжение следует...