Scalony: Рыцарь правосудия

История супергероя Эквестрии, Рыцаря Правосудия, Скэлони. Бен, также известный как путешественник Пони Без Метки, по стечению обстоятельств, становится супергероем.

Тимурка в Пониленде

Поздним вечером один из жителей Северной столицы возвращался домой. Он еще не знал, что судьба уготовила ему путешествие в волшебную страну маленьких пони.

Дискорд Человеки

Любим, но не помним / Loved, but Not Remembered

Что такое память? Почему кажется, что важные вещи ускользают, а другие преследуют, разрушают и не хотят покидать нашу голову? Её звали Лира Хартстрингс, но никто не вспомнит о ней.

Скуталу Снипс Снейлз Лира

Исторически достоверно / Historical Accuracy

Роум. Грандиозный столп, стоящий в основании эквестрийской культуры и общества. Для Твайлайт это краеугольный камень школьной одержимости. Для Луны — тёплые воспоминания о юных днях. А по существу, это тема их ролевых игр.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Я ни о чём не жалею

Он всего лишь молча наблюдал...

ОС - пони

To: Anon, From HRH Sunbutt.

Когда Анон берет на себя смелость ввести свой особый вид юмора в отчёты дружбы Твайлайт Спаркл, то Селестия чувствует острую необходимость прислать ответное письмо.

Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Селестия Человеки

Кобыла, что когда-то жила на луне

В мире бронзы и пара Твайлайт Спаркл думала, что с изобретением новой модели телескопа она сделала открытие, изменившее ее жизнь. К добру или к худу, но она была права. Ее открытие изменило не только ее жизнь, но и жизни тех, кого она нашла в своей отчаянной попытке связаться с единственным существом, таким же одиноким, как сама Твайлайт. Все было бы гораздо проще, окажись это кто-нибудь другой, а не та, кого Твайлайт могла назвать лишь Кобылой на луне. Значит, это определенно не в пределах пешей досягаемости.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Маленький секрет Флаттершай

Мирная понивилльская жизнь. Один день сменяет другой, без драм и сюрпризов. И все бы шло как обычно, если бы у малютки Шай не появился один маленький... Секрет. Нечто такое, из-за чего пегаска вынуждена незаметно выбираться по ночам, скрываясь от посторонних взглядов. В чем причина подобного поведения, и что за тайну она боится открыть миру?

Флаттершай

Гришка в Еквестрии

История создания 95% фанфиков про попаданцев. И, к сожалению, не только попаданцев.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Человеки

Мастер кукол

Один трагический день навсегда меняет жизнь молодого единорога. Он уходит из дома и начинает путешествовать по стране, одержимый безумной идей. И однажды судьба заносит его в самый большой город Эквестрии...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Stinkehund
Ад - это тюрьма, в которой ты держишь себя сам

Умереть, чтобы войти

От автора:
Слишком набожным читателям эта история может прийтись не по нраву, но большинство других сочтут её забавной. Воздержитесь от прочтения, если вы излишне религиозны, иначе у вас пригорит.
Вас предупредили.
С учётом сказанного, в остальном вы можете наслаждаться историей.

Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

Поначалу кругом был лишь свистящий шум, вполне ясно давший Аарону понять, что что-то вокруг не так, а калейдоскопический хаос кружащихся огней только лишь подчеркнул это умозаключение. Когда сознание полностью вернулось к нему, ему показалось, что он падает в глубокий тоннель... но уже через несколько секунд Аарон осознал, что падает вверх.

И через секунду после этого осознания всё вокруг стало белым.

Аарону потребовалось некоторое время, чтобы уяснить, что он всё ещё находится в том же месте. Возможно, он смог бы понять это быстрее, но всё вокруг было абсолютно белым. Чистейший, незапятнанный алебастр заполнял всё окрест настолько, насколько хватало глаз, простираясь до самого горизонта и... тут кто-то тронул его за задницу.

С почти слышным “шлёп!” он плюхнулся на спину, поняв вдруг, что вся эта белизна вокруг являлась ничем иным, как облаками. Лёжа на спине, он обнаружил, что смотрит прямиком в дружелюбную морду пони с широкой улыбкой. Существо было ослепительно белым, с широкими, пушистыми крыльями на спине, светлыми длинными волосами и яркими голубыми глазами. И, создавая совершенно нелепое и неуместное впечатление, на шее его болталось что-то вроде бейджика со вполне заурядными фотографией и именем-приветствием:
“Привет! Меня зовут Брайт Баббл!”
На бабке одной из его ног было нацеплено что-то, напоминающее портативную радиостанцию, а на глупой толстой морде цвела жизнерадостная улыбка.

— Привет, эм, извини, что напугал, — начал он, протягивая копыто. — У нас возникли некоторые проблемы с облаками, одна из них — то, что они постоянно оказываются перед входным пор...

— ИЗЫДИ ПРОЧЬ, ОТРОДЬЕ САТАНЫ! — завизжал Аарон, размахивая руками и пытаясь подняться на ноги.

— Эй, подожди, я всего лишь пытаюсь...

— ПОШЁЛ ПРОЧЬ! — орал Аарон, кое-как встав на четвереньки, а затем поднявшись и целиком. Он вновь замахал руками в грубой попытке отогнать тварь от себя подальше. Она же просто стояла в стороне и ждала. Наконец Аарон сдался, опустив руки. — Сучья тварь. Не искушай меня.

— Знаешь, мне бы весьма хотелось, чтобы мы могли включить здесь автоцензуру речи, но... слушай, я всего лишь социальный работник, и я здесь для того, чтобы помочь тебе, понимаешь? Но в конечном итоге всё зависит от тебя. Можешь потратить ближайшие дни, недели или годы на то, чтобы скулить здесь, или можешь прямо сейчас пойти со мной в Рай.

Аарон прекратил недовольно бурчать себе под нос и уставился на пони.

— Рай?

— Да-а, ты вроде как мёртв. Извини, приятель. — Пони приложил все усилия, чтобы выглядеть скорбно. Аарон замер. Сейчас, когда он задумался обо всём этом, ему стало ясно, что в воспоминаниях его действительно есть некий... провал. Последним, что он мог припомнить, было то, как он встал утром, восхваляя Бога, а затем привязал к себе устройство...

— Я мёртв?

Он, должно быть, выглядел весьма растерянно, поскольку пони тут же шагнул вперёд, желая утешить его.

— Слушай, всё хорошо, всё будет хорошо... Ты замечательно проделал свою работу, и все тобой гордятся. Был большой-большой взрыв, превративший множество людей в фарш, и ты стал героем.

Аарон моргнул.

— Погоди, что?

— Я, э-э... — Пони немного попятился. — Ну смотри, ты действовал согласно собственным убеждениям, и потому заслужил награду: ваш христианский Рай. — Пони указал копытом на колоссальную стену, которую Аарон заметил лишь сейчас, вместе с огромным количеством строений позади неё, которые простирались вверх до самой стратосферы. Всё это выглядело как грандиозный набор Лего, если бы только фигурки Лего делали из драгоценных камней и металлов. Смотреть на это было откровенно больно, особенно с учётом того, что всё это сверкание усугублялось потоками яркого света, идущими от... чего-то. Аарон осмотрелся, но не смог обнаружить ни солнца, ни луны на небе, хотя всё окрест было освещено столь же ярко, как в полдень.

— Если я умер, то какого чёрта ты делаешь здесь, отродье гнилых яиц дьявола? Если уж на то пошло, то почему я здесь? — Аарон на секунду замолчал, сузив глаза. — Это не Рай! Это цифровая обманка! Вы не имеете права выковыривать мне мозги! Я не давал твоей сучьей королеве разрешения! Она не имеет права! Она!..

— Эм... — Баббл сунул копыто в седельную сумку и извлёк оттуда блокнот, быстро и нервно полистав его. — Мы, эм, не очень уверены во всей этой теме с бессмертной душой. Так что это следующая лучшая после неё вещь. Ты можешь умереть, если хочешь. Я имею в виду — ещё раз.

Аарон уставился на него так, что пони просто отступил и махнул копытом в сторону, туда, где облака немного расступались.

— Если ты действительно не хочешь получить свою вечную награду, без каких бы то ни было условий, то можешь... спрыгнуть, и тебя просто... не станет.

Пони наклонился над краем, всмотревшись вниз, в очень далёкую землю.

— И я надеюсь, что она подразумевала фигуральное, а не буквальное выражение.

Аарон зарычал, а потом сплюнул.

— Самоубийство — смертный грех, ты, исчадие ада. И ты, и твоя мерзкая королева-блудница, знаете это.

Брайт Баббл моргнул.

— Так, эм, ты идёшь со мной?

Аарон лишь что-то уклончиво пробормотал себе под нос, так что Баббл пожал плечами и развернулся прочь. Отдалившись на несколько шагов, он обернулся.

— Так ты хочешь пойти туда, чемпион?

Продолжая что-то гневно бурчать под нос, Аарон сплюнул с края облачной гряды вниз, а затем повернулся, чтобы последовать за пони, приводившего его в бешенство. Тот, в свою очередь, уже бодрой рысью следовал по направлению к невероятно высокой стене.

Стена эта тянулась до самого края бесконечности, ну, точнее, она очень усердно пыталась произвести именно такое впечатление, но всё же где-то очень-очень далеко можно было заметить её кромку. Трудно было даже представить, на сколько километров она простирается в длину, и на сколько в высоту.

— А, две с половиной тысячи километров где-то... — рассеянно бросил пони. Аарон повернул голову, чтобы посмотреть на этого падшего выкормыша левой груди Люцифера.

— Сколько?..

— Примерно две тысячи четыреста километров в длину. И столько же в высоту. Остальные три стены такие же. Ну а здания внутри немного выше, чтобы придать этому месту ту неземную, совершенную красоту, которую люди ждут от Рая.

Аарон пробормотал что-то, что пони не мог расслышать, но основную суть он уловил.

Когда они подошли к стенам и одним из трёх титанических врат, которые простирались наверх, сколько хватало глаз, разговоры постепенно стихли. Перед воротами стояла одна единственная, полностью одетая фигура, с лицом, скрытым за пьедесталом с огромной книгой.

— Привет, Петя! — поздоровался пони. — Получи и распишись! Аарон Холлистер. Умер смертью мученика.

С шумом, который заставил уши Аарона свернуться в трубочки, а его самого, рыдая, сжаться в комок, прикрыв их ладонями, существо подняло руку. Аарон почувствовал растущий ужас, когда капюшон упал вниз, открывая движущиеся миазмы лиц, перетекающих одно в другое, мантия разошлась, открывая два крыла, а взгляд пристальных глаз вонзился, казалось, в саму его душу...

Когда мозг его совершил полный цикл перезагрузки и Аарон снова смог соображать, он обнаружил, что его осторожно трясут чем-то, что, как он горячо надеялся, было рукой, и что-то говорят куда более тихим тоном.

— Я сожалею о том, что напугал тебя, сын мой. Здесь легко забыть о том, сколь хрупки и впечатлительны те, кто лишь недавно оставил земной путь и не привык к полной силе и величественности одного из подобных мне. Вот, это тебе.

Развернувшись, Аарон тупо посмотрел на идентификационную карточку, тщательно избегая даже шанса снова бросить взгляд под мантию. На карточке красовались его имя и фотография, и, по всей видимости, она была электронным ключом.

— Что?..

— Ты тот самый благородный Аарон Холлистер. Тебе предназначено воссесть по правую руку от Господа нашего в вечности. Теперь же войди в земли Отца твоего и прими полагающиеся тебе почести и награды!

Ангел, или кто бы это ни был, махнул рукой, и расположенные позади пьедестала с книгой титанические ворота, примерно в две с половиной тысячи километров высотой, принялись открываться.

И открываться.

И открываться.

И...

— Прими свою награду! Прими свою... прими...

— Петя, Петя, успокойся, ладно? — попросил пони, успокаивающе поглаживая одежды ангела копытом. — Это очень, очень хорошие ворота. И не твоя вина, что они открываются медленно. Две с половиной тысячи километров чистого золота, как-никак... Мы можем подождать.

Несколько импровизированных игр в крестики-нолики на облаках спустя ворота открылись достаточно, чтобы Аарон с пони смогли протиснуться внутрь. Последний факт заставил его тупо уставиться на этого сосущего у дьявола лжепророка.

— А? Как ты... — Аарон вылупился на него, гадая, когда же пони превратится в пламя и серу, вопя в агонии, когда божественный свет очистит его от грехов. В конце концов, Небеса это Небеса, и не дозволено нечистым находиться здесь.

— О, у меня есть пропуск. — Пони поднял свой бейджик. — Мне не позволено здесь жить, это возможно лишь для тебя, человеческого человека, но сейчас я тут по долгу службы, в качестве твоего сопровождающего. Временный ангел, видишь крылья? — Пони широко развёл в сторону красивые ангельские крылья. — Кроме того, я не человеческий человек, не по строгому определению вашего бога. И ты можешь прекратить ёжиться, я не поминаю это имя всуе. Здесь это попросту невозможно.

Пони двинулся вперёд. Делать было нечего, поэтому Аарон последовал за ним. Когда он его догнал, тот повернулся к нему. — Да, я знаю, дикий зверь, очиститься от греха, невинные, бла-бла-бла... Слушай... — Пони остановился. — Это место просто невероятно огромное. Ты не возражаешь, если мы срежем путь? Я уверен, ты хочешь как можно скорее уйти на вечный покой, да и у меня дел хватает.

Аарон молча кивнул. Даже этот... фальшивый Рай... потрясал чувства. Он начал подозревать, что пони был просто ещё одной, последней проверкой, прежде чем он удостоится вечной славы. В любом случае, город вокруг был красивым, сверкающим на свету, словно золотой хрусталь, так, что становилось почти больно глазам, и пугающим в то же время. Повсюду возносились в небо невероятно высокие здания, сияющие в блеске вселюбящего и всепроникающего божественного сияния, и он действительно не отказался бы от того, чтобы переместиться в...

Неожиданно оба они оказались в огромной комнате, полной ладанного дыма. Шум стоял просто невероятный, поскольку целые толпы людей ходили вокруг огромного трона, на котором...

Аарон всё ещё невнятно бубнил, когда пони потащил его назад, прочь от трона в самом сердце Рая.

— Прости! — крикнул он.

— Всё в порядке, адское отродье, — ухмыляясь во весь рот, крикнул в ответ Аарон.

— Прости, что? — проорал пони.

— Я тебя не слышу! — заорал Аарон что есть мочи.

Сложно было расслышать друг друга в окружающем гвалте, когда тысячи и тысячи невероятных, отвратительных существ — ангелов, как решил Аарон — ходили вокруг трона всюду, куда падал взгляд, снова и снова крича такие вещи, как "Слава Богу, слава Царю Небесному, слава Отцу нашему!" и "Славься Иисус! Славься Господь, Владыка наш, отец спасителя нашего! Славься Вседержитель!". Громко. И стало ещё хуже, когда двенадцать царей бросили свои короны на пол перед троном и пали ниц, делая всё возможное, чтобы пресмыкаться перед Богом более выразительно, чем все прочие.

Аарон почувствовал, как от окружающего гвалта у него начинает всё сильнее и сильнее болеть голова. Эти Небеса оказались не такими, как он ожидал, и огромные красные шестикрылые твари, у которых глаз было больше, чем у целого корабля пиратского отребья, никак не улучшали ситуацию, не говоря уже о том, что от густых облаков ладана его глаза уже начали слезиться, и...

Сцена сменилась ещё раз, на этот раз — на удивительно тихую небольшую квартирку, явно находящуюся в одном из тех огромных небоскрёбов.

— Фух, так-то лучше... — сказал пони, заметно покачиваясь. Аарон молча плюхнулся в удобное кресло, потирая виски и будучи слишком потрясённым, чтобы даже толком поставить это адское отродье на место.

— Слушай, извращённое отродье искусителя, я не знаю, что это, но...

— Воу, воу, мне казалось, что мы уже прошли этот этап, разве нет? Это Небеса, приятель. Твои Небеса. Ровно то место, куда ты и хотел попасть, один в один по Библии. И это — твоя квартира. Навсегда. Тебе никуда не потребуется переезжать, и как только я выйду за дверь, ты больше никогда не увидишь ни меня, ни каких бы то ни было других пони. Хорошо? — Пони выразительно сверкнул глазами.

Аарон снова принялся массировать виски.

— Послушай. Я просто хочу получить прямой ответ. Что происходит?

— Ты пошёл на войну против Селестии, которую считаешь Сатаной, и нанёс ей удар. Ты попал в Рай, чтобы вечно вкушать здесь свою награду. Понимаешь меня?

— Но та... комната в клубах ладанного дыма? Ужасный шум? И... и... — Аарон начал дрожать. Эти четыре животных, все в глазах и крыльях...

— Сердце Небес, это то место, где сидит твой бог. Ты вроде как действительно должен быть там, бесконечно поклоняясь ему на протяжении всей Вечности, но я пойму, если ты не захочешь. Послушай, у тебя даже есть изумительное телевидение, так что ты сможешь испытать всё это почти так же, как если бы находился там.

Пони нажал на кнопку, и огромный экран тут же выплеснул в комнату свет и звук.

— Восхваляйте его! Восхваляйте его! Восхваляйте его! Святость! Святость! Свя... — Аарон очень, очень быстро выключил телевизор.

— А что... ммм... если я не хочу?

— О, я уверен, это нормально. Ты можешь просто расслабляться здесь, когда не возносишь хвалу.

— Я имел в виду... ммм... если я захочу выйти?

— Ну, ты не нуждаешься в пище, но если всё-таки захочешь, то вон те деревья... — пони подошёл к окну и указал вниз. Где-то там, ужасно далеко внизу, видна была река и зелень деревьев, — ...плодоносят. И если ты вдруг порежешься, или с тобой произойдёт ещё что-то в этом роде, их листья являются отличной заменой пластырю. Умереть ты не можешь, но предупреждаю сразу: очистка крови — процесс весьма болезненный. И если плоды закончатся, тебе придётся ждать месяц, прежде чем они вырастут снова, извини. И-и-и-и... если ты отправишься туда, то рекомендую хорошенько подготовить себя к длительному путешествию. Ты живёшь в пентхаусе, на одном из самых высоких зданий в городе. Только самое лучшее для тех, кто умирает в битве за своего господа!

— И? — тупо спросил Аарон.

— Ну, мы примерно в двух с половиной тысячах километров над землёй. Движение на лифте в одну сторону занимает около четырёх дней, и музыка в нём может довольно быстро наскучить, особенно когда там играет христианский софт-рок. Слушай, если мы закончили, и ты хочешь немного отдохнуть от путешествия сюда, я пойду, ладно? У нас много свежеприбывших, которых тоже надо проводить и ввести в курс дела, так что...

— Погоди! — Аарон вскочил на ноги. — Ты собираешься уйти?!

— Ну да. Это ведь твой Рай, а не мой, да и моя смена уже скоро заканчивается...

Аарон оглянулся на свою идеальную квартиру. Обстановка в ней была, без преувеличения, роскошной, но сама идея застрять в ней навсегда... И, плюс к тому, мысль про четыре дня в лифте, только лишь для того, чтобы спуститься к деревьям, фрукты с которых отныне стали его единственным источником пищи, делала всё ещё хуже.

— Послушай, возможно, здесь, эм, произошла какая-то ошибка? — Он попытался усмехнуться.

— Аарон Холлистер? Христианин? Умер мучеником? Послушай, у меня действительно нет времени для этого. Я должен добраться до своего следующего клиента, и твой клеймовщик лба приезжает очень скоро...

— Стоп, КТО?

— Ты... не знаешь? У всех истинных верующих должно быть клеймо бога на лбу, поэтому у вас есть специально обученный парень, который раньше профессионально клеймил рогатый скот, так что всё сделает очень чисто и почти безболезненно...

Аарон побледнел, сделав несколько шагов назад.

— Это... погоди... тут какая-то ошибка... понимаешь?

Пони положил копыто на висок и потёр его круговыми движениями.

— Хорошо, хорошо, давай посмотрим, что я могу сделать...

Существо отвернулось и несколько минут тихо переговаривалось по рации, прежде чем снова обернуться к Аарону.

— Хорошо, есть один вариант, но если откажешься, второго шанса не будет. Я могу поспособствовать тому, что ты окажешься в мусульманском раю, если ты захочешь. Там более широкий выбор еды и напитков, включая мясо птицы... — пони содрогнулся, — а также вино и мёд. Твоим домом будет дворец, первый этаж, и там будут семьдесят две девственницы, для того, чтобы заниматься сексом. Ах да, забыл упомянуть, что здесь, в христианском раю, секса нет. Но твои привилегии там, вероятно, будут заметно ниже...

— Я согласен! — истерично выкрикнул Аарон. И в ту же секунду оказался в огромном дворце.

С семьюдесятью двумя другими парнями.

Погоди!

Уже пытавшийся улизнуть пони замер, вздохнув.

— Девственницы? — пискнул Аарон, держа руки ладонями кверху и беспомощно указывая на других мужчин, которые уже сейчас смотрели на него оценивающе и с интересом.

— Ну, никто из них не занимался сексом. Или, по крайней мере, они так утверждают. Ну, парни, вы тут развлекайтесь, а я пойду...

— И-и ты сказал, что это первый этаж! Где выход?!

— О, даже наименее достойные из всех мусульман получают дворец, размер которого превышает тысячу километров, поэтому наслаждайся! А я просто пойду отсюда...

— Нет! Пожалуйста! — Аарон упал на колени, умоляюще сложив руки. — Какое-нибудь другое место! Куда угодно!

Пони вздохнул.

— Ладно, ладно... И не говори, что я ничего не делаю для тебя...

Следующий рай оказался полем. Оно было прекрасным, но... это было всего лишь поле, растянувшееся вокруг до бесконечности.

— Добро пожаловать в Фолькванге, обитель павших воинов. Фрея заберёт тебя отсюда, — сказал Баббл, кивая в сторону девы, приближавшейся откуда-то издалека. — Если тебе повезёт, ты сможешь увидеть Одина в Валгалле, хотя по рассказам там постоянно царит какая-то адская вечеринка. Мы иногда путешествуем с валькириями, они викинги, так что они нормально относятся к тому, что их кони будут есть вместе с вами в главном зале. Хотя я бы порекомендовал тебе держаться подальше от Локи. Он ещё хуже Зевса. Этот тип уложит тебя в постель быстрее, чем ты сможешь...

— Эээ... я могу... посмотреть другие варианты Небес? Я сделаю всё что угодно для этого!

Пони поджал губы, глубокомысленно всасывая воздух.

— Ладно, слушай. У меня есть табель...

— Табель?

— Да, табель с отчётами и оценками. Если ты обещаешь написать мне хороший отзыв, я отведу тебя в ещё один рай.

Поля Элизиума были... милыми. И вполне спокойными.

— И в чём подвох? — спросил Аарон.

— Эм, позволь-ка... — Пони снова извлёк блокнот и покопался в нём. — Итак, ты проведёшь Вечность за тем, чем занимался при жизни.

— Чёрт. Я работал чистильщиком туалетов.

Пони вздохнул, охваченный неприятными подозрениями насчёт того, что последует дальше.

— Послушай, я уверен, что туалеты здесь действительно, действительно...

— Нет, пожалуйста! Я сожалею, что называл тебя отродьем сатаны! Извини! Это ужасно! Я хочу пойти… домой! Куда-то в другое место! Куда угодно! Ты не можешь просто… вернуть меня назад на Землю? Живым?

— Ну... — пони перелистнул несколько страниц блокнота, — река Лета сотрёт твою память и подготовит к новому бытию... или ты можешь попробовать буддистскую реинкарнацию... и боюсь, здесь больше нет ничего, что я мог бы предложить.

Аарон упал на колени.

— Прости! Мне правда, правда очень жаль! — Он умоляюще сжал руки. — Разве ты не можешь сделать ничего больше?

— Хорошо… есть одна вещь… но тебе она может и не понравиться...

— Что угодно!

— Ты случайно не прочёл вывеску над входом в центр “Эквестрии Наяву”, прежде чем взорвать его?

— Э-э-э, н...

— Я скажу. — Пони подвигал бровями. — Ты...

— Хм, да? — Аарон попытался усмехнуться.

— Ох, ну хорошо, ты бы знал, если бы прочёл вывеску, что там написано: “войдите сюда все, кто ищет жизни вечной в Эквестрии”. Вообще, эта надпись больше для красоты, но уже были юридические прецеденты. Я должен спросить свою начальницу...

Внезапно ощутив горячее дыхание на шее, Аарон обернулся и нос к носу столкнулся с Селестией. И та не выглядела довольной.

Баббл! — крикнула Селестия, топнув копытом, и посмотрела глубоко в глаза Аарона. — Что я тебе говорила про подбирание заблудших?!

— Пожалуйста, Ваше Высочество, он очень, очень раскаивается... — Уши Баббла скосились набок.

Аарон упал на землю и принялся пресмыкаться перед большой белой дьяволицей. Он умер, прошёл через ряд страшных, ужасных Небес и теперь оказался пред мордой самого Зверя, лжепророчицы, блудницы Вавилонской, ан...

— Послушай, если ты и впрямь надеешься попасть в Эквестрию, воспользовавшись юридической уловкой, ты немедленно прекратишь называть меня и моих пони шлюхами, демонами и ублюдками. Мне это не по нраву. И кроме того, ты пытался убить их. Я вполне уверена, что должна просто оставить тебя гнить на небесах навсегда, как ты того и хотел. — Селестия молча и страшно взирала на него.

— Я не хотел этого! В смысле, хотел. Но я не хотел!

— Ты... хочешь сказать что-то ещё? — Селестия возвышалась над ним, непоколебимая, как скала, в то время как Баббл быстренько прошипел ему в ухо:

— Тсс! Ты должен попросить у неё!

— Я, э-э-э... — Аарон огляделся. Небеса, все небеса оказались довольно хреновыми... Идея стать пони казалась не такой уж и плохой после всего этого. Став пони, он может просто... делать то, что хочется, вместо того чтобы делать то, что ему скажут. Может, это не так уж и плохо? Ведь существование в виде пони не может быть насквозь плохим, верно? — Эм, думаю, я хочу попасть в Эквестрию?

— Ты думаешь? — Селестия сверкнула глазами.

— Пожалуйста? — Он в надежде улыбнулся.

— Ну... — Селестия протянула золочёное копыто к своему лицу, задумавшись. — Фактически, ты никого не смог убить. Кроме себя. Устройство было сделано очень плохо, и оно лишь раскромсало твоё тело, но голову я смогла спасти. По большей части. Несколько человек, находившихся в центре “Эквестрии Наяву”, эмигрировали тут же, в страхе перед повторением терактов в дальнейшем, а сам центр пришлось закрыть на неделю, пока мы всё не отмыли, и лишь после этого он возобновил работу. Так что ты не нанёс существенного вреда никому, кроме себя.

— Я не справился?.. — Земля ушла из-под ног Аарона. После всей подготовки он потерпел неудачу?!

Баббл виновато кашлянул.

— Э-э, я вроде как сказал ему, что он стал героем, Принцесса.

Селестия закатила глаза и фыркнула.

— Да, ты не справился. И ты находишься в моём списке плохих людей. Так что, если ты хочешь, чтобы я тебя из него вычеркнула, тебе придётся стать гораздо более хорошим пони, чем человеком, которым ты был. Ты уяснил это?

Аарон с энтузиазмом закивал, давая знак, что он всё понимает.

— Что ж, хорошо, коли так. Добро пожаловать... в твою новую награду на всю оставшуюся Вечность.