Просто добавь любви

Подготовка к свадьбе в Кантерлоте идёт полным ходом - а в это время в пещерах томится принцесса Кейденс. Но не одна, а вместе с надзирателем.

Принцесса Миаморе Каденца Чейнджлинги

Табунные зарисовки

Серия зарисовок на основе предложений от поклонников, о том кто был бы хорошим пополнением в табуне. От переводчика: Рассказ принадлежит к вселенной Ксенофилии.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Лира Человеки

Мёртвый Донец

В поисках личного эпоса.

Другие пони ОС - пони

Месть падшего. Возвращение примарха

Прошло почти 25 лет с тех пор, как хранитель времени Корвин сумел помочь людям избежать уничтожения и отомстил за Амбер. У людей теперь все хорошо. Но у поняш, похоже, проблемы. Корвин и другие кураторы куда-то загадочно исчезли. В сражение приходится вступить простому единорогу, воспитаннику Корвина.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Человеки

Тринадцатый/The13th

Давным давно когда еще не было ни тех кого называют "принцессами", и светилами управляли единороги, когда не было существа известного как "Дух Хаоса", а сами непарнокопытные жили отдельными племенами... Это было время старых войн и загадочных чужеземцев... А сейчас эти события давно забыты и все что о них напоминает это ежегодный праздник Вечера Согревающего Сердца (Heart Warming Eve)

Другие пони ОС - пони

Санни пробует квашеную рыбу или Ужасы Сюрстрёмминга

Пипп и ее сестра Зипп пригласили Санни, Иззи и Хитча сняться в новом вирусном видео, на котором Пипп решила угостить своих друзей весьма необычным деликатесом – Сюрстрёммингом. Эх, знали бы они, чем все это кончится.

Другие пони

Молот

Если твоя наставница вдруг заводит разговор об основах мироздания, это явно неспроста. Если она предлагает выпить - это что-то да значит. Ну а если это происходит одновременно, будь уверен - что-то серьёзное грядёт, и к нему нужно быть готовым. Только нельзя подготовиться ко всему...

Твайлайт Спаркл

Отчёты Твайлайт

Когда Твайлайт узнала, что ей нужно отправиться в Понивилль и узнать про силу дружбы, то она сразу почуяла что-то неладное. Но она даже представить не могла, что её ожидало. Всё то время, проведённое в Понивилле, она потихоньку разочаровывалась насчёт не только магии дружбы и Гармонии, но и насчёт своей настоятельницы. Возвращение Найтмер Мун, троллинг с билетами, изгнание дракона, параспрайты и прочая хрень медленно сводила её с ума. Гранд Галлопинг Гала окончательно уничтожило её веру в свою наставницу, а когда ей и её друзьям была дана задача остановить духа хаоса и раздора, то её письма обрели совсем другой характер.

Твайлайт Спаркл

История Дискорда: Эпизод 1 - Эпоха Хаоса

Кто такой Дискорд? Дух хаоса и дисгармонии - ответите вы. Но что скрывается за этим общепринятым понятием? Какова его история? Какова природа его помыслов? Каковы его мысли и чувства? И такой ли он монстр, каким его все считают? Обо всем этом я попытаюсь написать в моем фанфике.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Лабиринт Хаоса

Этот фанфик означает начало приключений одного пони, с кличкой Слепец. Этот пони не с рождения был слепой, а только из-за несчастного случая, который, как он думал, испортил ему жизнь, но первая встреча с Дискордом, означала, становление кем-то особенным в Эквестрии. На чью сторону он встанет, это уже будет решать он сам. Будет ли он творить добро, помогая хранителям элементов гармонии, или же наоборот, он примкнёт к главным злодеям и будет вместе с ними творить разруху

ОС - пони Дискорд

Автор рисунка: MurDareik
Глава четвертая - "Нереально реальная виртуальная реальность" Глава шестая - "Охотник"

Глава пятая - "Бог из машины нашел рояль в кустах"

Твайлайт Спаркл. Рэйнбоу Дэш. Вряд ли кто-нибудь мог и подумать, как много эти имена могут значить для кого-то. Они стали синонимом боли, унижения, издевательства и допросов для, пожалуй, единственного на этой планете пришельца, не имеющего психического заболевания. По крайней мере, по сравнению со своим собратом.

Кеша, а если быть точнее, то "K.E.S.H.A.", был довольно невезучим ИИ. Трудная история появления и обретения собственного тела. А еще, из всех возможных товарищей на его голову свалился самый бестолковый и чокнутый, казалось бы, лишь по ошибке имеющий с ним одну манеру окраски и строение. Потом еще и эта планета, которая находилась в забытом всеми крайнем секторе галактики, где к нему намертво прицепились сразу два неудержимых копытных создания, Твайлайт Спаркл с Рэйнбоу Дэш. Одно хуже другого. В то время как Дебошир сутками напролет валяет дурака, пьянствует, дебоширит и всячески развлекается с куда более воспитанными принцессами, а также прислугой замка.

Первая на протяжении длительного времени не отходила ни на шаг от робота, ожидая услышать в каждой его фразе какую-нибудь вселенскую мудрость. Второй так и хотелось уговорить доброжелательного робота покатать ее еще немного на сверхзвуковой скорости. Ведь то, что давалось ей с трудом, роботу давалось значительно легче.

Благо, сейчас от Твайлайт удалось избавиться, познакомив ее поближе с Задолботом, и теперь она, видимо, препарирует его, а вот пегаска просто еще не нашла Кешу. И, довольный своим, ныне тихим, пребыванием робот спокойно сидел в углу библиотеки в замке Кантерлота. Тут было много умных текстов и абсолютная тишина. Все то, чего так не хватало роботу.

А сидеть он там мог хоть бесконечно, поскольку течение времени имело для него несколько другой облик. Вот только уборщица не разделяла взглядов высокоразвитого пришельца из другого мира и прогнала его, как говориться, добрым словом да ссаными тряпками, когда добралась до его угла.

Выгнанный из своего пристанища, робот отправился блуждать по замку. Вскоре он нашел грифонов, вновь столпившихся возле полюбившейся им экспрессивной картины, но на этот раз они сюда притащили и принцессу Селестию. Теперь они, как ни странно, пытались узнать имя художника, и еще за какую цену бы принцесса согласилась передать ее грифонам. Роботу стало интересно, чем это все закончиться, и он остановился за углом, подслушивая разговор.

— Видите ли, эта картина имеет... эм... очень большую культурную ценность для этого замка. Я не могу сейчас вам ее отдать, — пыталась отговорить послов Селестия.

— Но это всего лишь вопрос цены. Уверяю, наше правительство пойдет навстречу любым вашим предложениям, — не унимался, видимо, самый культурно образованный грифон.

В отличии от пернатых, Селестия слышала шаги Кеши и, отмазавшись от послов словами о том, что ей надо перед продажей посовещаться, решила немного пообщаться с роботом, также спрятавшись за угол. Грифоны стали вновь вглядываться в картину.

— Привет. Чем могу помочь? — поприветствовал принцессу робот.

— Привет, Кеша. Ты, часом, не знаешь, откуда у нас вообще взялось это "произведение искусства"? Я бы такую кашу в замке не повесила. Подозреваю, что к этому причастен Дебошир, я права? — вопросила Селестия.

— Да. Дебошира на нее стошнило, — отчитался робот.

— Что?! О... это... Да что у них там за вкусы такие? – ответ явно ошарашил солнечную принцессу.

Селестия выглянула из угла, посмотрела на драконовскую мазню и непрерывно вздыхающих от восхищения грифонов, а потом, глубоко вздохнув, подошла к этой делегации.

Те начали вновь упрашивать принцессу отдать им картину, и она сразу же согласилась, поскольку решила от нее избавиться задаром, дабы потом не произошло каких-нибудь неприятностей.

Радости послов не было предела. Они, даже не церемонясь, радостно хохоча, сорвали картину и с громким шумом всей толпой ее куда-то уволокли. Когда грифоны, скрылись за углом коридора, Селестия лишь приложила копыто ко лбу. Потом она обратилась к уже стоящему позади нее Кеше:

— Слушай, Кеша, а почему ты вообще подчиняешься этому психу?

— Не знаю, — монотонно ответил робот.

— Как не знаешь?

— Просто не знаю.

— Может, он чем-то заслужил твое доверие?

— Возможно. Не знаю.

Селестии такой диалог не особо понравился, и она попыталась посмотреть роботу поглубже в его единственный глаз. Но в этом пустом устройстве она ничего не нашла.

— Понятно. Что ты вообще собираешься сейчас делать? — успокоилась принцесса и пошла вперед по коридору, и робот направился следом за ней.

— Не знаю.

— Опять? — Селесстия обернулась.

— А если говорить серьезно, то в первоочередной список задач у меня входит уклонение от встреч с Твайлайт и Рэйнбоу. Также у меня есть несколько личных вопросов к мистеру Порргу.

— Твайлайт и Рэйнбоу я еще понимаю, ты им очень понравился, даже чересчур. Но зачем тебе Поррг? Он ведь такой же псих, как и Дебошир.

— Именно поэтому я хочу с ним побеседовать. Наедине.

— А вот это уже интересно. Расскажешь, почему?

— Нет.

— Намекнешь? Это становиться интересным.

— Нет.

После очередного монотонного ответа перед парочкой пробил стену разрисованный различными красками и хохочущий Дебошир. Увидев Селестию, он содрал лапой со своего лба не засохшую краску и кинув ее в морду принцессы, а потом, все еще хохоча, пробил своей мордой уже другую стену. Принцесса, зло прохрипев что-то ему вслед, обернулась своей раскрашенной мордой в сторону Кешу и с отчаянием спросила:

— Может, ты хотя бы подскажешь, как мне его успокоить, не отрывая голову?

— Его можно утихомирить вашим бездействием. Просто игнорируйте его выходки и спокойно исправляете последствия оных. Это, в конце концов, ему надоест, и он запрется где-нибудь, где тихо напьется до полного отключения.

— Что ж, я тебе доверюсь. Надеюсь, это сработает.

Вздохнув, Селестия очистила магией свою морду, и отремонтировав с ее же помощью стены, пошла искать дракона, а тот, обойдя этаж по кругу, уже уселся возле Кеши, зная все об их разговоре.

— Серьезно? И ты посоветовал ей все терпеть? Ты сломался? — насмехался над роботом дракон.

— Да. Мне захотелось зрелища. Будет интересно узнать, кто из вас сломается раньше, — не смотря на дракона, пробурчал робот.

— Да она и получаса не протянет! — самоуверенно хлопнул лапами Дебошир.

— Чем больше она протянет, тем громче она потом взбеситься, — Кеша повернулся к Дебоширу, прищурив свой глаз.

— Кажется, я понимаю, о чем ты говоришь, — ящер аналогично прищурился.

— Наконец-то нам удалось понять друг друга, — отвернулся робот.

Дебошир от души захохотал и кинулся искать место, где можно будет побуянить, да как следует. Кеша тем временем уже был недалеко от выхода из замка, но событие, которого он так сильно опасался, настигло его прямо тут. И перегородило собою вход. Это была Рэйнбоу Дэш.

Пегаска радостно кинулась к роботу, который немедленно начал удирать от нее по замку. Но, в отличии от Дебошира, делал он это без разрушений.

— Кеша! — кричала преследовательница.

— Нет, — отрезал бегущий робот.

— Ну Кеша?

— Нет.

— Нет?

— Нет.

— Совсем нет?

— Нет.

— А если чуть-чуть?

— Нет, — робот был загнан в тупик, и пегаска перегородила собою единственный выход.

— Ну почему-у-у?

— Я сломался.

— Совсем?

— Нет.

— Ты постоянно говоришь "нет", когда хочешь сказать "да"? — Рэйнбоу смогла докопаться до робота.

— Нет.

— Значит, покатаешь?

— Нет.

— Ура!

— Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет… — постоянно повторяя свое, видимо, любимое слово, Кеша в ужасе кинулся в пролом в стене, но с той стороны стены навстречу ему уже летел Задолбот, преследуемый почему-то Твайлайт и забравший за собой замешкавшуюся от неожиданности Дэш. Для того чтобы летающий колобок смерти не забрал еще и его, Кеше пришлось пригнуться. Элегантно. С грохотом. Головой пробив пол.

Твайлайт собралась было изменить цель своего преследования, но, услышав крик своей подруги, кинулась спасать ее из рук Задолбота, тем самым оставив Кешу разглядывать крайне удивленную уборщицу этажом ниже.

Извинившись, робот вытащил голову и, заделав дыру, довольно осмотрелся. Теперь он был один и, зная, что здесь, в замке, находятся сразу два потенциальных врага, решил поискать укромное место, где он смог бы дождаться ночи.

Вскоре он нашел темную и просторную коморку недалеко от тронного зала, в которой заблокировал дверь, и решил переждать бурю.

Первые несколько минут все было тихо и спокойно, но потом он услышал, как за его спиной, среди хлама, кто-то тихо жует.

Включив мощный прожектор в своем глазу, Кеша медленно осмотрелся и обнаружил принцессу Луну, которая тут втихую уплетала, судя по всему, уже далеко не первый торт.

— Привет, Кеша, — дожевав, улыбнулась обнаруженная принцесса.

— Меньше всего здесь я ожидал увидеть вас. Вероятность этого была близка к нулю, — буркнул робот.

— Да-а-а. Видишь ли, за тысячу лет тут столько вкуснятины напридумывали, все никак не перепробую. Хочешь тортик? – Луна, ничуть не смущаясь, предложила роботу кусок торта.

— Нет. Я робот, и питаюсь салатом из металлолома с батарейками, — Кеша отвернулся.

— Ну, как хочешь.

Так они и сидели. Луна почти тихо, не считая чавканий, уплетала кондитерские изделия, а Кеша, замерев, изучал каждый нанометр тонкой натуры дверной древесины перед собой.

Это продолжалось довольно долго, а затем тишину нарушил грохот за дверью. Судя по диким воплям, лязгу метала и крепким многоэтажным выражениям, Дебошир в очередной раз гонял по замку ораву спотыкающихся стражников.

Насколько было слышно, процессия остановилась недалеко от каморки, поскольку раздался неимоверной силы металлический лязг и множество недовольных криков. Стражники из-за падения ведущего попадали, сбившись в кучу, а следом в них влетел, как шар для боулинга, тяжелый по сравнению с ними Дебошир, и уже следом за ним сама Селестия.

Большей части удалось удрать почти сразу, но дракон придавил одного из них и крепко держал верещащего стражника. Это было понятно по тому, как возмущался пони.

— Пожалуйста, хватит. Этому замку и так досталось, — солнечная принцесса пыталась словами утихомирить безумного ящера.

— Нет, парнокопытное! Лошадь всегда была моему настоящему биологическому виду другом и помощником! Так что, раз уж взялась, судя по всему, меня обслуживать, так делай это до конца! — отказался дракон.

— Мы не парнокопытные! — возмутилась Селестия.

Дебошир громко похохотал, а потом, судя по писку стражника, поднял того над землей, после чего спросил:

— Вот, что это?

— Копыто.

— А это?

— Тоже копыто.

— Значит, это пара копыт. И из этого делаем вывод, что вы парнокопытные.

— Но…

Селестия пыталась подобрать аргумент против логики дракона, но тот ее перебил, отпустив стражника и озвучив суть своей следующей затеи:

— Но там сейчас грифонами будут играть в гравиболл! Мы ведь хотим принять в этом участие? — и ринулся бежать.

— Ну хватит тебе уже! — принцесса кинулась за ним, надеясь хоть как-то смягчить участь ничего не подозревающих грифонов.

Когда в коридоре все затихло, Луна оторвалась от уничтожения продовольствия и обратилась к Кеше:

— Можешь сказать, почему она пытается блеснуть своими атрофированными навыками дипломатии?

— Я сказал, что с Дебоширом можно и по-хорошему.

— О-о-о, да ты, оказывается, тот еще злобный дух.

Луна, в красках представив, как сейчас Дебошир почти безнаказанно громит весь замок, и что сейчас твориться в голове у Селестии, захохотала. А потом обнаружила, что вся еда была уже съедена.

Поднявшись и подойдя к двери, ночная принцесса обратилась к роботу:

— Ну, раз тут у меня все закончилось, не хочешь пойти со мной и помочь утащить еще немного из кухни?

— Ты не лопнешь? — Кеша явно удивлялся обжорству Луны.

— Вот мы заодно это и проверим! А если тебя смущает мое обжорство, то можем пойти в мою комнату и поиграть во что-нибудь. Там тоже будет тихо, я полагаю, — сделала другое предложение принцесса.

— Если только нам удастся незаметно туда пробраться, — согласился робот.

Посиделки закончились. Аккуратно и с явной паранойей пара пробиралась по замку до комнаты Луны. Приходилось прятаться от стука копыт, уворачиваться от пролетавших по коридору стражников, которых кто-то периодически швырял на рекордные дистанции, избегать злобных от царящего в замке столь длительное время хаоса уборщиц, которые так и норовили побить всех шваброй. И особенно им хотелось побить принцесс, позволяющих пришельцам все это. Иногда пробегали изрисованные чем-то грифоны, и вообще, замок был полон отборного хаоса, который творил разбушевавшийся дракон.

Но, не смотря на все трудности, заветная комната была достигнута. Судя по всему, Дебошир сюда еще не добрался. Усадив Кешу на коврик, Луна достала из шкафа запыленные шахматы и показала их роботу с радостным воплем:

— Шахматы! — она была уверенна, что робот не откажется.

— Ты уверена? — удрученно наклонил голову Кеша.

— Я тысячелетие играла в них с лунными духами на своей Луне! У тебя нет шансов! Му-ха-ха! А теперь наконец я нашла того, с кем можно в них поиграть! — радовалась Луна.

Но радость принцессы стремительно таяла с каждой сыгранной партией, которая заканчивались феноменально быстро и полным разгромом повелительницы тьмы. Это было настоящие избиение младенца со стороны Кеши, поскольку ему немыслимым образом удавалось сохранять все фигуры. Да, даже пешки, хотя это и было просто невероятно.

В очередной раз проиграв, Луна схватилась за голову и громко прокричала:

— КАК?! КАК У ТЕБЯ ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ?! НУ КАК?!

— Я предупреждал, — безэмоционально ответил робот.

— Да быть того не может! Я даже пешку у тебя не могу забрать. Ну как?! Как?! — судорожно махала копытами принцесса.

— Может, займемся чем-нибудь другим? — наклонил голову робот.

— Нет! Я не сдамся! — отмахнувшись от Кеши, Луна расставила фигуры по местам, давая знать, что хочет новую порцию боли.

Несколько часов без какой-либо передышки принцесса снова и снова пыталась сделать невозможное: одолеть Кешу в шахматы. Луна была словно кролик, снова и снова бросающийся на бензопилу. А еще это было схоже с тем, как биться о толстую титановую стену головой, причем с разбегу. И результат тоже был весьма схожим.

Робот, видя состояние принцессы, начал беспокоиться:

— Кажется, твои феноменальные проигрыши на тебя плохо влияют.

И было, из-за чего беспокоиться. Луна сидела, растянув от злости уши, раскидав вокруг свои перья, а также выпучив красные от слез и бешенства глаза. Еще она раскачивалась взад-вперед, жуя свой хвост и став окончательно похожей на психически больную, и твердила схожие вещи:

— Тебе просто кажется. О да. Тебе кажется. Кажется. Да.

— Тебе нужно остановиться, — продолжал настаивать Кеша.

— Нет! Еще! — Луна дала себе пощечину и махнула на слова робота, призывая его расставить фигуры.

И вот, в очередной раз, Луна была поставлена в тупик ходами ИИ. И тогда она пошла на беспрецедентные меры. Принцесса попыталась воспользоваться магией, дабы залезть в голову робота и узнать все его тактики.

Ну что-то пошло не так, и Луна банально зависла, застыв с глупым выражением мордочки. Кеша почувствовал, как ему залезают в голову, и слегка пихнул принцессу, видя, что у нее даже это не получилось.

Учитывая колоссальный вес цельнометаллического робота-кирпича, а также размеры его передних лап, Луна еще не так уж и далеко улетела. Просто слегка впечаталась в стену. Еще некоторое время просидев в осадке у стены, она почесала голову и поинтересовалась у робота:

— Почему... у тебя так пусто в голове? — за удар она не обиделась, сейчас ей самой была очень нужна тяжёлая пощечина.

— Твой органический мозг не способен взаимодействовать с моим разумом без моего согласия, — констатировал робот.

— У Дебошира также?

— Нет... Только не вздумай залезать ему в голову, — откровенно забеспокоился Кеша.

— Почему? Я не думаю, что вещи, связанные с котиками, выпивкой и терминальной стадией шизофрении, могут быть чем-то серьезным, — Луна вновь уселась перед доской и сделала новый ход.

— Я настоятельно рекомендую воздержаться от этой затеи. В этом случае, вероятность очень плохого исхода будет крайне высока, — продолжал волноваться робот, но, тем не менее, сделал свой ход сразу же после Луны.

— Сейчас ты был очень странным. Давай уже вернемся к иг… — говорила принцесса, совершенно спокойно передвигая фигуру.

Кеша, незамедлительно среагировав, заявил:

— Шах и мат, принцесса Луна, — переставил он фигуру.

Тут у принцессы совсем кончились все запасы нервов. Истерически вскрикнув, она схватила доску и швырнула в стену. Потом, схватив тяжелый подсвечник, размолотила ни в чем не повинную коробочку с фигурками в древесную труху. А потом, поняв, что так уже делал Дебошир, еще и сожгла остатки.

— ДА ЭТО ПРОСТО НЕВЫНОСИМО! — проревела принцесса.

Затем она села перед Кешей, некоторое время просто дергая от нервов ушами, а потом кинулась под кровать, достав из-под нее большую коробку конфет, после чего начала ожесточенно объедаться ее содержимым. На изумленный вид Кеши Луна, не прекращая снимать свой стресс сладостями, возмущенно буркнула:

— Что? Это меня успокаивает!

— Я и не сомневался.

Однако спокойно поесть принцессе не дали. Вновь за дверью раздались быстрые шаги Селестии и тяжелые шаги Дебошира. Они остановились около комнаты Селестии, которая была буквально за стеной, и начали разговор.

— Ну, и где же твои крики, возгласы и избиения? Где же все это, мой личный императорский пингвин? — говорил дракон.

— Я что, по-твоему, похожа на пингвина? И я не твоя! — возмутилась Селестия.

— Когда напиваешься, ну очень похожа. Ходишь точно так же, да и накормить кого-то пытаешься схожим методом. В этом мы похожи! Тебе только пиджака не хватает.

— Слушай, отстань от меня. Я сейчас хочу наглотаться снотворного и уйти в забытье. Ведь там не будет белого и мерзкого существа вроде тебя, — солнечная принцесса начала открывать своим ключом дверь.

— Ну же! Давай! Выплесни всю свою светлую энергию! Давай-давай! Ты так неплохо начала. — Дебошир хлопал лапами.

— Обойдешься, — Селестия огрызнулась, а замок щелкнул, оповещая об открытии двери.

— Постой. Прежде, чем ты туда зайдешь, я должен сообщить, что не-е-емного разукрасил твою милую комнату. Я решил, что в ней мало белого. А еще я решил не заморачиваться и просто залил все краской. Даже окно.

Послышался громкий вздох Селестии, и потом дверь открылась. Результатом стали хриплые от явной злости слова:

— Что ж, мне нравиться. Давно хотела поменять обстановку.

— Эй-эй, по сценарию ты должна была сейчас развернуться, дать мне пощечину наковальней, а потом выплеснуть все свои тысячелетние знания в извращенных оскорблениях и так меня отметелить, чтоб глаза выпали!

— Да ты же получаешь от этого удовольствие! Тебе же нравиться, когда на тебя орут и избивают! Мазохист!

— Долго же ты думала! Давай, врежь мне, а? Давай, старушка.

Вместо слов Селестия громко хлопнула дверью перед носом дракона. Тот лишь возмутился такой выдержке:

— Да #@$%@! Я тебя все равно доведу, мечта старого птицевода! Клянусь своей могилой!

Дебошир долго топтался на месте, скрипя своим маломощным мозгом и придумывая, чем бы еще насолить чересчур терпеливой принцессе. Потом его, видимо, осенило поскольку он перешел на бег и прокричал на весь замок имя своего мелкого слуги:

— З-А-Д-О-Л-Б-О-Т!

Теперь, когда все затихло, даже Луна прекратила объедаться и спросила Кешу:

— Это уже становиться интересным. Может, у нее выйдет довести его?

— Это технически невозможно. Ее рано или поздно просто разорвет от злости.

— Надо будет найти к этому моменту побольше закуски и отойти подальше. Наверняка будет то еще зрелище, — принцесса уже потирала копыта в предвкушении этого момента.

— Несомненно, — добавил Кеша.

Подождав еще немного, Луна выглянула из своей комнаты и побежала искать в замке попкорн. Уж кто-кто, а она действительно думала большую часть времени о еде.

Кеша тем временем остался в покоях принцессы дожидаться покрова ночи. За все длительное время ожидания этого момента Луна так и не вернулась, а робота никто не беспокоил. Видимо, все были заняты драконом.

Теперь же, когда настало темное время суток, Кеша решился выбраться на свою вылазку за мистером Порргом. Того искать долго не пришлось. Он сидел в полностью разграбленном баре в гордом одиночестве. Ну, как сидел. Лежал где-то под завалами и множеством разломанной мебели. Здесь произошел знатный дебош, причем без участия дракона. Настолько знатный, что во всем здании остался лишь этот пони.

Кеша, давя своим весом недоломанную утварь, добрался до завала с Порргом. По крайней мере, так говорил его тепловизор. Постучав по дереву, робот получил следующий выкрик:

— ДА? ЧЕГО ТЕБЕ? ДИНАМИТ ЗАКОНЧИЛСЯ, ВЗРЫВАТЬ НЕЧЕМ!

— Мне нужен не динамит, а ты, — пробурчал Кеша.

Из под завалов, с матами и прочими неразборчивыми словами, выбрался пони и, увидев Кешу, разочарованно произнес.

— ЧЕРТ! Я НАДЕЯЛСЯ НА БОЛЕЕ КРУТОГО ДРАКОНА! МОЖЕТ, ТЫ ХОТЯ БЫ ПОСОВЕТУЕШЬ НОВЫЙ РЕЦЕПТ ОХРЕНЕНОЙ ВЗРЫВЧАТКИ?

Но того, что произошло дальше, Поррг никак не мог предвидеть. Кеша, со всей свойственной роботу прямолинейностью и резкостью движений, схватил пони за шею и намертво пригвоздил к полу. Пока тот пытался тщетно выбраться из мертвого захвата, Кеша наклонился и произнес:

— А теперь, перевертыш, мы поговорим. Ты оказался слишком жесток для местного жителя.

От такого обвинения пони выпучил глаза и стал еще более активно вырываться, из-за чего Кеша сменил место, к которому он прижимал Поррга, с пола на стену.

Тот, кто был обычно куда более разговорчив, теперь боялся даже слово произнести, видя всю серьезность намерений робота. Вот только Кеше не нравилось его молчание, и тогда робот простимулировал Поррга высокомощным разрядом тока.

И это подействовало. Теперь пони хотя бы начал возмущаться, что он, такой безбашенный и крутой, не может оказаться каким-то там мелким приспешником королевы. Даже после того, как Кеша своим действительно острым подбородком проткнул Порргу щеку и оттуда пошла явно не понячая зеленая кровь, Поррг попытался отмазаться тем, что это тротил, который течет по его венам.

Робота не устроила столь глупая, явно лживая отмазка, и он слегка сильнее придавил обвиняемого к стене, сказав, что не верит в подобную чушь.

Тогда произошло то, чего Кеша добивался, Поррг обратился в самого обычного перевертыша, даже без крыльев и рога. Добившись своего, робот отпустил бывшего перевертыша, но потом вновь схватил за копыто, приказывая рассказать все о себе. А в случае, если перевертыш откажется, Кеша пообещал просто сдать его принцессам. Выбрав из двух зол меньшее, перевертыш начал свою небольшую повесть.

Он действительно оказался самым обычным перевертышем, за исключением нескольких моментов. В улье не оказалось ему места из-за отсутствия крыльев и рога, к тому же, его излишняя самодеятельность не понравилась королеве Кризалис, ведь ей нужно было беспрекословное подчинение. Его, не долго думая, вышвырнули из улья в изгнание. Ему чудом удалось выжить во время блужданий по бескрайней пустоши в поисках цивилизации, где он мог бы найти источник любовной энергии. В конце концов, ему удалось добраться, как говорится, "огородами" до Мэйнхеттена.

Поначалу все прошло хорошо. Выдав себя за недавно пропавшего без вести лесника, ему удавалось проживать в обществе пони. Но лишь некоторое время.

В какой-то момент жители начали подозревать неладное, и вскоре он решил уйти оттуда из-за боязни, что его разоблачат. Украв повозку с окраины города, он отправился в новый путь.

Осмотрев повозку, изгнанник нашел там целую гору взрывчатки и сертификат профессионального взрывотехника. Тогда у него родилась идея попробовать не копировать кого-то, а стать тем, кого раньше не было. Так он стал "мистером Порргом". Остановившись в Эпплузе и работая в карьере, Поррг применял взрывчатку по сугубо прямому назначению. Таким образом, он нашел себе место в обществе, которое даже не подозревало в нем брошенного перевертыша.

Множество лет он спокойно жил, уже и позабыв и своем происхождении. До этого момента. Закончив рассказывать о своем происхождении, он добавил, что не желает никому тут зла, а всю эту злость и жестокость он приберег для Кризалис, которая едва его на тот свет не отправила.

Замолчав, перевертыш жалобно посмотрел на робота своими пустыми глазами в такой же пустой стеклянный глаз робота и спросил:

— И что ты теперь со мной сделаешь?

Кеша отпустил перевертыша и куда более спокойно произнес:

— Ничего. Я не чувствовал, чтобы ты лгал, и поэтому живи как жил.

— Почему ты мне поверил? — удивился перевертыш.

— Я вижу, когда врут,- робот хитро прищурился.

— Если бы принцессы так могли... Я рассказал часть этой истории принцессам как рассказ, который услышал в Мэйнхеттене, и они сказали, что расправились бы с тем перевертышам очень быстро и не думая. На всякий случай.

— Они бы сделали это действительно быстро. Им куда больше по душе безумный алкоголик из неведомого мира, чем вы, — и, сказав это, Кеша направился к выходу.

Перевертыш, обрадовавшись такому стечению обстоятельств, решился задать еще один вопрос, когда робот уже был в дверях.

— Может, и ты какую-нибудь тайну раскроешь о вас?

Кеша резко остановился и замер, видимо, обдумывая, что можно сказать. За то время, пока он думал, перевертыш вернулся в облик Поррга. И вот, наконец, робот выдал:

— У нас нет котиков. Они все вымерли. И это ужасно.

— НЕВЕРОЯТНО! — взревел Поррг, схватившись за голову.

Оставив Поррга наедине с самим собой, Кеша решил вернуться в замок. И, судя по всему, главное представление он еще не пропустил. Робот почти сразу наткнулся на огромную толпу пошатывающихся стражников, поваров, уборщиц и прочей прислуги. Они медленно шли куда-то вглубь замка. Это толпа мычала лишь одно-единственное слово:

— М-а-ф-ф-и-н-ы…

Мимо прокатился Задолбот, махая флагом в руках и скандируя мотивирующие лозунги:

— Принцесса Селестия забрала все ваши сладости! Это все длилось годами, десятилетиями, она отбирала их себе, дабы питать свои ненасытные аппетиты за счет ваших страданий! Но пора положить конец всему этому! Нужно схватить тирана и сжечь его на огне справедливости! Да здравствует маффинолюция! Это все во имя вашего счастья!

Теперь Кеша знал, куда ему нужно идти. Он пробился через, казалось, бесконечную толпу пони к покоям Селестии, возле которых, тихонечко хихикая, потирал лапы Дебошир. Судя по его морде, был уже близок момент, когда и ему крышу снесет. А возле него сидела с огромным ведром попкорна Луна. Сев рядом со своим белым собратом, Кеша поинтересовался:

— Что ты устроил?

— А на что похоже? Устраиваю зомболюцию, конечно же! — дернулся дракон.

— Что с ними вообще случилось?

— Если честно, я без понятия. Я их просто напоить хотел, дабы они весь замок рвотными массами наполнили, а оно вон как получились. Вперед, моя абсолютно ненадежная армия!

— Да где ты столько выпивки-то накопал...

— В погребе, в местном баре, в личных вещах и на помойке. А потом все смешал, и вуаля. Теперь прямо как дома!

Получив ответы на свои вопросы, робот замолчал. А тем временем приближалась первая волна зомбопони. Воспользовавшись ключом принцессы Луны, Дебошир открыл перед толпой дверь в покои Селестии, и пони начали медленно заполнять ее комнату. Что же до солнечной принцессы, то она, судя по рассыпанным таблеткам снотворного, от своих слов не отказалась, и теперь храпела в позе британского флага. Ох, если бы она только знала, что тут сейчас начнет твориться…

Накачанная неизвестным пойлом армия начала мучить солнечную принцессу. И длилось это довольно долго, поскольку спала принцесса неимоверно крепко.

Но вот настал тот миг, когда ее глаза с трудом, но открылись и узрели весь ужас происходящего. Весь замок пронзил такой силы низкочастотный писк, что у Кеши сложилось впечатление, что его глаз вот-вот треснет.

Потом из комнаты начали доноситься различные выкрики, первое время содержащие предположение о том, что этот сон, уж больно все было похоже на обычный кошмар кровавого тирана. Но потом она поняла, что это — очень плохая реальность, и принцессе едва удалось выбрать из комнаты пытки. Вернее, удалось выбраться тому, что осталось от ее королевского величества. Селестия увидела, как Дебошир и Луна с весьма довольным видом сидят, смотрят на нее и наедаются попкорном.

Солнечная принцесса несколько секунд простояла в полном оцепенении, которых хватило, чтобы ее смогли затащить обратно в комнату. Там крики приобрели новые краски, новые словечки и явного получателя.

Вновь вырвавшись, принцесса захлопнула дверь, прищемив чьи-то копыта, и налившимися кровью глазами уставилась на зрителей сего представления.

— Это оно? — поинтересовалась Луна у Дебошира.

— Оно – это нечто облезлое, злобное, мерзкое, вонючее и, вероятно, жаждущее нашей крови? Если да, то это, несомненно, оно, — съехидничал дракон.

Потом, буквально чувствуя, как в Селестии разгорается огонь светлой страсти, Дебошир в ужасе кинулся бежать.

Кеша, который выглядел абсолютно непричастным к этому делу, обратился к Луне:

— Тебе тоже стоит бежать.

— Почему? — удивилась темная принцесса.

— У тебя на морде написано, что ты в этом участвовала и получаешь удовольствие от ее мук.

— Упс, — Луна выронила ведерко с едой ровно в тот миг, когда Селестия бросилась на нее с низкого старта.

Когда принцессы скрылись из виду робота и его взор вновь заполнили полчища зомбопони, все так же следующих по запаху за принцессой, Кеша произнес:

— И меня наверняка это все еще убирать потом заставят. А я ведь для других целей создавался. Более высоких целей.

Теперь ему хотелось узнать, чем и когда все это кончиться. Кеша следовал по мокрым следам Селестии и, не задаваясь вопросом, что с ней там вообще делали, просто наблюдал за тем, какой уровень разрушения оставляла эта процессия.

Всюду тлели последствия использования принцессой солнечной магии, виднелись пробитые Дебоширом стены. Попавшегося на пути зомби-единорога кинули в потолок с такой силой, что бедняга застрял в нем своим рогом и висел, словно люстра.

Решив поднажать, робот перешел на бег, чувствуя, что точно пропустит самое интересное. Вскоре он добрался до тронного зала, где Селестия загнала в угол Задолбота, Луну и испускающего обильное количество пара Дебошира.

Робот остановился в дверях и решил наблюдать, не вмешиваясь, дабы и самому не попасть под горячее копыто. Несмотря на большие габариты, его конструкция уступала в прочности Дебоширу, и он не хотел собою зря рисковать.

— Селли. Сестричка. А может, все-таки по тортику? — пыталась успокоить Селестию Луна.

Но солнечная принцесса, зло дыша, лишь пробурчала в ответ:

— Нет! У меня для вас такие адские котлы приготовлены, что вы даже не представляете! Хотя не-е-ет! Я вас просто на Луну отправлю! Вам это очень понравиться! Там вы точно будете счастливы!

— Только не на Луну! Умоляю! — в ужасе взмолилась Луна.

— Нас отправят в космос? — удивился Дебошир, а потом, покосившись на принцессу Луну, добавил — Или просто внутрь нее запихнут?

— Кто-то сказал космос?! И мне чуть-чуть! И мне чуть-чуть! Робот хочет в космос! Робот может в космос! — радостно запищал колобок.

— Черт! Нет! Только не с ним! И не с ней! И не сейчас! — в ужасе спохватился Дебошир, поняв, о чем идет речь.

Но было уже поздно. В ярчайшей вспышке вся троица исчезла, и судя по показаниям маячка Дебошира, который видел Кеша, они действительно сейчас были на спутнике. Селестия, издав вопль отчаяния и боли, упала без сил на пол.

Робот лишь тихо и печально произнес вслух:

— Я более не сомневаюсь в ужасном исходе. Мне так жаль.