Абсолютное безумие

На одной из тёмных улиц мрачного Готэма конченный псих размышляет о природе своей любимой пони, в то время как Бэтмен тихо наблюдает сверху.

Человеки

Влекомые роком

Каково жить в условиях перманентного "конца света", чей приход не осознаётся никем, кроме горстки пони да сущностей, которых принято называть божествами? Каково осознавать, что будущее в значительной степени детерминировано, а обмануть Судьбу можно лишь громадной ценой? Каково достичь понимания почётной миссии и одновременно незавидной роли всей расы пони в сложной игре надмировых сил, противостоящих Хаосу и Тартару, которые угрожают бессчётному множеству миров? Каково проникнуть смертным умишком во многие тайны мироздания и дела бессмертных существ, не сойдя при этом с ума?

Другие пони ОС - пони

Заговор знаков отличия

После очередного безобразия, учинённого Искателями знаков отличия, Твайлайт и её подруги решают преподать жеребятам урок. Но как и многие розыгрыши, их шутка приводит к непредсказуемым результатам.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Письма недовольной ученицы, 2й сезон.

Продолжение писем Твайлайт Спаркл принцессе Селестии в переводе Гоблина

Твайлайт Спаркл Спайк

Новый дом солдата

Планета Эквус. Мир, где процветает магия, дружба и гармония. Вот уже тысячи лет на Эквусе процветает объединённое королевство Эквестрия, где проживают в мире и согласии земные пони, единороги и пегасы. Но внезапно в космическом пространстве Эквуса появляется человек. Этот человек пришёл не из своего дома, а из совершенно другого, чуждого ему мира, который чуть не разорвала на куски война. Этот человек - воин. Он заблудился в поисках своего дома. Воин, израненный, прибывает в мир, которому чуждо такое понятие как "Война". Может это теперь его новый дом?...

Твайлайт Спаркл Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Человеки

Лили Сноу: Опыт Вечнодикого Леса

Среди своих друзей Лили Сноу давно прослыла неудержимой авантюристкой. С самого раннего детства она влипала в такие переделки, что взрослые только головой качали. Но что случится, если она влипнет в довольно серьезную авантюру, которая заставит ее остепенится?

ОС - пони

Свет полной луны

При свете полной луны некоторые вещи теряют свой облик, становясь не тем чем казались раньше...

Другие пони ОС - пони

Увядание гармонии

У него не осталось ничего кроме надежды

Человеки

Дневник БигМака.

Рассказ о том, как после забавы с братом, ЭплДжек находит его дневник и читает о его ещё одной забаве.

Эплджек Биг Макинтош Черили

Ложе для аликорна

Прилежная кобылка Твайлайт Спаркл дважды в месяц посещает Королевскую Кантерлотскую Библиотеку, чтобы набрать новых книг для своих исследований, поскольку ей уже не хватает библиотеки Понивилля. Но в последнее время она стала возвращаться с таким приподнятым настроением... и таким малым количеством книг.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Siansaar
Глава 2 - Дивайнитум Глава 4 - Плен

Глава 3 - Хасанекры

...Переход прошел успешно. Портал доброжелательно выкинул кобылок на горячий каменный пол какой-то затемненной пещеры. Отовсюду исходил непонятный шепот, а в воздухе витал смрад вперемешку с плотной аурой тьмы. Достаточно плотной, чтобы ее можно было почувствовать обонянием. Поднявшись, девочки осмотрели пещеру подробнее. Ничем не примечательное тектоническое образование. Гладкий пол, покрытый сталактитами потолок, неровные стены. Камень сам по себе ничем не интересен.

Однако самое удивительное и в то же время страшное ждало девочек ровно посередине зала, метрах в пятнадцати от портала. Там сидели на коленях в позе медитации двое скелетов, внешне почти полностью аналогичных пробравшемуся в Эквестрию колдуну-иссушителю. Только заметив их, девочки тут же встрепенулись, встали на дыбы, Твайлайт и Рарити призвали магию. Однако монстры их не замечали. Прошло десять секунд. Двадцать. Полминуты. Минута. Скелеты не реагировали.

 — Эй? — тихо окликнула их Рейнбоу.

Ноль реакции.

 — Я проверю, — вызвалась Пинки.

 — Нет, стой! — наивно попыталась остановить ее Рарити.

Однако Пинки останавливаться не спешила. Наоборот, она осторожно подкралась к одному из скелетов и помахала копытом перед самым его лицом. Никакого эффекта. Те будто бы спали крепчайшим сном. Хотя, скорее всего, попросту сказывался эффект от глубокой медитации.

 — Эй, там! Ау! — прокричала Пинки прямо в "ухо" монстра, над которым так усердно изгалялась.

Снова ничего.

 — Пинки, что ты творишь? — Рейнбоу, поглядывая на колдунов, подлетела к подруге и схватила ее за плечи, смотря прямо в глаза. — Не трогай их! Слышишь? Не трогай! Знаешь, что они с нами сделают, если их разбудить?

 — Рейнбоу, глупая, — рассмеялась веселушка. — Они все равно сделают с нами это, как только мы закроем портал при помощи Элементов Гармонии. Чего бояться?

Летунья остолбенела от услышанного. И это их Пинки? Та тем временем вырвалась из захвата и продолжила изгаляться над врагами, то строя им "рожки", то принимая вместе с ними какие-нибудь причудливые позы, будто для фотографирования. Подруги с ужасом смотрели на нее, но молчали.

 — Хм... — призадумалась Эпплджек. — Кажется, они в полной отключке.

 — Скорее всего, поддержание портала требует огромного сосредоточения, — предположила Твайлайт. — Это объясняет их пассивность. Возможно, им пришлось приложить слишком много усилий для восстановления портала после того, как мы попытались его захлопнуть, и в ближайшее время они не будут реагировать даже на физическое воздействие. Это подтверждает мою теорию о том, что портал поддерживается из этого мира.

 — Кстати, да, а где мы? — поинтересовалась опомнившаяся Рейнбоу.

 — Откуда мне знать? Иные миры — это не моя область. Не уверена, что даже принцесса Селестия знает о существовании этого мира.

 — А мне кажется, что все же знает, — неуверенно выразила свою точку зрения Эпплджек. — Иначе чего ей было так бояться? Я как увидела ее, сразу поняла, что она что-то от нас скрывает.

 — Как я уже говорила, — отвечала Твайлайт, — принцесса могла специально скрывать от нас подробности проникновения, чтобы не пугать нас. Согласитесь, все происходящее очень... ужасно.

 — Да уж, просто кошмар! — поддержала Рарити. — Нет, вы только посмотрите на это место! Никакого вкуса! А запах? Боже, чем тут так воняет?

 — Тебе лучше не знать, — заверила Эпплджек.

 — Пахнет, будто две недели никто не убирал лоток Гамми, — оценила Пинки, на миг перестав мучить бедных врагов. — Нет, правда, точь в точь!

 — Ну, ладно! — воскликнула фермерша, приглядываясь к поясу одного из скелетов. — Сейчас станет двумя проблемами меньше!

И она направилась к правому монстру. Твайлайт из любопытства глянула, что именно висит на поясе врагов. Оказалось, фламберги.

 — Эпплджек! — окликнула подругу. — Что ты делаешь?

 — Двумя проблемами меньше делаю, — отмахнулась земнопони. — Я же говорю!

Она осторожно, не спуская глаз с лица монстра, нагнулась к его ремню и зубами отцепила фламберг. К счастью, тварь даже не шелохнулась. Пару раз взмахнув мечом, фермерша встала на дыбы, схватила оружие передними копытами и вонзила скелету в плечо, да так, что фламберг без всяких сомнений должен был поразить сердце... если бы оно существовало. Тварь противно взвизгнула и, покрывшись зеленоватыми молниями, обратилась в пепел. На каменный пол упала только его одежда.

Второй монстр сразу же проснулся, но Эпплджек не стала терять ни секунды. Перехватив падающий фламберг зубами, она с необычной для пони скоростью ринулась ко второму колдуну и, пока тот не создал какое-нибудь смертоносное заклятие, вонзила ему меч в грудь. Тот оказался слишком медлителен, чтобы защититься — возможно, сказывались усталость (если у скелетов она вообще возможна) и магическое истощение. В любом случае, от твари остались только кучка пепла с огрызками прогнивших костей и тюк одежды с элементами металла.

 — Вот и все, — подытожила пони, с отвращением выплевывая орудие "убийства". — Остается только портал захлопнуть.

 — Вау! — одним словом оценила Рейнбоу.

 — Что ж, это было... впечатляюще, — согласилась Твайлайт. — Но вы не боитесь, что за ними могут придти их... помощники?

 — А чего нам терять? — заметила Эпплджек. — Все равно столкнемся... Давай уже! Зажигай Элементы.

 — Да... Точно... Элементы...

Твайлайт не очень-то хотела использовать Элементы Гармонии для закрытия портала. Портала, который, между прочим, стал причиной гибели или полугибели многих пони. Кто уцелел? Только один жеребец и две кобылки. Непонятно с Лоной — трудно сказать, местная ли она или прибыла на помощь. Но откуда она тогда узнала о произошедшем? Либо она местная, либо действительно, как посчитала Эпплджек, предатель. Тогда незавидна судьба тех бедняг, что отправились вместе с ней. Единственное утешало — Твайлайт почему-то верила Лоне... хотя за свою жизнь повстречала множество не очень хороших пони и знала, что доверять с первого взгляду (а тем более любить) крайне опасно. Пусть иногда и очень хочется. Но сейчас ее разум занимало другое. Да, закрыв портал, она окажет Эквестрии огромную услугу. Опять. Сколько раз они с девочками спасали родные края? Возвращение Найтмер Мур, восстание Дискорда, нападение чейнджлингов... Как минимум три, но, скорее всего, больше. И теперь они спасут его еще раз. Благая цель. Которую затемняет лишь одно — слишком высок шанс больше никогда не увидеть родных краев. Твайлайт не знала, куда они попали, а межпространственные путешествия для нее оставались не просто темным лесом, а чем-то на грани фантастики. Да что уж говорить, принцесса Селестия и сама, видимо, удивилась подобному.

Твайлайт боялась и понимала, что никогда больше не увидит Эквестрию, принцессу, Понивилль, родных и близких. Ее родители, брат, Каденс, Селестия, Луна, Меткоискатели, многочисленные друзья и враги — все они останутся там, за гранью мира. А что, если новый враг попытается захватить Эквестрию? Как принцессы справятся без мощи Элементов Гармонии? Какой станет Эквестрия без их защиты? Что, если она падет под гнетом очередного монстра?

А если нет? Вдруг злые духи закончились? Тогда портал остается величайшей угрозой Эквестрии. Всего шесть монстров почти целиком уничтожили пусть небольшой, но город. А ведь их гораздо больше. Только здесь, у портала, они встретили еще двоих скелетов-колдунов, и они не уступали по силам тому, что уже проник в процветающий, но столь уязвимый мирок. А сколько их всего? И на что они способны, объединив свои усилия? Нет, портал должен быть закрыт раз и навсегда. Даже если для этого придется пожертвовать всем.

Твайлайт активировала Элементы Гармонии. Артефакты отозвались гораздо медленнее и неохотнее, чем прежде — сказывались предыдущие использования. На еще один раз их, вероятно, уже не хватит. Вновь украшения покрылись свечением, вновь соединились в цельный механизм, вновь образовали единый энергоканал и вновь испустили радужный луч. Снова целью стал барьер между мирами, но на этот раз с другой стороны: из другого мира. Портал не стал медленно закрываться, а громко хлопнул и тут же испарился, не оставив и следа. Только лишь остаточная энергия едва заметным туманом расплывалась в пространстве.

 — Вот и все, — произнесла Твайлайт, устало опустившись на землю.

Элементы не только затратили много своей энергии, но и много сил призывающих, в результате чего кобылочки чувствовали себя не в лучшей форме.

 — И что теперь? — задалась вопросом Рейнбоу. — Все? Мы больше не вернемся?

 — Спокойно! — объявила Твайлайт, пошатываясь, вставая на все четыре. — Для начала выберемся из этой пещеры... А там посмотрим, что делать.

 — Ох, не знаю, — неуверенно сказала Эпплджек, приложив ухо к остывающему полу. — Не уверена я, что мы отсюда вообще выберемся.

 — Что там? — с нотками испуга поинтересовалась Рарити.

 — Они идут. И их очень много.

 — О боже... — обреченно произнесла Флаттершай.

 — Мы все умрем! — подпрыгнув, воскликнула Пинки. — Спасайся, кто может! — и, не взирая на усталость, принялась бегать... по стенам.

Промчавшись круга эдак три, она упала на пол и, тяжело дыша, провалилась в сон. Тут же к ней подскочила Флаттершай, которую здоровье подруги зацепило гораздо сильнее чувства обреченности.

 — Как она? — с опаской спросила Эпплджек.

 — Она в порядке, — ответила Элемент Добра. — Просто... Очень устала. И... вы не против, если я полежу рядом с ней. А то я... тоже... очень устала.

Твайлайт взвесила все варианты. Флаттершай действительно выглядела не очень. Видимо, Элементы высосали слишком много энергии. Либо в Флаттершай вообще этой энергии было немного, учитывая ее тихий образ жизни. Хотя, ухаживание за целым зверинцем трудно назвать малоподвижным образом жизни. Скорее, наоборот. А что до невозможности передвигаться в ближайшее время... Выход только один, но по нему уже мчатся орды врагов. Их бесчисленное множество, и шансы отбиться единорожка оценивала как минимальные, если не нулевые. Эти твари хоть и слабы поодиночке, но толпой во множество раз опаснее чейнджлингов, с какими им пришлось сразиться во время свадьбы Шайнинга Армора и принцессы Каденс.

 — Хорошо, — разрешила библиотекарша.

И вместе с Рарити, Эпплджек, вновь взявшей фламберг в зубы, и Рейнбоу, также вооружившейся трофейным мечом, встала у длинного темного прохода. Вдали уже виднелись первые скелеты. Кобылки готовились принять последний бой.

 — Сколько же их там? — прошептала Рарити.

 — Как минимум несколько дюжин, — "на глаз" оценила Твайлайт.

 — Н-да-а... — протянула Эпплджек.

Враги приближались. Казалось, им нет числа. Оставалось каких-то семьдесят метров... или меньше.

 — Что ж, девочки, для меня было великой честью знать вас, — объявила Рейнбоу.

 — Не горячись так, — попросила Эпплджек. — Для меня тоже. Но... Авось еще выберемся!

 — Куда там! Мы уставшие, а их...

 — Бедная Свити... Как же она без меня? — вспомнила родную сестру Рарити. — А ведь я даже не попрощалась, как следует.

 — Уверена, родители присмотрят за ней, — заверила Твайлайт.

 — Я знаю... Но все равно волнуюсь. Мы ведь столько пережили с ней. Даже... Ох, трудно говорить подобное, но, думаю, даже больше, чем с мамой и папой.

 — А я волнуюсь за Эпплблум, — высказалась Эпплджек. — Надеюсь, Маки вырастит из нее настоящую сельскую красавицу. И бабуля Смит, если что, поможет.

 — Крепись, Скуталу, — произнесла ввысь Рейнбоу. — Я знаю, ты станешь великой летуньей.

 — Ну, девочки... — призвала к вниманию Эпплджек. — Понеслась!

Расстояние между ними и монстрами сократилось до тридцати метров. Большая часть скелетов ничем не отличалась от встреченных у озера, разве что вооружены они были не только мечами, но копьями и даже чем попало вроде камней, простых палок, плеток или даже строительных инструментов. Сразу стало ясно, что мозгов у них нет совсем, они простые марионетки колдунов или каких-нибудь лордов и опасность представляют только численно. Зато другие, облаченные в черные доспехи и вооруженные копьями да щитами (иногда копья заменялись мечами, да и щиты были не у всех), точно являлись местными солдатами или гвардейцами, и убить их наверняка намного труднее. Но самая дрянь приближалась с воздуха. Десятки летучих черепушек, окутанных черным туманом и противно клацающих зубами... всеми, что остались. Впрочем, всего одно заклятие, выпущенное Твайлайт, сразу прикончило едва ли не половину.

Единорожки сразу после первого выстрела объединили свою магию и выпустили мощную волну, прорезавшую приличную по размерам борозду в стане врага. Те продолжали бежать. От черепушек осталась только дюжина, и все они понеслись в сторону взлетевшей Рейнбоу, значительно опережая остальные войска. Впрочем, вслед за первой волной вполне могла идти вторая. Влетев в портальный зал, они принялись кружиться, будто торнадо, издавая противный хохот и не менее противное клацанье зубами. Рейнбоу не выдержала и напала на них. Оказалось, что одно-единственное точное попадание копытом способно раскрошить подобную мелочь, так что очень скоро в воздухе не осталось ни одного. Тем временем единорожки снова объединили свои силы и ударили повторно. Пускай заклятие уступало первому, урона она нанесло не меньше. А, может, даже больше, ибо скелеты с чего-то решили бежать одной сплоченной кучкой. Мало того, на этот раз Твайлайт поступила умнее, и меньшая общая сила заклинания объяснялась не только усталостью, но и изменениями в структуре колдовства. Потому, влетев в плотную толпу монстров, заклинание вспыхнуло огненным шаром, сжигающим все вокруг. Как минимум дюжина монстров погибли сразу, еще десяток получили серьезные ранения. Ни один разумный оппонент не изберет тактику, какой пользуются эти безмозглые враги.

 — А они не так уж и страшны! — заметила Эпплджек, когда между ними и монстрами оставалось метров десять.

 — С чего бы? — тяжело дыша, возразила Рарити.

Монстров действительно оставалось слишком много, а энергии единорожек едва ли хватит на пару серьезных заклинаний. Если бы не истощение, вызванное трехкратным использованием Элементов Гармонии, они вполне могли бы нанести огромный урон местной страже. Однако судьба, до этого вечно сопутствующая кобылкам, обернулась крупом.

Больше Твайлайт с Рарити магию не объединяли и разбрасывались простыми заклинаниями, часто небоевого характера. Твайлайт — потому что боевые затрачивают слишком много маны, да и ведает мало в подобных структурах, Рарити — потому что вообще не знакома с военной магией. Толку от подобных проявлений агрессии, разумеется, немного, и не прошло много времени, как толпа монстров врезалась в крохотный отряд из трех кобылок. Эпплджек сдержалась, успев разрубить фламбергом пару врагов. Правда, они почему-то не торопились умирать, будучи порезанными горизонтально надвое, а продолжали пытаться ее убить, на руках ползая по полу, часто становившись жертвой своих же собратьев. Твайлайт недалеко телепортировалась и ударила волной. Помогло слабо — ни один враг не пал, только лишь нарушился их строй. И лишь Рарити не сдержалась и повалилась на пол. Тут же над ней завис один из бронированных солдат, занося копье для решающего удара. Единорожка попыталась оттолкнуть врага магией, однако тот крепко стоял на ногах. Рарити оставалось только закрыть глаза и дожидаться жутких объятий неминуемой смерти. Твайлайт, заметившая беду, также не смогла ничего поделать. Между нею и Рарити оставался плотный заслон из как минимум десятка скелетов, и уничтожить всех она всяко не успеет, а для сильного заклинания ей не хватит сил. Эпплджек также увидела происходящее, но ей приходилось хуже всех, несмотря на то, что в ближнем бою она уже уничтожила раза в два, а то и в три больше монстров, чем ее подруги.

"Ну, вот и все, — пронеслось в голове библиотекарши. — Мы все здесь умрем. Надеюсь, наша смерть будет не очень мучительной..."
Войн опустил копье, но не поразил голову единорожки. Твайлайт, не имеющая силы оторвать взгляда от ужаса, не смогла понять, что заставило его остановиться. И только спустя несколько секунд осознала, что остановился не только скелет. Остановилось вообще все вокруг, замерло само время. Все осязаемые поверхности покрылись белым синеватым туманом, был виден каждый крупный магический поток и выделялось алым свечением каждое живое существо. Скелеты подсвечивались либо едва заметным черным (простейшие), либо более заметным темно-серым (войны).

 — Что происходит? — произнесла Твайлайт.

 — Шанс, — раздался знакомый мужской голос.

Единорожка обернулась в его сторону. Со спины к ней медленно прошествовал полупрозрачный аликорн-жеребец, от которого ощутимо тянуло магией. Даже не задумываясь, Твайлайт узнала в нем Алариса и, наконец, получила возможность рассмотреть его получше. Фиолетовая шерсть, длинные черные грива и хвост, красные глаза с переливающимися, словно пламя, белками, кьютимарка с изображением схематичной голубой молнии. Библиотекарша очень надеялась, что Аларис специально избрал подобный облик, дабы впечатлить ее, а не являлся аликорном на самом деле. Пускай возможность того ранее оценивалась как ничтожно малая, сейчас кобылка уже ни в чем не была уверена.

 — Возможность чего? — уточнила она.

 — Твои друзья умирают, — сказал жеребец. — Я могу спасти их. Тебе лишь нужно на мгновение отдать контроль над телом мне.

 — И чем это мне поможет? Что ты вообще здесь делаешь?

 — Сейчас не время для дружеской беседы. Я объясню, но позже. Скажем так, ваше выживание входит в мои интересы. Ты можешь отказаться, но тогда твоя подруга умрет. Или же ты можешь согласиться. Да, это опасно и на время лишит тебя почти всех сил: как магических, так и физических — но у вас появится хотя бы призрачная надежда на спасение. Если вам повезет. Думай быстрее. Я не смогу долго удерживать время.

Твайлайт осмотрелась. Ситуация действительно оказалась плачевной. Как и предполагалось, портал закрылся раз и навсегда. Открывать новый — значит, предоставить монстрам прямую дорожку в Эквестрию. Этого нельзя допустить. Она и раньше подозревала, что подобным все и кончится, но здесь, на перепутье, чувствовала вину за каждый свой промах. И особенно за то, что отправила подруг на верную гибель. Расстояние между копьем скелета и головой Рарити можно измерить десятком сантиметров. Как только время возобновится, она погибнет. Остальные подруги пока что держатся. Рейнбоу с энтузиазмом разгоняет новую порцию летучих черепушек. Ее оружие лежит на земле — копытами бить демонят гораздо проще. А вот Эпплджек со своим фламбергом не расстается. Она застыла в героической позе, рассекая мечом грудь вражеского война. Пускай тот не способен выражать никаких эмоций, Твайлайт почему-то показалось, что он испуган, как испугано живое существо, лицезреющее свою погибель. Видимо, грудь — слабое место бесов. В сторонке продолжает спать Пинки Пай. Жаль, ведь ее помощь в битве могла пригодиться, учитывая ее выдающиеся способности. Рядом свернулась клубочком Флаттершай. Ее страх чувствуется даже сквозь временную заморозку. Страх и отчаяние. Глядя на тяжелую участь подруг, Твайлайт, почти не задумываясь, приняла решение.

 — Я согласна, — ответила она.

 — Чудно, — ответил Аларис.

Время вернулось на круги своя. Твайлайт резко согнулась, вокруг нее начал накапливаться мощный магический разряд. Она не управляла более своим телом, но чувствовала все, что с ним происходит. И сейчас она ощущала сильную боль по всему телу. За кратчайшее время ее окружила сильнейшая энергетическая сфера, и кобылка боялась, что магические каналы ее организма не сумеют совладать с мощью Алариса. «Святая Селестия, насколько же он силен?» — пронеслось у нее в голове. Спустя всего мгновение магическое поле начало преобразовываться в мощнейший электрический разряд. Удерживать его становилось труднее с каждой секундой, и очень скоро Твайлайт взмолилась, чтобы все скорее закончилось.

Ей казалось, что прошло как минимум несколько долгих мучительных минут, однако на самом деле не прошло и доли секунды. Накопив достаточно магии, Аларис разом выпустил все в сторону врага. Столб молний обрушился на скелетов, превращая их в пыль. В один миг исчезли все монстры, успевшие вбежать в зал, другой стал последним для тех, что до сих пор оставались в коридоре. Всего полсекунды бушевал электрический шторм, и по их истечению вокруг не осталось ни одного врага.

Как только заклятие окончилось, Твайлайт почувствовала, что вновь управляет своим телом. Аларис исчез так же неожиданно, как и появился. Однако особой радости это не принесло, ибо воспользоваться полученной свободой единорожка не смогла. Сбылось то, о чем предупреждал странный союзник. На нее накатила страшная слабость, мышцы стали ватными, ноги подкосились. Колдунья упала на пол, застонав от разыгравшейся головной боли и жжения в рогу.

 — Твайлайт! — к ней тут же подскочила Рарити, осознавшая, что больше ее жизни ничего не угрожает... по крайней мере, пока что. — Ты в порядке?

 — Не очень, — призналась единорожка.

 — Как ты это сделала? — спросила подошедшая Эпплджек, закинувшая фламберг себе на спину.

 — Я... Я не знаю... — колдунья, несмотря на свой опыт, предпочла до поры, до времени скрыть правду об Аларисе, чтобы не тревожить подруг. — Но... Мы победили. Так?

 — Да уж! — воодушевленно ответила Рейнбоу. — Боже, да такого я от тебя никак не ожидала. Враз — и сразу всех! Да принцессы тебе и в подметки не годятся! С такой-то силой...

 — Не думаю, что в ближайшее время я смогу пользоваться магией, — предупредила волшебница. — Это заклинание... затратило слишком много сил.

 — Я пока помогу девочкам, — вызвалась Эпплджек, отходя в сторону Пинки и Флаттершай. — Рейнбоу, последи за проходом, что ли.

 — Да, да, конечно, — отмахнулась пегаска, но возле туннеля все же встала.

Твайлайт тем временем раскашлялась. И, отдышавшись, обнаружила, что по ее губе стекает тонкая струйка крови.

 — Дорогуша, тебе плохо? — обеспокоилась Рарити, заметив кровь.

"Конечно, мне плохо," — мысленно согласилась Твайлайт, но вслух предпочла не говорить. И без того на них за последние полчаса свалилось слишком много страшных событий. Кровь явно идет изнутри организма. А, учитывая, что физически она не ранена, вывод напрашивается один, и он пугает гораздо сильнее всего прежнего: порван какой-то из внутренних магических каналов. Остается только надеяться, что можно восстановить его или перебросить энергию на другие каналы. Иначе магические способности могут серьезно пошатнуться. А то и пропасть вовсе, чего не пожелаешь даже самому страшному для общества единорогу.

 — Я поправлюсь, — сказала она, не очень-то веря своим же словам.

 — Как скажешь, — неуверенно ответила Рарити.

 — Все будет хорошо... Вот увидишь... Мы прорвемся... Как-нибудь.

 — Да... Надеюсь...

Однако мечтам не суждено было стать реальностью. Разразились две ядовито-зеленые вспышки, расходящиеся черным пламенем, и в зале очутились два скелета-колдуна, похожих на тех, кого совсем недавно уничтожила Эпплджек. И парой секунд спустя там, где совсем недавно сверкал портал, появилось третье существо. Оно также напоминало скелета, но скелета, покрытого тонким слоем серой полупрозрачной кожи. Его одеяния также отличались от одеяний прочих колдунов — вместо зеленой робы он носил серую, а поверх нее — черный плащ с капюшоном, перевязанный поясом. За спиной покоилась черная сверкающая коса.

Подруги замерли, испуганно глядя на монстров. Один из скелетов обнажил фламберг, однако почти сразу же расслабился, повинуясь неведомому простым смертным прозрению. Только Твайлайт догадывалась, что причина внезапного "миролюбия" — приказ повелителя, отданный на телепатическом уровне.

Существо в плаще сделало несколько шагов вперед, поглядывая то на Пинки с Эпплджек и Флаттершай, сжавшейся в клубок, из-под которого глядели только большие бирюзовые глаза, полные страха, то на Твайлайт с Рарити и Рейнбоу. Пегаска, вопреки своей натуре, не желала проверять силу противника. Ей хватило короткого боя возле озера. Тем более, она не знала, на что может быть способен предводитель подобных тварей. Несколько секунд он стоял неподвижно, вероятно, задумавшись, после чего произнес что-то на совершенно незнакомом для пони языке. Его голос больше походил на шипение змеи с дрожащими нотками, отдающими эхом. От него хотелось спрятаться как можно дальше, лишь бы никогда более не слышать. Однако кобылочки оказались лишены подобного блага.

Осознав, что его не поминают, тварь длинным шагом подскочила к ближайшей тройке, одной рукой схватила Пинки за гриву и закинула на спину Эпплджек, после чего махнула тощей рукой в сторону выхода, приказывая идти туда. Один из скелетов тем временем подошел к другой троице. Тем, правда, не пришлось лишний раз ничего объяснять. Рейнбоу подхватила Твайлайт, не способную идти самостоятельно, и сама закинула себе на спину, на всякий случай поддерживая крыльями. Сравнявшись с Эпплджек и поднятой и движимой только страхом Флаттершай, они вошли в темный коридор. Нежить шла следом.

 — Что же теперь будет? — обреченно прошептала Рарити.

 — Надеюсь, мы выберемся, — ответила Эпплджек.

 — И я... Надеюсь...

Остальные по разным причинам промолчали. Кто-то не мог говорить, кто-то просто не желал. Душевно были вымотаны все.

Коридор оказался очень длинным — не менее ста метров из конца в конец. По пути девочки заметили два ответвления, однако там, в отличие от коридора, где хоть что-то можно было разглядеть, царила абсолютная темнота. Чем дальше они отходили от зала с порталом, тем холоднее становилось в туннеле. Там, на поверхности земли, где бы она ни была, определенно царила зима. Хорошо, что земляные стены обители демонов хранят хоть каплю драгоценного тепла. Но и в холоде также есть плюс — он спасал от смрада гнили и каких-то отбросов. Ни того, ни другого, правда, нигде не видать.

Вскоре коридор вышел в просторный освещенный зал, посреди которого бурлило кроваво-красное озеро. И когда группа подошла поближе, девочки ужаснулись: там действительно кипела настоящая кровь. Они было испугались, что их хотят казнить тут, но, к счастью, обошлось, и их повели дальше. Между тем кобылки всматривались во встречных. Они уничтожили множество скелетов во время драки, однако оставалось еще очень-очень много. Сотни, если не тысячи кровожадных порождений тьмы. Как можно остановить подобную мощь? Хорошо, что портал закрыт раз и навсегда.

Из зала они прошли в ближайший к озеру коридор, выделенный двумя рваными черными знаменами, символы на котором вряд ли имели какое-либо значение. Зато вырисовывались кровью. Сам туннель освещался редкими тусклыми факелами и охранялся дюжиной скелетов-войнов. Он оказался недлинным — всего тридцать метров со всего парой ответвлений — и выходил в цилиндрообразный зал диаметром метров в двадцать. Никакой охраны, никаких украшений, только лишь возвышение-лестница и трон напротив входа. По бокам от трона стоят чаши, наполненные пылающей, но не испаряющейся, кровью.

На самом троне восседал повелитель черных скелетов. Внешне он очень сильно напоминал простого лича на манер тех, что поддерживали портал открытым, однако любой маг увидел бы в нем огромный магический потенциал, накопленный за тысячелетнее существование и жертвой многих живых существ. Если бы не темная пожирающая аура, девочки точно приняли бы его за мертвеца.

Темный лорд приопустил голову, разглядывая пленниц. И, что-то решив, произнес несколько слов на неизвестном языке, отличающемся даже от того, каким пользовался сопровождавший кобылок лич. И если голос лича казался сухим и безжизненным, голос повелителя монстров иссушал не хуже некоторых заклятий, не оставляя дипломатам-оппонентам ни шанса на победу. Не то чтобы кто-нибудь желал переспорить подобного монстра, но все же...

 — Хоть кто-нибудь понимает, что он говорит? — прошептала Рейнбоу.

Стоящая ближе всех Эпплджек отрицательно качнула головой.

Повелитель тьмы взмахнул рукой. Девочки хором взвизгнули от боли, ударившей в их головы. Казалось, будто невидимая сила разрывает мозг на части, перестраивает их и сшивает воедино. А вместе с тем перед глазами плыли странные символы. Они объединялись в сплоченные группы, те — в системы групп, а уже те — в более крупные системы. Когда все, наконец, закончилось, девочки попадали на пол, однако остатки ужасных чувств продолжали царить в их телах и разумах.

 — Кто вы? — скелет повторил свои слова.

Он говорил точно на том же языке, только теперь кобылки понимали его. Твайлайт, всеми силами сражающая с чудовищной усталостью, легко догадалась, что недавняя боль вызвана заклинанием изучения языка. Но не основным, а некой извращенной формой, ибо дискомфорт основного не идет ни в какое сравнение с пережитыми ощущениями.

Подруги не ответили на вопрос врага. Они понимали, что их дни в любом случае сочтены, и без разницы, погибнут ли они в скором времени или протянут сколько-либо тяжких дней в ледяной сырой темнице, полной всевозможных проклятий. Они никогда не раскроют истины о своем происхождении и не сломятся перед врагом. По крайней мере, они на это надеялись.

Повелитель скелетов уперся костлявыми руками в перила трона и медленно встал. Вокруг него появился черный туман с красноватым оттенком. Он сделал несколько маленьких шажочков вперед, остановился у начала лестницы, ведущей вниз, и протянул правую руку вперед. Несколько секунд почти ничего не происходило; только лишь черный шарик магической энергии зажегся на ладони лича. Подруги, с опаской наблюдая за ним, понимали, что скоро им придется испытать муки, о каких они даже не могли подумать. И оказались правы. Когда красные лучи чистой энергии, какую даже сложно назвать заклинанием, ударили вниз лестницы, девочки сразу же мысленно взмолились, чтобы так скоро начавшийся ад прекратился. Магия прожигала каждую клетку организма, колола разум мириадами фантомных иголок. Их души разрывались на части и в то же мгновение собирались вновь, бессильные преодолеть барьер еще живого организма. Но пораженное магией сознание не могло уйти в небытье, спасая от страшной участи. Темный лорд позаботился, чтобы девочки получили максимум "удовольствия" от его маленькой демонстрации силы. Неверных, как он считал, нужно карать с максимальной жестокостью.

Наконец, все закончилось. Никто из хранительниц больше не мог адекватно воспринимать происходящее. Их воля оказалась сломлена, рассудок затуманен, тела парализованы. И повелитель скелетов, видя с одной стороны несостоятельность дальнейших переговоров, а с другой удивительные возможности, ментально приказал своим марионеткам кинуть пони в темницу, выделив для них особую камеру.

Им предстоит многое узнать о бесконечной и жестокой жизни расы хасов, ныне именуемой смертными и высшими: "хасанекры".