S03E05
Статус Старая закалка

Что тебе в имени моём?

— И долго мы будем в молчанку играть?

Это переставало быть смешным. Уже более часа Велум старался разговорами выудить у узника хоть какие-то внятные ответы по поводу того бедлама, что тот натворил. После каждого вопроса единорог либо утыкался взглядом в пол и молчал, либо отвечал куцыми "да","не совсем" или "нет". И хотя Велум привык сначала добиваться всего мирно, этот провинившийся засранец заставил струну нервов капитана расстроено дребезжать, впервые за несколько лет его работы.

Трайд рассерженно провел копытом по лицу, тяжело вздохнул и снова устремил свой взгляд на арестанта.

— Ну почему никогда не получается с первого раза... Ладно, давай по новому. С простого — твое имя?

Единорог отвел взгляд в сторону и что-то невнятно пробубнил.

— Еще раз, как? — поинтересовался Велум.

Тот же результат.

— ИМЯ, ЖИВО!

А вот это уже подействовало. Единорог встрепенулся от внезапности и протараторил:

— Колорлэс.

— Вот так-то лучше, — довольно произнес земнопони. — М-м-м, оно тебе действительно подходит.

Единорог, а точнее, Колорлэс, молча уставился на свои ноги. Сероватая шкура, черные копыта. Короткая грива, черная, как сажа. Такого же цвета, но уже нормальной длинны хвост. Глаза аметистового оттенка. Ничего выдающегося.

Оно идеально подходило для него.

— Ну ладно, двигаемся дальше, — Велум зашагал по камере. — Надеюсь, тебе не надо напоминать, за какие заслуги ты здесь?

Колорлэс поднял глаза к потолку.

— Неужели умудрился забыть? — Велум удивленно поднял бровь.

Единорог печально вздохнул. Он действительно плохо помнил последние два дня, и все события, что могли произойти, представляли собой непонятные обрывки из бега, пелены перед глазами и боли по всему телу.

— Тогда я с радостью напомню тебе о твоих похождениях у Барьера, естественно, из отчета, который мне предоставили. Ну и исходя из тех разрушений, что я увидел по дороге.

Капитан встал перед заключенным и, глядя ему в глаза, начал свой рассказ:

— В ночь со среды на четверг, в час двадцать три минуты, была замечена значительная активность вдалеке от пятого сектора. Конкретно — грохот, молнии, магические вспышки и взрывы. Караулом было принято решение об отправке разведывательного патруля в составе трех рядовых для получения первичных данных. Через двадцать минут отряд вылетел из дозорной башни к эпицентру событий. Но спустя условленное время он так и не вернулся.

Между тем, было замечено, что разрушения происходят не в одном и том же месте, а постепенно перемещаются. В два часа отряд противодействия порождениям Пустоты и прикрывающие стражи готовы были выдвинутся, но был замечен некий объект, быстро приближающийся со стороны сохранившейся лесной части у стены. Этим объектом был ты.

Велум насладился медленно сужающимися зрачками арестанта. Видимо, этот рапорт был сейчас ключом к попытке хоть что-то вытянуть из молчаливого нарушителя, и было необходимо использовать эту возможность на всю катушку.

Бесцветный начинал припоминать. Да, ему действительно требовалось перейти Барьер, и ему очень нужно было попасть в Эквестрию. Но причина такой спешки ему все еще помнилась очень смутно.

— Ты был принят за обыкновенного беженца. За дегенеративного, беспечного и очень самонадеянного беженца, который хочет пересечь стену под шумок.

"Черт, а ведь так оно и было, до некоторого момента", — подумал Колорлэс.

— Прикрывающие уже выдвинулись на твое задержание, и в этот момент предстала настоящая причина погрома и разрушений.

Образ чего-то огромного мгновенно всплыл в голове у единорога.

— Голем Прокаженных Гор. Что сказать — существо редкое сильное трудно предсказуемое и тупое до безумия. Но самое главное, — Велум драматично поднял копыто, — этот дуболом владеет некоторым подобием магии. И когда засранец заметил цель поинтересней, чем отчаянный перебежчик, он двинулся в сторону секции, швыряясь в нее камнями и паля магическими снарядами из своего единственного глаза.

— Отряд противодействия быстро пополнился новыми бойцами и уже принялся к подготовке боевых действий, то есть разворачиванию баллист, активации рун и поднятии других заградительных мер. Прикрывающие же продолжили двигаться в твоем направлении.

Тут Велум присел и пристально вгляделся в лицо бледного пони. А затем очень одухотворенно продолжил:

— И вот на этом моменте подозрения на счет твоих намерений стали самыми расплывчатыми. Ты мог оказаться и простым путником, который забрел в самую задницу пораженных лесов, а затем напоролся на такую херь или каким-нибудь ученым, который в порыве жажды изучения этой срани приблизился слишком близко или дал себя заметить. Но как говорит мне рапорт, стражи сложили вместе очевидное — твой галоп в сторону стен и компанию в виде голема — и пришли к выводу, что ты один из тех самых ебнутых магов, которые пытались приручить Порождения или понять здешнюю магию.

— И что, сука, примечательно, ты практически полностью оправдал их догадки при первом же контакте с отрядом перехвата! Ведущий пегас, едва поравнявшись с тобой, кхм, цитирую: "Повалился на спину с криками и воплями, держась за кровоточащую шею". Не иначе как агрессия да еще и такой кровожадной боевой магией, м?

Колорлэс потупил взгляд. Да, теперь он вспомнил практически все детали хотя бы последнего дня до того, как оказался в камере. Образ огромного каменного болвана мгновенно снял расплывчатость с воспоминаний, вздыбив на его спине шерсть от возникшего из ниоткуда чувства страха. И то, что случилось далее, он тоже прекрасно знал.

Земнопони мгновенно оценил такую реакцию единорога. Теперь очевидно, что узник четко помнит все это. И то, что написано в рапорте, не является буйной фантазией некоторых зеленых новичков. Но рано было переходить к вопросам, арестант еще не созрел настолько, чтобы его нервы начали сдаваться от понимания того, что он натворил. Его следовало накрутить еще больше и, благо, материала на это было еще предостаточно.

— Что ж, дальнейшие действия отряда были регламентированы — в ответ на подобную агрессию, тебя следовало задержать живым, но это при условии, что ты не попытаешься убить еще кого-либо. Как следует из последующего описания, еще двое стражей рванулись к тебе, дабы попробовать перехватить тебя магическими кандалами и удерживающей цепью, — капитан цокнул, — но и тут ты умудрился проявить смекалку — жахнул первого из подлетевших к тебе пегасов магической волной, отправив того в ближайшие деревья, а второго лягнул копытами в бок, запутав его в собственной магической цепи, и тут же устремился к стенам.

Велум на секунду поднял взгляд к потолку.

— Я не совсем понимаю, почему по тебе не открыли огонь из баллист и магических орудий. В приоритете опасности ты, как возможный хозяин этого каменного ублюдка, должен быть первостепенной целью, и предотвращение твоих действий должно было быть основной задачей даже для отряда противодействия Порождениям, а не их увлеченное тыканье с гиканьем в огромную магическую злую гору копьями и стрельба по ней из ружей.

— Вернемся к твоей личности. Так как один страж был уже ликвидирован надолго, а двое лишь на время, еще пять сопровождающих взяли резкий курс на тебя, чтобы обездвижить и, желательно, отключить, дабы обезопасить себя от возможной ответной реакции голема. Ты, завидев это, неведомым нам образом резко сократил дистанцию и сделал то, на что не решаются даже отчаявшиеся преступники, завидев вещи, что ждут их за стенами — рванул прямо на рунное поле, несмотря на то, что в данный момент оно полыхало синими магическими знаками.

— Пренебрегая инструкциями, стражи устремились прямо за тобой, — Трайд криво улыбнулся. — Не знаю, как и каким образом, но ты мало того, что умудрился выжить в этой зоне, так еще и активировал, а кое-где тебе в этом помогли стражи-долбоёбы, больше половины рун. Результат — весь этот участок перепахан взрывами, магическим огнем и тому подобным. В этой погоне двое горе-преследователей были выведены из боя, а остальные трое, поняв, каких дров наломали, схватили их и потащили обратно к стене. И тут ты почему-то сменил курс и решил скрыться в лесу. Но совершенно внезапно злая гора вернула свое внимание к твоей персоне.

— Гигантский кретин одним магическим залпом выжег практически весь улесок, в который ты успел попасть и, раскидывая отряд Противодействия словно щебень, помчался на тебя. Тут у дежурных на вышке включились мозги и они, наконец, открыли огонь по голему. Ну, а дальше рассказывать особо нечего — Порождение было очень скоропостижно уничтожено шквалом выстрелов, так и не добравшись вплотную к стене; шальной взрыв кинул тебя на поле, защищенное магическими молниями, чуть не поджарив. Но этого хватило, чтобы ты наконец угомонился и дал себя схватить. И вуаля — мы здесь, мило беседуем.

События прошедшего дня отчетливо сложились в единую картину. Теперь единорог знал, почему он атаковал приблизившихся к нему пегасов-стражей, куда делся разведывательный отряд, как он смог так быстро переместиться к рунному полю, почему опосля рванул в лес. И самое главное — как он сумел привести за собой голема.

Велум выдохнул.

— Ну как, освежил свои воспоминания? — осведомился земнопонь.

— Да-а-а... — простонал узник.

— Замечательно. А теперь постарайся объяснить, с какой целью ты так рвался к Барьеру, зачем привел с собой такого "дружелюбного" попутчика, как сумел выжить в огромном поле с полным набором рун, а заодно попытайся переубедить всех стражей, что ты потрепал и меня в том, что ты не один из этих психов, именующих себя "Волшебниками Пустоты". Немедленно.

Голова Колорлэса раскалывалась под натиском боли нахлынувших воспоминаний и взора капитана, что нисколько не прибавляло скорости в поисках ответа на его вопросы. Причины, по которым с ним пришел голем и почему он рванул на рунный рай мага-сапера действительно не зависели от него, но разве это реально объяснить в таком положении? А вот нападение на стражей и попытка скрыться после — это уже было полностью на его совести, и он просто не может рассказать детали, так как они точно растянут его срок заключения на несколько лет. Но молчание тоже не принесло бы много пользы, и прожигающий взгляд капитана давал это понять.

— Я не...

Только было единорог хотел попытаться высказаться в свое оправдание, как его прервал резкий шум. Видимо, кто-то спорил за дверьми камеры.

— Капитан Велум на допросе, он не может...

— Мне плевать, может или не может и где он находится тоже. И не ты, шавка зеленая, будешь мне дорогу преграждать. Испарился, быстро.

— Мой приказ...

— В жопу себе его засунь, заткнись и свали от двери. Последнее, блять, предупреждение.

— Сэр...

Свист чего-то быстро пролетевшего в воздухе. Резкий выдох с кашлем одного из собеседников за дверью, и звук тела, рухнувшего на пол. Спустя пару секунд дверь камеры распахнулась, и в нее вошел темно-синий красногривый единорог, в не менее синем офицерском парадном костюме.

На лице Трайда в доли секунды скользнуло несколько эмоций. Но последней было разочарование.

— Ты. Я вот как знал, что без тебя тут не обойдется.

Гость ехидно улыбнулся.

— И тебе не хворать, дружок. Какие у тебя на службе нынче тупорылые новички пошли, всему их приходится учить. Это, между прочим, твоя прерогатива. Они должны знать, кому нужно открывать двери без лишних слов, — синий кивнул в сторону входа.

— Если бы ты чаще сначала думал, прежде чем что-либо делал. И избиение новобранцев, а тем более во время службы, не только нарушение субординации, но и один из строжайших проступков, — Велум нахмурил брови. — Ты всегда знал, что я этого не одобряю.

— И тем не менее, я продолжаю это делать, — ответил единорог, улыбаясь во весь рот.

Похоже, ему доставляло удовольствие вызывать у капитана раздражение в любом его проявлении, даже небольшом негодовании.

— Ты сам знаешь, что это наиэффективнейший метод приучить этих придурков к дисциплине и знанию рангов.

— Но за этим следует разбирательства над неуставным поведением.

— А это уже проблемы для этих же сопляков. Если у них кишка не тонка выступить против старшего по званию. Одно мое упоминание о невыполнении приказа — уже веская причина не верить их словам.

Земнопонь приложил копыто к лицу. Этот нарушитель спокойствия, походу, был для него действительно ужасной головной болью. Хотя тот вел себя с ним, как со старым другом.

— Ну ладушки, когда поднимется, тогда и разберемся, — синий метнул взгляд на арестанта, а потом на капитана. На его морде царствовало удивление. — Это вот та шваль, что ли, и есть причина, по которой тебя выдернули сюда?

— Да, — с каменным выражением ответил Трайд.

— Пф-ф-ф, и ты позволяешь себе вести с ним свои любимые переговоры? Да посмотри на него, при первом же давлении этот хлюпик расколется. Вот сколько раз я тебе говорил, что твои методы полный бред и не нужно тратить на всяких дегенератов время и нервы, убалтывая их. Давай помогу, он у меня в миг заговорит! — единорог с оживлением выдвинулся в сторону заключенного, но в ту же секунду ему дорогу преградило огромное тело Велума.

— Даже не думай. Вольствовать и пропагандировать садистскую политику ведения допросов будешь в своем секторе. К тому же, по тебе военный суд уже плачет, и дать наворотить дров у себя я не позволю.

Единорог пожал плечами.

— Ну ладно, ладно, большой парень. Только помяни мое слово, рано или поздно ты задолбаешься трепаться с каждым оборванцем, попавшим сюда.

Внезапно его лицо озарилось и он с ухмылкой проговорил:

— Я к тебе, между прочим, с хорошими новостями пришел. С настолько хорошими, что ты бы грыз нары, если бы узнал о чем они прямо здесь.

— Даже понятия не имею, — иронично откомментировал Велум. — Ну, удиви меня.

— Увы и ах, но не тут. Пойдем, придумаем чего-нибудь выпить для начала. Не загружать же мозг всякого постороннего сброда делами государственной важности, как думаешь? — синий кивнул в сторону Колорлэса.

— Не заслужил ты горячительного. Но раз говоришь, что новости хорошие, то так и быть. У меня еще остался "Белый Жеребец", — капитан повернулся в сторону арестанта. — Что касается тебя — жди моего следующего визита. Мы с тобой обязательно душевно потолкуем.

Земнопонь и наглый единорог покинули камеру. У двери Велум что-то коротко бросил кашляющему пегасу, тот на трясущихся ногах поднялся, захлопнул дверь и побрел за старшими по званию.

Бесцветный нервно выдохнул. Наконец-то ему представился хоть и недолгий, но все-таки отдых. Он улегся на нары, наслаждаясь теплом солнышка, которое еще сохранилось в железе, и прикрыл глаза. Хотя желание поспать навязчиво сверлило затылок, он не собирался предоставлять работу для Песочного Пони. Нужно было многое из вспомненного обдумать и приготовить какие-никакие, но ответы на возможные вопросы Трайда, ибо это было действительно важно.

Но его раздумья прервал резкий удар по двери камеры. Единорог чуть не рухнул с полки от неожиданности, но все же смог удержаться за цепь, удерживающую нары. Он подошел к двери, оперся на нее копытами и глянул в открытую прорезь. Через пустой коридор, напротив его камеры сквозь такую же щель на него смотрели два голубых глаза. Спустя секунду в прорези виднелось уже махающее копыто. А когда видимая часть лица другого узника вернулась обратно, единорог услышал шепот :

— Здорово, дружище! Добро пожаловать в Кристаллический Край!