Ковыляй потихонечку

Хорошо, наверное, оказаться попаданцем в Эквестрию! Да не просто попаданцем, а попаданцем в аликорна. Нет, ну правда же, это должно быть здорово. Вот и этот парень так думал. А ему сказали…

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Массаж для шерифа

Спасение всех земнопони от надвигающейся угрозы со стороны хитроумных единорогов - сложная и утомительная задача для любого, даже если речь идёт о новоиспечённом шерифе Спрауте. Поэтому, когда очаровательная Шугар Мунлайт предлагает защитнику города расслабляющий массаж, тот не видит причин отказываться. И вскоре он понимает, что у кобылки ловкие далеко не только копытца...

Другие пони

Действие или правда

Заканчивая ремонт случайно разрушенной стены в спортзале, студенты решают скоротать время за безобидной игрой "правда или действие". Но вскоре друзья понимают, что она куда "опаснее" и интереснее, чем кажется на первый взгляд. Впрочем, едва ли кто-то против.

Другие пони

Свадьба для злодейки

События свадьбы в Кантерлоте с точки зрения главной злодейки.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Филомина Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Мечты в небесах

Жизнь кантерлотского инженера одним прекрасным днем негаданно преображает та, что в какой-то момент становится важнее всего на свете. С этого момента увлеченный мечтами о небе, Рэй Трейбс еще сильнее стремится ввысь, но сможет ли он превозмочь те препятствия, что приготовила для него реальность?

Другие пони ОС - пони

Моя маленькая пони. Секс — это чудо! Сезон 3

Да-да, глаза Вас не обманули — Третий Сезон Begins!!! В Эквестрии появился новый человек, что же ждет его? Безумная оргия в Сахарном Уголке? Безумная оргия в школе Понивилля?! Или он встретит свою Истинную Любовь? И как Сэм будет подкатывать к Селестии? Будет ли Яна верна Биг Маку? Что задумал Дискорд? И когда, черт возьми, появится Королева Кризалис?! Всё это и многое другое в новом сезоне MLP:SIM!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Хуффилдский рубеж

В Хуффилде за несколько веков его существования не случалось ничего примечательного, ничего такого, чтобы его можно было бы назвать тем местом, где вершится история. Испокон веку все значительные события — такие, о которых будут если не помнить, то хотя бы читать спустя десятки лет, а то и столетия — проходили мимо деревни. Однако настал час, когда именно на зелёных полях, окружающих Хуффилд, некоторым пони предоставиться возможность... нет, не спасти Эквестрию. Но исполнить свой долг — и доказать, что свои мундиры они носят совсем не для красоты.

Спитфайр Сорен Другие пони ОС - пони Вандерболты Стража Дворца

Вспонить все

Наука... Никогда не меняется.

Флаттершай Твайлайт Спаркл ОС - пони

Куда исчезают аликорны?

Конечно, все любят персонажей-аликорнов. А как вы думаете, каково при этом жителям Эквестрии? Вот ты - единорог, который идёт с утра на работу, а по пути ты встречаешь розового аликорна, кричащего, что именно он будет править страной. И так - два раза в неделю. К счастью, есть решение этой проблемы.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони

Жизнь, что я выбрала / The Life I Chose

Я странствую по открытым дорогам в любую погоду: в дождь, слякоть, снег или ветер. Я останавливаюсь в городах на моём пути, устраиваю небольшие представления и иду дальше. Почему? Может, я хочу что-то доказать? Может, я бегу от забытого прошлого, но обременяющего мои плечи? Может, я что-то скрываю? Или возможно, чисто теоретически, может, мне просто нравится открытая дорога?

Трикси, Великая и Могучая

Автор рисунка: aJVL
Глава 4

Глава 5 + Эпилог

– Если я найду этого поганца, я его испепелю.

Твайлайт сидела в королевской ложе небольшого стадиона и с мрачной миной водила взглядом по трибунам. Когда принцесса узнала, чем кончился доклад профессора Рэрити, ей не составило труда сложить два и два и понять, что к этому приложил копыто Куирк. И она, Твайлайт, сама послала его «позаботиться о последствиях». Страшно подумать, что это ходячее бедствие выкинет в этот раз.

«Только покажись», – думала Твайлайт. – «Только высунь нос из норы, в которой укрылся».

Но нос, как и прочие части тела, Куирк ниоткуда высовывать не торопился. Тем временем, совершенно незаметно на поле началось действо. Твайлайт неохотно оторвалась от выискивания в толпе Куирка и переключила внимание на готовящийся поединок.

Магическая дуэль в среде ученых единорогов была делом не ежедневным, но вполне обычным. Подкованность в магии двух единорогов можно сравнить легко, быстро и без длительных дискуссий, поэтому магическая профессура давно привыкла решать конфликтные ситуации на эдаком научном ристалище. Самое неприятное, что даже если бы на этот раз Твайлайт пересилила свою робость и потребовала отменить поединок, ничего бы не вышло. Если оба дуэлянта готовы сражаться, запретить им не может ни начальство, ни принцесса, ни сам Дискорд. А Рэрити, к искреннему шоку Твайлайт, рвалась в бой еще энергичнее, чем Данделион. То ли виной была уязвленная гордость липовой профессорши, то ли не до конца выветрившийся из нее алкоголь, но она не стала даже слушать Твайлайт, когда та предложила отказаться от дуэли.

Виновники «торжества» вышли в центр поля и встали друг напротив друга. Вернее сказать, Рэрити встала, а Данделион, как всегда, завис в воздухе, лежа на своей кровати. Все происходило в полной тишине. Это вам не Эквестрийские игры: ни фанфар, ни герольдов, выкрикивающих имена участников. Даже аплодисментов не было. Ученые – народ дисциплинированный, шуметь лишний раз не любят.

Между дуэлянтами встал крепкий, бежевого цвета единорог, с пышной черной гривой. Твайлайт не была знакома с ним лично, однако многое слышала о распорядителе дуэлей, профессоре Стейбле Бастионе. Начал распорядитель без лишних предисловий.

– Право выбрать первое испытание предоставляется профессору Данделиону, – проговорил он.

Голос Бастиона пронесся по всему стадиону так, будто бы распорядитель говорил в микрофон, но дело было в особых чарах, наложенных на поле. Все, что имело место прозвучать в его пределах, можно было легко расслышать из любой точки стадиона.

– Ну что, красавица, сразу тебя по стенке размазать или погонять немного? – скучающим тоном поинтересовался Данделион.

Рэрити только хмыкнула, вложив в этот звук максимум презрения, и отвернулась, высоко задрав нос. Такое поведение вызвало у Данделиона почти что веселую усмешку.

– Значит поиграем. Выбираю ловлю на скорость!

Твайлайт крепко задумалась. Ей очень хотелось чем-то помочь подруге, если не победить Данделиона, то хотя бы не упасть в грязь лицом. Конечно, Рэрити была очень талантлива, но одно дело талант, а другое годы практики и накапливания сил. Если бы можно было как-то незаметно передать Рэрити часть собственной магии.

На поле, тем временем, вынесли огромный мешок, доверху наполненный камнями, напоминающими простой щебень. Стэйбл Бастион взял в копыто один из камушков, придирчиво оглядел его и положил на место, после чего обратился к дуэлянтам.

– Эти камни взлетят вверх, а после начнут падать. Ваша задача поймать как можно больше камней и сложить их назад в мешок до того, как они коснуться земли. Ловить будете по очереди. Сначала вы, профессор Данделион.

Камушки, явно не поддерживаемые ничьим телекинезом взмыли в воздух и зависли чуть выше уровня трибун.

– Да, – спохватился вдруг Стейбл Бастион. – Господа, можно попросить кого-нибудь повесить защитное поле?

Твайлайт поняла, что это ее шанс. Вскочив с места она крикнула во всю мощь легких.

– Я этим займусь!

– Благодарю за предложение, Ваше Высочество, – поклонился Стейбл Бастион. – Однако уместно ли будет…

– Мне вовсе не сложно! К тому же, мой брат однажды окружил защитным полем весь Кантерлот, а он научил меня паре своих приемов.

Не дожидаясь новых протестов, Твайлайт принялась за работу. Над левой и правой трибунами выросли массивные полупрозрачные коконы, а внизу появилось еще три маленьких, заключивших в себе каждого из стоящих там пони. Теперь, дуэлянтам и зрителям не мог угрожать ни камень, ни пушечное ядро, но самое главное, теперь Твайлайт могла без риска обнаружения вложить в Рэрити частицу собственной магии. Рог принцессы сиял, а ее подруга находилась внутри розоватого кокона. Снаружи никто не увидит, как в рог дуэлянтки втягивается легкая дымка. Возможно, и сама Рэрити ничего не заметит.

Профессор Данделион вышел вперед и кивнул Стейблу. В тот же миг камни сорвались со своей невидимой привязи и устремились вниз. Это не было обычным падением, отнюдь. Зачарованные камни летели вниз с разной скоростью, извиваясь, меняя траекторию, толкая друг друга. Это казалось настоящим каменным роем, лишенным дисциплины. Поймать в этом рое больше одного-двух камушков за раз было нереально. Профессор короткими точными бросками, ловил магией камни и отправлял их в мешок. Твайлайт невольно залюбовалось работой профессора. Когда-то давно, во время вторжения чейнджлингов в Кантерлот, она с подачи Пинки Пай «отстреливала» воинов королевы Кризалис. Так вот, глядя на Данделиона, Твайлайт ощутила, что в тот день «стреляла» с откровенно черепашьей скоростью. Казалось, что внутри каменного роя снует туда-сюда электрический разряд. Камушки не проделали и трети пути до земли, а мешок был наполнен уже наполовину. Положение профессора осложняло то, что чем меньше камней оставалось в воздухе, тем больше у них становилось пространства для маневра. Данделион попытался ускориться еще сильнее, хотя казалось уже некуда. В итоге, спустя буквально несколько секунд с начала испытания, на траву упало всего несколько камушков. Остальные смирно лежали в мешке, в ожидании, когда им снова велят подняться в небеса.

– Твой ход, родная! – улыбнулся Данделион, отступая.

Камни вновь взлетели над трибунами. Рэрити, выступила вперед и, подражая Данделиону, кивнула головой. Рой снова пришел в движение, но лжепрофессор и не думала начать их ловить. Вместо этого чуть выше макушки профессора Данделиона, над полем начала растекаться бледно голубая магическая аура. Мгновение спустя магическое покрывало объяло собой все поле, и в тот же миг в него ударился беснующийся скоп заговоренных камней. Едва коснувшись магической ауры, камни теряли всю свою живость и замирали, моментально погребаясь под своими собратьями, идущими позади. Твайлайт у себя в королевской ложе едва удерживалась от смеха. Телекинетическая подушка! Личное изобретение Рэрити, вкупе с подпиткой Твайлайт, сумело удержать камни от падения на землю, без ловли каждого в отдельности камушка.

– Обман! – взревел профессор Данделион. – Ты что себе позволяешь, девчонка?! Решила, что ты тут самая умная? Или, может быть правила не расслышала?

– Я должна была не допустить падения камней на землю и перенести их в мешок, – невозмутимо ответила Рэрити. – Таковы были правила. Как видите, на земле не лежит ни одного. Что до мешка, сейчас сложу, погодите.

– Ты сжульничала!

– Отнюдь. Но если вы так уверены, почему бы вам не подкрепить слова делом? Повторите мой прием, и тогда я признаю, что вы искуснее меня в телекинезе.

– Мерзавка! – прошипел Данделион. – Испорченная деревенская девица! Сперва ты оскорбляешь меня на своем, так называемом, докладе, теперь плюешь мне в лицо здесь?! Я этого так не оставлю, слышишь? Будь ты хоть незаконнорожденной дочерью Селестии, я заставлю тебя пожалеть!

– Ты опять назвал меня деревенщиной, пузырь? – сощурилась Рэрити.

Твайлайт вдруг почувствовала слабость во всем теле. Защитные коконы, возведенные ею, начали медленно блекнуть, а камни, внутри магической подушки Рэрити задрожали. Твайлайт с ужасом поняла, что Рэрити неосознанно вытягивает из нее магию, всю без остатка. Принцесса попыталась оборвать контакт, но не сумела. В глазах начало темнеть.

– А вы? – обратилась кипящая от гнева Рэрити к трибунам. – Почему молчите? Я победила честно и теперь выслушиваю оскорбления от этого рогатого куска теста, а вы молчите. Почему? Он прав, я сжульничала? Или проявила смекалку и стиль, до которых вам никогда не додуматься вашим скучными мозгами? Молчите. Вы отдали бы победу Данделиону, даже если бы я стерла его в порошок, просто потому что вы привыкли видеть его главным авторитетом! Вы мне просто противны.

– Угомонись, деревня! – оборвал Данделион.

– Деревня? Деревня?! – завопила Рэрити.

Камни уже не вибрировали, их трясло. Все сильнее и сильнее, пока, в конце концов, подушка Рэрити не взорвалась. Одновременно с этим окончательно перестало действовать защитное поле. Камни разлетелись во все стороны. Ученая братия кинулась сотворять собственные магические щиты, но успевали далеко не все. Послышались крики боли и ругательства. Единороги хватались за ушибленные места, утирали кровь с разбитых лбов и расквашенных носов. Многие поспешили убраться со стадиона, началась давка.

Рэрити, увидев хаос, творящийся над ней, вздрогнула и застонала. Ярко синие глаза лжепрофессора заполнились слезами.

– Теперь довольна? – прорычал, схватившийся за бок профессор Данделион.

– Что же вы наделали? – прошептал Стейбл Бастион.

– Я… Я… – всхлипывая, попыталась оправдаться Рэрити.

Весь норов уязвленной провинциалки исчез без следа. Она еще раз попыталась что-то сказать, но не выдержала и, расплакавшись, убежала прочь. Твайлайт, наблюдавшая за всем этим с королевской ложи, почувствовала, что к ней постепенно возвращаются силы.

– Рэрити, постой! – крикнула она и, спикировав с ложи на поле, кинулась следом за подругой, но не успела сделать и пары шагов, как путь ей загородила массивная фигура Данделиона.

– Ваше Высочество! – прогремел он. – Я требую немедленного собрания ученого совета. Нам нужно решить, что делать с этой маньячкой.

– Я… Да, конечно, – пролепетала Твайлайт и пыталась обойти профессора, но тот не дал. – Сначала я должна найти ее. Она испугалась, понимаете?

– Тем лучше, – отрезал Данделион. – Значит, она некоторое время побудет на безопасном расстоянии от окружающих. – Пойдемте, принцесса.


«Становится скучновато» – подумал Куирк. Стоять неподвижно в течение получаса оказалось крайне нудным занятием. Охваченный таинственной магией зебры Акаты, Куирк был лишен даже такого элементарного развлечения, как моргание. Особенно расстраивало то, что смотреть не моргающими глазами было не на что. Всего единожды Куирк заметил боковым зрением пробегающего мимо Доктора. В этот раз с ним был еще кто-то, но спутника земного пони администратор разглядеть не сумел. Со скуки, Куирк попытался задремать и даже начал считать овец. На тысяча двести пятьдесят второй овце его затуманенный взгляд зацепился за что-то необычное. Кто-то бежал прямо на него, да так быстро, что если б Куирк мог, он непременно бы отскочил. Пони подбежал к нему вплотную и рухнула прямо ему под ноги. Куирк узнал бедную подругу Твайлайт, Рэрити. Молодая кобыла уронила голову на передние ноги, ее тело содрогалось от беззвучных рыданий.

Куирк подумывал о том, чтобы дать о себе знать, явно не заметившей его присутствия Рэрити, но не решался беспокоить ее в такой момент.

– Отвратительный, чудовищный, кошмарный день! – воскликнула Рэрити между всхлипываниями.

– И не говори, – не думая ляпнул Куирк.

Рэрити медленно подняла голову и посмотрела прямо на него. Потом огляделась по сторонам и снова упала лбом в копыта.

– И ведь все чего я хотела, это показаться кем-то среди этих, этих титанов! А теперь все меня ненавидят!

– Как я тебя понимаю, – снова подал голос Куирк.

На этот раз Рэрити задержала взгляд на Куирке подольше.

– Сильно сомневаюсь, что ты меня понимаешь, – слегка неуверенно произнесла Рэрити.

– Почему же?

– Ну, ты ведь, – Рэрити повела глазами, будто бы очерчивая круг, – камень.

– Камень?! – ошеломленно переспросил Куирк, но почти сразу пришел в себя. – А, ну да, камень. Логично. Вот только я не всегда был камнем. Честно сказать, для меня это очень в новинку.

– Что же с тобой произошло? – наклонив голову набок, спросила Рэрити.

– Не знаю, стоит ли мне жаловаться. У тебя своих проблем хватает.

– Да какие у меня проблемы! – махнула копытом Рэрити. – Кто из нас заточен в камень, я или ты? Расскажи мне свою историю, я умею слушать.

– Ну, если ты настаиваешь, – пророкотал Куирк. – Все началось в тот день, когда меня приняли в школу для одаренных единорогов…

Неожиданно для самого себя, Куирк пересказал подруге Твайлайт почти всю свою жизнь. Что-то во взгляде Рэрити гипнотизировало его, заставляло делиться самым сокровенным. Куирк рассказал, как он конкурировал с Твайлайт в школе, как медленно и с трудом завоевывал доверие старших профессоров, как, наконец, получил должность администратора конференции, как оказался обманут профессором Данделионом и весь день пытался расхлебать заваренную собой же кашу, но выходило только хуже.

– Я так перед вами виноват, – сказал Куирк, когда рассказ подошел к концу. – Перед тобой и Твайлайт. Прости меня, пожалуйста.

– Бедный ты, бедный, – покачала головой Рэрити. – Конечно же, я тебя прощаю. И Твайлайт простит. А этот Даднелион и остальные… Я просто не знаю, что с ними сделать готова! Вот что, мы с тобой сейчас же идем к ним и требуем тебя расколдовать, а уж потом…

– У меня сейчас не очень хорошо получается ходить, – заметил Куирк.

– Ничего страшного, я тебе помогу.

Раздался треск, и Куирк почувствовал, как отрывается от земли, поддерживаемый магией Рэрити.

– А я не тяжелый? – забеспокоился Куирк.

– Таскала и потяжелее. Пошли!


Тем временем в главном зале собрались почти что все гости конференции. Некоторых после инцидента на стадионе все-таки пришлось отправить в медпункт. Твайлайт стояла у трибуны и поджав уши наблюдала за гомонящей толпой. Профессор Данделион требовал немедленного выгнать Рэрити из замка, профессор Амальгамма поддакивала и отмечала, что без Куирка тут точно не обошлось, профессор Афикс пищал что-то про зебру Акату – и это только те голоса, которые принцесса кое-как сумела вычленить из общего фона.

– Пожалуйста, потише, – попросила Твайлайт, но никто ее не услышал. – Говорите по очереди, прошу вас.

«Так вот каково живется Флаттершай», – подумала принцесса, вздохнув.

– Говорю вам, эта девица просто неадекватна. Опасна! – орал Данделион. – А если она сейчас вломится сюда с каким-нибудь булыжником и станет кидаться?

Не успел профессор закончить фразу, как в дверь с трудом протиснулся огромный камень, удерживаемый светло голубой магической аурой, а за ним появилась Рэрити.

– Нет, я сегодня точно кого-нибудь убью, – мрачно пообещала она.

Толпа в шоке от этой картины на мгновение замолкла. В наступившей тишине, Рэрити обвела взглядом зал и спросила.

– Ну и где эта зебра вредительница, которая позволяет себе превращать пони в камень?

– Зебра моя! – прокричал из толпы профессор Афикс. Он даже начал подпрыгивать на месте, чтобы его увидели. – Сначала пусть извинится за бардак в кабинете и вернет то, что украла, а потом делайте с ней, что ходите!

– Умолкни, малявка, – огрызнулась Рэрити.

– Что-о?! Да как вы смеете?

– Подойди поближе и узнаешь, что я еще посмею с тобой сделать! Так где эта Аката?

– Что… еще, – послышался глубокий голос зебры. Аката вышла из толпы и выжидающе посмотрела на Рэрити.

– Ага, вот она! – запищал Афикс. – Значит так, неме…

– Где родители этого жеребенка? – перебила Рэрити. – Поставьте его уже, наконец, в угол, чтоб успокоился!

От такой неслыханной наглости профессор Афикс даже потерял дар речи. Он покраснел как помидор и стал, задыхаясь от возмущения, жадно глотать воздух.

– Немедленно расколдуй Куирка, – потребовала Рэрити.

Зебра, казалось, всего лишь выгнула бровь, а камень в магическом захвате Рэрити исчез. Вместо него в голубой ауре смешно махая ногами трепыхался Куирк. От неожиданности, Рэрити потеряла концентрацию, и администратор шлепнулся на пол позади нее.

– То было лишь для его собственного блага, – заговорила зебра, сопровождаемая удивленными вздохами. – И твоего. Чтобы он еще натворил, если бы отправился на стадион? Разве того, что он выкрал у профессора Афикса диссертацию и попытался выдать ее за твой доклад было мало?

– Что? Так это ты обворовал меня, Куирк? – вновь подал голос Афикс.

– Так что же выходит, это ты, парень, писал про меня гадости? – одновременно с ним спросил Данделион. – Да еще и в собственной диссертации?!

– Не приближайтесь! – рявкнула Рэрити. – Любой, кто хоть тронет Куирка будет иметь дело со мной!

– Зачем вы его вообще защищаете, милая? – поинтересовалась профессор Амальгамма.

– Он хороший! Он только добра хотел, а если бы не подлость этого напыщенного пузыря, который внушил Куирку, что я приехала с докладом, ничего не случилось бы!

– Я сделал это только потому, что ты солгала, назвавшись профессором! – парировал Данделион. – Ты никто и звать тебя никак, понятно?

– Что?! Самозванцы на конференции? – впервые за весь день повысила голос профессор Амальгамма. – Куирк, потрудитесь объяснить, как вы смогли допустить такое.

Администратор хотел было что-то ответить, но Рэрити успела первой.

– Ничего он вам не обязан объяснять! Прежде чем обвинять посмотрели бы на гостей, приглашенных вами. Кто дал Акате право превращать пони в камень?

– А кто тебе дал право калечить зрителей на стадионе? – рычал Данделион. – А ты, парень, что посмел писать в диссертации?

– Это были не мои слова, а Афикса.

– Прекрасно! Так вот, как ты ко мне относишься, коллега!

– Я не потерплю, чтобы какой-то аспирант копался в моих вещах!

– Только дай мне повод, малявка!

– Немедленно удалите эту неуравновешенную из замка!

– А если бы не ваше глупое чувство юмора мы бы сейчас не ходили с ушибами!

Толпа бушевала все сильнее и сильнее. Все обвиняли друг дуга, едва ли не в смертных грехах. Казалось еще немного и начнется массовая драка. О присутствующей в зале королевской особе все уже давно забыли. А зря.

– ТИ-И-И-И-И-ХО-О!!! – пронесся по залу громоподобный голос.

Те пони, что стояли ближе всех к принцессе повалились на пол, остальные просто присели. Кто-то чудом успел заткнуть уши. Все собравшиеся разом перевели взгляд на Твайлайт. Глаза принцессы превратились в два белых фонаря, лицо исказила недовольная гримаса, грива встала дыбом, как наэлектризованная. Казалось, что Ее Величество стала в два, а то и три раза выше. Даже солнце за окном закрыли тучи.

– ПОСМОТРИТЕ НА СЕБЯ! – говорила Твайлайт раскатами королевского голоса. – САМОРОДКИ ЕДИНОРОЖЬЕГО РОДА, ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ! ГОТОВЫ ВЦЕПИТЬСЯ ДРУГ-ДРУГУ В ГОРЛО, ДА ЕЩЕ И В ПРИСУТСТВИИ СВОЕЙ ПРИНЦЕССЫ?! В ОБЩЕМ ТАК, МНЕ БЕЗРАЗЛИЧНО, КТО ВИНОВАТ И У КОГО С КЕМ КАКИЕ СЧЕТЫ, ОСТАТОК ДНЯ ВЫ ПРОВЕДЕТЕ НОРМАЛЬНО, КАК ДРУЗЬЯ! И ЕСЛИ Я УЗНАЮ, ЧТО ХОТЬ КТО-ТО С КЕМ-ТО ССОРИТСЯ, МОЖЕТЕ РАСПРОЩАТЬСЯ СО СВОЕЙ КОНФЕРЕНЦИЕЙ НАВСЕГДА! ВСЕ ПОНЯТНО ИЛИ ПОВТОРИТЬ?

Повторять не пришлось. Все собравшиеся стояли как мешком пришибленные, не смея подать голос. В абсолютной тишине, дверь в зал со скрипом отворилась, являя собравшимся довольную физиономию Доктора Хувза.

– Добрый день! А вот и мой сюр…

– ВО-О-О-О-О-ОН!!!

Силой одного только голоса принцессы, беднягу Доктора вынесло в коридор, а после и вовсе пришибло дверью, сорвавшейся с петель.

– Похоже, нам тут не рады, бежим! – сказал кому-то доктор и в коридоре раздался стремительно удаляющийся топот копыт.

Уже много позже, когда рабочие принялись вешать дверь на место, они обнаружили под ней помятый синий колпак с бубенчиками, но побоялись доложить о своей находке принцессе, и спрятали колпак в кладовой, где хранились, ожидая перевода в музей, вещи основателя академии, Старсвирла Бородатого.

Эпилог

На замок Лаурус тихо опускались вечерние сумерки. Уставшая от насыщенного дня профессура расходилась по своим комнатам, рабочие, оставив трудовую вахту, играли в карты, а главные руководители конференции, и «профессор» Рэрити и вовсе давно спали без задних ног. Чуть поодаль от замка, на красивом зеленом холме, оседлав синюю будку, сидели двое: земной пони и единорог.

– Вот-вот покажутся звезды, – заметил единорог, вглядываясь в небо.

– Еще чаю? – предложил земной пони. Единорог не отказался.

– Вы уж извините, что так вышло. Я-то хотел им всем сюрприз сделать.

– Попали под горячее копыто, – беззлобно усмехнулся единорог. – Ничего, бывает.

– Ну, так как вам Твайлайт? Понимаю, глядели на нее не долго…

– О! Достойная наследница Селестии, это я сразу почувствовал. Та принцесса тоже бывает, как гаркнет – на луну улетишь, ха-ха.

– Это Селестия-то? – уточнил земной пони. – А теперь и не скажешь.

– Молодость. Спасибо, Доктор, что позволили посмотреть, что у вас тут творится. Теперь я могу уходить на покой со спокойным сердцем. И наука, и Эквестрия в надежных копытах, я в этом не сомневаюсь.

– Я тоже! – радостно кивнул земной пони. – Ну что ж, давайте возвращать вас домой. Не припомните, какой был день недели?

– Кажется, вторник.

– Отлично! Тогда в путь.

Пони спрыгнули с будки и скрылись внутри нее. Вскоре будка начала издавать странные звуки и медленно блекнуть, пока не пропала вовсе.

Наступила ночь. Чрезвычайно интересная ежегодная конференция по вопросам магии подошла к концу.