Ночью мне становится одиноко

Военные будни после тяжёлого боя. Сержант задумала небольшой сюрприз для своих уставших солдат, а прикомандированная пони-психиатр очень недовольна тем, что ей приходится проводить медицинский осмотр шлюхам. Но всё успокаивается и психиатр погружается в воспоминания о своей любимой...

ОС - пони

Идолы и Боги

Героев отправляют на отдых в дальний город, где пропало несколько пони. Они решают расследовать это дело, но ввязываются в переплет, который едва не стоил им жизней.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Четыре кобылки и одно недоразумение

Четыре кобылки мило попивают в баре. Что может пойти не так?

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

Грязный ход

Тысячелетие ждал Сомбра своего возвращения. Но чёртовы эквестрийцы........ Ну, у него есть и план В. Ингредиенты уже на своих местах, заклинание просчитано до мельчайших деталей. Да начнётся магия!!

Флаттершай Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия ОС - пони Человеки Король Сомбра Шайнинг Армор Флеш Сентри

Две чашки чая

Флаттершай ищет совета Рарити в том, что ей делать со своей безответной любовью... но у Рарити имеются свои собственные секреты, из-за которых она не лучшая кобылка у которой стоит спрашивать совета по этому поводу.

Флаттершай Рэрити Биг Макинтош Черили

Солнечный венок

Знаю-знаю, мало и ни о чём...Просто опять решила описать образ, ситуацию, спонтанно возникшие в голове.

Флаттершай Эплджек

О том, что скрывают двери

В одну холодную осеннюю ночь малыш Пипсквик приболел. Довольно серьезно, и пока его отцу пришлось уехать по важным и срочным делам в другой город, сестра Редхарт с удовольствием согласилась с ним посидеть.

Черили Пипсквик Сестра Рэдхарт

Бар "Сиреневая ириска"

Двое приятелей из военной академии решили хорошенько отдохнуть в выходные.

ОС - пони

Истории из "Лунной Ивы"

Добро пожаловать в "Лунную Иву". Скромное Мэйнхеттенское кафе, для тех кого ночами мучает бесоница.

ОС - пони

Снежная ночь

После того, как первая снежинка падает с неба, Луна вспоминает, что видела Сноудроп в последний раз перед тем, как превратиться в Найтмер Мун. Затем она засыпает и начинает свое ночное путешествие по снам, спеша к своей подруге в своем собственном сновидении.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 2 Глава 4

Глава 3

Все, даже самые длинные и изнурительные путешествия имеют свойство заканчиваться прибытием на место назначения. Вот и карета с принцессой Твайлайт и таинственным профессором Рэрити, в конце концов, все же проехала сквозь ворота замка Лаурус. Твайлайт в прямом смысле спустилась с небес на землю совсем недавно и едва успела справиться со сбитым дыханием, а ей уже предстояло впервые показаться перед встречающим ее администратором конференции. А вот и он, стоит смирно, как какой-нибудь гвардеец. Твайлайт не смогла сдержать улыбку. Куирк, бывало, точно так же, смирно и напряженно сидел на уроках, готовый, во что бы то ни стало, поднять копыто и ответить на вопрос раньше Твайлайт.

Твайлайт и Рэрити, поддерживаемые заботливым копытом Клауд Виспа, вышли из кареты.

– Спасибо, Клауд, – кивнула Твайлайт. – Вы можете быть свободны.

Пегас кивнул и повез карету прочь со двора.

– Ваше высочество, – произнес Куирк. – Я ваш администратор в этом году. Меня зовут Куирк.

– И не надейся, что я тебя забыла, гадкий мальчишка, – беззлобно ответила Твайлайт, и внезапно почувствовала, как что-то кольнуло ее в грудь. Она и правда не забыла, хотя и очень хотелось. «Так, соберись, Твайлайт», – сказала себе принцесса. «Еще не хватало, чтобы Куирк считал, что ты до сих пор заморачиваешься по поводу каких-то глупых детских обид».

– Кхм, позвольте, я представлю вам мою спутницу, господин администратор. Профессор Рэрити. Ее нет в списке гостей, но, думаю, вы сможете выделить ей комнату? Поближе к моим покоям, если возможно.

– Разумеется, – кивнул, ничуть не удивленный Куирк. – А теперь пойдемте, нам нужно спешить. Церемония открытия конференции уже давно должна была начаться. Что вас задержало, принцесса?

– Пока мы одни – просто Твайлайт, пожалуйста, – как-то совсем не по-принцесовски поморщилась Твайлайт. – Мы попали в аварию по дороге. Какой-то камень ударил нашего извозчика в крыло.

– Камень?

– Угу, прямо в небе, представляешь? Никогда слышала, чтоб камни по небу летали. Как думаешь, может тут кто-то с заклинаниями баловался?

– Я-а, наведу справки, – пообещал Куирк и быстро отвел взгляд. – Ладно, мы все-таки должны идти.

Совсем скоро Твайлайт, Рэрити и Куирк уже стояли возле ворот в главный зал замка.

– Так, – выдохнул Куирк. – Профессор Рэрити, вам в эти двери. Твайлайт – нам в обход, мы должны появиться сразу у трибуны.

– А-а… – сдавленно пискнула Рэрити.

– Не переживай, – ободряюще улыбнулась подруге Твайлайт. – Отдыхай, съешь что-нибудь, я тебя сразу найду, как только скажу вступительную речь. Представь что ты на балу в Кантерлоте.

Обернувшись к Куирку, Твайлайт как бы извиняясь, произнесла:

– Профессор Рэрити не привыкла к таким мероприятиям.

– Понимаю, ну что ж, пойдем.

Твайлайт проследовала за Куирком в узенький служебный коридорчик, тянувшийся от одного конца зала к другому. Пока они шли, едва ли не прижимаясь друг к другу боками, Твайлайт не покидало предчувствие, что в конце коридора ее ждет какой-нибудь неприятный сюрприз. Она попыталась представить, о чем сейчас может думать Куирк.

– Знаешь, если мы не поговорим сейчас, лучше случая может и не представиться, – полушепотом произнес Куирк. Твайлайт вздрогнула и остановилась.

– Разве нам есть о чем говорить? – нервно хихикнула принцесса.

– Есть, – твердо ответил Куирк, но тут же смягчился. – В детстве мы подпортили друг другу немало крови. Казалось бы, детские разборки и упоминания не стоят, а все равно, вот вижу тебя сейчас, и коленки дрожат.

Твайлайт отвела взгляд, но почти сразу снова встретилась глазами с Куирком.

– Я хочу сказать, – продолжил Куирк. – Так уж вышло, что мы в одной лодке, и мы должны доверять друг другу. Так что, давай просто пожмем копыта и пообещаем, что все прошлое осталось в прошлом.

– А это не очевидно? – машинально спросила Твайлайт, но тут же, сама и ответила. – Нет, наверное, не очевидно. Хорошо, Куирк, вот тебе мое копыто. Мир?

– Мир! – широко улыбнулся Куирк и коснулся копыта Твайлайт собственным.

Принцесса против воли тоже заулыбалась. Внезапно, она почувствовала, что будто гора спала с ее плеч. Она глубоко вздохнула и уже более охотно зашагала по коридору.

– Пришли, – сказал Куирк, остановившись возле неприметной двери. – Сначала выйду я, объявлю тебя, потом выходишь, говоришь речь, и можешь быть свободна.

– И только-то? – усмехнулась Твайлайт. – Лучше б я перед собравшимися диплом защитила.

– Понимаю, – театрально закатил глаза Курик. – Ладно, расслабься, все будет хорошо. У меня потом еще будет небольшой сюрприз для вас с профессором Рэрити.

– Какой сюрприз? – насторожилась Твайлайт.

– Просто доверься мне, – улыбнулся администратор и юркнул в проход.

Твайлайт осталась стоять в коридоре. Совсем скоро до ее ушей стал доноситься бодрый голос Куирка, говорившего приветственное слово. И чем дальше продвигалась его речь, тем сильнее билось сердце Твайлайт.

– Вышла, поздоровалась, сказала несколько слов о том, насколько Эквестрии важна наука, пожелала удачи всем выступающим… – шепотом бормотала принцесса, затравлено косясь на Куирка. – Проще не бывает! Давай Твайлайт, ты выступала уже сотни раз. Просто представь, что в зале сидят жители кристальной империи времен короля Сомбры. Такие чудесно тихие и безразличные пони.

– А теперь, по давней традиции Академии Естественных Единорожьих Наук Эквестрии, честь открыть ежегодную конференцию по вопросам магии, предоставляется представителю королевской власти! – торжественно произнес Куирк. – Видит небо, последние наши съезды были богаты на сюрпризы. В прошлом году, впервые после только Селестия знает какого перерыва, конференцию открывала принцесса Луна, ну а сегодня и того лучше! Аликорн, который еще совсем недавно был единорогом. Новая принцесса, принцесса дружбы, Твайлайт Спаркл. Пусть же ее слова станут всем нам напутствием, ведь кто, как не она олицетворяет собой торжество магического искусства! Ваше высочество, просим!

Твайлайт приосанилась и не спеша прошла к трибуне. Всем своим видом она выражала собранность, стать и безупречность. Но это была лишь внешняя сторона. Внутри же, Твайлайт чувствовала слабость в ногах, капельки пота, выступающие на лбу под челкой и на боках под крыльям. Грудь сдавливало, горло ощутимо пощипывало, а во рту безнадежно пересохло.

– От лица принцесс Селестии, Луны, Кейденс и своего собственного, хочу поприветствовать вас, господа и дамы, на Конференции, – начала Твайлайт Спаркл. Она пыталась найти глазами Рэрити, но взгляд предательски цеплялся за совсем других пони. Вот профессор Амальгамма, бывшая классная руководительница. Смотрит сквозь свои очки строго, как всегда. А вот вообще профессор Афикс, чье жеребьяче лицо Твайлайт видела до сих пор только в учебниках. Учителя всегда упоминали имя Афикса с придыханием, и называли его не иначе, как гением. Раньше Твайлайт и не надеялся встретиться с ним, а теперь вот он, стоит перед ней во всем своем величии. А позади Твайлайт только улыбающийся Куирк да портрет Старсвирла Бородатого на стенке. Тот еще арьергард.

– С незапамятных времен магия вела всех нас к процветанию и миру, вместе с тем оставаясь величайшей тайной этого мира. Мы знаем, почему каждое утро на небе появляется солнце, а ночью его сменяет луна: за это надо поблагодарить наших принцесс. Нам известно, как обеспечить хорошую погоду и богатые урожаи: этим занимаются пегасы и земные пони…

Принцесса, наконец, нашла глазами Рэрити. Подруга стояла возле стола с закусками, в окружении одних из самых молодых профессоров, то есть тех, кому едва-едва перевалило за шестьдесят. Когда их взгляды встретились, Рэрити чуть улыбнулась и едва заметно покивала головой. Твайлайт решила не отводить взгляда от подруги пока не закончит говорить.

– Кажется, что мы, пони, живущие в мире и согласии, объединившие усилия ради общего светлого будущего, можем контролировать саму природу. Но магия… магия по-прежнему остается загадкой. Она может подарить единорогу внушительные возможности, но никогда не откроется ему целиком. Одному пони никогда не понять всей ее природы, точно так же как одному пони никогда не запомнить со всей четкостью все бескрайние просторы Эквестрии. Даже если ты и объехал всю страну, всегда останется множество не посещенных или забытых уголков и деревенек. Именно поэтому систематическое изучение магии, а так же преподавание ее основ молодежи, является одной из главных целей нашей страны. Приподнимая завесу тайны над магией, мы дарим нашим потомкам лучший мир.

– Да, а еще в местных погребах чрезвычайно вкусное вино! – донесся из толпы звучный голос. – Конференции стоит посещать хотя бы для этого!

Твайлайт повернула голову на голос и увидела довольно ухмыляющегося Данделиона, который даже на церемонии открытия отказался покинуть свою кровать. И, как всегда, что-то во внешнем облике профессора абсолютно обезоруживало. Твайлайт прикрыла глаза и захихикала, чувствуя, как последнее беспокойство покидает ее бедную голову. Вскоре к ее смеху присоединились и остальные пони в зале.

– Ну что ж, – Твайлайт все еще посмеиваясь, покосилась на Данделиона. – Раз уж вы и так прекрасно знаете, зачем сюда приехали, не смею вас задерживать. Эквестрийская конференция по вопросам магии объявляется открытой!

Последние слова подхватил достаточно бодрый топот копыт. Твайлайт вздохнула с облегчением и повернулась к Куирку. Тот быстро подмигнул принцессе и подошел к трибуне.

– Большое спасибо, Ваше высочество. А теперь, небольшое объявление. Как все мы знаем, принцесса Твайлайт приехала к нам с эскортом. От лица администрации, я хочу поприветствовать профессора Рэрити на нашей конференции, и пожелать приятного и продуктивного времяпрепровождения.

В зале снова раздался нестройный топот одобрения. Твайлайт же почувствовала, как только что обретенную безмятежность сменяет неприятный холодок чуть ниже шеи. Что значит «как мы все знаем»?

– Касательно вашей просьбы, профессор, – продолжил Куирк, улыбаясь. – Что ж, признаюсь, задачку вы нам задали не из простых. Пришлось лично оббежать почти каждого из здесь присутствующих и рассказать о вас и вашем докладе, хе-хе. В любом случае теперь вы можете быть уверены, слушатели у вас будут. Что до самого доклада, должен извиниться. Все подготовленные аудитории забиты до самого вечера, и мне удалось выделить небольшое окошко только через час. Понимаю, вы, должно быть, устали с дороги, но больше я ничего не смог сделать. Слишком уж неожиданно вы появились. Так что, через час ждем вас в пятом зале под вторым жилым крылом. У меня все.

– Мой сюрприз, – шепнул Куирк Твайлайт на фоне грянувших в третий раз аплодисментов.

– Получился, – отозвалась принцесса, глядя в никуда. В какой-то момент ее зрачки ожили, и Твайлайт медленно, не моргая, перевела взгляд на Куирка.

– Нам надо перекинуться словечком, администратор.

– М-м, как скажешь.

Принцесса и администратор, на которых уже почти никто не обращал внимания, скрылись за боковой дверью.

– Слушай, Твайлайт, кроме шуток, в следующий раз предупреждай заранее, договорились? – бросил через плечо, идущий впереди Куирк, – Мне беготни и так хватает. Кстати говоря, хорошая речь, кха…

Твайлайт послала резкий магический импульс, который сбил администратора с ног. Куирк ощутимо приложился о стену и упал.

– Это, по-твоему, весело?! – прошипела сквозь зубы Твайлайт.

– Ч-чего? – переспросил Куирк, потирая ушибленный бок.

– Ага, – покивала Твайлайт, поджав губы. – А я, я ведь ждала. Ждала от тебя какой-то глупой подлянки. Но ты превзошел все мои ожидания! Прямо поаплодировать готова… у тебя на брюхе.

Принцесса походила немного туда-сюда, то нашептывая какие-то ругательства, то гневно хмыкая. Потом, тяжело опустилась на пол напротив Куирка и, взглянув на него скорее устало, чем сердито, спросила.

– Ну и что прикажешь с тобой делать?

Куирк глянул на Твайлайт исподлобья.

– Объяснить, что вообще происходит, было бы неплохо.

– Не подливай масла в огонь, – нахмурилась Твайлайт. – Какая еще просьба? Какой доклад? Откуда ты взял этот бред?!

– Профессор Данделион сказал, – моргнул Куирк. – Говорит, встретил вас по дороге и… стоп, так профессор Рэрити не готовила на конференцию никакого доклада?

Твайлайт застонала как от боли и, запрокинув голову, прислонила затылок к прохладной стене.

– Да не профессор она никакой. Я просто взяла ее с собой, чтобы не так страшно было.

– Как?! – Куирк даже вскочил на ноги от удивления, и тут же сморщился от боли в боку. – Самозванцы на моей конференции?! Ну спасибо, Ваше Высочество, удружили! Ты представляешь, что будет со мной, если кто-то узнает?

– А со мной? – Твайлайт тоже поднялась с пола. – Ладно, иди на сцену, говори, что произошла ошибка, и лекции не будет.

– Аэээ, – тут же замялся администратор. – На меня ж все шишки посыплются, Твайлайт. Мне первый раз в жизни поручили что-то важное и…

– Куи-и-и-ирк, – протянула Твайлайт, недобро сощурившись.

– Хорошо-хорошо, иду! – воскликнул Куирк и даже развернулся к выходу. С места впрочем, не сдвинулся. – Иду, иду, иду.

Слушай, Твайлайт, дай мне буквально пару минут. Я придумаю, что-нибудь… ну чтобы меня потом сильно не били.

В ответ Твайлайт только тяжело вздохнула и развернулась к выходу.

– Просто избавь меня от этой проблемы с докладом. Пойду, поговорю с Данделионом.

Когда принцесса вернулась в зал, она принялась оглядываться по сторонам, еще даже не решив окончательно, кого хочет найти. С одной стороны, хотелось как можно скорее отыскать Рэрити и успокоить ее, с другой – разобраться с Данделионом. Кто он, в конце концов, такой, чтобы позволять себе такие идиотские шутки? И, либо мироздание решило в этот раз дать выход гневу перед состраданием, либо массивное тело профессора просто-напросто легче отличить в толпе, но именно Данделион попался Твайлайт на глаза первым. Впрочем, почти сразу принцесса приметила и Рэрити. Та стояла уже в другом углу зала и безмятежно щебетала с кем-то из официантов. Видимо, она не поняла до конца, о чем говорил Куирк, либо приняла это за ошибку и не стала сильно переживать. Это еще более убедило Твайлайт, что начать следует именно с Данделиона.

Профессор заприметил приближающуюся Твайлайт издали.

– А, Ваше высочество! Прекрасная речь, я сам не сказал бы лучше, – прокричал он через весь зал.

– Спасибо! – кивнула Твайлайт. – Профессор, у вас найдется минутка поговорить тет-а-тет?

– У меня найдется все, чего только пожелает моя принцесса! – объявил Данделион.

Рог профессора засиял, и глаза Твайлайт на мгновение заволокла сплошная бежевая пелена. Как только она отступила, принцесса обнаружила, что пышный просторный зал вокруг нее сменился на скромную, хоть и опрятную комнатушку. А вот профессор Данделион остался стоять рядом, такой же пышный, как и прежде.

– Добро пожаловать в мои апартаменты, Ваше Высочество, – тихо проговорил он. – Оценили, надеюсь, мое заклинание? Телепортация с «пассажиром».

– Н-но, как же так? – пролепетала Твайлайт, часто моргая. – Вы ведь даже меня не коснулись.

– Вот именно! – Данделион улыбнулся и указал на Твайлайт копытом, будто она только что правильно ответила на уроке. – Довольно интересная штука, долго над ней работал. Физического контакта не требует, но действует только на единорогов, пока не понял до конца, почему. Ну да ладно, вы о чем-то хотели поговорить?

Твайлайт, еще не до конца отошедшая от оцепенения, изо всех сил попыталась собраться.

– Вообще-то, да, профессор. Что это за история с докладом профессора Рэрити? Насколько я знаю, никакого доклада она не готовила.

– Быть может, она хотела сделать вам сюрприз? – поднял брови Данделион. – Кстати говоря, вы хорошо ее знаете?

– Лучше, чем кого бы то ни было! – отрезала Твайлайт. – И, повторяю, никакого доклада она не готовила.

– Видимо, я неверно ее понял, когда мы разговаривали на подлете к замку – ничуть не смутившись, ответил Данделион.

Разговаривая с Твайлайт, профессор не переставал пользоваться магией. Принцесса не видела точно, что он делает, но из другой комнаты то и дело слышался то стук, то звон, то журчание. Рог Данделиона при этом не переставал светиться, хотя он даже не смотрел в ту сторону. Наконец, в соседней комнате все стихло, и сквозь дверной проем проплыл поднос с парой бутербродов и бутылкой вина.

– То самое вино, которое я похвалил на открытии, – Данделион кивнул на бутылку. – Не хотите попробовать?

Твайлайт резко помотала головой.

– Да какое там вино, профессор? О чем вы вообще говорите? Что значит «не правильно поняли»? Как, скажите на милость, это вообще можно было неправильно понять?!

Данделион молча налил себе вина, сделал глоток, а потом медленно перевел взгляд на Твайлайт. Удивительно, но из облика весельчака-профессора как-то разом испарилось все легкомыслие и доброта. На Твайлайт смотрел пугающе серьезный, старый и могущественный единорог, который, принцесса в этом не сомневалась, мог вмиг разнести весь этот замок по камешку. Не часто, совсем не часто, Твайлайт доводилось видеть Данделиона серьезным. И всякий раз это не сулило ничего хорошего.

– Не хотите ли вы сказать, что я сознательно солгал Куирку, Ваше высочество? – отрывисто проговорил Данделион.

«Ну же, Твайлайт, соберись!» – заклинала саму себя принцесса. – «Ты же знаешь, что именно так всё и было! Не первый же день ты этого Данделиона знаешь».

– Я думаю, – начала Твайлайт, но запнулась. – Я думаю, что… – «ну же!». – Я думаю… – «о, Селестия, пусть он просто перестанет на меня так смотреть!»

– Нет, профессор, – стыдливо опустила голову Твайлайт. – Ошибки случаются, что поделать.

– Я думаю, пытаться их испрвить, – отозвался Данделион, прежним «добрым» голосом.

Твайлайт подняла голову и увидела прежнего доброго весельчака, деловито жующего бутерброд. Проглотив кусок, профессор продолжил.

– Особенно, когда ошибка не стоит выеденного яйца. Объявите, что доклада не будет, вот и всё. А еще лучше, пошлите Куирка, он тут все-таки, администратор.

– Да, я так и поступила. Извините, если обидела вас, профессор, я слегка перенервничала… Предложение, насчет вина еще в силе?

– Разумеется.

Обратно в зал Твайлайт возвращалась уже своим ходом, Данделион остался у себя наслаждаться бутербродами и вином. Принцессе же оставалось только найти подругу и постараться впредь не отсвечивать лишний раз. Можно провести для Рэрити небольшую экскурсию по замку. Сводить ее в местный парк, полюбоваться скульптурами, или на стадион. А еще лучше, побродить немного по лесу, вдали от всей этой суеты.

С такими мыслями Ее высочество Твайлайт Спаркл вошла в зал. Ее взору предстала интересная картина: все собравшиеся гости собрались вокруг что-то болтающего Куирка и Рэрити, которая прижав копыто ко лбу, изо всех сил изображала, что ей плохо. Стоило отметить, что в этот раз у нее это почти получалось. Если бы Твайлайт не знала подругу лучше, тоже поверила бы. Приблизившись, она смогла поймать самый конец пламенной речи администратора.

– Да-да, так что, увы, профессор Рэрити совершенно не в состоянии выступить сегодня с докладом. Со здоровьем шутки плохи, дамы и господа, дадим нашей очаровательной коллеге отлежаться.

– Да, извините, друзья, – покашливая, сказала Рэрити. – Голова раскалывается и во всем теле такая слабость, стою с трудом.

Твайлайт, поджав губы, наблюдала за происходящим балаганом. Куирк, как всегда, пытается не замарать копыт. Но сочинять в ответ на ложь новую неправду – явно не лучшая стратегия, зря Рэрити согласилась играть в этом роль.

К несчастью, чутье Твайлайт ее не подвело. Она не сразу заметила, как сквозь топу к Рэрити пробилась профессор Амальгамма.

– Выпейте эту микстуру, мая милая, – с материнскими интонациями в голосе сказала профессор и протянула Рэрити маленький флакон из синего стекла. – Она быстро поднимет вас на ноги.

– Я уверена, что это лишнее! – запротестовала Твайлайт.

Собравшиеся вокруг Куирка и Рэрити пони только сейчас заметили принцессу, и тут же расступились, пропуская ее к подруге.

– Спасибо за заботу, профессор, но Куирк прав, Рэрити просто надо отдохнуть.

– О! Здравствуйте, Ваше высочество, – блеснула очками Амальгамма. – Лекарство абсолютно безвредно, не переживайте. Хуже не сделает.

– Ну раз хуже не сделает, почему бы и нет? – неожиданно заявила Рэрити и одним глотком выпила содержимое флакона.

– Оу, приятная микстура, – доложила профессор-самозванка, часто моргая. Она огляделась по сторонам так, будто ее только что телепортировало сюда из теплой ванны. – Вот только действует как-то… быстро. Знаете, а вы правы, профессор Амальгамма, я уже чувствую себя намного лучше. Однако, вернемся к нашим докладам. Пойдемте, друзья, я вам сейчас такое расскажу!

Рэрити, подхваченная одобрительными восклицаниями, вышла из зала и собравшаяся профессура последовала за ней. Совсем скоро остались только оторопевшие Твайлайт и Куирк и довольно ухмыляющаяся Амальгамма.

– Да, дети мои, – объявила профессор. – Может быть, я и не врач, но такую болячку, как боязнь сцены отличаю на раз. И знаю прекрасное средство от нее.

– Вы напоили Рэрити, – проговорила Твайлайт без эмоций и ни к кому конкретно не обращаясь. – Не надо было этого делать.

– Не переживай, Твайли, – улыбнулась Амальгамма. – Принцесса или нет, ты еще очень молода и много не знаешь о… гм, зрелых пони. Нельзя дожить до возраста профессора Рэрити и не выработать хорошего сопротивления крепкому алкоголю. А легкая эйфория ей сейчас совсем не повредит.

– В возрасте профессора Рэрити? – переспросил Куирк, очень умело копируя интонации и взгляд Твайлайт.

– Вы меня удивляете, друзья, – покачала головой профессор. – Неужели думаете, что можно как следует постигнуть магию за десяток-другой лет. Может быть, Куирк, ты хочешь к ближайшему дню согревающего очага диссертацию защитить? Ха! Вы оба этого не замечаете, но от Рэрити за версту несет омолаживающими чарами. Уж я в этом разбираюсь.

«Друзья» предпочли промолчать.

– Что ж, общаться вы явно не настроены, а у меня полно дел. Пойду, пожалуй.

Амальгамма, что-то напевая себе под нос, покинула зал, оставив Твайлайт и Куирка наедине.

– Куирк…

– Твайлайт…

– Куирк!

– Я все исправлю!

Принцесса зло фыркнула, да так, что у нее едва пар из ноздрей не повалил.

– Нет уж, хватит! Ты тут уже наисправлялся с особым успехом! В общем так, даю тебе десять секунд, чтобы скрыться с глаз моих, пока я не приступила к копытоприкладству! И если я тебя еще раз увижу рядом с Рэрити – можешь распрощаться с этим замком навсегда, понял?

Куирк сдавленно кивнул и развернулся, чтобы уйти, но в этот момент портрет Старсвирла Бородатого над трибуной сорвался со стены и с громким треском упал на пол. В том месте, где секунду назад висела картина, открылся проем, из которого выглянул коричневый голубоглазый пони без намека на рог на лбу.

– Хм, недолет, – пробормотал пони себе под нос. Он оглядел зал и встретился взглядом с принцессой. – О! Принцесса Твайлайт, какая приятная встреча! Как поживаете?

– Доктор Хувз?! – пораженно прищурилась Твайлайт.

– Ээ, я весь день за ним гоняюсь, Ваше высочество, – неуверенно пискнул Куирк. – Но он быстр как пегас… Постой, вы что, знакомы?

– Что вы здесь делаете? – спросила Твайлайт, проигнорировав Куирка.

– Я здесь по делам, – не моргнув глазам, ответил Доктор.

Земной пони выпрыгнул из потайного прохода, подошел к Твайлайт и протянул ей невесть откуда взявшийся в копыте сверток пергамента. Принцесса нахмурилась, но свиток развернула. Куирк, заглянувший через плечо, пробежал глазами текст и уважительно присвистнул.

– Что же вы сразу не сказали, Доктор?

– О чем? – переспросила Твайлайт. – Здесь же ничего не написано?

– Ах да, постоянно забываю, что вы теперь аликорн, – поморщился Доктор. – Психопергамент на вас не действует. Ладно, признаюсь, нет у меня никаких дел, просто я решил сделать ученой братии маленький сюрприз и…

– Так, – Твайлайт закрыла глаза и сделала глубокий вдох. – Хватит с меня на сегодня сюрпризов. Уходите. Куирк, проводи Доктора на выход и дай припасов в дорогу, если надо.


Куирк мчался по коридору жилого корпуса так быстро, что позавидовали бы иные земные пони. Буквально несколько минут назад он, понурив голову, повел Доктора Хувза на выход, но так был занят своими мыслями, что изворотливому пони не составило труда снова улизнуть. Впрочем, Куирка это не сильно взволновало, Доктора можно поймать и после, а сейчас нужно спасать Рэрити и себя заодно. Твайлайт, конечно, запретила ему что-либо предпринимать, но и бездействовать он не мог. План, что созрел в голове молодого администратора, был дерзок и опасен. По чести сказать, чтобы он удался, должно было произойти настоящее чудо. Но Куирк считал, что именно такие планы в пору кризиса оказываются удачными. В конце концов, так учили истории прошлого.

Если б только Куирку остановиться на мгновение и вспомнить, что подобные истории всегда оказывались выдумкой сказочников.

Администратор затормозил возле одной из дверей и, дав себе мгновение, чтобы отдышаться, постучался.

– Профессор Афикс? Вы у себя?

Ответа не последовало. Ободренный администратор приоткрыл дверь и заглянул в апартаменты. Гостиная комната Афикса пустовала. Должно быть, он отправился слушать доклад Рэрити или спит в одной из соседних комнат. Неважно. Главное, что именно в этой комнате маленький профессор предпочитал работать.

Куирк прошел в комнату и, подбежав к письменному столу, принялся остервенело рыться в его недрах. В каждой открытой полочке он находил горы бумаги и пергамента. Каждый листочек, администратор бегло оглядывал и переходил к следующему.

– Ну где же, где же? – бормотал Куирк.

Наконец, в одном из ящичков, Куирк нашел то, что искал. Подхватив увесистую стопку бумаги магией, он собрался было привести разворошенное рабочее место в порядок, но его остановил чей-то мягкий шепот.

– Нет.

Куирк повернул голову на голос и увидел зебру Акату. Специальная гостья конференции стояла в дверях и с довольно грустным выражением лица наблюдала за администратором. Куирк, хоть и неплохо умел читать лица, не смог понять осуждает его зебра или сочувствует.

– Прошу прощения? – переспросил администратор.

– Нет, – повторила Аката, для убедительности покачав головой.

– Не хотите, чтобы я это делал?

– Нет.

Печальное лицо зебры начало потихоньку раздражать Куирка.

– Да что вы вообще знаете?! Ничего не знаете! Да будет вам известно, я порядочно напортачил сегодня, и не собираюсь сидеть на крупе, пока Твайлайт и Рэрити пожинают плоды моих ошибок. Я должен все исправить и исправлю.

– Нет.

– Да что вы заладили, нет да нет?! – окончательно разозлился Куирк. – С каких это пор вы вообще проявляете инициативу в беседе? Я думал у вас какой-то специфический обет молчания или типа того, вот и помалкивали бы!

Аката насупилась и выразительно постучала себя копытом по голове.

– Думал… бы, – сердито произнесла она.

На Куирка, впрочем, ни жест, ни слова зебры должного впечатления не произвели. Он только по-жеребячьи топнул ногой и, отвернувшись от Акаты, снова взялся за уборку стола.

– Можно подумать, я делаю что-то плохое, – буркнул он, не отрываясь от дела. – Это моя кандидатская, в конце концов! Что хочу с ней, то и делаю. Я еще десяток таких напишу, прежде чем удостоюсь внимания профессора Афикса.

Ох, не стоило Куирку поминать своего научного руководителя. Известно ведь, что если позвать кого-то по имени, то этот кто-то вполне может появиться перед тобой в самое ближайшее время. На сильных волшебников это правило действовало даже сильнее, чем на прочих, неизвестно почему. Так или иначе, не успел Куирк договорить, как в коридоре послышался бодрый мелодичный свист, который мог принадлежать только маленькому жеребенку.

– Афикс! – выпалил администратор. – Ну, довольны? Что же… а, в бездну все это!

Куирк, бросив всё, подхватил свою многострадальную диссертацию, и прошмыгнул сквозь стену в соседнюю комнату. Уже там, в полной тишине он прислушался к высокому крику Афикса.

– Что здесь происходит? Что с моим кабинетом? Что вы натворили?

На мгновение все стихло, мягкий тихий голос Акаты сквозь стену был неслышен.

– Это возмутительно! Не смейте уходить! Если я обнаружу, что что-то здесь пропало… Если в замке что-то пропадет, я буду точно знать кто виновен. И Ее Высочество тоже, обещаю вам!

Профессор еще долго ругался, но Куирк уже не слушал его. Первых фраз ему вполне хватило. Администратор зажмурился и прислонился лбом к холодной стене.

– До чего день сегодня насыщенный, – прошептал он. – Селестия, дай мне сил дожить до вечера и защити от гнева своей бывшей ученицы. Пожалуйста.

Однако, на старшую принцессу надейся, а сам не плошай. Куирк тяжело вздохнул в последний раз, а потом резко оторвался от стены и выскочил в коридор. К счастью, зебра Аката уже ушла, а Афикс, похоже, заперся у себя, так что ничто не помешало администратору покинуть жилые помещения и выйти на улицу.

Долго вычислять нужное место не пришлось, Куирк знал замок как свои копыта. Усевшись на траву точно под окнами аудитории, где должна была выступать Рэрити, администратор бегло перебрал страницы своей диссертации, и, тихонько пожелав самому себе удачи, подхватил первую магией. И вовремя. Судя по обрывкам фраз, доносившимся до него, лже-профессор несла откровенную чушь.

– …Вот тогда-то я и поняла, что телекинез вещь, хоть и полезная, но небезопасная. Стекла во всем квартале повыбивало! – четко, но чересчур эмоционально говорила Рэрити.

Куирк поднял страницу на уровень приоткрытого окна аудитории.

– А еще был занятный случай… О! Слава Селестии!.. Кхм. Впрочем, друзья, я и так достаточно злоупотребила вашим вниманием. Перейдем к докладу. Итак, тема моего труда… эммм… пче, пчо, поча, початочные? А, нет, почтовые! Да, почтовые чары. Чрезвычайно полезное заклинание!

– Прошу прощения, – послышался вкрадчивый голос профессора Данделиона. – А каким образом доставка писем связана с телекинезом?

– Самым прямым! – не растерялась Рэрити. – Прошу дослушать меня, прежде чем задавать вопросы. Итак, значит, почтовые чары. На разработку этого заклинания меня вдохновила древняя драконья магия, позволяющая мгновенно передавать послания адресату…

Куирк довольно быстро поймал ритм и поднимал страницу за страницей, попеременно убирая предыдущую ровно в тот момент, когда это было необходимо. На третьей странице он даже позволил себе слегка расслабиться. Рэрити хоть и начала неудачно, быстро исправилась и теперь говорила легко и непринужденно, умело маскируя, что читает текст с бумажки.

– Ну, хоть тут сработались, – пробормотал Куирк. – Ладно, вступительного слова должно хватить.

Администратор посмотрел наверх, провожая взглядом очередной лист диссертации. Его взгляд сам собой остановился на покачивающимся от ветра окошке. Всмотревшись в стекло, можно было увидеть отражение сада камней, что располагался точно за спиной Куирка, и сейчас, администратор увидел, как из сада легкой рысью выбежал никто иной, как его старый знакомый, Доктор Хувз. Куирк резко развернулся лицом к пробегающему мимо Доктору, спиной к диссертации, ни на секунду, впрочем, не прервав подъем страниц к Рэрити.

– Эй! – негромко позвал Доктора Куирк. – Эй, вы!

Хувз, уже свернувший было за угол, остановился и с любопытством уставился на администратора.

– Не знаю точно, чем вы заняты, – заявил Доктор, оглядывая манипуляции Куирка. – Но, наверное, не будет лишним предупредить. В вашу сторону движутся профессора Афикс и Амальгамма.

– Откуда вы знаете?

– Я их вижу. Зайдите за угол и сами увидите. Ну а мне пора.

Закончив говорить Доктор, ни на что уже не обращая внимания, скрылся как раз в том направлении, откуда по его словам, должны были появиться Афикс и Амальгамма. Куирк не помня себя, кинулся следом, но свернув за угол, понял, что Доктору в очередной раз удалось уйти. Коричневого земного пони нигде не было видно, но зато обещанные им профессора, действительно, шли в его сторону, явно о чем-то споря по пути. Совсем скоро, они подошли достаточно близко, чтобы можно было услышать их разговор.

– Говорю вам, эту зебру необходимо выдворить с территории замка. И чем раньше, тем лучше! Видели бы вы, что она сотворила с моим кабинетом, – задыхаясь от быстрого шага и праведного гнева, тараторил Афикс.

– Вы преувеличиваете, профессор, – отвечала Амальгамма. – Я успела провести некоторое время вместе с госпожой Акатой и уверяю вас, более кроткого и миролюбивого существа я не встречала за всю свою жизнь.

– Да знаю я, зачем вы с ней, как вы говорите, время проводили. О том и речь! Всем известно, что вы хотите узнать секреты зебринских шаманов. Может быть, в разговоре с Акатой вы были недостаточно осторожны, может быть, она раскусила вас и теперь, просто напросто мстит нам. Слушайте, я почти уверен, что из моего стола пропал какой-то важный документ, но никак не могу вспомнить какой именно.

– Если это и правда месть, почему тогда ее жертвой стал ваш кабинет, а не мой?

– Ну, это же очевидно, – даже удивился Афикс. – Посмотрите на меня, я жеребенок, я выгляжу беспомощным. Что может быть легче, чем отнять конфетку у профессора? То есть украсть записи о научных исследованиях у жеребенка. То есть… ну, вы меня поняли. Да и конфеты, кажется, у меня на столе тоже лежали.

– Кхм, – кашлянул Куирк, привлекая внимание уже почти подошедших к нему вплотную профессоров. Администратору уже начало казаться, что в пылу спора, они пройдут мимо, так его и не заметив.

– О! Мой юный друг! – воскликнул Афикс. – Как хорошо, что мы вас встретили.

– Кстати, что вы тут делаете, Куирк? – спросила Амальгамма.

– Да так, дела, знаете ли, нужно быть везде и сразу, – уклончиво ответил администратор.

– Да, я вижу, – кивнула Амальгамма, посмотрев на сияющий рог Куирка. Тот, разумеется, не переставал левитировать заветные

страницы ни на секунду. – Могу я спросить…

– Мы разыскиваем госпожу Акату и как раз направлялись в сад камней. Вы, случайно не оттуда? – вклинился Афикс.

– Акату? Да-да, видел ее буквально пять минут назад. Она направлялась в сторону стадиона.

Куирк энергично закивал в ту сторону, откуда пришли профессора.

– Вы уверены? – приподняла бровь Амальгамма.

– Абсолютно уверен, профессор.

– Ну и замечательно, пойдемте, девочка моя, далеко эта зебра уйти не могла, – желтогривый жеребенок развернулся и поманил Амальгамму за собой. – Большое спасибо, Куирк. Кто знает, сколько нам пришлось бы шататься по замку, если бы не ваша подсказка.

– Мы все равно собирались сходить к стадиону, после того как посмотрели бы сад камней, – отозвалась Амальгамма.

– Да, но так мы сэкономили лишний крюк. Мне не так-то просто держать ваш темп ходьбы, профессор. Мои ноги куда короче ваших.

– Я и так иду довольно медленно.

Голоса профессоров стихали по мере того, как они отдалялись от Куирка. Сам администратор, подождав для верности пару секунд, вернулся к своей стопке бумаги.

– Так на чем мы там остановились… – Куирк поднял голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как из окна с грохотом вылетел деревянный стул. Описав дугу, стул рухнул на землю, позади Куирка.

– С меня хватит! – послышался из окна низкий хриплый крик профессора Данделиона. – Я не намерен молча выслушивать оскорбления от какой-то деревенской недоучки, у которой еще молоко на губах не обсохло!

– Что?! Это вы меня назвали деревенщиной, профессор мыльный пузырь?

Снова послышался грохот и из окна вылетел еще один стул, но на этот раз вместе с единорогом, который на нем сидел, а заодно и оконной рамой, сорвавшейся с петель. Куирк едва успел отскочить и подхватить единорога телекинезом.

– Они просто сумасшедшие, они оба, – сказал единорог, покачиваясь в магической хватке Куирка.

– Что случилось? – спросил администратор на фоне непрекращающейся ругани.

– Да Дискорд его разберет. Профессор Рэрити на ровном месте начала уничижительно отзываться о профессоре Данделионе, его работе и образе жизни, тот взбесился и… Поставьте меня на землю, пожалуйста.

Куирк подчинился и единорог, не говоря больше ни слова, умчался прочь.

– Ах так! Ну все, девочка, ты сама напросилась! Я вызываю тебя на магическую дуэль! Прямо сейчас, на стадионе. Там мы и выясним, кто из нас двоих мыльный пузырь. И поверь мне, дорогуша, никто в Эквестрии не превосходит меня в искусстве телекинеза.

– Хм! Похоже, нам необходимо сбить спесь с одного раздутого фанфарона. И я с радостью этим займусь. Вызов принят!

– Нет! Нет-нет-нет-нет, – Куирк заметался по траве, подбирая, раскиданные падающей мебелью страницы диссертации. – Плохо-плохо-плохо. Откуда Рэрити могла взять...

Администратор осекся, уставившись в только что подобранный листочек. В отличие от остальной диссертации, эта страница была исписана пером, а не напечатана на машинке. Куирк не припоминал, чтобы писал что-либо в своей работе пером. Предчувствуя худшее, он принялся читать.

Жаль, нет времени изучить диссертацию целиком, так что придется по ходу дела записывать свои мыслишки, чтобы ничего не забыть. Что ж, вводное слово, вполне достойное. Да и заклинание любопытное, свежее. Когда всякие старые консерваторы, вроде Данделиона с упертостью баранов бьются над тем, как бы поднимать побольше, да потяжелее, поменьше при этом напрягаясь, юные дарования думают как сделать так, чтобы телекинез реально решал какие-то проблемы интереснее, чем перенос рояля из одного дома в другой без опрокидывания оного в кусты по дороге. Вот взять того же Данделиона. Этот единорог почему-то считается самым сильным телекинетиком в Эквестрии, но что реально он может? Приготовить себе обед, не пользуясь копытами? Конечно, он может поднимать большие тяжести, но посмотреть хотя бы его почерк – он ужасен. И еще большой вопрос, кто более искусный маг? Тот, кто может перенести дом на другой конец города или тот, кто может заставить каждый кирпичик самостоятельно найти место, на котором он должен стоять. Скучный подъемный кран этот Данделион, вот он кто. Впрочем, что-то я расписался, потом можно будет переписать все этой в мой личный дневник.

Так или иначе, в абзац об актуальности работы можно было бы добавить…

Дальше Куирк читать не стал. Внезапно администратор почувствовал слабость в теле. Перед глазами медленно растекалась черная клякса. Ценой невероятных усилий, Куирку все же удалось сохранить сознание в своей многострадальной голове, но ноги держать его все же отказались – администратор присел на траву.

– Чтоб мантикора пожрала Афикса с его склерозом, – еле шевеля губами, произнес Куирк. – А заодно и Доктора, и Амальгамму, и особенно Данделиона.

Куирк с откровенно болезненной ясностью осознал, что этот день все-таки его доконал. Посидев еще с минуту, Куирк поднялся с земли и поплелся искать Твайлайт. Помнится, принцесса обещала, что Куирк распрощается с замком, если еще раз приблизится к Рэрити. Что ж, в нынешней ситуации, администратор уже не считал это большой трагедией, скорее наоборот.

Куирк ушел, а в аудитории, между тем, не стихали крики. Но если вначале голосили только Данделион с Рэрити, то после ухода администратора, кричали уже все, а из оконного проема повалил густой черный дым. Как сильно бы это ни расстраивало Куирка, сегодняшний день все еще готовил для него новые сюрпризы.